<<
>>

1.2 Круг лиц, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности

В результате развития института дисциплинарной ответственности, как показано в предыдущем параграфе, в российском трудовом законодательстве сформировалась обособленная группа норм, регулирующих дисциплинарную ответственность отдельных категорий работников - нормы о специальной дисциплинарной ответственности.

При этом выделились отличительные признаки характеризующие специальную дисциплинарную ответственность. В юридической литературе указывается, что специальная дисциплинарная ответственность отличается от общей дисциплинарной ответственности такими признаками, как специфический круг субъектов дисциплинарной ответственности; более широкое понятие дисциплинарного проступка; расширенный перечень мер дисциплинарного взыскания; особый порядок применения мер дисциплинарной ответственности[106].

В настоящем параграфе будут рассмотрены особенности круга лиц, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности.

Л.А. Сыроватская выделяла пять групп работников, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности: 1) должностные лица, пользующиеся правом приема и увольнении на работу; 2) выборные и ответственные работники согласно особому перечню; 3) судьи, прокуроры и следователи органов Прокуратуры СССР; 4) некоторые категории работников тех отраслей народного хозяйства, где введены специальные уставы о дисциплине; 5) работники учреждений и управленческого аппарата хозорганов за нарушение правил общей и противопожарной охраны служебных зданий, помещений и правил хранения служебных документов[107].

Рассматривая предложенную классификацию, следует заметить, что первая и пятая группы состоят из двух самостоятельных категорий работников: а) из государственных служащих и б) из руководящих работников предприятий и организаций отраслей народного хозяйства, дисциплинарная ответственность работников которых регулируется специально принятыми уставами и положениями.

Правовое регулирование дисциплинарной ответственности указанных двух категорий работников существенно различается как между собой, так и по сравнению с правовым регулированием дисциплинарной ответственности судей и работников прокуратуры. Кроме того, вряд ли обосновано объединение в одну группу судей и прокурорских работников. Дисциплинарная ответственность судей и работников прокуратуры характеризуется различиями не только по кругу мер дисциплинарного взыскания, но и по порядку привлечения их к дисциплинарной ответственности. Поэтому представляется более обоснованным выделять субъектов специальной дисциплинарной ответственности в зависимости от особенностей ее правового регулирования.

Анализ становления российского законодательства о специальной дисциплинарной ответственности показал, что в настоящее время можно выделить следующие ее разновидности, каждая из которых характеризуется собственным кругом субъектов:

1) специальную дисциплинарную ответственность работников, обусловленную спецификой их труда и отрасли экономики, в которой они заняты. Правовое регулирование данного вида специальной дисциплинарной ответственности осуществляется нормативными правовыми актами, входящими в систему только трудового законодательства;

2) специальную дисциплинарную ответственность государственных служащих органов власти. Правовое регулирование дисциплинарной ответственности данных лиц осуществляется нормами двойной природы: трудоправовой и административно правовой;

3) специальную дисциплинарную ответственность прокурорских работников. Правовое регулирование дисциплинарной ответственности прокурорских работников осуществляется нормами, относящимися к трудовому, административному и законодательству о прокурорском надзоре;

4) специальную дисциплинарную ответственность судей. Правовое регулирование дисциплинарной ответственности судей осуществляется законодательством о судоустройстве.

В дальнейшем в настоящем диссертационном исследовании нами будет анализироваться специфика дисциплинарной ответственности первой группы работников, тех, чья дисциплинарная ответственность определяется особенностями их труда и отрасли экономики, в которой они заняты.

Это обусловлено тем, что анализ дисциплинарной ответственности государственных служащих, прокурорских работников и судей требует выхода за рамки специальности 12.00.05 «Трудовое право; право социального обеспечения».

Круг работников, на которых распространяются нормы о специальной дисциплинарной ответственности, устанавливается специальным нормативным правовым актом, вводящим специальную дисциплинарную ответственность для конкретной категории работников. Определяя категории работников, в отношении которых требуется введение специальной дисциплинарной ответственности, законодатель или уполномоченный нормоустанавливающий орган исходят из того, что нарушение дисциплины работниками с учетом, во-первых, значимости отрасли экономики, в которой они заняты, для экономики страны и, во-вторых, сложности и опасности условий их труда, может повлечь особо тяжкие последствия, а потому дисциплинарная ответственность данных работников требует расширения мер дисциплинарного воздействия и особого правового регулирования. Так, например, обосновывая введение специальной дисциплинарной ответственности в отношении работников, занятых геологоразведочными работами, действующий Устав о дисциплине работников, занятых геологоразведочными работами на твердые полезные ископаемые на континентальном шельфе СССР и в Мировом

107

океане . отмечает, что народнохозяйственное значение и сложные морские условия проведения поисковых, разведочных, опытно-эксплуатационных работ на твердые полезные ископаемые и специальных геолого-геофизических исследований на континентальном шельфе СССР и в Мировом океане, применение современной глубоководной техники и технологического оборудования требуют от ра- [108] ботников, занятых на этих работах, высокой организованности, образцовой дисциплины, добросовестного выполнения своих трудовых обязанностей. При этом в Уставе особо подчеркивается, что нарушение работниками дисциплины может создать угрозу для жизни и здоровья людей, явиться причиной аварий, загрязнения окружающей среды, нанесения значительного ущерба социалистической собственности, срыва выполнения государственных планов и заданий.

Аналогичные положения содержатся в некоторых других нормативных правовых актах, устанавливающих специальную дисциплинарную ответственность в отношении отдельных категорий работников (например, в Положении о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации, Уставе о дисциплине рабочих и служащих, занятых на работах по освоению ресурсов нефти и газа на континентальном шельфе СССР, Уставе о дисциплине работников связи Союза ССР и др.).

Нормотворческие органы реализуют в нормативных правовых актах, регулирующих вопросы специальной дисциплинарной ответственности, различные подходы к определению этого круга работников.

Первый подход заключается в том, что весь перечень работников, на которых распространяются нормы о специальной дисциплинарной ответственности, закрепляются в самом нормативном правовом акте.

По такому пути пошел нормоустанавливающий орган при регулировании дисциплинарной ответственности экипажей судов обеспечения Военно-Морского Флота, работников железнодорожного транспорта, работников речного транспорта, работников связи. Так, например, п. 2 Устава о дисциплине экипажей судов обеспечения Военно-Морского Флота закрепляет закрытый, не подлежащий расширительному толкованию перечень лиц, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности, включая в него гражданский персонал, работающий на судах обеспечения других видов Вооруженных Сил Российской Федерации независимо от предназначения (класса) и подчиненности этих судов, а также руководителей (командиров и капитанов судов, командиров соединений кораблей и воинских частей).

Несколько по иному формулируется круг подлежащих специальной дисциплинарной ответственности лиц в Положении о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации. Указав, что настоящее Положение распространяется на всех работников предприятий, учреждений и организаций железнодорожного транспорта, независимо от их организационно - правовой формы и формы собственности, в том числе и на работников центрального аппарата Министерства путей сообщения Российской Федерации, п.

2 Положения одновременно закрепил исключения из перечня указанных лиц, специально оговорив, что действие Положения не распространяется на работников жилищнокоммунального хозяйства и бытового обслуживания, системы рабочего снабжения, общественного питания на железнодорожном транспорте, сельского хозяйства, медико-санитарных учреждений, учебных заведений, научно - исследовательских и проектно-конструкторских организаций, библиотек, методических кабинетов, культурно-просветительных, спортивных и детских учреждений, пансионатов и домов отдыха.

Второй подход заключается в том, что в нормативном правовом акте устанавливается категория предприятий и организаций, на работников которых распространяются нормы о специальной дисциплинарной ответственности, но полномочия по определению их конкретного перечня делегируется другому органу.

Так. например, Устав о дисциплине работников предприятий и организаций, занятых освоением газовых и нефтяных месторождений с высоким содержанием сероводорода содержит общую характеристику предприятий, на работников, которых распространяется действие его норм. Согласно Уставу это предприятия и организации, осуществляющие деятельность в строительстве, освоении и эксплуатации газовых и нефтяных месторождений с высоким содержанием сероводорода, а также осуществляющие ремонтные, пусконаладочные работы на этих месторождениях. В то же время Устав указал, что конкретный перечень категорий ра- ботников, на которых распространяется его действие, утверждается министерствами и ведомствами, в систему которых входят предприятия и организации, осуществляющие освоение указанных месторождений, с учетом мнения соответствующего профсоюза, а перечень газовых и нефтяных месторождений с высоким содержанием сероводорода утверждается Г осгортехнадзором СССР по согласованию с Министерством здравоохранения СССР[109] [110]. По аналогичному принципу определяется круг лиц, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности, в таких, в частности, уставах, как Устав, о дисциплине работников, занятых геологоразведочными работами на твердые полезные ископаемые на континентальном шельфе СССР и в Мировом океане, Устав о дисциплине рабочих и служащих, занятых на работах по освоению ресурсов нефти и газа на континентальном шельфе СССР, Устав о дисциплине работников, занятых на работах в особо опасных подземных условиях.

Такой подход использовал, в частности, и российский законодатель при регулировании дисциплинарной ответственности работников организаций, эксплуатирующих особо радиационно опасные и ядерно опасные производства и объекты в области использования атомной энергии. Определяя предмет регулирования, Федеральный закон «Устав о дисциплине работников организаций, эксплуатирующих особо радиационно опасные и ядерно опасные производства и объекты в области использования атомной энергии» распространил свое действие на отношения, связанные с соблюдением повышенных требований дисциплины труда отдельными категориями работников организаций, эксплуатирующих особо радиа- ционно опасные и ядерно опасные производства и объекты в области использования атомной энергии, в целях обеспечения безопасности таких производств и объектов. При этом указано, что перечень эксплуатирующих организаций, на которые распространяется действие настоящего Федерального закона, утверждается Правительством РФ, а перечни должностей (профессий) работников эксплуатирующих организаций, в том числе работников, непосредственно обеспечивающих безопасность особо радиационно опасных и ядерно опасных производств и объектов в области использования атомной энергии, утверждаются соответствующими органами управления использованием атомной энергии и подлежат регистрации и опубликованию в порядке, установленном для государственной регистрации и опубликования нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти (ст. 1 Федерального закона).

Перечень эксплуатирующих организаций утвержден Постановлением Правительства РФ от 20.07.2011 № 597 «О перечне эксплуатирующих организаций, на которые распространяется действие Федерального закона «Устав о дисциплине работников организаций, эксплуатирующих особо радиационно опасные и ядерно опасные производства и объекты в области использования атомной энергии», об изменении и признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации»[111]. Он включает в себя более 60 различных организаций (акционерных обществ, государственных унитарных предприятий, научных и образовательных учреждений и т.п.). Перечень должностей (профессий) работников эксплуатирующих организаций утвержден Приказом Госкорпорации «Росатом» от 18.12.2013 № 1/21-НПА «Об утверждении Перечня должностей (профессий) работников эксплуатирующих организаций, в том числе работников, непосредственно обеспечивающих безопасность особо радиационно опасных и ядерно опасных производств и объектов в области использования атомной энергии»[112].

Несколько отличающийся от вышеуказанных подход к формулированию определения работников, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности, используется в Уставе о дисциплине работников морского транспорта и Уставе о дисциплине работников рыбопромыслового флота Российской Федерации. Так, например, в Уставе о дисциплине работников морского транспорта указывается, что его положения распространяются на членов экипажей морских судов всех типов независимо от формы собственности, плавающих под Государственным флагом Российской Федерации и занятых в торговом мореплавании, за исключением членов экипажей судов рыбопромыслового флота, а также на других работников морского транспорта (т.е. дается определение, не требующее дальнейшей конкретизации). Но тут же добавляется, что действие Устава распространяются «также на других работников морского транспорта, включенных в перечень, утверждаемый Министерством транспорта Российской Федерации с учетом мнения соответствующих профессиональных союзов». Тем самым закрепляется открытый перечень работников морского транспорта, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности: одна часть этого перечня закрепляется непосредственно данным Уставом, а другая формируется федеральным органом исполнительной власти по рыболовству по его усмотрению. Перечень работников морского транспорта, на которых распространяется действие Устава, утвержден Приказом Минтранса от 25 августа 2000 г. № 89 «Об утверждении перечня работников морского транспорта, на которых распространяется действие Устава о дисциплине работников морского транспорта» . В него включены, в частности, руководство морской администрации порта и специалисты его подразделений, руководство и специалисты судоходных организаций, работники, обеспечивающие техническую эксплуатацию, ремонт, техническое и технологическое обслуживание судов с ядерными энергетическими установками и судов атомного технологического обслуживания, руководство, оперативные дежурные и специалисты Государственной морской аварийной и спасательно-координационной службы Российской Федерации (Госморспасслужбы России), в том числе Государственного морского спасательно-координационного центра, и др. [113]

Аналогичным образом сформулировано определение подлежащих специальной дисциплинарной ответственности работников рыбопромыслового флота в Уставе о дисциплине работников рыбопромыслового флота Российской Федерации.

На наш взгляд, делегирование Правительством РФ своих полномочий по определению круга лиц, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности, нижестоящим министерствам и ведомствам, осуществленное в некоторых уставах о дисциплине, не вполне оправдано. Для специальной дисциплинарной ответственности характерен расширенный перечень мер дисциплинарного воздействия на работника, совершившего дисциплинарный проступок, что существенно затрагивает его трудовые права и влияет на его трудоправовой статус. Но передача полномочий по определению категорий работников, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности, в компетенцию министерств и ведомств повышает риск произвольного, необоснованного расширения круга таких работников, что повышает риск нарушения их трудовых прав. Поэтому полагаем целесообразным закрепить полномочия по определению работников, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности, исключительно за Правительством РФ. Для этого предлагаем дополнить ч. 2 ст. 192 ТК РФ словами:

«Категории работников, в отношении которых предусматриваются другие дисциплинарные взыскания, определяются законом или Правительством РФ».

Конкретизируя трудоправовой статус работников, на которых распространяются нормы о специальной дисциплинарной ответственности, уставы и положения о дисциплине закрепляют не только расширенный перечень мер дисциплинарного взыскания, но также и более широкий круг обязанностей таких работников. Основные обязанности работников сформулированы в ст. 21 ТК РФ. К ним относятся обязанности добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором; соблюдать правила внутреннего трудового распорядка; соблюдать трудовую дисциплину; выполнять установленные нормы труда; соблюдать требования по охране труда и обеспечению безопасно- сти труда и др. Законодательство о специальной дисциплинарной ответственности дополняет и конкретизирует этот перечень. Так, согласно п. 4 Устава о дисциплине работников, занятых геологоразведочными работами на твердые полезные ископаемые на континентальном шельфе СССР и в Мировом океане 1985 г., к обязанностям работников, на которых распространяется действие Устава, отнесены, в частности, хорошо знать свою специальность и порученное ему дело, умело, точно и своевременно исполнять возложенные на него обязанности, проявлять необходимую инициативу в работе, творческое отношение к труду, постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство и деловую квалификацию; систематически проводить осмотр рабочего места, оборудования и других технических средств; сдавать в установленном порядке экзамены на знание правил и норм по безопасному ведению работ и т.д. При этом работники, не сдавшие экзамены, не допускаются к работам в морских условиях и переводятся, с их согласия, временно, до сдачи экзаменов, на другие работы с оплатой труда по выполняемой работе. При отказе работника от перевода руководитель вправе в установленном порядке расторгнуть с ним трудовой договор. Устав также обязывает работника при возникновении опасной ситуации прекратить работу и немедленно сообщать об этом руководителю работ, а в случае аварии действовать в строгом соответствии с планом ликвидации аварии.

Следует также отметить, что некоторые нормативные правовые акты о дисциплине налагают на работника обязанности, не связанные с выполнением им трудовых функций и выходящие за пределы трудовых отношений . К примеру, пп. «г» п. 6 Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации налагает на руководителей предприятий, учреждений и организаций железнодорожного транспорта обязанность подавать пример добросовестного отношения к выполнению служебного долга, а также достойного поведения как на службе, так и вне ее. [114]

Возложение на некоторые категории работников, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности, обязанностей, выходящих за пределы трудовых правоотношений, свидетельствует о том, что в содержание их трудоправового статуса включены элементы, не имеющие трудоправой природы. Таким образом, трудоправовой статус работника, подлежащего специальной дисциплинарной ответственности, приобретает дополнительные характеристики по сравнению с трудоправовым статусом работника, подлежащего общей дисциплинарной ответственности.

В уставах, принятых в последние годы, российский законодатель тоже существенно расширяет круг обязанностей работников, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности по сравнению с закрепленными в ТК РФ, но отказался от наложения них обязанностей, выходящих за рамки трудовых отношений.

Так, ст. 2 Устава о дисциплине работников организаций, эксплуатирующих особо радиационно опасные и ядерно опасные производства и объекты в области использования атомной энергии, работники эксплуатирующих организаций обязаны соблюдать не только правила внутреннего распорядка и требования по охране труда (что априорно подразумевает необходимость знать указанные правила и требования), но также знать и соблюдать требования федерального законодательства, норм и правил в области использования атомной энергии, технологические регламенты, требования технологических процессов и т.д. Устав также возлагает на работников обязанность прохождения в установленном порядке подготовки, переподготовки и проверки знаний федеральных норм и правил в области использования атомной энергии, а равно прохождения медицинских осмотров (обследований) и обязательных психофизиологических обследований. При этом работники, не прошедшие в установленном порядке медицинские осмотры (обследования) и обязательные психофизиологические обследования, не допускаются к ведению работ в области использования атомной энергии и отстраняются от работы в соответствии со статьей 76 ТК РФ.

Помимо расширения круга обязанностей, Устав о дисциплине работников организаций, эксплуатирующих особо радиационно опасные и ядерно опасные производства и объекты в области использования атомной энергии ограничивает некоторые трудовые права этих работников. Согласно п. 5 ст. 2 Устава, 5. работникам эксплуатирующих организаций запрещаются:

1) участие в организации и проведении собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирования на территориях, где размещены или сооружены ядерные установки, радиационные источники, пункты хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ или хранилища радиоактивных отходов, и в их санитарно-защитных зонах;

2) организация и проведение публичных мероприятий за пределами территорий, где размещены или сооружены ядерные установки, радиационные источники, пункты хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ или хранилища радиоактивных отходов, если в результате организации и проведения таких мероприятий может произойти нарушение работоспособности ядерной установки, радиационного источника, пункта хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ или хранилища радиоактивных отходов, либо будет затруднено исполнение работниками указанных объектов трудовых (должностных) обязанностей, либо возникнут угрозы жизни и здоровью граждан, окружающей среде;

3) проведение забастовок в эксплуатирующих организациях.

В то же время, ограничение указанных прав в некоторой степени компенсируется предоставлением работникам права не выполнять указания своего непосредственного руководителя или вышестоящего руководителя в порядке подчиненности, которые противоречат федеральным нормам и правилам в области использования атомной энергии, правилам охраны труда, техники безопасности и пожарной безопасности. Причем отказ работника от выполнения таких указаний не влечет за собой применение к нему мер дисциплинарной ответственности.

Таким образом, трудоправовой статус работников, подлежащих специальной дисциплинарной ответственностью, характеризуется не только усиленной ответственностью (в виде расширения мер дисциплинарного воздействия, о чем говорилось в предыдущем параграфе) и расширением круга обязанностей, но также ограничением их трудовых прав, предусмотренных ТК РФ, и предоставлением дополнительных прав, не закрепленных в ТК РФ.

Рассмотрение особенностей субъекта специальной дисциплинарной ответственности позволяет заключить следующее.

1. При определении круга лиц, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности, российский законодатель (или иной субъект нормотворчества) использует три подхода:

1) перечень работников, на которых распространяются нормы о специальной дисциплинарной ответственности, закрепляются в самом нормативном правовом акте;

2) в нормативном правовом акте устанавливается категория предприятий и организаций, на работников которых распространяются нормы о специальной дисциплинарной ответственности, но полномочия по определению их конкретного перечня делегируется другому органу;

3) в нормативном правовом акте закрепляется открытый перечень работников, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности: одна часть этого перечня закрепляется непосредственно данным актом, а формирование другой поручается подчиненному федеральному органу исполнительной власти.

2. Трудоправовой статус работника, подлежащего специальной дисциплинарной ответственности, приобретает дополнительные характеристики по сравнению с трудоправовым статусом работника, подлежащего общей дисциплинарной ответственности. Среди таковых можно выделить:

1) усиленную дисциплинарную ответственностью работника в виде расширения мер дисциплинарного воздействия, которые могут быть на него наложены;

2) расширение круга трудовых обязанностей работника по сравнению с закрепленными в ТК РФ;

3) ограничение некоторых трудовых прав работника, закрепленных в ТК

РФ;

4) наделение работника правами, не предусмотренными ТК РФ;

5) включение в трудоправовой статус работника компонентов, не обладающих трудоправовой природой - обязанностей, не связанных с исполнением трудовой функции, т.е. возложение на работников, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности, обязанностей, выходящих за пределы трудовых правоотношений.

[Электронный ресурс] - Режим доступа:

1.3 Специальный дисциплинарный проступок как основание для привлечения к специальной дисциплинарной ответственности

ТК РФ трактует дисциплинарный поступок как неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей (ст. 192). Тем самым законодатель увязывает квалификацию деяния как дисциплинарного проступка с соблюдением или несоблюдением работником возложенных на него трудовых обязанностей. Судебная практика, основываясь на указанном законодательном определении дисциплинарного проступка, признает в качестве такового только такие противоправные действия (бездействие) работника, которые непосредственно связаны с исполнением им трудовых обязанно-

-114

стей .

В юридической литературе высказано мнение, что к дисциплинарным проступкам следует относить не только неисполнение или ненадлежащее исполнение работником своих трудовых обязанностей, но и превышение трудовых правомочий[115] [116]. С этим мнением можно согласиться с оговоркой, что речь идет исключи- тельно о властно-распорядительных полномочиях руководящих работников в сфере трудовых правоотношений. В то же время нельзя не отметить, что превышение таким работником трудовых правомочий по существу представляет собой форму нарушения норм трудового законодательства, т.е. одновременно является также и нарушением им обязанности соблюдать трудовое законодательство.

Характеризуя специальный дисциплинарный проступок как основание специальной дисциплинарной ответственности, в юридической литературе, обычно отмечается, что последняя предполагает более широкое понятие дисциплинарного проступка[117]. При этом, обосновывая данное мнение, указывают на то, что уставы и положения о дисциплине закрепляют за работником более широкий круг трудовых обязанностей и, соответственно, к числу специальных дисциплинарных проступков может быть отнесен более широкий круг деяний по сравнению с относящимися к обычным дисциплинарным проступкам. Таким образом, расширение понятия специального дисциплинарного проступка толкуется чисто количественно - как простое расширение списка правонарушений, подпадающих под данное понятие.

Однако некоторые нормативные правовые акты, регулирующие специальную дисциплинарную ответственность отдельных категорий работников, налагают на работника обязанности, не связанные с выполнением им трудовых функций, на что указывалось в юридической литературе. В.Г. Самойлов, к примеру, пишет, что «для некоторых категорий работников в силу особого характера выполняемого ими труда содержание понятия дисциплинарного проступка расширяется ввиду включения в число дисциплинарных проступков, непосредственно не

связанных с исполнением ими своих трудовых обязанностей» . Аналогичное мнение высказывает О.И. Карпенко, отмечая, что «специальная дисциплинарная ответственность работников наступает за виновное противоправное нарушение не только соответствующих трудовых обязанностей, но и некоторых иных обязанностей, обусловленных их трудовой функцией» .

Из связи дисциплинарного проступка с исполнением работником своих трудовых обязанностей вытекает, что таковым должно признаваться деяние, совершенное работником в рабочее время на территории работодателя (на рабочем месте) либо вне ее, но при осуществлении работником возложенной на него рабочей функции. Однако, включение в круг обязанностей работника, таких, которые не обусловлены выполнением трудовой функции, требует и другого подхода к определению специального дисциплинарного проступка. Поэтому, вводя специальное правовое регулирование дисциплинарной ответственности в отношении отдельных категорий работников, некоторые уставы и положения о дисциплине несколько по иному трактуют и понятие специального дисциплинарного проступка (хотя сам термин «специальный дисциплинарный проступок» в нормативных правовых актах не используется).

До середины 80-х годов прошлого столетия нормативные правовые акты, регулирующие дисциплинарную ответственность отдельных категорий работников, не содержали определения понятия дисциплинарного проступка[118] [119] [120] [121]. Закрепляется понятие дисциплинарного проступка в уставах о дисциплине, принятых в 1985 г. Так, согласно п. 16 Устава о дисциплине работников, занятых геологоразведочными работами на твердые полезные ископаемые на континентальном шельфе СССР и в Мировом океане от 06.08.1985 г., виновное нарушение работником дисциплины при исполнении трудовых обязанностей, а также установленных правил поведения в служебных помещениях и на служебной территории, даже если оно совершено не при исполнении трудовых обязанностей, является дисциплинарным проступком, если это нарушение не влечет за собой уголовной ответственности. Аналогичная формулировка содержится в Уставе о дисциплине работников речного транспорта СССР от 26.08.1985 г., который признавал дисциплинарным проступком неправомерные действия, совершенные работником на судах, пристанях, в портах и на служебных территориях других предприятий, учреждений и организаций речного транспорта.

Таким образом, в отличие от определения дисциплинарного проступка в ТК РФ, указанные выше уставы о дисциплине признают таковым не только нарушения работником трудовых обязанностей, но и иные нарушения дисциплины и правил поведения, совершенные им на территории работодателя. Используемая в этих нормативных правовых актах формулировка «даже если оно совершено не при исполнении трудовых обязанностей» позволяет, на наш взгляд, сделать вывод, что под понятие дисциплинарного проступка в том смысле, как он понимается данными уставами, подпадают и действия работника, совершенные во внерабочее время (но на территории работодателя).

Указанный подход к трактовке дисциплинарного проступка сохранило принятое в постсоветсткое время и действующее в настоящее время Положение о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации от 25.08.1992 г. В соответствии с п. 14 данного Положения, дисциплинарным проступком признается виновное нарушение установленных правил поведения в служебных помещениях, поездах, на территории предприятий, учреждений и ор- полезные ископаемые на континентальном шельфе СССР и в Мировом океане; Устав о дисциплине работников речного транспорта СССР. Последние два действуют в настоящее время.

ганизаций железнодорожного транспорта, если оно совершено и не при исполнении трудовых обязанностей.

Расширенный перечень обязанностей работников, включающий обязанности, не связанные с осуществлением трудовой функции и лежащие, строго говоря, вне рамок трудовых правоотношений, закреплен в действующих уставах о дисциплине, утвержденных в советский период, и в Положении о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации.

Так, Устав о дисциплине работников связи Союза ССР от 20.04.1972 закрепляет обязанность работника неуклонно соблюдать правила коммунистического общежития, с достоинством и честью вести себя как на работе, так и вне работы, удерживать других работников от нарушения дисциплины и содействовать ее укреплению. Аналогичные обязанности налагают на работников Устав о дисциплине работников, занятых на работах в особо опасных подземных условиях от 30.11.1976, Устав о дисциплине рабочих и служащих, занятых на работах по освоению ресурсов нефти и газа на континентальном шельфе СССР от 16.12.1982, Устав о дисциплине работников, занятых геологоразведочными работами на твердые полезные ископаемые на континентальном шельфе СССР и в Мировом океане от 06.08.1985, Устав о дисциплине работников речного транспорта СССР 26.08.1985, Устав о дисциплине работников предприятий и организаций, занятых освоением газовых и нефтяных месторождений с высоким содержанием сероводорода 30.10.1987. Помимо этого некоторые уставы обязывают руководителей подавать подчиненным пример исполнения служебного долга и достойного поведения не только на службе, но и вне ее (уставы о дисциплине: работников речного транспорта и работников, занятых геологоразведочными работами).

Положение о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации также налагает на работников обязанности, не связанные непосредственно с осуществлением трудовых функций, но использует иные формулировки. Прежде всего отметим, что согласно пп. «г» п. 6 Положения, руково-

дитель обязан подавать пример добросовестного отношения к выполнению служебного долга, а также достойного поведения как на службе, так и вне ее.

Кроме того, ч. 3 п. 14 Положения устанавливает, что за нарушение установленных правил поведения в служебных помещениях, поездах, на территории предприятий, учреждений и организаций железнодорожного транспорта, если оно совершено не при исполнении трудовых обязанностей, могут налагаться дисциплинарные взыскания (кроме увольнения), предусмотренные законодательством Российской Федерации о труде и настоящим Положением.

Однако вышеуказанная норма была признана Верховным Судом РФ незаконной. Рассмотрев гражданское дело по заявлению Архангельской территориальной профсоюзной организации Российского профсоюза железнодорожников и транспортных строителей о признании недействительными (незаконными) ряда норм Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации, Верховный Суд РФ в Решении от 24.05.2002 № ГКПИ2002- 375[122] указал, что применение к работнику дисциплинарного взыскания за нарушение правил поведения в служебных помещениях, поездах, на территории предприятий, учреждений и организаций железнодорожного транспорта, если оно совершено не при исполнении трудовых обязанностей, не соответствует трудовому законодательству. При этом доводы представителя Правительства РФ о том, что действующее законодательство допускает возможность наложения дисциплинарного взыскания (в т.ч. увольнение) за проступки, совершенные не при исполнении трудовых обязанностей, и не содержит запрета на установление уставами и положениями о дисциплине применения дисциплинарных взысканий за нарушение установленных правил поведения в служебных помещениях, поездах, на территории предприятий, организаций и учреждений железнодорожного транспорта не при исполнении трудовых обязанностей, были признаны несостоятельными. Верховный Суд РФ пришел к выводу, что привлечение работника к дисциплинарной ответственности за проступки, совершенные не при исполнении трудовых обязанностей, является ограничением прав работника, и решил признать незаконными ч. 3 п. 14 Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации.

Кассационная коллегия Верховного Суда РФ оставила указанное Решение без изменения, указав, что Верховный Суд РФ пришел к правильному выводу о том, что применение к работнику дисциплинарного взыскания за нарушение правил поведения в служебных помещениях, поездах, на территории предприятий, учреждений и организаций железнодорожного транспорта, если оно (нарушение) совершено не при исполнении трудовых обязанностей, не соответствует нормам трудового законодательства.. При этом Кассационная коллегия Верховного Суда РФ отметила, что этот вывод суда подтверждается положениями ТК РФ, который (как и любой другой закон) не предусматривает возможность наложения дисциплинарного взыскания на работника за нарушение им правил поведения в служебных помещениях, поездах, на территории предприятий, учреждений и организаций железнодорожного транспорта, если такое нарушение совершено не при исполнении трудовых обязанностей. Поэтому суд правильно указал в своем решении на то, что привлечение работника к дисциплинарной ответственности за действия, предусмотренные ч. 3 ст. 14 Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации, является незаконным ограничением прав работника .

Исходя из указанных решений Верховного Суда РФ судебная практика признает незаконным приказы о наложении дисциплинарного взыскания за наруше- [123]

121

ния действующих в сфере железнодорожного транспорта норм и правил, если они совершены не при исполнении трудовых обязанностей .

На наш взгляд доводы Верховного Суда РФ о незаконности ч. 3 п. 14 Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации не вполне обоснованы. Российское трудовое законодательство, вопреки мнению Верховного Суда РФ, допускает возможность привлечения работника к дисциплинарной ответственности за совершение действий, не связанных с исполнением трудовых обязанностей. Речь идет о возможности увольнения работника, выполняющего воспитательные функции, за совершение им аморального проступка, в том числе и вне связи с исполнением трудовых обязанностей. Согласно п. 8 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, трудовой договор с работником, выполняющим воспитательные функции, может быть расторгнут работодателем в случае совершения этим работником аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы. Сам же Верховный Суд РФ, разъясняя данную норму, указал, что «судам следует исходить из того, что по этому основанию допускается увольнение только тех работников, которые занимаются воспитательной деятельностью, например учителей, преподавателей учебных заведений, мастеров производственного обучения, воспитателей детских учреждений, и независимо от того, где совершен аморальный проступок: по месту работы или в быту» . Очевидно, что совершение аморального проступка (т.е. нарушение морально-этических норм) в быту никак не обусловлено трудовой функцией.

Можно также отметить, что дисциплинарная ответственность прокурорского работника может наступать за совершение им проступка, порочащего честь [124] [125] прокурорского работника (п. 1 ст. 41.7 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации»). Это также опровергает мнение Верховного Суда РФ, что никакой закон не предусматривает возможность наложения на работника дисциплинарного взыскания за нарушение, совершенное не при исполнении трудовых обязанностей.

Кроме того, признав незаконной ч. 3 п. 14 Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации, Верховный Суд РФ оставил без внимания формулировку ч. 1 п. 14 Положения, включающего в определение дисциплинарного проступка деяния, совершенные не при исполнении трудовых обязанностей, а также пп. «г» п. 6 Положения, допускающего привлечение к дисциплинарной ответственности руководителя подразделения железной дороги за проступок, не связанный с исполнением им трудовых обязанностей.

В связи с признанием Верховным Судом РФ незаконной ч. 3 п. 14 Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации возникает вопрос о законности аналогичных положений, закрепленных в действующих уставах о дисциплине, которые рассматривались выше. С одной стороны Верховный Суд РФ выразил четкую позицию, что проступки, совершенные не при исполнении трудовых обязанностей, не должны влечь дисциплинарной ответственности, т.е. не должны квалифицироваться как дисциплинарные проступки. С другой стороны, формально решение Верховного Суда РФ относится только к ч. 3 п. 14 Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации, а аналогичные нормы иных нормативных правовых актов о дисциплине незаконными не признаны. Кроме того, как отмечено выше, трудовое законодательство фактически допускает возможность признания как дисциплинарного такого проступка, который совершен вне связи с исполнением работником трудовых обязанностей. Поэтому полагаем, что закрепленные в указанных уставах о дисциплине требования к работникам о надлежащем поведении вне работы не противоречат Конституции РФ и российскому законодательству. А поскольку нормы бывшего Союза ССР применяются в России в части, не противо

речащей Конституции РФ и российскому законодательству , постольку указанные положения принятых в советское время уставов о дисциплине следует считать действующими.

В уставах о дисциплине, принятых в 2000 г.[126] [127], российский нормотворец при определении дисциплинарного проступка, отходит подхода уставов, принятых в 1985 г. (уставы о дисциплине работников, занятых геологоразведочными работами и работников речного транспорта). Так, в Уставе о дисциплине работников морского транспорта от 23.05.2000 г. дисциплинарный проступок определяется как нарушение работником морского транспорта трудовой дисциплины на борту судна, в служебных помещениях и на территории организаций морского транспорта. Идентичная формулировка использована в Уставе о дисциплине работников рыбопромыслового флота Российской Федерации от 21.09.2000 г. и Уставе о дисциплине экипажей судов обеспечения Военно-Морского Флота от 22.09.2000 г.

Определения дисциплинарного поступка, закрепленные в указанных уставах о дисциплине, принятых в 2000 г., также, как и формулировки уставов, принятых в 1985 г., и нормы Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации, ограничивают дисциплинарные проступки действиями (бездействием), совершаемыми в пределах территории работодателя. Но, в отличие от последних, уставы о дисциплине, принятые в 2000 г., не позволяют дать четкую квалификацию действиям, нарушающим трудовую дисциплину, но совершенным не при исполнении трудовых обязанностей. Кроме того, они не указывают на виновность как необходимый признак специального дисциплинарного проступка.

Определение понятия дисциплинарного проступка уставами о дисциплине 2000 г. и перечень закрепленных в них трудовых обязанностей работников не позволяют конкретизировать содержание дисциплинарного проступка.

Так, Устав о дисциплине работников рыбопромыслового флота Российской Федерации устанавливает, что дисциплина работников состоит в соблюдении ими правил и норм, установленных международными договорами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, применяемыми на судах рыбопромыслового флота Российской Федерации, выполнении указаний руководителей, данных в пределах их компетенции, а также обязанностей, установленных настоящим Уставом, Уставом службы на судах рыбопромыслового флота Российской Федерации и трудовым договором (контрактом). Данный Устав налагает на работников ряд трудовых обязанностей, не предусмотренных ТК РФ, однако не устанавливают обязанности, выходящие за пределы трудовых правоотношений и не связанные с осуществлением трудовой функции.

Устав о дисциплине работников морского транспорта и Уставе о дисциплине экипажей судов обеспечения Военно-Морского Флота содержат аналогичные определения дисциплины и закрепляют аналогичный перечень трудовых обязанностей работника.

Из этих положений указанных уставов о дисциплине следует, что дисциплинарным проступком признается не только неисполнение или ненадлежащее исполнение работником своих трудовых обязанностей, но также несоблюдение широкого круга правовых норм, вплоть до международных. При этом остается нерешенным вопрос, можно ли признать дисциплинарным проступком нарушение указанных норм вне связи с исполнением работником трудовых обязанностей и/или вне территории работодателя.

Заметим также, что трактовка трудовых обязанностей Верховным Судом РФ также не дает однозначного ответа на вопрос, можно ли относить к ним обязанности, не обусловленные трудовой функцией. В п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» нижестоящим судам рекомендовано при рассмотрении дел об оспаривании дисциплинарного взыскания «учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.)». Обратим внимание, что Верховный Суд РФ оставил открытым перечень нарушений, признаваемых дисциплинарным проступком и не уточнил, нарушения норм какого законодательства подпадают под признаки дисциплинарного проступка.

Таким образом, следует признать, что формулировки дисциплинарного проступка, закрепленные в уставах о дисциплине, принятых в 2000 г., менее четкие по сравнению с уставами о дисциплине, принятыми в 1985 г., и Положением о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации. Они носят расплывчатый характер, не позволяют однозначно квалифицировать нарушение правовых норм, допущенное работником хотя и на территории работодателя, но не при исполнении трудовых обязанностей (в рабочее или во внерабочее время).

При определении понятия дисциплинарного проступка в Уставе о дисциплине работников организаций, эксплуатирующих особо радиационно опасные и ядерно опасные производства и объекты в области использования атомной энергии от 08.03.2011 г. российский законодатель использовал подход, реализованный в ТК РФ. Из ст. 4 указанного Устава следует, что в отношении работников организаций, эксплуатирующих особо радиационно опасные и ядерно опасные производства и объекты в области использования атомной энергии, дисциплинарным проступком признается неисполнение или ненадлежащее исполнение работником эксплуатирующей организации по его вине возложенных на него трудовых (должностных) обязанностей. Однако при установлении круга обязанностей работников этот подход данным Уставом не выдерживается последовательно. Устав вводит запрет работникам на участие в публичных мероприятиях на территориях, где размещены объекты атомной энергетики, или вне этих территорий, если это может нарушить работу такого объекта. Но поскольку право на участие в публичных мероприятиях есть политическое право гражданина, указанный запрет означает выход за пределы трудовых отношений в сферу отношений административно-правовых (подробнее этот вопрос рассмотрен в первом параграфе второй главы настоящего диссертационного исследования).

Обращает на себя внимание тенденция в развитии трактовки законодателем специального дисциплинарного проступка. В нормативных правовых актах 80-х - 90-х годов специальный дисциплинарный проступок понимается как действие (бездействие) работника, нарушающее не только нормы трудового законодательства и непосредственно связанное с исполнением им трудовых обязанностей, но также нарушающее иные правила поведения и вне связи с исполнением трудовых обязанностей. В нормативных правовых актах 2000 г. из определения дисциплинарного проступка изымается указание на деяния, совершаемые вне связи с исполнением трудовых обязанностей, но этот подход не выдерживается последовательно во всех положениях соответствующего нормативного правового акта. В Уставе о дисциплине работников организаций, эксплуатирующих особо радиаци- онно опасные и ядерно опасные производства и объекты в области использования атомной энергии, принятом в 2011 г. определение понятия дисциплинарного проступка в отношении указанной категории работников приведено в соответствие с формулировкой ТК РФ.

Рассмотрение проблем специального дисциплинарного проступка как основания для привлечения к специальной дисциплинарной ответственности, показало, что действующее российское законодательство, регулирующее вопросы специальной дисциплинарной ответственности применительно к отдельным категориям работников, не содержит общего и единого для всех субъектов специальной дисциплинарной ответственности определения специального дисциплинарного проступка. При этом можно выделить три подхода к формулировке специального дисциплинарного проступка нормативными правовыми актами:

1) дисциплинарный проступок определяется как виновное нарушение работником трудовых обязанностей, а также нарушение правил внутреннего распорядка и иных нормативных правовых актов, совершенное им на территории работодателя, в том числе и не при исполнении трудовых обязанностей (уставы о дисциплине: работников, занятых геологоразведочными работами; работников речного транспорта; Положение о дисциплине работников железнодорожного транспорта);

2) дисциплинарный проступок определяется как нарушение работником трудовой дисциплины на территории работодателя (уставы о дисциплине: работников морского транспорта; работников рыбопромыслового флота; экипажей судов обеспечения ВМФ);

3) дисциплинарный проступок определяется как неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых (должностных) обязанностей (Устав о дисциплине работников организаций, эксплуатирующих особо радиационно опасные и ядерно опасные производства и объекты в области использования атомной энергии).

Неопределенность позиции российского законодателя в трактовке специального дисциплинарного проступка требует его доктринального толкования и определения.

Проведенный анализ понятия специального дисциплинарного проступка выявил его комплексный характер. Будучи нарушением норм трудового законодательства, специальный дисциплинарный проступок также имеет некоторые признаки нарушения норм иного законодательства (например, административного или, применительно к судьям, законодательства о судоустройстве) и/или морально-этических норм. Это позволяет предложить следующее определение специального дисциплинарного проступка.

Специальный дисциплинарный проступок есть противоправное, виновное действие (бездействие) работника, выраженное в несоблюдении или ненадлежащем соблюдении обязанностей, возложенных на него специально принятыми нормативными правовыми актами (уставами, положениями о дисциплине) и являющихся дополнительными к обязанностям, предусмотренным Трудовым Кодексом РФ.

<< | >>
Источник: Яхина Мария Рафаиловна. СПЕЦИАЛЬНА Я ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме 1.2 Круг лиц, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности:

  1. 3. Некоторые особенности освобождения несовершеннолетних от административной ответственности. Особенности административной ответственности несовершеннолетних
  2. II. СПЕЦИАЛЬНЫЙ ВИД УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ, ПРИМЕНЯЕМЫЙ К ВОЕННО­СЛУЖАЩИМ, ПРОХОДЯЩИМ ВОЕННУЮ СЛУЖБУ ПО ПРИЗЫВУ
  3. Дисциплинарное производство в органах внутренних дел как вид административно-юрисдикционной деятельности
  4. Сходства и отличия административной ответственности за нарушения в сфере налогов и сборов в РФ от других видов юридической ответственности
  5. § 2. Правовая характеристика производства по дисциплинарным делам в органах внутренних дел
  6. § 3. Административно-процессуальный статус лиц, ведущих производство по дисциплинарным делам в органах внутренних дел, и его участников
  7. § 1. Возбуждение производства по дисциплинарному делу
  8. § 3. Правовая основа дисциплинарного производства в органах внутренних дел Российской Федерации
  9. § 5. Стадии дисциплинарного производства в органах внутренних дел Российской Федерации
  10. § 6. Основные направления совершенствования административноправового регулирования дисциплинарного производства в органах внутренних дел Российской Федерации
  11. § 2. Факторы и причины, влияющие на состояние, структуру и динамику дисциплинарных правонарушений и должностных преступлений в сфере внутренних дел и их правовая характеристика
  12. История развития института специальной дисциплинарной ответственности в РФ
  13. 1.2 Круг лиц, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности
  14. 3.1. Тенденции развития института специальной дисциплинарной ответственности на современном этапе
  15. История развития института специальной дисциплинарной ответственности в РФ
  16. 1.2 Круг лиц, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -