<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Современный уголовный процесс позволяет информационным технологиям обеспечитв ввіявление, сбор, хранение доказателвственной информации, реализацию права на доступ к правосудию, и применение обеспечителвнвіх мер для контроля при применении мер принуждения.

Поэтому развитие и совершенствование электронной информации и злектроннвіх носителей информации позволяют говорити о необходимости совершенствования правового регулирования их применения в уголовном судопроизводстве. Прогнозируя развитие информационнвіх технологий и их интеграцию в общественнвіе правоотношения необходимо своевременно реагироватв на даннвіе процесові и возникающую необходимости их правового регулирования.

В своем послании президент РФ В.В. Путин отметил, что: «На основе долгосрочного прогнозирования необходимо понятв, с какими задачами Россия столкнется через 10-15 лет, какие передоввіе решения потребуются для того, чтобві обеспечитв нацио налиную безопасности, качество жизни людей, развитие отраслей нового технологического уклада»[1] [2]. В связи с этим Агентством стратегических инициатив была разработана программа «Националвная технологическая инициатива»[3], обеспечивающая долгосрочное планирование развития систем безопасности информационнвіх технологий. Таким образом, намеченный вектор развития позволяет определитв направление реформирования и модернизации уголовно-процессуалвного законодателвства с учетом Указа Президента Российской Федерации от 09.05.2017 № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы», реализации Государственной

автоматизированной системні правовой статистики (ГАС ПС)[4] и ряда федералвнвіх целеввіх программ[5].

Анализ статистики деятелвности судов позволяет сделатв ввівод о распространении применения электронной информации, злектроннвіх носителей информации и как доказателвственной информации и как технических средств в уголовном судопроизводстве.

Так, прослеживается рост числа следственнвіх действий направленнвіх на сбор электронной доказателвственной информации[6], широкое применение в судебном

производстве злектроннвіх технических средств[7].

Правовое регулирование применения электронной информации

и злектроннвіх носителей информации в отечественном уголовном процессе осуществлял осв динамично и поэтапно. Это связано, прежде всего, с необходимо ствю ввгявления и расследования преступлений, так как в конструкт ив HBix и квалифицирующих признаках составов преступлений по Уголовному кодексу РФ содержатся термины, связаннвіе с электронной информацией и электронными носителями информациями[8].

Кроме того, в связи с необходимоствю получения электронной доказателвственной информации и ее закрепления по уголовнвш делам, обеспечения доступа к правосудию, обеспечения производства по уголовному делу, а также создания электронного делопроизводства с 2002 г. по 2017 г.

законодательному изменению и совершенствованию подвергались различные процессуальные институты: следственных действий - «электронное копирование», «выемка электронной информации», «изъятие электронных носителей»[9]; судебного разбирательства - «аудио-, видеозапись, кино-, фотосъемка», «видеоконференцсвязь», «трансляция»[10]; процессуальные документы - «электронный документооборот», «электронные документы, процессуальные бланки», «электронные приложения»[11].

В результате существенно изменился «облик» уголовного судопроизводства, позволяющий динамично применять электронную информацию и электронные носители информации. Однако эти изменения касались законодательного разрешения вопросов, которые возникали как в правоприменительной практике, так и обсуждались в теории. Но вопрос единого системного подхода к возможности применения электронного судопроизводства с целью получения электронной доказательственной информации, закрепления и представления её по уголовным делам, обеспечения доступа к правосудию, обеспечения эффективного производства по уголовному делу, а также создания электронного делопроизводства, в полном объеме исследованию не подвергался.

Таким образом, необходимость сравнительно-правового исследования правового регулирования применения электронной информации и электронных носителей информации в уголовном судопроизводстве и его совершенствование, обеспечивающее создание единого правового механизма их применения, формировалась постепенно и в настоящее время достигла наибольшего статуса. В связи с этим, было предпринято исследование становления формирования электронной информации и электронных носителей информации, сравнительно-правовой анализ зарубежного уголовно

процессуального законодательства, а также правоприменительной практики

б

с тем, что бы сформулировать процессуальную модель правового регулирования применения электронной информации и электронных носителей информации в уголовном судопроизводстве, а также обосновать авторскую модель «единого электронного производства по уголовному делу», что позволило сформулировать ряд предложений по изменению уголовнопроцессуального законодательства. Указанные обстоятельства и обусловили выбор темы диссертационного исследования.

Степень научной разработанности темы исследования. Степень научной разработанности темы исследования. В отечественной и зарубежной правовой доктрине проблемы правового регулирования применения электронной информации и электронных носителей информации в уголовном судопроизводстве в той или иной мере исследовались в разных аспектах. Эволюция законодательных актов о применении технических средств восходит в древние века как первая необходимость раскрытия преступления, которая приводит нас к современным технологиям и информационным потокам. Данный аспект затронутой проблемы был рассмотрен в работах таких известных юристов и историков как: Н.С. Алексеев, А.Н. Анохин, И.Ф. Крылов, И.К. Качурин, И.Д. Найдис, А.В. Соломоник, Н.Г. Стойко, Р.Ю. Трубицын, О.А. Щеглов и др. Вопросам международного и зарубежного правового регулирования применения электронной информации и электронных носителей информации посвящены работы Г. С. Вовка, В.М.

Волженкиной, П.В. Головненкова, Л.В, Головко, К.Ф. Гуценко, М.В. Захаровой, В.Н. Махова, М.А. Пешкова, М.П. Семина, С.В. Щербакова, П.М. Бирюкова и др.

Фундаментальные вопросы теории уголовно-процессуального доказывания, связанные с темой диссертационного исследования рассматривались в трудах А.С. Александрова, В.Д. Арсеньева, В.С. Балакшина, А.Р. Белкина, В.М. Быкова, А. Г. Волеводз, Л. А. Воскобитовой, Ю.П. Боруленкова, О.В. Гладышевой, Б.Я. Гаврилова, Л.В. Головко,

3.3. Зинатуллина, В. А. Лазаревой, П.А. Лу пинской, В.Н. Махова,

Н.Г. Муратовой, В.В. Николюка, М.С. Строго вича, Ф.Н. Фаткуллина, С.А. Шейфера и других ученых.

К авторским исследованиям, оказавшим значителвное влияние на формирование BBiBO до в и предложений по резулвтатам проведенной работы, следует отнести исследования и в сфере криминалистики и в сфере уголовно- процессуалвного права. Ученвіе, обратившиеся к криминалистическим аспектам проблематики рассматривали следующие аспектвг расследование в сфере мобилвной связи, телекоммуникаций и компвютернвіх преступлений (Н.А. Архипова, А.С. Егорвинев, Г.В. Семенов, В.В. Поляков, А.В. Шебалин и др.); применение технических средств в уголовном судопроизводстве (В.Г. Болвічев, В.Ф. Васюков, В.Б. Вехов, Р.Н. Вязовцев, Р.Г-В. Локк, П.В. Костин, В.А. Семенцов, Ю.Н. Соколов, А.Н. Яковлев и др.).

Авторы, которвіе исследовали ряд дискуссионнвіх вопросов в уголовном судопроизводстве, связаннвіх с темой исследования, рассматривали следующие аспекты правового регулирования применения современник технологий в уголовном судопроизводстве. Так, П.С. Пастуховвш в монографии «Доктриналвная модели совершенствования уголовно-процессуалвного доказвівания в условиях информационного общества» (2015 г.) обстоятелвно рассмотренві способві модернизации учения об уголовно-процессуальных доказательствах в контексте информационного общества и разработана теоретическая модель уголовно-процессуального доказывания. В работе И.В. Овсянникова «Копирование электронной информации как средство у головно-процессуально го доказывания» (2015 г.) исследована сущность и правовая природа копирования электронной информации в уголовном судопроизводстве, выделены условия производства электронного копирования информации как средства уголовно-процессуального доказывания, кроме того, рассмотрены условия допустимости электронной информации в качестве доказательства по уголовному делу.

Р.И. Оконенко в диссертационном исследовании «Электронные доказательства и проблемы обеспечения прав граждан на защиту тайны личной жизни в уголовном процессе: сравнительный анализ законодательства Соединенных Штатов Америки и Российской Федерации» (2016 г.) подробно исследованы вопросы использования электронных носителей информации в доказательственной деятельности по уголовному делу, а также разработаны предложения по совершенствованию процедур осмотра и обыска электронных носителей информации в целях обеспечения прав граждан на защиту тайны личной жизни. В диссертации С.И. Кувычкова «Использование в доказывании по уголовным делам информации, представленной в электронном виде» (2016 г.) анализируются вопросы совершенствования правового регулирования применения в доказывании по уголовным делам информации в электронном виде. Предложена классификация электронной информации на содержащую следы преступления и информацию о ходе и результатах следственного действия.

Кроме этого, в исследованиях А.П. Вершинина, Н. А. Зигуры, Э.М. Мурадьян, М.В. Старичкова, В.С. Шишкина рассмотрены вопросы правового статуса электронной информации и электронных носителей информации. Механизм применения электронной информации и электронных технических средств в уголовном судопроизводстве и криминалистике был рассмотрен в работах А.Ф. Абдулвалиева, А.А. Бессонова, А.В. Булыжкина, А.В. Волчек, С.В. Зуева, Е.П. Ищенко, А. А. Леви, В. А. Мещерякова, С.А. Пашина, И.Л. Петрухина, Р. Саницкого, В.Ю. Стельмаха, С.Ю. Скобелина, Ф.М. Ашимова, В.И. Елинского, А.П. Рыжакова, Ю. Смагина и др..

По смежной проблематике был защищен ряд диссертационных исследований В. А. Семенцова (1994), А.Н. Яковлевой (2000), Т.Э. Кукарниковой (2003), Н.П. Царевой (2003), Т.А. Макаровой (2004), А.Г. Маркелова (2004), Р.О. Никитина (2005), А.В. Рыбина (2005), Р.Г-В. Локка (2006), Ю.Н. Миленина (2007), В.А. Камышина (2008), П.В. Костина (2008), Д.А. Ширёва (2009), В.Г. Болычева (2012) и др.

К числу зарубежных ученых, в сферу научных интересов которых входит исследование различных аспектов применения электронной информации и электронных носителей информации в уголовном судопроизводстве относятся М.

Голдсмит (М. Goldsmith), Д. Дриппс, Ш. Конингс (С. Conings), Ж.Ф. Онрут (Jean-Frantpois Henrotte), Э. Кейси (Eoghan Casey), Бенджамин Торнбул (Benjamin Turnbull), К.С. Фишман (Clifford S. Fishman) и многие другие. Данные работы были изучены автором на языке оригинала в Университете Левен (Белвгия) при прохождении программві международного академического обмена Erasmus Mundus Aurora в 2014 - 2015 гг..

Однако, не умаляя теоретической значимости указаннвіх и других исследований, проведеннвіх российскими и зарубежнвши правоведами, отметим, что в литературе вопросві правового регулирования электронной информации и электроннвк носителей информации в уголовном судопроизводстве рассматриваются фрагментарно (зачастую в аспекте нового термина «электронные доказателвства», значения электронного документа, электронных носителей информации и ряда следственнвіх действий с применением злектроннвіх технологий - изъятие и копирование при обвіске и ввіемке). Исследование опыта правового регулирования в зарубежном у головно-процессуально м законодательстве касалось преимущественно анализа производства отдельных следственных действий, доказательственного значения электронной информации, обзора и анализа (УПК государств- участников СНГ, ряда европейских стран, США, Канады). В свою очередь, с практической и теоретической точки зрения представляется актуальным комплексное исследование правового регулирования применения электронной информации и электронных носителей информации в системе уголовного судопроизводства в рамках единой электронной процессуальной модели уголовного судопроизводства, что и было предпринято в данном исследовании. Кроме того, особая актуальность работы заключается в исследовании разработки единой электронной процессуальной модели электронного судопроизводства по уголовному делу в условиях становления цифровой среды, что ранее не было рассмотрено в науке уголовного судопроизводства.

Цель и задачи исследования. Ц,ель настоящей работы заключается в комплексном историко-правовом, сравнительно-правовом анализе отечественного и зарубежного у головно-процессуального законодательства, общепризнанных принципов и норм международного права, регулирующих применение электронной информации и электронных носителей информации в уголовном судопроизводстве. Формулирование процессуальной модели правового регулирования применения электронной информации и электронных носителей информации в уголовном судопроизводстве, обоснование авторской модели «единого электронного производства по уголовному делу», формулирование предложений по изменению уголовно-процессуального законодательства, обеспечивающих доступность, эффективность и своевременность уголовного судопроизводства.

Для достижения указанных целей сформулированы следующие задачи:

- выявить и показать закономерности в развитии системы электронной информации и электронных носителей информации, выделить исторические этапы их правового регулирования;

- проанализировать и сравнить механизм правового регулирования применения электронных технических средств при доказывании в уголовнопроцессуальном законодательстве зарубежных стран;

- дать теоретико-правовое определение электронной информации и электронных носителей информации, обосновать их классификацию;

- обосновать и показать необходимость выделения электронных следственных действий в системе уголовного судопроизводства;

- сформулировать и обосновать механизм сбора, хранения

и представления электронной информации и электронных носителей информации;

- сформулировать критерии оценки электронной доказательственной информации;

- обосновать и разработать авторскую модель «единого электронного производства по уголовному делу»;

- сформулировать и выдвинуть конкретные предложения по совершенствованию правового регулирования применения электронной

информации и электронных носителей информации в уголовном

судопроизводстве и правоприменителвной практике.

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что в работе на основе историко-правового анализа отечественного уголовно- процессуалвного законодателвства, сравнителв но-правово го исследования у головно-процес су алв но го законодателвства государств участников СНГ и ряда зарубежнвіх стран (Грузия, США, Канада, Белвгия, Франция, Германия), а также на основании ввіявленнвіх закономерностей в практике применения электронной информации и злектроннвіх носителей информации:

а) разработана и предложена модели механизма правового регулирования ввіявления, закрепления, хранения, копирования и оценки злектроннвіх доказателвственнвіх сведений и злектроннвіх носителей информации, т.е. сформулирована процес су алвная модели правового регулирования применения электронной информации и злектроннвіх носителей информации в уголовном судопроизводстве, б) ввідвинута идея о создании и правовом регулировании «единого электронного производства по уголовному делу», под которой понимается электронная процес су алвная форма расследования, рассмотрения и разрешения уголовного дела уполномоченнвш органом или лицом в установленном законом порядке в связи с определеннвім собвітием; в) сформулированві предложения по совершенствованию уголовного, уголовно процес су алв но го законодателвства и право применителвной практики. В рамках проведенного исследования ввідвинута идея о создании и правовом регулировании «единого электронного производства по уголовному делу» при ИСПОЛВЗОВаНИИ технологии блокчейн, предложен HOBBIй повод для возбуждения уголовного дела - «социалвно-информационнвіе сведения» и предложена система «злектроннвіх» следственнвіх действий И процес су алв HBIX процедур[12]. Также разработана идея создания «электронной картві уголовного дела» на основе технологии блокчейн, применяемой в качестве приложения к уголовному делу и содержащей в себе собраннвю электронные сведения, приложения к протоколу и другие сведения. Реализация модели «электронной картві уголовного дела» на основе технологии блокчейн позволит обеспечитв достоверности и безопасности полученнвіх злектроннвіх даннвіх. Кроме того, обоснована авторская идея о создании и правовом регулировании «единого международного электронного уголовного судопроизводства» с целвю совершенствования правового регулирования процедурні сбора электронной доказателвственной информации при оказании взаимной правовой помощи по уголовнвш делам.

Теоретическая значимость исследования состоит в следующем:

- исследован генезис правового регулирования применения

электронной информации и электронных носителей информации;

- выявлены современный общемировой вектор развития правового регулирования применения электронной информации и электронных носителей информации в уголовном судопроизводстве;

- разработаны критерии оценки электронной информации

и электронных носителей информации;

- разработан понятийный аппарат и классифицированы электронные доказательственные сведения;

- разработана и обоснована процессуальная модель «единого электронного производства по уголовному делу».

Практическая значимость исследования состоит в том, что сформулированные на основе полученных результатов в ходе исследования, практические рекомендации, теоретические выводы и предложения могут использоваться в практической деятельности работников правоохранительных органов и суда, быть использованы при разработке предложений по совершенствованию законодательства, составлении инструкций и других актов. Изложенные в диссертации предложения могут также быть востребованы в преподавании курса «Уголовно-процессуальное право (Уголовный процесс)», а также спецкурсов «Теория доказательств в уголовном процессе», «Составление у головно-процессуальных документов».

Методология и методика диссертационного исследования основана на диалектическом принципе научного познания, позволяющем применить общенаучные и специальные методы. В работе были использованы следующие общенаучные методы: синтез, анализ, обобщение, статистическая обработка; частные методы: историко-правовой, сравнительно-правовой, формальнологический и метод анкетирования.

Новизну результатов и выводов исследования обеспечили положения, выносимые на защиту:

1. Правовое регулирование применения электронной информации и электронных носителей информации в современной законодательной модели уголовного судопроизводства формировалось в двух аспектах: материально- правовом: конструирование составов преступлений, и процессуальном аспектах: обеспечение доказательственного значения электронных сведений и использование электронных документов. В связи с этим обоснована необходимость правового регулирования: а) классификационных групп электронных сведений, как носителей доказательственной информации;

б) электронно-информационного сопровождения следственных и судебных действий; в) критериев допустимости, достоверности и относимости электронной информации и правил применения электронных носителей информации; г) межведомственного электронного документооборота. В связи с этим предложены изменения в сфере правового регулирования понятия доказательств и их источников - электронная информация и электронные носители информации.

2. Генезис правового регулирования электронной информации и электронных носителей информации, который можно проследить по пяти выявленным этапам формирования отечественного законодательства: первый- судебно-фото-технический (XVI в. - первая половина XIX в.), второй— технический (вторая половина XIX в. - 20-е гг. XX в.), третий - судебнокриминалистический (1920 - 1950-е гг.), четвертый - судебнодокументальный (I960 - 1980-е гг.), пятый - судебно-электронный (1990-е гг. - н.в.), которые эволюционно и последовательно обеспечивали применение при производстве по уголовному делу электронные технологии.

3. Сравнительно правовой анализ правового регулирования применения электронной информации и электронных носителей информации по уголовнопроцессуальному законодательству государств-участников СНГ позволил выявить как общие так особенные закономерности в правовом регулировании. Общие: а) единое понимание доказательств (фактические данные, любые сведения, фактические сведения, улики); б) электронная информация не выделена в качестве самостоятельного источника доказательств;

в) электронные носители информации рассматриваются в качестве вещественного доказательства; г) применение электронной информации в ходе расследования; д) участие специалиста при сборе электронной доказательственной информации; е) электронная информация может быть использована в качестве приложения к протоколу следственного действия; ж) изготовление в электронной форме протокола судебного заседания. Особенности: а) электронный документ выделен в качестве самостоятельного вида доказательств (Модельный УПК, УПК Республики Молдова); б) создан институт по охране персональных данных (УПК Грузии); в) предусматривается двухэтапная электронная система осуществления тайных следственных действий (УПК Грузии); г) регламентированы следственные действия, в ходе которых производится изъятие электронной информации: перехват сообщений (УПК Республики Туркменистан); слуховой контроль; мониторинг информационно-телекоммуникационных сетей и систем; контроль радиочастотного спектра (Модельный закон СНГ «Об оперативно-розыскной деятельности»); выемка и обыск в здании дипломатического представительства и у дипломатического представителя (УПК Грузии, УПК Республики Беларусь, УПК Республики Молдовы, УПК Украины, УПК Республики Узбекистан, УПК Туркменской Республики); обыск, выемка и наложение ареста в помещениях средств массовой информации, редакций издателвств, научнвіх, просветителинвіх, религиознвіх общественнвіх организаций и политических партий, мониторинг банковских счетов; истребование документа или информации; текущий сбор даннвіх интернет трафика; сбор со держатели нвіх даннвіх (УПК Грузии); д) получение доказателвственной информации с применением системні видеоконференц-связи в ходе: допроса (УПК Республики Беларуси, УПК РФ, УПК Республики Казахстан, УПК Квіргвізской Республики 2016 г.), очной ставки (УПК Республики Беларуси, УПК Украинві), предъявления для опознания (УПК Республики Беларуси, УПК Украинві, УПК Квіргвізской Республики 2016 г.); е) регламентирован порядок производства «электронного уголовного дела» (УПК Республики Азербайджан).

4. Тенденции правового регулирования применения электронной доказателвственной информации в уголовно-процессуалвном законодателвстве ряда европейских стран (Белвгия, Франция, Германия), США и Канадві, которвіе показвівают и общие закономерности и ряд особенностей.

К общим можно отнести: а) судебный контролв при сборе электронной информации; б) применение в качестве доказателвств; в) копирование информации без производства изъятия электронного носителя информации;

г) негласный порядок получения электронной доказателвственной информации. Особенности: а) свобода следственнвіх действий (УПК Франции); б) свободное применение электронной доказателвственной информации и злектроннвіх носителей информации (УПК Франции, УПК США); в) возможноств подачи заявлений в право охранители нвіе органві в электронном виде (УПК Бельгии); г) создание межотраслевой системы по противодействию киберпреступности (УПК Франции, УПК Бельгии); д) особые правила проведения следственных действий при получении электронной доказательственной информации (УПК Бельгии); е) специальные правила оценки электронной доказательственной информации (УПК Канады, УПК США); ж) отсутствие территориальных ограничений при получении электронной информации (США); з) применение системы электронного судопроизводства (США, Канада, Германия). В связи с этим предложена процессуальная модель «единого международного электронного уголовного судопроизводства».

5. Критерии применения электронной информации и электронных носителей информации на этапе проверки сообщения о преступлении, которые сформулированы с учетом авторских определений: «информационная среда в качестве места совершения преступления», «осмотр информационной среды» и «копирование электронной информации», предполагают законодательный механизм, обеспечение информационной безопасности и научную обоснованность их использования. В связи с этим, предлагается механизм особого порядка проверки сообщения о преступлении, размещенном в сети Интернет, включающий в себя: 1) установление личности заявителя, 2) закрепление сообщения о преступлении путем его обработки, копирования и хранения в системе «электронного уголовного дела»; 3) закрепление всех необходимых сведений о веб-странице, на которой оно было размещено; 4) дополнение видов поводов к возбуждению уголовного дела - «социальноинформационные сведения». В связи с этим предложены ряд изменений и дополнений в УПК РФ, обеспечивающий правовое регулирование нового повода к возбуждению уголовного дела; процессуальных форм изъятия и приобщения в качестве доказательств электронных сведений на этапе проверки сообщения о преступлении, в том числе и проверки сообщений о преступлении, распространенном в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»; порядок производства осмотра электронных носителей информации.

6. Закономерности в практике применения электронной информации

и электронных носителей информации в ходе предварительного расследования проявляются в следующих уровнях специфики применения электронных доказательственных сведений: а) субъектно-правоприменительный[13];

б) уровень унифицированных правовых государственных стандартов[14];

в) процедурный уровень[15].

7. Процессуальная модель правового регулирования изъятия, копирования и хранения электронной информации и электронных носителей информации как материальных устройств, так и электронных сведений. Содержание модели состоит: во-первых, в формулировании необходимости законодательного закрепления и правового регулирования новых типов следственных действий - электронных; во-вторых, в предложении наименований данных типов следственных действий - «электронный осмотр», «электронная выемка», «электронный обыск», «электронное наблюдение», в-третьих, в определении процедуры этих действий и их проверки; в-четвертых, в обосновании вывода о том, что процессуальная оценка с позиции относимости, допустимости и достоверности электронных доказательственных сведений должна производиться с участием специалиста.

8. Система авторских критериев оценки электронной доказательственной информации с позиции формулировок уголовно-процессуального закона: относимости, допустимости, достоверности, достаточности. В связи с этим предложен ряд изменений и дополнений в у головно-процессуальное законодательство, касающийся правового регулирования: во-первых, расширить судебный контроль и предусмотреть возможность обращения адвокатов в суд с судебным адвокатским запросом о получении информации с ограниченным доступом; во-вторых, включить в правила оценки доказательств особенности оценки электронных доказательственных сведений новые правила, предусматривающие правовое регулирование порядок воспроизведения и исследования электронной информации; в-третьих, дифференцировать правовое регулирование достоверности электронной информации и электронных доказательственных сведений; в-четвертых, обеспечить безопасность хранения электронной информации и электронных носителей информации.

9. Особенности применения электронной информации и электронных носителей информации в судебном производстве, к которым относятся использование их в качестве: а) доказательств; б) источников доказательств; в) средств обеспечивающих электронное сопровождение судебного процесса: распределение уголовных дел, рассмотрение внепроцессуальных обращений граждан, функционирование системы видеоконференцсвязи, электронного документооборота, протоколирование судебного заседания, фиксация и трансляция судебного заседания. В целях совершенствования процедуры применения электронной информации и электронных носителей информации в судебном производстве и повышения эффективности судопроизводства предложено: а) регламентация определения правовой судьбы электронной доказательственной информации; в) совершенствование порядка трансляции судебного заседания; в) регламентация порядка видеопротоколирования хода судебного заседания.

10. Развитие электронного документооборота. Разработана авторская идея о создании модели «единого электронного производства по уголовному делу» и её правового регулирования. «Единое электронное производство по уголовному делу» - это электронная процессуальная форма делопроизводства и документооборота в досудебном и судебном производстве по уголовному делу. В целях обеспечения безопасности и неизменности электронных сведений обоснована необходимость разработки модели «единого электронного производства по делу» в децентрализованной системе распределенного реестра хранения сведений - блокчейн. Модель «единого электронного производства по делу» включает в себя восемв блоков: 1) «электронное производство проверки сообщения о преступлении»; 2) «электронное следственное действие»; 3) «электронная оперативно-розвіскная деятелвноств»; 4) «злектроннвіе технические средства»; 5) «электронное производство дознания»; 6) «электронное производство дознания в сокращенной форме»;

7) «электронное судебное производство в суде первой инстанции»;

8) «электронное судебное производство контролвно-надзорнвіх действий». Это позволило сформулироватв ряд предложений и дополнений в уголовно- процессуалвное законодательство, регламентирующих общий порядок производства по уголовному делу в электронной форме.

Степень достоверности диссертационного исследования. Сформулированные в диссертационном исследовании выводы логически обоснованы и имеют достаточную степень достоверности, что обеспечивается диалектическим методом познания, результатом анкетирования практических работников, анализом материалов судебной и следственной практики. Теоретическую основу исследования составили базовые положения общей теории права, философии, конституционного, информационного, международного, у головно-процессуально го, уголовного права,

криминалистики, научные труды ведущих отечественных и зарубежных специалистов в области права. Исследование и выводы основаны на анализе международных правовых актов, международных договоров Российской Федерации о правовой помощи по уголовным делам, Конституции РФ, уголовного и у головно-процессуально го законодательства, административного, административно-процессуального, гражданского, гражданско-

процессуального, арбитражного процессуального законодательства, Модельного уголовно-процессуального законодательства СНГ, постановлений Пленума Верховного Суда РФ, подзаконных актов, законодательства СССР, стран СНГ и ряда других зарубежных стран (Грузия, Бельгия, Канада, США, Франция, Г ер мания). Кроме того, приведены примеры из опубликованной судебной и следственной практики зарубежных стран (страны СНГ, Грузия,

Бельгия, Канада, США, Франция, Германия) и субъектов РФ. В ходе исследования было проведено обобщенное исследование опубликованных статистических данных Судебного департамента при Верховном Суде РФ, Генеральной прокуратуры РФ, статистических и аналитических материалов МВД РФ, опубликованной судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за период действия УПК РФ 2001 г., УК РФ 1996 г.

В диссертационном исследовании проанализированы ежегодные доклады уполномоченного по правам человека в РФ (2007-2015 гг.), статистические сведения, отраженные в интервью Председателя CK РФ А.И. Бастрыкина «Российской Газете» (2007-2016 гг.). В ходе исследования были проанализированы 240 архивных уголовных дел (2012-2016 гг.) с использованием доказательственной электронной информации. Проанализировано 290 процессуальных решений с использованием справочноправовой системы «Консультант Плюс» и Интернет-ресурса ГАС «Правосудие» судов Республики Татарстан, Тюменской области, Пермского края, Ставропольского края, Омской области, Владимирской области, Московской области, Курганской области, Краснодарского края, Приморского края и других субъектов.

Диссертантом проведено анкетирование 262 должностных лиц, среди которых: 176 следователей CK РФ 5-ти субъектов РФ: Республики Татарстан, Чувашской Республики, Республики Мордовия, Республики Башкирия, Удмуртской Республики; и 86 судей Верховных судов 4-х субъектов РФ: Республики Татарстан, Республики Марий Эл, Республики Мордовия, Республики Башкортостан.

Автором исследования были изучены многочисленные Интернет- ресурсы: pravo.ru, pravo.gov.ru, consultant.ru, coe.int, usa.gov, e-cis.info, crimestat.ru и многие другие.

Апробация результатов диссертационного исследования. Результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры уголовного процесса и криминалистики Казанского (Приволжского)

Федерального университета, где была подготовлена диссертационная работа и где она прошла рецензирование. Положения и выводы диссертационного исследования изложены в основных научных работах автора, в 14 научных статьях, в том числе 4 статьи опубликованы в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, рекомендованных ВАК.

Основные выводы и предложения докладывались автором на следующих конференциях, международных школах, форумах: Международной научно- практической конференции «Актуальные проблемы уголовного процесса и криминалистики России и стран СНГ» (Челябинск, ФГБОУ ВПО ЮУрГУ,

05.04.2014) ; Международной научно-практической конференции Европейского социально-экономического комитета, посвященной кооперации и повышению конкуренции в области науки и технологий «EU Emergency Powers» (Брюссель, Бельгия), Европейский социально-экономический комитет, 27-28.04.2015); Международном научном круглом столе на тему: «Современные проблемы раскрытия преступлений в условиях состязательного процесса (криминалистические и у головно-процессуальные аспекты)» (Казань, КФУ,

15.10.2015) ; Международной научно-практической конференции

«Криминалистическое сопровождение расследования преступлений: проблемы и пути их решения», посвященной 110-летию со дня рождения Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора Крылова И.Ф. (Москва, ФГКО «Академия CK РФ» 19.02.2016);

Международном круглом столе - Теория и практика квалификации экономических преступлений: региональный опыт Земли Бранденбург (Германия) и Республики Татарстан (Казань, КФУ 10.05.2016 - 12.05.2016); I международном форуме выпускников юридического факультета КФУ (Казань, КФУ 17-18.06.2016); Всероссийском Круглом столе «Электронные носители информации в криминалистике» (г. Москва, МГУ имени М.В. Ломоносова, 13.05.2016); I всероссийской научно-практической

конференции «Развитие механизмов функционирования экономики и финансов» (г. Симферополь, ФГБОУВО «РГУП» 17-18.06.2016.);

Факультетской научной конференции «Итоговая образовательно-научная конференция студентов» (г.Казань КФУ 01.04.2011); Межвузовской научно- практической конференции студентов и аспирантов МГЮА имени О.Е. Кутафина «История и современность» (г. Москва, МГЮА, 21-22.10.2011); Международной школе молодых ученых «Летняя школа права» (Summer Law Cultural Exchange Program) (г.Нанкин, Китай, Нанкинский Университет, 10-19.08.2013); Программе академического обмена «Erasmus Mundus», Левенский Университет (KU Leuven) (г. Лёвен (Бельгия), 01.09.2014-

30.04.2015) .

Результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры уголовного процесса и криминалистики Казанского (Приволжского) Федерального университета.

Содержащиеся в диссертационном исследовании материалы используются автором при преподавании курсов «Уголовно-процессуальное право (Уголовный процесс)» и «Прокурорский надзор» на юридическом факультете КФУ. Получены акты внедрения результатов диссертационного исследования в деятельность Верховного суда Республики Татарстан и учебный процесс в Казанском филиале Российского государственного университета правосудия.

<< | >>
Источник: СЕРГЕЕВ МАКСИМ СЕРГЕЕВИЧ. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ ЭЛЕКТРОННОЙ ИНФОРМАЦИИ И ЭЛЕКТРОННЫХ НОСИТЕЛЕЙ ИНФОРМАЦИИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ: отечественный и зарубежный опыт. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2018 Казань. 2018

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Введение точки привязки
  2. Нововведение
  3. Основы Европейской валютной системы до введении евро
  4. 2.ВВЕДЕНИЕ ТЕНГЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. Введение
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. Введение
  17. Введение
  18. ВВЕДЕНИЕ
  19. Обман и введение в заблуждение
  20. Причины введения делегированных актов, основные этапы развития и проблемы, возникающие в связи с их применением
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -