<<
>>

§ 1. Неплатежеспособность работодателя: понятие, отграничение от смежных категорий в контексте защиты трудовых прав работников

Наиболее распространенными понятиями, которыми зачастую используются для обозначения финансовых сложностей любого

хозяйствующего субъекта, являются наряду с «неплатежеспособностью» такие понятия, как «несостоятельность», «банкротство».

В общеупотребительном смысле большинство толковых и юридических словарей не проводят существенных различий между терминами «банкротство» и «несостоятельность». Несостоятельностью называется «удостоверенная судом абсолютная неспособность лица погасить свои долговые обязательства»[1]. А банкротство определяется через понятие «несостоятельность», как «отсутствие средств у должника и отказ в связи с этим платить кредиторам по своим долговым обязательствам»[2].

Некоторые издания при определении банкротства делают акцент именно на признании судом факта неспособности должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей[3].

Следует сказать, что основания для отождествления понятий «несостоятельность» и «банкротство» заложены в законодательстве.

Об этом свидетельствует само название основного законодательного акта, регулирующего отношения в сфере банкротства, - Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ[4] (далее - Закон о банкротстве).

Ст. 2 данного закона содержит дефиницию, единую для обоих понятий, согласно которой «несостоятельность (банкротство) - это признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей».

На уникальность феномена несостоятельности указывает С.А. Карелина, выделяя в нем два аспекта: исторический и сущностный. «Результатом исторического исследования должно стать рассмотрение различных подходов к определению этого понятия и необходимость деления процесса исторического развития конкурсного права на определенные этапы.

Сущностный подход позволит выявить социально-экономическое содержание и правовую форму несостоятельности (банкротства), соотношение этих понятий между собой и с другими правовыми категориями»[5].

Исторически сложилось, что законодательствами многих стран несостоятельность рассматривалась с точки зрения наличия или отсутствия виновных действий со стороны должника. А термин «банкротство» применялся для обозначения уголовно-наказуемых действий.

Например, по ст. 1166 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. банкротством признается, «когда кто-то, впавши в неоплатные долги, с умыслом, для избежания платежа оных, перекрепил свое имение или передал оное безнадежно в другие руки, или же посредством подставных ложных заимодавцев, или иным способом скрыл действительное свое имение или часть онаго, во вред неудовлетворенных кредиторов»[6].

Из указанного положения следует, что под банкротством понималось неосторожное или умышленное причинение несостоятельным должником ущерба кредиторам посредством уменьшения или сокрытия имущества. В связи с этим в юридической литературе отмечалось, что «банкротство является, таким образом, уголовною стороной того гражданского отношения, которое называется несостоятельностью. Оно не представляется необходимым и постоянным спутником последней, но только случайным усложнением»[7]. Согласно данной позиции банкротство есть частный случай несостоятельности, наступившей в результате совершения должником уголовно наказуемого деяния в целях нанесения ущерба кредиторам[8].

На сегодняшний день в уголовно-правовом смысле термин «банкротство» встречается в ст. 196 и ст. 197 Уголовного кодекса РФ.

Первая из них содержит положения о преднамеренном банкротстве, которое трактуется как совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица либо гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Как видно из данного определения, в Уголовном кодексе РФ используется такая же трактовка банкротства, как и в Законе о банкротстве. В обоих случаях акцент сделан на неспособность удовлетворить требования кредиторов. Только Закон о банкротстве изначально ставит знак равенства между терминами «несостоятельность» и «банкротство», а анализируемая ст. 196 УК РФ использует только понятие «банкротство», совсем не упоминая о «несостоятельности». При этом из контекста анализируемой статьи следует, что уголовно наказуемый характер носит не само банкротство как таковое, а именно заведомость действий, влекущих наступление банкротства.

Вторая упомянутая статья - ст. 197 УК РФ - устанавливает ответственность за фиктивное банкротство, то есть заведомо ложное публичное объявление руководителем или учредителем (участником) юридического лица о несостоятельности данного юридического лица, а равно гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности. Здесь фиктивное банкротство раскрывается через понятие «несостоятельность».

Таким образом, уголовное законодательство РФ вслед за гражданским ставит знак равенства между банкротством и несостоятельностью.

Упоминание банкротства находим также в ст. 195 УК РФ. Однако данная статья не может помочь в раскрытии сущности анализируемых терминов. Скорее, наоборот, для ее верного применения необходимо сначала определиться с понятием банкротства, поскольку в статье предлагается уголовно-правовая оценка именно тех деяний, связанных с неправомерными действиями в ситуациях, которые осложнены наличием признаков банкротства хозяйствующего субъекта.

Из проведенного анализа развития понимания терминов «несостоятельность» и «банкротство» в их соотношении следует вывод, что изначально указанные понятия подразумевали исключительно уголовно - правовой аспект, получив в дальнейшем развитие и в гражданском праве.

Полагаем, что при оценке современного правового регулирования рассматриваемых вопросов следует согласиться с мнением ряда авторов, которые указывают на приоритетность (базовость) гражданского законодательства в правовой оценке понятия несостоятельности и акцессорность уголовного законодательства, направленного «на упорядочение части отношений, определяемых наличием общественно опасных действий и возникающих из правоотношений, сформированных в результате воздействия законодательства о несостоятельности»[9].

При переходе исследуемых понятий в гражданское право можно говорить и о применении их в трудовом праве с учетом особенностей правового статуса сторон трудовых отношений при несостоятельности работодателя.

С учетом этого положения, а также в связи с тем, что на сегодня российское законодательство ушло от понимания банкротства как сугубо уголовного явления, необходимо обратиться к пониманию рассматриваемых явлений с позиций именно гражданского права.

Как было указано ранее, основной нормативный акт, регламентирующий вопросы несостоятельности (банкротства), фактически отождествляет данные понятия. Однако следует согласиться с мнением о том, что «использование различных терминов для обозначения одного и того же явления, едва ли допустимо, не говоря уже о таких требованиях, предъявляемых к юридической терминологии, как единство таковой, общепризнанность и стабильность терминов»[10].

Вполне разумной видится позиция некоторых ученых, предлагающих использовать понятие несостоятельности применительно к должнику в течение процедуры несостоятельности, а уже по завершении производства по делу констатировать факт банкротства[11].

Такая позиция может быть обоснована следующим. На протяжении всей процедуры банкротства существует возможность восстановления платежеспособности должника. Даже на стадии процедуры конкурсного производства, которая является по сути ликвидационной, при определенных условиях возможен переход к внешнему управлению с целью восстановления платежеспособности должника (ст. 146 Закона о банкротстве).

Таким образом, окончательно констатировать факт банкротства можно лишь по итогам конкурсного производства, когда реализованы все мероприятия данной процедуры. Сегодня при открытии конкурсного производства в резолютивной части решения суд указывает: «Признать «должника» несостоятельным (банкротом) и открыть в отношении него конкурсное производство».

С учетом изложенной позиции, полагаем, что правильным было бы указывать на признание должника несостоятельным.

А уже в определении суда о завершении конкурсного производства констатировать факт банкротства, который является основанием для внесения записи о ликвидации должника в ЕГРЮЛ[12].

Следует теперь обратиться к сущностным признакам банкротства, которыми законодатель насыщает данное понятие. Банкротством согласно положениям Закона о банкротстве считается не любая неспособность должника удовлетворить требования кредиторов, а сопряженная с некоторыми установленными законодателем условиями.

Ст. 213.3 Закона о банкротстве устанавливает, что гражданин может быть признан банкротом, если требования к нему составляют не менее чем 500 000 руб. и указанные требования не исполнены в течение 3-х месяцев с даты, когда они должны быть исполнены. Согласно ст. 3, 6 Закона о банкротстве юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение 3-х месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, и сумма таких требований составляет не менее 300 000 руб.

Закон о банкротстве устанавливает для некоторых участников гражданского оборота особые критерии несостоятельности.

Например, для ликвидируемого должника основанием для возбуждения дела о банкротстве является недостаточная стоимость имущества для удовлетворения требований кредиторов, независимо от размера предъявленных требований (ст. 224); для банкротства стратегических организаций и субъектов естественных монополий установлено правило о размере задолженности не менее 1 млн. руб., непогашенной в течение 6 месяцев (п. 3,4 ст. 190; п. 2, 3, ст. 197), для банкротства сельскохозяйственных организаций - задолженность в размере не менее чем 500 000 руб., непогашенная в течение 3-х месяцев (п. 5, 6 ст. 177).

Таким образом, в понимании Закона о банкротства несостоятельностью (банкротством) является не любая неспособность удовлетворить требования кредиторов, а лишь такая, которая отвечает характеристикам, указанным в обозначенных статьях этого Закона.

В данном случае речь идет о несостоятельности в юридическом смысле, закрепленном в законодательстве РФ о банкротстве.

В качестве дополнительного способа защиты требований работников видится целесообразным установление особенностей в вопросе о признаках банкротства для тех субъектов гражданского оборота, для которых установлена более высокая планка признания их несостоятельными. В частности, в отношении субъектов естественных монополий, стратегических предприятий необходимо внесение дополнения о том, что должник считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и обязанность не исполнены им в течение 6 месяцев с момента наступления даты их исполнения и сумма таких требований составляет не менее 1 млн. руб., либо имеются неисполненные требования по оплате труда и выплате выходного пособия, если соответствующие обязательства не исполнены им в течение 3-х месяцев и размер таких обязательств превышает 300 000руб.

Аналогичным положением, думается, следует дополнить нормы в отношении иных субъектов, для которых установлены специальные правила в части определения признаков банкротства.

Ведь для работника утрата дохода в виде заработной платы влечет негативные последствия независимо от отнесения его работодателя к какой- либо особой категории в понимании законодательства РФ о банкротстве.

Несостоятельность и банкротство помимо юридического аспекта имеют также экономическую составляющую. Первичность экономических процессов несостоятельности и банкротства, которые в силу присущих им свойств (прежде всего, в виду наличия в содержании этих отношений столкновения интересов субъектов) предполагают потребность в их правовом регулировании, что, несомненно, свидетельствует об обусловленности юридических аспектов рассматриваемой проблемы экономическими факторами. При этом эффективность регулятивного воздействия права во многом зависит от адекватности отражения в нем регулируемых отношений, от точности учета существенных свойств объекта при построении юридических конструкций[13].

В связи с чем, полагаем, что при рассмотрении сущности исследуемых понятий необходимо обратиться к взглядам представителей экономической науки.

Экономистами используется понятие экономической несостоятельности, под которой понимается «неспособность предпринимательских структур поддерживать свою экономическую независимость путем укрепления финансового состояния и повышения эффективности использования всей совокупности и каждого вида ресурсов (материальных, трудовых, финансовых), выполнения обязательств перед работниками, партнерами, кредиторами и другими экономическими агентами (включая государство)»[14].

Экономическая несостоятельность, таким образом, включает в себя не столько неспособность должника исполнить обязанность по уплате платежей и в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, сколько неспособность адаптироваться к изменениям, происходящим во внешнем и внутреннем окружении предпринимательской структуры. Если повысить конкурентоспособность не удается, предпринимательская структура оказывается в кризисном состоянии, следствием которого становится ее неплатежеспособность и банкротство[15].

При рассмотрении экономического аспекта несостоятельности нельзя обойтись без уяснения значения понятия «неплатежеспособность». В экономической литературе большое внимание уделяется противоположному по значению понятию - «платежеспособность», через которое можно сделать вывод о сущности явления неплатежеспособности.

Не углубляясь в дискуссию, развернувшуюся среди экономистов относительно понятия платежеспособности, остановимся на следующем понимании этого явления: «Платежеспособность предприятия - это такое состояние его финансов, при котором оно способно выполнить свои внешние обязательства (краткосрочные и долгосрочные), используя свои активы, и осуществлять платежи и производственную деятельность»[16].

Соответственно, неплатежеспособность является противоположным явлением и означает финансовую неспособность организации отвечать по обязательствам перед контрагентами.

Из изложенного следует, что несостоятельность - это категория, определяемая законодателем. И в зависимости от конкретных экономических условий на различных этапах развития общества она наделяется различными признаками. Более того, как было показано ранее, законодателем могут устанавливаться различные критерии несостоятельности для отдельных участников экономического оборота. Неплатежеспособность же больше тяготеет к экономической сфере и отражает неспособность организации выполнять свои финансовые обязательства.

Легальное определение неплатежеспособности находим опять же в ст. 2 Закона о банкротстве, где она определяется как прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. Полагаем, что это - достаточно узкая трактовка рассматриваемого понятия, не отражающая всего разнообразия возможных видов неплатежеспособности.

В экономической науке выделяются следующие виды неплатежеспособности:

- ожидаемая неплатежеспособность (на момент отчета организация располагает денежными средствами для погашения просроченной задолженности, но в перспективе имеющихся источников для покрытия долгов будет недостаточно),

- техническая неплатежеспособность (отсутствие достаточного объема денежных средств для немедленного расчета по просроченным долгам, но активы и аккумулирующаяся прибыль являются достаточными источниками покрытия долговых обязательств в перспективе),

- кратковременная неплатежеспособность (организация не в состоянии в нормативный срок погасить просроченную задолженность, но имеет достаточно интенсивный поток прибыли, который вместе с существующими денежными средствами позволит погасить в течение соответствующего нормативного периода краткосрочную денежную задолженность),

- временная неплатежеспособность (организация не в состоянии своевременно погасить внешнюю денежную задолженность, но за счет привлечения всей совокупности быстроликвидных активов сможет рассчитаться по внешней задолженности в целом),

- долговременная неплатежеспособность (организация не располагает достаточными источниками средств для своевременного погашения всей внешней задолженности, но за счет мобилизации всех оборотных активов в состоянии рассчитаться по всем краткосрочным обязательствам),

- длительная неплатежеспособность (оборотные средства и аккумулирующаяся чистая прибыль не являются источниками покрытия заемных средств, только привлечение внеоборотных активов позволит предприятию погасить всю сумму долговых обязательств),

- необратимая неплатежеспособность (несостоятельность) характеризуется тем, что всей совокупности активов предприятия недостаточно для погашения полной суммы долговых обязательств - кратко- и долгосрочных без внешнего финансового вмешательства[17].

Изложенная классификация видов неплатежеспособности представляет собой более широкий взгляд на финансовые состояния организации, чем тот, который находим в законодательстве РФ о банкротстве.

Полагаем возможным использовать обозначенные виды неплатежеспособности в качестве отдельных этапов, которые проходит хозяйствующий субъект, сталкивающийся с финансовыми сложностями. Причем работники ощущают на себе проявления всех указанных видов неплатежеспособности, за исключением, пожалуй, только ожидаемой неплатежеспособности. Да и ее проявление лишь вопрос времени.

Представляется, что применительно к работодателю неплатежеспособность должна выявляться на самых ранних этапах (на этапе ожидаемой платежеспособности) и устанавливаться на перспективу, а не констатироваться как свершившийся факт в рамках процедуры банкротства. Только предварительное выявление признаков неплатежеспособности позволит своевременно защитить материальные права работников.

Для большинства работников заработная плата является, как правило, единственным или основным источником дохода. В целях своевременного воспроизводства рабочей силы обязательства работодателя по оплате труда должны производиться в установленные трудовым договором сроки.

В связи с этим со стороны контрольных органов должен производиться своевременный мониторинг финансового состояния работодателя и прежде всего показателей его текущей платежеспособности. В целях реализации данного предложения дополнению подлежат некоторые нормативные акты.

В частности, полномочия по проведению систематического финансового мониторинга работодателей следует возложить на Федеральную службу по труду и занятости, отразив их в постановлении Правительства РФ от 30 июня 2004 г. № 324 «Об утверждении Положения о Федеральной службе по труду и занятости»[18] посредством дополнения его пунктом 5.5.18. следующего содержания: «проведение систематического мониторинга финансового состояния работодателей в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, а также контроль формирования и распределения средств резервных фондов в случае выявления признаков неплатежеспособности работодателя».

Финансовый мониторинг со стороны указанного государственного органа необходим для того, чтобы сделать возможным обнаружение самых первых признаков неплатежеспособности работодателя. Мониторинг должен носить опережающий характер: нарушений выплаты заработной платы может быть еще не выявлено, но по бухгалтерской отчетности работодателя, по совершаемым им сделкам может прослеживаться уменьшение активов либо возрастание кредиторской задолженности.

Организация такого мониторинга, несомненно, требует существенного дополнения в структуре Роструда, поскольку проведением мониторинга должны заниматься специалисты в сфере экономики, бухгалтерского учета и финансовой отчетности. Соответственно, целесообразно выделение подразделения в структуре Службы - Управление по мониторингу финансового состояния работодателей, которое бы специализировалось именно на проведении финансового мониторинга деятельности работодателя с целью выявления первых признаков неплатежеспособности.

Надлежащая квалификация специалистов в указанной сфере важна еще и потому, что необходимо обеспечить объективную оценку деятельности работодателя, учитывая при проведении такого анализа все конкретные обстоятельства совершения им тех или иных сделок и тот факт, что работодатель - это, как правило, субъект предпринимательской деятельности. В противном случае подобные проверки блокируют нормальную деятельность работодателя, ограничат его предпринимательскую свободу, что само по себе может стать причиной неплатежеспособности.

Проведение мониторинга финансового состояния работодателя должно производиться в плановом порядке с периодичностью один раз в 3 года, а также как реагирование на обращения граждан, поступающие в соответствующие органы о нарушении их трудовых прав на получение оплаты труда и иных выплат (внеплановый мониторинг).

Данное предложение, вероятно, вызовет определенную критику, поскольку не вписывается в обозначенную Главой государства общую тенденцию снижения бремени проверок для бизнеса и перевода системы контроля и надзора на риск-ориентированный подход[19]. Однако перспектива утраты работниками заработка и места работы - это ли не рисковая ситуация, требующая своевременного принятия мер?

Обеспечение реализации данного предложения, несомненно, потребует не только организационных изменений, но и определенных финансовых затрат на поддержание аппарата новой структуры в системе Роструда. В качестве источника такого финансирования можно рассматривать поступления в бюджет от уплаты штрафов за нарушения трудового законодательства.

Для разработки методик проведения финансового мониторинга в отношении работодателей могут быть использованы некоторые положения утвержденных постановлением Правительства РФ от 25 июня 2003 г. № 367 Правил проведения арбитражным управляющим финансового анализа, в

которых установлены коэффициенты для определения платежеспособности

20

должника .

Итоги проверки должны быть изложены в заключении о финансовом состоянии работодателя, в котором устанавливается уровень финансовой устойчивости организации. В случае если в заключении указано на наличие признаков неплатежеспособности работодателя, орган, проводящий проверку, должен запросить дополнительные пояснения работодателя по выявленным признакам наступившей или возможной неплатежеспособности (например, причины резкого увеличения кредиторской задолженности или уменьшения активов, целесообразность и экономические последствия сделок, повлиявших на финансовое положение работодателя и др.).

Если после проведения проверки и получения от работодателя дополнительных пояснений подтвердится наличие признаков неплатежеспособности, специалисты, проводившие мониторинг, должны затребовать у работодателя информацию об исполнении последним обязанности по формированию резервных фондов на случай кризисной ситуации и установить достаточность резервных средств на случай невозможности исполнения обязанности по оплате труда. [20]

Соответствующей обязанностью работодателя по предоставлению такой информации уполномоченным на проведение систематического финансового мониторинга лицам в срок не более 3-х рабочих дней должна быть дополнена ст. 22 Трудового кодекса РФ.

Фиксирование в указанном заключении наличия признаков неплатежеспособности может рассматриваться в качестве того критического момента, когда должны подключаться к регулированию отношений между работником и работодателем специальные антикризисные механизмы, о которых речь пойдет ниже, в том числе резервные фонды, создаваемые работодателем на случай своей неплатежеспособности.

Если нарушение сроков выплаты уже совершено, то распределение денежных средств из резервного фонда производится под контролем соответствующего подразделения Службы по труду и занятости.

Для выяснения того, насколько момент наступления текущей неплатежеспособности является подходящим для подключения специальных мер защиты трудовых прав работников, необходимо рассмотреть, как трактуется понятие неплатежеспособности непосредственно в отношении работодателя.

В трудовом законодательстве РФ встречается только одно упоминание о неплатежеспособности: ст. 130 ТК РФ говорит о гарантиях получения работником заработной платы в случае прекращения деятельности работодателя и его неплатежеспособности.

Однако дальнейшая регламентация таких гарантий в Кодексе отсутствует. Между тем, в юридической литературе гарантии рассматриваются, как «условия и средства, предназначенные обеспечить правам признание, осуществление и защиту»[21]. Отсутствие строго регламентированного механизма предоставления гарантий превращает их установление на законодательном уровне в не более чем декларативное провозглашение правила, которое едва ли будет реализовано на практике.

Сущность термина «неплатежеспособность работодателя» можно прояснить из анализа документов МОТ. Ключевым актом, который позволяет это сделать, является Конвенция МОТ № 173 «О защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя» (1992 г.).

Прежде чем перейти к анализу норм данной Конвенции МОТ, следует сразу же сделать некоторые пояснения относительно терминологии, используемой в Конвенции. В русскоязычном варианте традиционно используется перевод указанного документа, как Конвенция «О защите требований работников неплатежеспособного предпринимателя». Однако дословно название переводится, как «О защите требований работников неплатежеспособного работодателя». Полагаем возможным сделать оговорку, что в настоящей работе будет использоваться понятие «организация».

Если отличия в регулировании статуса работодателя - юридического лица и работодателя - индивидуального предпринимателя отсутствуют, то будет использовано общее понятие «работодатель» или «организация». При наличии особенностей в зависимости от организационно-правовой формы автором будут сделаны уточнения и обозначены отличия в правовом регулировании положения указанных субъектов.

В самом тексте Конвенции используется термин «insolvent enterprise», что в переводе означает - неплатежеспособное предприятие. Однако в рамках настоящей работы представляется необходимым минимальное использование данного понятия. Как верно указано Л.Ю. Бугровым, если для гражданского права предприятие представляет собой имущественный комплекс, то субъектом трудовых отношений оно быть не может[22]. В связи с этим Л.Ю. Бугровым предлагалось во всех источниках трудового права России ставшее привычным словосочетание «предприятие, учреждение, организация» заменить на единое понятие «работодатель», а в тех случаях, когда важно подчеркнуть обладание комплексной многоотраслевой правосубъектностью, - на унифицированный термин «организация». Указанный подход к использованию обозначенной терминологии будет использоваться и в рамках настоящего исследования.

Согласно ст. 1 данной Конвенции термин «неплатежеспособность» охватывает, во-первых, ситуации, при которых в соответствии с национальным законодательством и практикой открывается процедура, касающаяся активов предпринимателя, с целью удовлетворения претензий кредиторов на коллективной основе: здесь речь идет собственно о процедуре несостоятельности.

Кроме того, согласно п. 2 ст. 1 Конвенции государство-член может распространить определение термина «неплатежеспособность» на другие ситуации, в которых требования работников не могут быть удовлетворены в силу финансового положения работодателя, например, если сумма его активов признается не соответствующей требованиям, установленным для открытия процедуры, касающейся неплатежеспособности.

Рассмотренные варианты определения термина

«неплатежеспособность» позволяют охарактеризовать его как широкое понятие, охватывающее собой различные ситуации невозможности оплаты работодателем имеющихся у него денежных обязательств, в том числе процедуру банкротства, но ею не ограничивающиеся.

Ключевой датой, имеющей существенное значение в процедуре банкротства по законодательству РФ, является дата вынесения определения арбитражного суда о принятии заявления о признании должника банкротом. Именно с этой датой связано деление обязательств на текущие и реестровые (ст. 5 Закона о банкротстве), некоторые аспекты оспаривания сделок должника (ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве). Указанная дата свидетельствует о наличии оснований полагать, что организация, в отношении которой в суд

заявлено требование о признании ее банкротом, отвечает признакам несостоятельности, установленным на законодательном уровне.

Таким образом, применительно к процедуре банкротства установить «критический момент», с которого можно констатировать несостоятельность организации, не представляет особой сложности, поскольку он фиксируется судебным актом.

Но как было показано ранее, судебным актом фиксируется лишь юридический аспект несостоятельности. Однако вполне вероятен и иной, помимо введения процедуры наблюдения, исход рассмотрения заявления о признании должника банкротом. Этот случай как раз подпадает под указанные выше положения п. 2 ст. 1 Конвенции МОТ № 173 (недостаточность активов для открытия процедуры, касающейся неплатежеспособности).

Так, в РФ при недостаточности имущества должника для погашения расходов на ведение процедуры банкротства, дело о банкротстве подлежит прекращению. В таком случае с формальной точки зрения организация продолжает существовать, может даже вести какую-то деятельность.

Но следует учитывать, что основанием прекращения процедуры банкротства явилось не восстановление платежеспособности должника, а неспособность организации погасить даже текущие издержки на ведение процедуры банкротства. Напротив, такой судебный акт о прекращении производства по делу является еще одним доказательством наличия в организации финансовых сложностей.

Возможны, однако, ситуации, когда процедура банкротства в отношении экономически нестабильного работодателя не инициирована, но при этом обязанность по оплате труда работников не исполняется. С 29 сентября 2015 г. работники наделены правом подачи в арбитражный суд заявления о признании работодателя банкротом[23].

Однако на практике этим правом работники пользуются достаточно редко. Возможно, это обусловлено менталитетом российских граждан, не привыкших активно защищать свои права, тем более в отношениях с работодателем, да еще и в процедуре банкротства, которая не всегда понятна обывателю. В таком случае задолженность продолжает накапливаться, пока какой-либо из кредиторов иной категории не заявит о банкротстве должника.

Изложенное свидетельствует о том, что применительно к обязательствам, вытекающим из трудовых отношений, требуется особый подход к обнаружению первых признаков неплатежеспособности должника. «Дотягивание» ситуации до того момента, когда в отношении работодателя будет возбуждено дело о банкротстве, может существенным образом осложнить ситуацию с погашением задолженности перед работниками.

Во-первых, процедура может быть вообще не начата, тогда единственный существующий на сегодня в законодательстве РФ механизм защиты требований работников - механизм привилегий - вообще не будет реализован. Во-вторых, инициация процедуры банкротства может произойти настолько поздно, что привилегии работников «обесценятся» в связи с несоразмерностью объема задолженности оставшимся активам должника.

Несомненно, совсем принижать роль имеющихся положений законодательства РФ, направленных на защиту требований работников в рамках процедуры банкротства, было бы неверно. Как будет показано далее, законодателем предпринята попытка урегулировать рассматриваемую проблему. Сложность же усматривается в том, что имеющиеся нормативные предписания в современных экономических условиях не создают действенной защиты материальных прав работников. Основная причина такой неэффективности заключается, по нашему мнению, в том, что указанные механизмы начинают работать слишком поздно, когда уже имеет место быть несостоятельность работодателя, сопряженная с недостаточностью активов для удовлетворения требований кредиторов.

В связи с этим необходимой видится разработка понятия «неплатежеспособность работодателя» с закреплением его на законодательном уровне. Целесообразно дополнение ТК РФ отдельной главой 27.1 «Гарантии работников в случае неплатежеспособности работодателя», в которой будет содержаться указанное понятие, а также те гарантии, которое государство должно предусмотреть для работников на случай неплатежеспособности работодателя.

Это послужит максимально точному определению того критического момента, с которого должна начинаться реализация механизма защиты материальных прав работников. И этот механизм не должен ограничиваться рамками процедуры банкротства. Реализация его должна начинаться при первых проявлениях признаков неспособности работодателя исполнить свои обязательства перед работниками. На основании проведенного выше анализа можно предложить следующее определение неплатежеспособности работодателя:

Неплатежеспособность работодателя - это неспособность работодателя исполнить свою обязанность по оплате труда и иных, причитающихся работнику выплат, в срок, установленный правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором или коллективным соглашением, трудовым договором, в связи с недостаточностью денежных средств.

Соответственно, нарушение работодателем сроков выплаты заработной платы, независимо от длительности периода просрочки, а также причин ее обуславливающих, должно рассматриваться как признак неплатежеспособности при принятии судом решения о признании должника банкротом.

<< | >>
Источник: Суханова Марина Геннадьевна. ЗАЩИТА ПРАВ РАБОТНИКОВ В УСЛОВИЯХ НЕПЛАТЕЖЕСПОСОБНОСТИ РАБОТОДАТЕЛЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме § 1. Неплатежеспособность работодателя: понятие, отграничение от смежных категорий в контексте защиты трудовых прав работников:

  1. Содержание
  2. § 1. Неплатежеспособность работодателя: понятие, отграничение от смежных категорий в контексте защиты трудовых прав работников
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -