<<
>>

§ 2. Эволюция системы уголовных наказаний для несовершеннолетних в постсоветский период

Прежде чем анализировать перспективы развития системы уголовных нака­заний для несовершеннолетних, представляется необходимым рассмотреть ее эволюцию за то время, которое прошло с момента принятия УК РФ 1996 г.

Как уже отмечалось, до принятия Уголовного кодекса Российской Федера­ции 1996 г. (далее - УК РФ) в нашей стране не существовало специальных норм, регламентирующих особенности наказания несовершеннолетних, хотя объектив­ная необходимость в этом давно назрела. Ни один из ранее действовавших зако­нодательных актов четко не устанавливал границы ответственности упомянутых лиц, ограничиваясь установлением минимального возраста уголовной ответст­венности и указанием на неприменение к несовершеннолетним определенных ви­дов наказания. Такое положение, сложившееся еще в период абсолютизма, сохра­нялось и в советский период.

Принятие Уголовного кодекса 1996 г. ознаменовало собой новый этап в развитии института уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних в российском законодательстве.

Статья 44 УК РФ в первоначальной редакции предусматривала тринадцать видов уголовных наказаний. Некоторые из них были очевидно неприменимы к несовершеннолетним ввиду того, что они могут быть назначены лишь военно­служащим (ограничение по военной службе; содержание в дисциплинарной воин­ской части). Другие законодатель счел чрезмерно строгими (пожизненное лише­ние свободы, смертная казнь). Однако вопросы уголовного наказания не могут решаться на основании таких понятий, как «очевидность», и требуют четкой рег-

135 ламентации. Поэтому законодатель сделал этот последний шаг, предусмотрев в Общей части УК РФ 1996 г. комплекс специальных норм, предусматривающих особенности уголовной ответственности и наказания лиц, не достигших совер­шеннолетия, - Раздел V «Уголовная ответственность несовершеннолетних», со­держащий Главу 14 «Особенности уголовной ответственности и наказания несо­вершеннолетних», в которой имеются нормы о видах наказаний для несовершен­нолетних, особенностях назначения им наказания и освобождения от наказания, а также видах принудительных мер воспитательного воздействия.

Таким образом, впервые была предпринята попытка систематизировать на­казания для несовершеннолетних, включив в перечень те виды уголовных наказа­ний, которые могут быть применены к лицам, не достигшим 18-летнего возраста. При установлении системы наказаний для несовершеннолетних законодатель взял за основу общий перечень наказаний, предусмотренный ст. 44 УК РФ, исключив из него те виды наказания, применение которых к несовершеннолетним невоз­можно в связи с особенностями их социального статуса, а также те уголовные на­казания, которые, на его взгляд, являются слишком строгими для применения к несовершеннолетнему преступнику, и установив пониженные сроки и размеры для остальных видов наказания. Следовательно, законодатель при отборе видов наказания использовал критерии социального статуса несовершеннолетнего как показателя возможности назначения ему того или иного вида уголовного наказа­ния, а также строгости наказания. Таким образом, законодатель дал понять, что осознает значимость различий между несовершеннолетним и взрослым правона­рушителем, различий, предопределяющих иные подходы к вопросу уголовной от­ветственности и уголовного наказания несовершеннолетних по сравнению с взрослыми.

В первой редакции ст. 88 УК РФ было указано шесть видов наказания: 1) штраф; 2) лишение права заниматься определенной деятельностью; 3) обяза­тельные работы; 4) исправительные работы; 5) арест; 6) лишение свободы на оп­ределенный срок.

На первый взгляд, система наказаний, представленная в первой редакции ст. 88 УК РФ 1996 г., кажется достаточно полной и упорядоченной: в ней присутст­вуют основные наказания (обязательные работы, исправительные работы, арест, лишение свободы на определенный срок), смешанное (штраф) и дополнительное наказание (лишение права заниматься определенной деятельностью), как связан­ные с изоляцией осужденного от общества (арест, лишение свободы на опреде­ленный срок), так и не связанные с таковой (штраф, лишение права заниматься определенной деятельностью, обязательные работы, исправительные работы).

Тем не менее, анализируемая система не была внутренне согласованной, цельной и непротиворечивой. Так, в течение длительного времени (с 1997 по 2009 гг.) в правоприменительной практике существовали серьезные проблемы с назначением несовершеннолетним наказания, ибо введение в действие наказаний в виде обяза­тельных работ и ареста было отложено в связи с отсутствием материальных усло­вий для их применения. [364] Штраф, в соответствии с первоначальной редакцией ч. 2 ст. 88 УК РФ, мог быть взыскан с несовершеннолетнего лишь при наличии у него самостоятельного заработка или имущества, на которое могло быть обращено взыскание. Исправительные же работы в соответствии с ч. 1 ст. 50 УК РФ должны были отбываться по месту работы осужденного. В связи с безработицей и отсут­ствием у большей части осужденных собственного имущества либо дохода это порождало затруднения при назначении штрафа и исправительных работ данной категории лиц. Назначение же наказания в виде лишения права заниматься опре­деленной деятельностью имело и имеет смысл лишь тогда, когда занятие этой деятельностью способствовало совершению преступления, в то время как боль­шинство преступлений, совершаемых несовершеннолетними, с такой деятельно­стью не связаны. Так, в 2003 г. в России наиболее частыми преступлениями, со­вершенными несовершеннолетними лицами, были: кража (48,8%), грабеж

(14,8%), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средст­вом без цели хищения (7,6%), хулиганство (6,2%), разбой (4,7%), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (4,1%), а также преступления, связанные с наркотическими средствами или психотропными веществами (3,7%).1 Поэтому следует согласиться с мнением Г.В. Вериной, указывающей на то, что отложен­ный характер ряда видов уголовного наказания приводил к тому, что в условиях тяжелой экономической ситуации единственным наказанием, исполнение которо­го было реальным, оставалось лишение свободы, что серьезно сужало возможно­сти дифференциации уголовной ответственности.[365][366]

Недостатки законодательного регулирования незамедлительно отразились на судебной практике.

У правоприменителя почти не было выбора при назначе­нии наказания несовершеннолетнему, вследствие чего основным наказанием, ко­торое применялось к несовершеннолетним в тот период, было лишение свободы, назначавшееся либо с реальным отбыванием в воспитательной колонии, либо ус­ловно с применением ст. 73 УК РФ, и даже по прошествии нескольких лет после принятия УК РФ ситуация не улучшилась. Так, в 2003 г. из общего числа осуж­денных несовершеннолетних в России к лишению свободы с применением ст. 73 УК (условное осуждение) были приговорены 72,3%, лишению свободы - 26,4%, штрафу - 0,7% и исправительным работам - 0,6%.[367] Как видно, подавляющему большинству осужденных, не достигших совершеннолетия, было назначено нака­зание в виде лишения свободы с применением института условного осуждения.

Законодателем была предпринята попытка исправить положение. Феде­ральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и допол­нений в Уголовный кодекс Российской Федерации» в ст. 50 и ч. 2 ст. 88 УК РФ

138 были внесены изменения, позволяющие назначать штраф несовершеннолетним, не имеющим самостоятельного заработка или имущества, на которое может быть возложено взыскание. Кроме того, по решению суда штраф может быть взыскан с родителей или законных представителей несовершеннолетнего с их согласия.1

Научная среда в основном негативно отнеслась к возможности возложения уплаты штрафа на родителей или законных представителей осужденного несо­вершеннолетнего. [368][369]

Исправительные же работы в соответствии с вышеупомянутым Федераль­ным законом назначались исключительно лицам, не имеющим основного места работы. С одной стороны, это исключало из сферы применения исправительных работ тех лиц, которые имеют самостоятельный заработок. С другой - исправи­тельные работы имели специфику: осужденный должен был при этом работать в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с ор­ганом, исполняющим уголовное наказание в виде исправительных работ.

Следо­вательно, речь шла о принудительном труде. При отбывании же исправительных работ по основному месту работы осужденного, как это было в первоначальной редакции ст. 50 УК, эта особенность отсутствовала, и исправительные работы превращались фактически в рассрочку штрафа. Таким образом, обе редакции ста­тьи 50 УК РФ страдали некой однобокостью, в связи с чем ученые предлагали ввести в действие оба вида исправительных работ одновременно. 1

Изменения, внесенные названным законом в порядок исполнения уголовно­го наказания в виде штрафа и исправительных работ, по нашему мнению, были вызваны желанием законодателя расширить применение исправительных работ и штрафа к несовершеннолетним.

Действительно, уже в 2004 г. произошло некоторое изменение в судебной статистике: из общего числа осужденных несовершеннолетних лишение свободы с применением ст. 73 УК РФ было назначено 64,5%, лишение свободы - 21,6%, штраф - 8,3%, исправительные работы - 1,5% и иные меры - 4,1%.[CCCLXX][CCCLXXI] Как видно из вышеприведенной судебной статистики за 2004 г., нововведение лишь частично исправило ситуацию, основным же наказанием продолжало оставаться лишение свободы, которое назначалось несовершеннолетним либо с реальным отбывани­ем, либо условно с применением ст. 73 УК РФ.

К сожалению, при принятии Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ законодатель ограничился изменениями в сущности отдельных видов уголовного наказания и не предпринял усилий по совершенствованию их системы в целом.

За прошедшие годы законодателем были предприняты новые шаги для со­вершенствования системы наказания. В частности, уголовное наказание в виде обязательных работ стало применяться после принятия Федерального закона от 28 декабря 2004 г. № 177-ФЗ «О введении в действие положений Уголовного ко­декса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде обязательных работ».1

Тем не менее, оставалось много нерешенных проблем относительно отло­женных видов наказания.

В частности, так и не были созданы условия для приме-

140 нения уголовного наказания в виде ограничения свободы.1 До сих пор нет усло­вий для исполнения уголовного наказания в виде ареста. Как справедливо конста­тирует Г.В. Верина, норма об аресте находится в состоянии стагнации и фактиче­ски является «мертвой» нормой, что не может не отражаться отрицательно на ка­честве и авторитете уголовного закона в целом, и предлагает исключить данный вид наказания из уголовного закона России.[372][373] Ю.В. Бочкарева высказывалась за исключение обоих названных наказаний из их системы.[374]

В 2009 г. законодатель отказался от ограничения свободы как вида наказа­ния в той его форме, которая была предусмотрена первоначальной редакцией УК РФ. При этом снова была предпринята попытка совершенствования системы на­казаний вообще и системы наказаний для несовершеннолетних в частности. Фе­деральным законом от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ «О внесении изменений в от­дельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в дей­ствие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно­исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде ограничения свободы» было введено в действие наказание в виде ограничения свободы и од­новременно были внесены кардинальные изменения в его сущность. [375] Тот же за­кон внес изменения в ч. 1 ст. 88 УК РФ, в соответствии с которыми она предстала в следующем виде: 1) штраф; 2) лишение права заниматься определенной дея­тельностью; 3) обязательные работы; 4) исправительные работы; 5) ограничение свободы; 6) лишение свободы на определенный срок. 1 Таким образом, в системе

141 наказаний для несовершеннолетних ограничение свободы заняло место, ранее принадлежавшее аресту.

Изменение законодательства сразу положительно отозвалось в правоприме­нительной практике. Если проанализировать статистические данные по России о судимости несовершеннолетних за 2010 г., мы увидим следующее: к лишению свободы было осуждено 19% несовершеннолетних, к штрафу - 10,7%, к исправи­тельным работам - 1,5%, к обязательным работам - 15,6%, к ограничению свобо­ды - 1,1%, к лишению свободы с применением ст. 73 УК РФ - 50,6%, и к иным мерам с применением ст. 73 УК РФ - 1,5%.[376][377]

В то же время, первые годы применения наказания в виде ограничения сво­боды выявили многочисленные сложности и противоречия при его назначении и исполнении. В частности, проблемы возникали при определении места жительст­ва подсудимого, поскольку лицу, не имеющему постоянного места жительства на территории Российской Федерации, данный вид уголовного наказания назначен быть не мог. Возникала и масса иных вопросов, например, связанных с необходи­мостью выезда за пределы места жительства в связи с работой, учебой или по личным обстоятельствам. Поэтому законодателем была предпринята очередная попытка усовершенствовать законодательную конструкцию нормы ст. 53 УК РФ, в результате чего был принят Федеральный закон «О внесении изменений в ста­тью 53 Уголовного кодекса Российской Федерации и статью 50 Уголовно­исполнительного кодекса Российской Федерации» от 05.04.2013 г. № 59-ФЗ.1

Таким образом, законодатель сделал очередной шаг по пути реформирова­ния системы наказания для несовершеннолетних. Однако и здесь не обошлось без некоторых недостатков. В новой редакции из ч. 1 ст. 88 УК РФ было исключено наказание в виде ареста. Такое решение законодателя учеными оценивается как

правильное.1 В то же время это порождало коллизию уголовно-правовых норм, на которую обратила внимание Г.В. Верина, отмечая, что законодательная новация об исключении ареста из системы наказаний для несовершеннолетних привела к противоречию положений ст.ст. 88 и 54 УК РФ. В связи с этим правовед указала на необходимость внесения корректив в ч. 2 ст. 5 4 УК РФ, суть которых заключа­ется в следующем: положение о том, что арест не назначается лицам, не достиг­шим к моменту вынесения судом приговора шестнадцатилетнего возраста, необ­ходимо заменить такой редакцией: «арест не назначается лицам, не достигшим к моменту вынесения судом приговора восемнадцатилетнего возраста»[378][379].

Законодатель прислушался к научной рекомендации и по прошествии пяти лет ситуация изменилась: Федеральным законом от 24 ноября 2014 г. № 371 -ФЗ «О внесении изменений в статью 54 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьи 69 и 72 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации» кол­лизия была устранена: теперь арест может быть применен лишь к лицам, достиг-

3

шим к моменту вынесения приговора восемнадцатилетнего возраста.[380]

В 2011 году была предпринята еще одна попытка усовершенствовать уго­ловное наказание в виде исправительных работ. Федеральным законом от 07 де­кабря 2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» ч. 1 ст. 50 УК РФ была изменена и изложена в следующей редакции: «Исправительные ра­боты назначаются осужденному, имеющему основное место работы, а равно не имеющему его. Осужденный, имеющий основное место работы, отбывает испра­вительные работы по основному месту работы. Осужденный, не имеющий основ­ного места работы, отбывает исправительные работы в местах, определяемых ор-

143 ганами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями, но в районе места жительства осужденного». Таким образом, и здесь законодатель прислушался к мнению ученых, настаивавших на введении в действие обоих видов исправительных работ. Теперь исправительные работы мо­гут назначаться как лицам, имеющим постоянное место работы, так и не имею­щим его. Во втором случае имеет место привлечение к принудительному труду, причем оба вида исправительных работ могут быть применены к несовершенно­летним.

Научная среда в основном положительно отреагировала на такое нововве- дение.[CCCLXXXI][CCCLXXXII] Представляется, что указанное решение законодателя несет в себе поло­жительные моменты, ведь теперь назначение исправительных работ на практике не зависит от того, имеется ли у осужденного постоянная работа. Однако при та­ком подходе исправительные работы фактически включают в себя различный объем правоограничений в зависимости от того, имеется ли у осужденного посто­янное место работы. В связи с этим О.В. Борисова, например, предлагает испра­вительные работы, назначаемые осужденному, имеющему постоянное место ра­боты, называть «ограничением трудовых прав», а исправительные работы, назна­чаемые осужденному, не имеющему постоянного места работы, - «оплачиваемы­ми общественными работами».1 Тем не менее, ее предложение представляется бо­лее чем спорным, поскольку объем правоограничений, которые включают в себя оба вида исправительных работ, недостаточно отличается, чтобы это позволило говорить о них как о двух самостоятельных видах уголовного наказания.

Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ1 в УК РФ была введе­на ст. 53.1, устанавливающая новое уголовное наказание - принудительные рабо­ты. Вероятно, законодатель все-таки посчитал необходимым присутствие в пе­речне наказаний еще одного, исполняемого в условиях частичной изоляции от общества, помимо лишения свободы и ареста, связанных практически с полной изоляцией от общества. Принудительные работы представляют собой одну из альтернатив лишению свободы в тех случаях, когда суд посчитает возможным исправление осужденного без отбывания наказания в местах лишения свободы. По своей сути принудительные работы весьма схожи с исправительными работа­ми, поскольку представляют собой принудительный труд с изъятием в пользу го­сударства части заработка в размере от 5% до 20% [383][384] С другой стороны, испол­няться они должны, хоть и без изоляции от общества, однако в специально созда­ваемых для этих целей исправительных центрах, что уже явно напоминает огра­ничение свободы в первой редакции УК РФ 1996 г.

Тем не менее, система наказаний для несовершеннолетних до сих пор оста­ется неизменной. Наиболее часты случаи, когда суд применяет ст. 73 УК РФ и в приговоре постановляет считать наказание условным. Вместе с тем лишение сво­боды с реальным отбыванием наказания до сих пор является одним из самых рас­пространенных видов наказания. Так, за первое полугодие 2017 г. условное осуж­дение к лишению свободы было назначено 38,6% осужденных несовершеннолет­них, лишение свободы - 16,9%, ограничение свободы - 3,3%, исправительные ра­боты - 1,5%, обязательные работы - 23,6%, штраф - 9% и иные меры условно - 1,7%.1 Как видно из этих данных, несмотря на возрастающую долю наказания в виде обязательных работ, лишение свободы составляет весомую часть в числе применяемых к указанной группе лиц наказаний. Вполне вероятно, что, если бы

была возможность назначения иного вида уголовного наказания, связанного с изоляцией от общества, правоприменители не шли бы по пути столь широкого применения наиболее строгого из предусмотренных для несовершеннолетних ви­дов наказания.

Кроме того, правоприменительная практика в основном не идет по пути на­значения лишения свободы на срок менее одного года, предпочитая условное осуждение к лишению свободы. Так, по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в 2010 г. доля несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы сроком до одного года, составила 1,4%, в 2011 г. - 1,4%, в 2012 г. - 1,6%, в 2013 г. - 1,8%, в 2014 г - 1,7%, в 2015 г. - 1,8%, в 2016 г. - 1,8% и за 6 месяцев 2017 г. - 1,8% от общего числа осужденных несовершеннолетних.[385] Между тем, кратковременная изоляция от привычной среды во многих случаях способна ока­заться действенным средством достижения цели исправления несовершеннолет­него преступника. Думается, условное осуждение не оказывает на несовершенно­летнего осужденного должного исправительного эффекта. Исправительное воз­действие на осужденного несовершеннолетнего не усиливается с увеличением срока наказания, связанного с изоляцией от общества. Скорее, наоборот, оно яв­ляется наиболее интенсивным именно в первые месяцы наказания. Следует согла­ситься с мнением М.С. Рыбака, который считает, что «... длительные сроки пре­

бывания осужденных в исправительных учреждениях обусловливают неэффек­тивность их ресоциализации».1 Следует учитывать, что именно в воспитательных колониях, во время исполнения наказания в виде лишения свободы, происходит активный обмен криминальным опытом. Несовершеннолетний оказывается в криминальной среде, и чем дольше он находится в исправительном учреждении, тем больше теряет социальные связи, тем труднее потом его ресоциализация по отбытии наказания. Именно поэтому представляется, что для несовершеннолетне­го преступника зачастую может быть достаточно нескольких дней или недель изоляции от привычной среды, чтобы он встал на путь исправления.

Однако, несмотря на то, что сейчас суды имеют гораздо больше уголовно­правовых средств воздействия на несовершеннолетнего преступника, чем десять лет назад, проблема частого назначения условного осуждения указанной катего­рии лиц своей актуальности не потеряла.

Так, в 2004 г. в России к лишению свободы с применением ст. 73 УК РФ было осуждено 63,7%, в 2005 г. - 56,4%, в 2006 г. - 56,0%, в 2007 г. - 54,1%, в 2008 - 49,4%, в 2009 г. - 49,5%, в 2010 г. - 49,1%, в 2011 г. - 48,2%, в 2012 г. - 41,5% в 2013 г. - 39,4%, в 2014 г. - 43,1%, в 2015 г. - 41,4%, в 2016 г. - 38,9% и за 6 месяцев 2017 г. - 38,6%.[386][387]

Приведенные статистические данные свидетельствуют о том, что в послед­ние годы проявилась тенденция к сокращению количества осужденных несовер­

шеннолетних, которым было назначено лишение свободы с применением ст. 73 УК РФ, и все же доля его остается чрезвычайно высока.

Видится, что позитивное воздействие, оказываемое на несовершеннолетних, совершивших преступления, при применении ст. 73 УК РФ, весьма сомнительно. Столь значительное количество случаев, когда при вынесении приговора суд на­значает несовершеннолетнему преступнику наказание в виде лишения свободы, применяя ст. 73 УК РФ, неоправданно.

Что касается наказаний, не связанных с изоляцией от общества, то здесь в последние годы наметился определенный прогресс. Так, доля штрафа в числе осужденных несовершеннолетних в 2010 г. составила 10,4%, в 2011 г. - 11,1%, в 2012 г. - 12%, в 2013 г. - 11,8%, в 2014 г. - 9,6%, в 2015 г. - 9%, в 2016 г. - 9% и за 6 месяцев 2017 г. - 9,2%.1 Обязательные работы были назначены в 2010 г. - 15,9% несовершеннолетних, в 2011 г. - 17,3%, в 2012 г. - 20,7%, в 2013 г. - 22%, в 2014 г. - 16,8%, в 2015 - 16,8%, в 2016 г. - 23,6% и за 6 месяцев 2017 г. - 23,3%.[388][389]

Новое для нашего законодательства наказание в виде ограничения свободы, введенное в действие в 2009 г., начало применяться и постепенно «набирает обо­роты»: если в 2010 г. оно было назначено 1,1% несовершеннолетних, то в 2011 г.

- 1,7%, в 2012 г. - 3%, в 2013 г. - 3,3%, в 2014 г. - 2,7%, в 2015 г. - 2,5%, в 2016 г.

- 3,3% и за 6 месяцев 2017 г. - 3,1%.1

Определенные сложности до сих пор возникают с применением к несовер­шеннолетним наказания в виде исправительных работ, которые по-прежнему не

148 пользуются популярностью у правоприменителей. Так, в 2010 г. их доля состави­ла 1,5%, в 2011 г. - 1,1%, в 2012 г. - 1,5%, в 2013 г. - 1,6%, в 2014 г. - 1,3%, в 2015 г. - 1,3%, в 2016 г. - 1,5%, и за 6 месяцев 2017 г. - 1,4%.1

Единственное наказание, не связанное с изоляцией от общества, которое до сих пор практически не применяется к несовершеннолетним, - это лишение права заниматься определенной деятельностью. В юридической литературе неодно­кратно указывалось на то, что названное наказание применяется к несовершенно­летним крайне редко из-за его специфики: оно направлено на то, чтобы лишить осужденного возможности заниматься той деятельностью, которая в той либо иной мере способствовала совершению им преступного деяния. В то же время не­совершеннолетние, как правило, совершают такие преступления, которые не свя­заны с осуществлением определенной деятельности.[390][391]

Таким образом, рассмотрен тот круг проблем, которые обусловлены целью и задачами диссертационного исследования. Однако ими круг проблем, связан­ных с системой наказаний для несовершеннолетних по современному российско­му законодательству, не ограничивается. Все эти проблемы ожидают своего ре­шения и не могут быть проигнорированы, поскольку затрудняют отправление правосудия.1

Подводя итоги нашим рассуждениям, отметим следующее: в настоящее время в российском уголовном законодательстве относительно уголовного нака­зания несовершеннолетних имеются существенные пробелы, которые приводят на практике к неоправданно частому назначению данной категории лиц наказания в виде лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ и в целом к неэффективности

мер уголовного наказания. Данный вывод подтверждает анализ анкетирования практикующих адвокатов, ученых и студентов, обучающихся по юридическому направлению, большинство из которых считает, что система наказаний для несо­вершеннолетних не является эффективной. Устранение этих пробелов должно благотворно сказаться на правоприменительной практике и способствовать реали­зации принципа справедливости, следовательно, достижению большего соответ­ствия между назначаемыми наказаниями и совершаемыми преступлениями. Пока же, несмотря на попытки реформирования, предпринятые законодателем, система наказаний для несовершеннолетних остается логически незавершенной и не до конца совершенной.

<< | >>
Источник: Киселева Екатерина Сергеевна. СИСТЕМА УГОЛОВНЫХ НАКАЗАНИЙ ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПО РОССИЙСКОМУ И ЗАРУБЕЖНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2018. 2018

Еще по теме § 2. Эволюция системы уголовных наказаний для несовершеннолетних в постсоветский период:

  1. 5. Ювенальная юриспруденция в России конца XX и начала XXI века
  2. § 1.1. История развития законодательства об уголовной ответственности за продажу алкогольной продукции несовершеннолетним
  3. Введение
  4. Теоретико-методологические подходы к исследованию эволюции институтов преступления и наказания
  5. 4.1. Особенности развития институтов преступления и наказания в постсоветском Таджикистане до принятия Уголовного кодекса 1998 г.
  6. § 5. Общественный контроль в сфере обеспечения правовой защиты осужденных
  7. § 1. Охрана ребенка от преступных посягательств в истории уголовного права Беларуси
  8. 1.2 Возникновение, становление и развитие уголовно-процессуального законодательства, регулирующего постановление обвинительного приговора без назначения наказания
  9. §2. Проблемы совершенствования уголовного законодательства об ответственности за совершение террористического акта
  10. ОГЛАВЛЕНИЕ
  11. Введение
  12. Глава I. Генезис и эволюция российского законодательства об уголовном наказании несовершеннолетних
  13. § 2. Эволюция системы уголовных наказаний для несовершеннолетних в постсоветский период
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -