<<
>>

Введение

Стало правилом начинать работу, посвященную теории денег, с тезиса об их таинственной сути. Так или приблизительно так принимаются за работу все. В труде «К критике политической экономии» главу, в которой исследуются деньги, Маркс предваряет словами У.

Ю. Гладстона о том, «что даже любовь не сделала стольких людей дураками, сколько мудрствование по поводу сущности денег»[1]. Ровно через 60 лет М. Туган-Барановский в предисловии к своей книге «Бумажные деньги и металл» (1919) написал приблизительно то же: «Гладстон как-то сказал, что лучший способ в кратчайший срок сойти с ума — это заняться вопросами денежной теории»[2]. Советский экономист Д. Лоевецкий полагал, что «деньги относятся к числу самых сложных вопросов и самых запутанных явлений»[3]. А по мнению Е. Преображенского, «с самого начала деньги представляли из себя наиболее туманную, наиболее мистическую и наиболее мистифицирующую часть экономики товарного хозяйства» .

Рассуждения о таинственности денег продолжаются и сегодня. Но исследователи разделились, и одни призывают «проникнуть в тайну денег, понять их природу и роль в жизни общества»,[4] а другие предлагают «до конца не раскрывать их содержания»[5].

Мы разделяем точку зрения, что деньги — это тайна. Но разделяем как научную точку зрения, а не литературный прием, когда слово «тайна» употребляется метафорически. Сохранение этой тайны может быть объяснено с двух позиций: субъективной и объективной. Что касается субъективной стороны дела, то существует мнение о преднамеренном сокрытии этой тайны, для чего многие теории не только не раскрывают сути денег, но и преднамеренно уводят от нее. Так, например, Серж Московичи пишет: «Деньги отнесены к сфере экономики; в редких работах они рассматриваются в контексте других наук. Остается думать, что все знают об этом предмете слишком много, чтобы рисковать говорить о нем, что “эти деньги, которые представляют, — по выражению Эрнста Юнгера, — одну из самых больших тайн в мире”, заключают в себе слишком много секретов наших обществ, чтобы открыто рассказать о них»[6].

Трудно опровергнуть эту точку зрения. Факты действительно свидетельствуют о том, что существующие теории денег не могут объяснить некоторые явления денежного обращения. Например, ответить на вопрос, почему в традиционных обществах деньги, или то, что используется в качестве денег, преднамеренно портятся, ми- ниатюризируются или, наоборот, принимают гигантские размеры? Или почему в одних денежных системах неограниченная эмиссия денежных единиц не приводит к снижению их покупательной силы, а в других при постоянной величине денежной массы наблюдается снижение ее покупательной способности? Почему широко известные и широко пропагандируемые мероприятия денежно-кредитной политики (политика «дорогих» и «дешевых» денег) не приносят ожидаемых результатов? Почему исследование сути денег подменяется изучением технологичности расчетов, так называемыми цифровыми (электронными) деньгами — понятием, так упорно внедряемым в научный оборот?

Вопрос о преднамеренной фетишизации науки поднимают и российские ученые. Так, например, Б. И. Соколов считает, что привнесение фетишистских представлений в исследовательскую практику обусловлено сужением предметного поля исследования, «когда нормальное существование экономики связывается только с товарным хозяйством»[7].

С объективных позиций объяснение «таинственности» денег состоит в том, что предметно-методологическое пространство денежных теорий ограничено в лучшем случае общеэкономическими рамками, в худшем —товарно-денежными. И эта узость научного пространства не позволяет раскрыть все многообразие форм проявления денег и их суть. Достаточно сказать, что до сегодняшнего дня такие категории, как: «деньги», «денежные знаки» и «денежные единицы» — зачастую используются синонимично, между ними не обозначены смысловые границы, не выявлены взаимосвязи, а поведение покупательной способности денежных единиц не имеет рационального, научного, объяснения.

Попытаться раскрыть или хотя бы приоткрыть тайну денег возможно с помощью того, что можно назвать предметно-методологическим расширением, которое носит филогенетический и онтологический характер. Изучение происхождения и природы денег с позиций филогенеза в данной работе предполагает опору на этнографический и археологический материал традиционных, архаических обществ.

С онтологической точки зрения, наша концепция происхождения и природы денег исходит из посылки целостности социальных отношений.

Совокупность онтологических и филогенетических свойств предмета исследования в нашей концепции придает такому исследованию междисциплинарный характер. Целостное, междисциплинарное научное направление в изучении денег может стать основой для конструирования новой модели управления деньгами, которую мы называем «социально-экономическим механизмом». Последний должен прийти на смену спекулятивной и симулятивной денежнокредитной политике.

В разработке теоретико-методологической базы социально-экономического механизма регулирования внутренней и внешней покупательной способности денежной единицы необходимо учитывать наличие ряда важных проблем:

а) неполноту представлений о социально-экономической природе денег, о закономерностях эволюции и трансформации их форм;

б) отсутствие методологии системного анализа социальных и экономических факторов, влияющих на устойчивость денежных единиц;

в) недостаточную степень научной обоснованности механизмов регулирования покупательной способности денежной единицы. При решении обозначенных проблем следует прежде всего уточнить содержание категории «деньги», для чего необходимо сформировать целостное представление о природе денежных отношений, учитывающее весь комплекс экономических, социальных, психологических и иных факторов, определяющих содержание данной категории.

Категория «деньги» в нашей концепции представляет иерархическую систему, в которую входят понятия: «деньги-символ», «денежные знаки» и «денежные единицы». Между этими понятиями существуют особые взаимосвязи, для каждой из них — собственный генезис развития. Может сложиться впечатление, что в работе не говорится ничего нового: ново лишь само расположение материала. Но, как известно, стоит расположить уже давно известные мысли в ином порядке — и получится новое виденье проблемы.

Так, например, то, что деньги как элемент социальных отношений являются символом, известно давно.

Но введение этой категории помогает нам уловить метафизическую связь между видимым и невидимым, открытым и непознанным. Познание символа необходимо для вскрытия неявных основ мироустройства. Таким образом, изучая деньги как символ, мы не только открываем тайное в них, но и узнаем, что осталось непознанным.

В нашей концепции денежные знаки — это форма выражения социального содержания денег-символа. Они обладают представительной стоимостью, которая есть превращенная форма социальной ценности денег. «Превращенная» в том смысле, что она в действительности создается людьми, которые сами начинают верить в ее наличие, создавать представления о полезности и исключительной необходимости их в денежном обращении.

Денежные единицы, возникающие в процессе счета и учета реального богатства, обладают покупательной способностью, которая опосредованно, через представительную стоимость опирается на социальную ценность денег-символов. Поэтому саму покупательную способность мы трактуем как иррациональную форму представительной стоимости денежных знаков. Иррациональность заключается в том, что изменение покупательной силы денежных единиц становится непрогнозируемым, поскольку их связь с деньгами-символами скрыта, закамуфлирована. До тех пор пока не будут описаны взаимосвязи между социальной ценностью денег-символов, представительной стоимостью денежных знаков и покупательной способностью денежной единицы, любые экономические прогнозы будут превращаться в гадания, а экономическая аналитика — в шарлатанство с большой волотильностью.

Цель данной работы — вскрыть эти взаимосвязи и показать способы управления покупательной способностью денежных единиц.

<< | >>
Источник: Базулин Ю. В.. Происхождение и природа денег. — СПб.:              Изд-во С.-Петерб. ун-та,2008. —246 с.. 2008

Еще по теме Введение:

  1. Введение точки привязки
  2. Нововведение
  3. Основы Европейской валютной системы до введении евро
  4. 2.ВВЕДЕНИЕ ТЕНГЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. Введение
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. Введение
  17. Введение
  18. ВВЕДЕНИЕ
  19. Обман и введение в заблуждение
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -