<<
>>

В) Принцип равновесия договорных обязательств

Современная теория договорного права основывается на трёх принципах, которые составляют концепцию договора. Принцип добросовестности охватывает вопросы, связанные с поведением сторон, а принцип социальной функции связан с содержанием договора, расширяет границы относительности договорной связи в зависимости от важности своей функции, выполняемой в обществе.

В конце концов, принцип равновесия тесно связан с концепцией справедливости договора, отражая концептуальный диалог между договором и фактическими условиями, в которые он вписан.

Мигель Реале заявил на стадии создания проекта гражданского кодекса, что принцип экономического равновесия договоров - это этическая основа всего обязательственного права Бразилии, что расходится с либеральным идеалом автономии воли. Поэтому считается, что интересы, содержащиеся в договоре, могут быть затронуты внешними факторами риска и отличными от воли сторон, что требует релятивизации pacta sunt servanda в защиту договорной справедливости. Проблема договорной связи претерпевает глубокую реорганизацию, основанную на объективных критериях, которая дистанциируется от воли сторон. То есть, теперь договорное право допускает изменчивость договорных условий, даже когда отсутствует согласие одной стороны, для того,чтобы сохранить договорную связь в более равновесных условиях, или расторжение отношений для того, чтобы избежать несправедливости договора.

Жозе Асенсао утверждает, что справедливость - это последний критерий договорного равновесия, и то ,что понимается под справедливым договорным отношением, подвергает анализу позицию, которую стороны занимают в договоре, и их положение равенства. Если иметь это в виду, мы поймём, что заключение договоров обусловлено целым рядом экономических, социальных и естественных обстоятельств, которые могут [280] [281] вызвать нарушение равновесия между вкладами, затрагивая цель, которая

280

являлась мотивацией для договорной связи.

Этическая парадигма равенства в деловых отношениях берёт начало в таком крупном правовом источнике как статья 3, III конституции, где в качестве фундаментальной цели бразильской республики называется

искоренение бедности и маргинальности, а также уменьшение социального и

281

регионального неравенства.

Равенство, которое правовой порядок устанавливает между сторонами, вписывается в сложность договорных отношений, и его современная концепция преодолевает классическое формальное равенство сторон во время подписания договора. Материальное равенство, результат концепции материальной этики, которая пропитывает весь правовой порядок Бразилии, всегда зависит от фактических вытекающих условий в течение всего времени длительности договора. Реальность договорного равновесия уже

рассматривается, по мнению Жозе Шавиера, как что-то неизбежное, как внутренне присущее условие (или «implied» как в англо-американском праве), которое вытекает из признания динамики экономических и социальных обстоятельств,способствующих его созданию и при радикальном изменении являющихся основанием для его модификации. Воля сторон перестаёт быть изолированным герменевтическим ключом для понимания договора, при этом известно, что в случае изменения обстоятельств юридических фактов, связь между принципами добросовестности и равновесия приводит стороны, с одной стороны, к повторному обсуждению изначально согласованных условий, а также, с другой стороны, открывает путь, не всегда желаемый, но часто допускаемый, который ведет к судебному

283

пересмотру договора или даже к его преобразованию. [282] [283] [284] [285]

Со времён римского права наблюдался «rebus sic stantibus» - есть соглашение, поскольку так позволяют обстоятельства, и их варьирование воздействует на установленную связь, приспосабливая её к ценности справедливости. Среневековых канонисты использовали правило на основе христианского морального императива о том, что несправедливо сохранять связь договора, если обстоятельства радикально меняются.

На протяжении существования правового гуманизма XV-XVI веков идея rebus sic standibus перестаёт быть правилом моральной герменевтики и начинает играть более важную роль в правовой проблематике договора, обретая более глубокие теоретические очертания, поскольку проводит различия в зависимости от того, в каких актах воли и в каких обстоятельствах будет применяться. С другой стороны, неотъемлемое противоречие правила и свободы заключения договора привело к его забвению в эпоху юсрационализма XVII-XVIII веков, которое, будучи отделённым от римской классификации договоров, создало унитарную концепцию договоров в согласии воль. Результатом этого стало то, что только воля может ограничивать свободу («solus consensus obbligat»), так что осталось мало пространства для принудительной осязаемости договорной связи. Самые важные кодификации (немецкая и французская) , так же как и латиноамериканские кодификации, и гражданский кодекс Бразилии 1916 года перестали упоминать правило, отдавая приоритет

287

принципу консенсуализма.

Либеральная теория договора, основанная исключительно на консенсуализме, стала более глубокой к началу XX века, препятствуя эффективному исполнению положения rebus sic standibus, а также примененияю объективных критериев анализа справедливости договорной связи. Юсфилософское понятие индивидуальности, созданное как чистая абстракция универсального порядка индивидов, сопровождалось утверждением, что договорная справедливость выражается в свободе [286] [287] [288] [289] заключения договоров, при этом становится неважным варьирование предпосылок и чувствительность связи. Pacta sunt servanda стало ключом для проверки валидности и эффективности договоров, законов и международных пактов. Ни один судья не имел права вмешаться в отношения сторон, за исключением тех пороков воли ,которые могли поставить под сомнение то ,что точно определил суверенитет воли.

На протяжении XX века наблюдался возврат к правилу rebus sic standibus в процессе укрепления социальной парадигмы при переходе от модели либерального государства к модели социального государства, обоснованном осмыслением тех случаев, когда автономия воли была чрезмерной.

Действительно, либеральная парадигма способствовала экспансиизарождающегося индустриального общества, но его нелицеприятные последствия стали очевидными в начале XX века. Во всех сферах - международной, политической и деловой - самый сильный может навязать свой суд.290 Таким образом, постепенно стали создаваться теории в договорной области, которые искали возможности, основанные на справедливости или бизнес-этике, ограниченные изначально критериями субъективного порядка, а именно: новое прочтение договорного положения rebus sic standibus, теория предположений и теория экономической основы договора191 в Германии, теория непредвиденности 293 во Франции и теория чрезмерной убыточности.294 в Италии. [290] [291] [292] [293] [294] [295] [296]

В Бразилии принцип договорного равновесия игнорировался, пока действовала либеральная парадигма коммереческой кодификация 1850 года, Набросок Тейшера де Фрейтас, и работы Кловиса Белиаква в 1916 году. Тема получила большее внимание только после реформ, которые были предложены Новым государством, начиная с 1937 года, когда в рамках цивилистической доктрины в различных статьях кодекса 1916 года искали бреши, которые бы могли уменьшить роль pacta sunt servanda и усилить

295

значение теории непредвиденности или положения rebus sic standibus. Развитие социального права, которое наблюдалось уже при создании законов в 40-х и 50-х годах, прежде всего в Консолидированном своде трудового законодательства и в других законах социального характера, привело к новому пониманию свободы договоров и обязательной силы договора. В 70-е годы доктрина уже рассматривала все вопросы в объективных терминах, не прибегая только к волютивным элементам, но используя понятия

добросовестности и договорной справедливости .[297] [298] [299]Серьёзный экономический кризис 80-х годов привёл к неблагоприятным последствиям, которые потребовали от судов выработки твёрдой позиции при защите договорного равновесия, усиленной новым конституционным порядком 1988 года, который учредил социальную функцию договора, в связи с

обеспокоенностью по поводу взаимодействия между договором и окружающей средой, высоко оценивая элементы пропорциональности и эквивалентности.

В течение всего этого периода доктрина впитывала в себя теории экономической основы договора и непредвиденности для систематизации доминирующего течения мысли. Обнародование кодекса защиты прав потребителя в 1990 году привело впервые на законодательном уровне к возможности пересмотра, изменения и расторжения договоров на основе принципа равновесия, допуская фигуру чрезмерной убыточности, кульминацией чего стало включение эти вопросов в гражданский кодекс 2002 года. [300]

Поэтому чрезмерная убыточность - это термин, выбранный правовым порядком Бразилии для того, чтобы обозначать экономический дисбаланс между вкладами в рамках договора. Это центральное понятие структуры борьбы с начальным или последующим дисбалансом во время создания и исполнения договора, посредством запрета на нанесение ущерба («laesio») (начальный дисбаланс), или посредством разрешения изменения или ревизии договора из-за последующей чрезмерной убыточности (последующий дисбаланс) в долгосрочных договорах. [301]

Поскольку это мощный инструмент, который противостоит фундаментальному принципу правового порядка - pacta sunt servanda - его применение ограничено. Бразильский закон выбирает некоторые концепты и предпосылки, которые могут применяться немедленно и являются исключениями. Существует два основных режима чрезмерной обременительности в Бразилии, режим гражданского кодекса в статьях 151, 317, 478-480 и режим кодекса защиты прав потребителя , в статьях 6, V, 39, V и 51, IV. Они различаются, прежде всего, требованиями к использованию. Г ражданский кодекс предъявляет более суровые требования к применяющимся элементам, а кодекс защиты прав потребителя не настаивает на использовании критерия непредсказуемости, преследуя цель защиты потребителя.

Определение темы в бразильском праве приводит к тому, что чрезмерная убыточностиь связывается лишь с экономическим дисбалансом между обязательствами сторон в договорах, которые являются инструментом для обеспечения экономического обмена.

Не стоит путать чрезмерную убыточностиь с объективной невозможностью выполнения договора (банкротством должника, непредвиденными обстоятельствами и фосмажорными обстоятельствами, а также моральной невозможностью выполнения договорных обязательств).[302] [303] [304] Законодательное внимание - резкая потеря равновесия между вкладами экономических договоров, так что существует твёрдая уверенность для толкователя, что диспропорция идёт гораздо дальше, чем рационально ожидается в договорном отношении. Для гражданского кодекса факт, порождающий дисбаланс, должен быть экстраординарным и непредвиденным, если считать, что возможность предвидеть основана на принципе разумности и определяется судебной практикой. Выполняя эти исключительные условия, бразильское право даёт разрешение на ревизию или судебный пересмотр договоров.

Таким образом, в том, что касается начального равновесия договора, гражданский кодекс 2002 года гарантирует его защиту посредством института ущерба, который описан в статье 157.

Статья 157. Наносится ущерб, когда человек, в условиях непреложной необходимости или ввиду отсутствия опыта, вынужден внести обязательства, явно не пропорциональный ценности обязательства противоположной стороны.

§ 1. Оценивается диспропорция обязательств согласно ценностям, признающимся таковыми в то время, когда была заключена правовая сделка;

§ 2. Не провозглашается аннулирование сделки, если предлагается достаточное дополнение, или если часть, получившая больше благ, согласится на уменьшение выгоды.

Laesio enormis, концепт для обозначения диспропорции, вызванной вкладами противоположной стороны, получил развитие в средние века как символ моральной религиозной борьбы против ростовщичества и защиты справедливой цены. Между тем, она была предана забвению в период

существования юснатуралистской доктрины, так как была представлена целым рядом ограничений свободы заключения договора, и не была принята

302

в кодификациях XIX века и в гражданском кодексе Бразилии 1916 года.

В кодексе наполеона ущерб считается пороком соглашения чисто субъективного применения (статья 1348), будучи причиной аннулирования пакта. В гражданском уложении Германии (§138) ущерб - это первоначальная шокирующая диспропорция между вкладами сторон и использование потребности или неопытности другой стороны, для которых типично сочетание патримониального ущерба и констатации незаконного поведения эксплуататора. Договор будет аннулирован не из-за отсутствия преимущества у пострадавшей стороны, но из-за предосудительных действий эксплуататора. Подобным образом немецкая теория рассматривается в статье 157 Кодекса Бразилии.

Аннулирование правовой сделки - это способ, выбираемый в случае первоначальной диспропорции. Такая в высшей степени субъективная коннотация как порок воли вызывает дискуссии, так как воля жертвы и воля эксплуататора не являются критериями, способными оценить действенность дела. Поведение, объективно оцениваемое как наносящее ущерб, незаконно, и даже если такова будет воля сторон, порядок осуждает патримониальную

304

эксплуатацию между людьми.

Другой смысл был принят кодексом защиты прав потребителя, в котором укреплялась теория первоначального дисбаланса по объективным критериям. В статье 6, V потребителю предоставляется право видоизменять договорные положения, которые устанавливают диспропорциональные обязательства; в статье 39, V считается недействительной практика злоупотребления, которая имеет по отношению к потребителю явно выраженное преимущество, и согласно статье 51, IV, аннулируются исключительно обременительные для потребителя положения, в соответствии с природой и содержанием договора и интересами сторон.

Что касается последующей чрезмерной убыточности, то необходимо констатировать некоторые требования для того, чтобы обратиться к системе ревизии или видоизменения договора на основе разрешения. Концепт основывается на том, что после наступления действительно чрезвычайных событий после заключения договора, обязательство становится чрезмерно [305] [306]

305

обременительным для сторон, но остаётся возможным для выполнения. Как уже говорилось, если наступит объективная невозможность выполнения (причины непредвиденных или форс-мажорных обстоятельств), будет наблюдаться последующая невозможность вклада, исчезнет договорная связь, так как основания практической и социальной полезности договора разрушаются посредством действий сторон непреодолимой силы. В этом случае отсутствие равновесия между обязательствами по договору не может вменяться в вину сторонам под угрозой гражданской ответственности. [307] [308]

Кодекс 1916 года, по примеру большинства европейских сводов законов того времени, не ставил целью указать на возможность договорной ревизии вследствие последующего изменения обстоятельств. Законодательное признание последующей чрезмерной убыточности как факта, достаточного для пересмотра или аннулирования договора, было приемлемым только в отношениях потребления, начиная с 1990 года. Гражданский Кодекс 2002 года рассматривал этот вопрос в двух разных местах: в статье 317 и в статьях с 478 по 480.

Статья 317. Когда из-за непредвиденных обстоятельств наблюдается явная диспропорция между ценностью должного обязательства и ценностью момента его исполнения, судья может подкорректировать её по просьбе стороны так, чтобы гарантировать, насколько возможно, реальную ценность обязательства.

Статья 478. В договорах непрерывного или отсроченного исполнения, если обязательство одной из стороны станет чрезмерно обременительным, с исключительным преимуществом для другой стороны вследствие чрезвычайных и непредвиденных обстоятельств, должник может попросить изменить договор. Действие решения об этом может иметь обратную силу на дату упоминания.

Статья 479. Расторжение можно избежать, если виновный готов справедливо видоизменить условия договора.

Статья 480. Если в договоре обязательства касаются лишь одной стороны, она может оспорить, чтобы её вклад был уменьшен, или

видоизменён способ его исполнения для того, чтобы избежать чрезмерной убыточности.

Формулирование теории чрезмерной убыточности в кодексе 2002 года - это результат различных теоретических походов, которые включают следующие требования для возможности ревизии или расторжения договора: а) существование договора непрерывного выполнения или выполнения, растянутого во времени; б) действительно последующее наступление событий непредвиденного и чрезвычайного характера; в) подтверждение чрезмерной убыточности для одной из сторон; г) причинно-следственные связи между чрезвычайным фактом и чрезмерной убыточностью; д) отсутствие вины сторон. В этом аспекте способность предвидеть будущие факты зависит от характеристик сторон договора - требуется большая способность к предвидению опытного бизнесмена, а не того, у кого нет специальной бизнес-подготовки. Теория также применяется в форсмажорных случаях и во всех актах, которые препятствуют нормальному и предсказуемому выполнению договора. Теория непредвиденности не отменила принцип обязательной силы договоров, ни допустила появление намерения видоизменить или пересмотреть дело в судебном порядке просто потому что исполнение стало более обременительным в рамках естественной возможности предвидеть риск всего договора. То есть, не допускается применение этого положения только потому, что сторона неудачно провела бизнес-операцию (предусмотренный риск). [309] [310] [311]

Статья 317 указала на разрешение со стороны закона на ревизию договоров по просьбе стороны, которой нанесён ущерб, когда вклад станет непропорциональным (по отношению к его ценности во время заключения договора), с целью поддержания начального равновесия договора, которое нарушается и-за последующих и непредвиденных обстоятельств. Статья 478 и следующие статьи, с другой стороны, позволяют видоизменить долгосрочный договор, если вклад одной стороны становится чрезмерно убыточностью, принеся огромный выигрыш другой стороне вследствие чрезвычайных и непредвиденных обстоятельств. Возможно, основная критика заключается в том, что гражданский кодекс установил новое требование для применения теории в статье 478 , которое не встречалось в сравнительном праве: огромное преимущество ввиду наступления последующего факта для той стороны бизнес-отношений, которой не нанесён

^ 1 П

ущерб.

Кодекс, который делает упор на положение о непредсказуемости, трансформирует равенство, используя теорию для того, чтобы сделать правилом просьбу о пересмотре договора. Несмотря на эксплицитно выраженнную просьбу, согласно доктрине, более разумна теория, дающая право стороне, которой нанесён ущерб, восстановить равновесие с помощью модификации обязательств или действительно устранить связь; при этом орган, который принимает решение, выбирает более справедливый и равновесный вариант. Есть случаи, когда чрезмерная убыточность для одной из сторон не влечёт за собой огромный выигрыш для другой, но даже и причиняет некоторый ущерб, так как она также страдает из-за последствий изменения обстоятельств, при этом делается акцент на преобладание основной цели теории непредсказуемости, а именно, на цели прийти на помощь стороне договора, которой будет причинён ущерб из-за отсутствия договорного равновесия. [312] [313]

Наряду с гражданским кодексом, кодекс защиты прав потребителя определяет в статье 6:

Статья 6. Права потребителя: V - видоизменение положений договора, которые устанавливают диспропорциональные вклады, или их пересмотр вследствие последующих фактов ,которые делают их чрезмерно убыточнами.

Сравнивая статью 478 гражданского кодекса и статью 6, V, кодекса потребителя, можно констатировать, что кодекс потребителя основывается лишь на двух факторах: чрезмерная убыточность, которая наступает вследствие последующей реальности. Не хватает предвидения того, что эти факты представляют собой чрезвычайные и непредсказуемые события. Общий режим гражданского кодекса - намного более строгий, что режим кодекса защиты прав потребителя, так как принимает во внимание относительную слабость потребителя перед лицом поставщика. Общий закон требует, чтобы изменение было результатом чрезвычайных и непредсказуемых событий. Если это не так, сторона сохраняет свою связь, поскольку не может возложить на другую сторону груз нормальных и предсказуемых событий. При общем режиме важна только чрезмерная обременительность, которая вытекает из чрезвычайных и непредсказуемых событий.[314] То есть, в отличие от теории непредсказуемости и чрезмерной обременительности, для теории разрыва основы правового дела характерно то, что она не принимает во внимание предсказуемость как основное требование для возможности ревизии или пересмотра договора. [315]

Наконец, необходимо проанализировать защиту договорного равновесия с помощью положения hardship, основного инструмента саморевизии договоров, которое фигурирует в статье 6.2.2 принципов УНИДРУА: существует возможность hardship, при которой

подтверждаются события, существенно меняющие равновесие договора вследствие увеличения стоимости вклада одной из сторон или вследствие уменьшения ценности вклада другой стороны.

Положение о hardship было введено для того, чтобы позволить вновь пересмотреть договор ввиду появления существенного события, которое вызовет дисбаланс в договоре, таким образом, что его выполнению будет нанесён ущерб, между тем, оно не будет невозможным, но отличным от ранее установленного. В этом смысле hardship (особо затруднительные обстоятельства) представляет собой оригинальное решение для сохранения равновесия договора. Разработка таких положений обосновывается, прежде всего, в случае международных договоров, по мере того как возможная необходимость пересмотра их условий отсылает к вопросу о законодательных актах, применимых в этом случае, которые могут относиться к иностранному законодательству. Такое решение (пересмотр) не будет удовлетворительным, так как в зависимости от применимого права, стороне, пострадавшей от ущерба, не будет гарантирована адаптация к условиям договора. Не все страны допускают какие-либо послабления при чрезмерной обременительности, но обычно для частной автономии

устанавливаются достаточно широкие границы, для того, чтобы стороны

- ~ 314

договора могли вновь приити к соглашению относительно его условии.

Машаду Гранзиера утверждает, что в международных долгосрочных договорах о поставке оборудования необходимость изменении вытекает из трёх типов ситуаций: а) модификация политических и/или экономических условий, не входящих в договор по желанию сторон ,и которые тем или иным образом затрудняют исполнение договора; б) технические вопросы, которые возникли в течение периода действия договора, решение которых непосредственно влияет на коммерческие условия договора, которые должны быть адаптированы к новой реальности; в) нерешённые проблемы, касающиеся договора, решение которых преднамеренно или исходя из обстоятельств оставлено «a posteriori», на тот момент , который считается

315

наиболее подходящим.

На основе добросовестности обязательство повторного обсуждения может пониматься как процесс адаптации, интеграции или дружественного изменения договора вследствие резкого изменения обстоятельств в то время, когда существует договор, вызванного нестабильностью договорного отношения.[316] [317] [318] Цель, которая преследуется в результате применения обязательства повторного рассмотрения условий договора, это достижение равновесия договора, функция которого - перераспределить причинённый чрезвычайный и непредвиденный ущерб, позволяя сторонам прийти к соглашению о разделении ущерба, и избежатьсудебного рассмотрения ревизии или пересмотра. [319]

Поэтому считается, что принцип договорного равновесия позволяет сочетать pacta sunt servanda и rebus sic standinbus для достижения справедливости, в конкретном случае - равновесия c должным отрицанием чрезмерного убытка. Идеал справедливости ценен в свете обстоятельств конкретного случая, то есть, если причина - это изменение обстоятельств, эти обстоятельства могут оцениваться в свете равновесия. Справедливость в конкретном случае приводит к анализу обстоятельств, а не к обобщающей оценке. Поэтому проблематика чувствительности договорной связи - актуальна, и теории, которые пытаются вписать процесс ревизии и пересмотра на основе принятого решения, полезны для того, чтобы сохранялась жизнеспособность юридических решений, имеющих цель - обеспечивать коммутативную справедливость между сторонами договора и, наконец, поддерживать достоинство человека в частных отношениях. [320]

<< | >>
Источник: Коста Лазота Лукас Агусто. ПРИНЦИПЫ, СОСТАВЛЯЮЩИЕ ОСНОВУ СИСТЕМ ДОГОВОРНОГО ПРАВА БРАЗИЛИИ И ИНЫХ СТРАН ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2014 г.. 2014

Еще по теме В) Принцип равновесия договорных обязательств:

  1. §1. Общие положения о государственном кредите (понятие, сущность, принципы, формы)
  2. § 1. Понятия, сущность и стороны коллективного договора. Основные принципы его заключения
  3. § 2. Структура правового отношения налоговой ответственности
  4. 1.2. Правовая защита при нарушении договора купли-продажи в праве международной торговли
  5. § 1. Понятие и нормативно-правовые основания гражданского оборота иностранной валюты
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. § 2. Принцип применимости и проблема декодификации и рекодификации
  8. § 4. Роль институтиональных принципов в функционировании современного договорного права Бразилии
  9. Б) Принцип объективной добросовестности
  10. В) Принцип равновесия договорных обязательств
  11. ГЛАВА ВТОРАЯ ПРИНЦИПЫ, ОТРАЖАЕМЫЕ КОНЦЕПЦИЕЙ ГАРМОНИЗАЦИИ ДОГОВОРНОГО ПРАВА ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИХ СТРАН, И ИХ СООТНОШЕНИЕ С ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫМИ ПРИНЦИПАМИ ДЕЙСТВУЮЩЕГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА БРАЗИЛИИ
  12. § 2. Принцип добросовестности и его соотношение с принципом социальной функции договора и принципом равновесия в договорных обязательствах в договорном праве стран Латинской Америки
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -