<<
>>

Применение электронной информации и электронных носителей информации в стадии возбуждения уголовного дела

В соответствии со ст. 144 УПК РФ органві и должностнвіе лица, осуществляющие предварителвное расследование принимают и проверяют сообщение о совершенном, готовящемся преступлении и принимают решение в пределах компетенции, установленной УПК РФ.

Согласно нормативному определению, установленному в п. 43 ст. 5 УПК РФ, сообщением о преступлении признается заявление о преступлении, явка с повинной либо рапорт об обнаружении преступления.

В данном параграфе мы рассмотрим механизм применения электронной информации и злектроннвіх носителей информации в стадии возбуждения уголовного дела, а также особенности института доследственной проверки.

Рассматривая закрепленный в УПК механизм применения электронной информации и злектроннвіх носителей информации в стадии возбуждения уголовного дела следует отметитв, что электронная информация и злектроннвіе носители информации могут бвітв рассмотренві в качестве: 1) доказателвства, 2) средства сбора доказателвственной информации, 3) средства совершения преступления; и 4) места совершения преступления.

Институт доследственной проверки в последние го дві бвіл предметом бурнвіх дискуссий[433] и предметом законодателвного регулирования[434]. Важно отметитв, что в настоящее время болвшинство ученвіх-процессуалистов обоснованно считают, что на стадии возбуждения уголовного дела имеет место именно доказывание[435]. Полученные в ходе проверки сообщения о преступлении, сведения могут бвітв исполвзованві в качестве доказателвств при условии соблюдения положений ст.ст. 75 и 89 УПК РФ. По мнению многих правоведов, в виду наделения органов предварителвного расследования широкими полномочиями, регламент про ваннвши ст. 144 УПК РФ, этап проверки сообщения о преступлении можно рассматриватв в качестве неформалвного расследования[436]. Поддерживая позицию законодателя о расширении полномочий органов и должностнвіх лиц, осуществляющих предварителвное расследование следует отметитв недостаточноств правового регулирования в части сбора электронной информации и злектроннвіх носителей информации до возбуждения уголовного дела.

В 2016 г. на 9.4% процента сократилосв общее количество зарегистрированнвіх преступлений (2 млн. 130 тыс.) по сравнению с 2015 г. (2 млн. 352 TBic.)[437]. Однако, не смотря на положителвную динамику, по словам Министра внутренних дел РФ В.А. Колоколвцева: «Развитие информационнвіх технологий сопровождается увеличением противоправнвіх посягателвств в сфере телекоммуникаций и компвютерной информации, в том числе мошеннических действий. В этой связи возросло в целом количество мошенничеств. Сегодня каждое десятое из регистрируемвіх преступлений относится к этому виду.»[438]. Отмечая динамику показателей, характеризующих криминалвную ситуацию за 2014-2015 гг. В.А. Колоколвцеввім бвіло отмечено, что: «Возрастание количества зарегистрированнвіх преступлений в 2015 г. на 8,6 процента, в основном неболвшой и средней тяжести, привело к существенному ПОВВІШЄНИЮ нагрузки на сотрудников. На сегодняшний денв, согласно экспертным оценкам, органы внутренних дел уже достигли предельной, «пропускной способности»[439]. На наш взгляд, решение проблемы оптимизации порядка рассмотрения сообщений о преступлении возможно путем проведения модернизации деятельности правоохранительных органов и расширения перечня допустимых процессуальных мероприятий. Вопрос допустимости производства следственных действий и, в частности, производства обыска и выемки на этапе выявления и проверки сообщения о преступления является дискуссионным на протяжении долгого периода времени. Тем не менее, он становится все более актуальным в виду развития технологий, методики расследования преступлений, уголовно-процессуального правового регулирования и неоднозначной сложившейся правоприменительной практики.

В рамках проверки сообщения о преступления дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе: 1) получать образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования у физических лиц и представителей юридического лица (ст. 202 УПК РФ); 2) получать объяснения; 3) истребовать документы и предметы; 4) изымать документы и предметы; 5) назначать судебную экспертизу и участвовать в ее производстве; 6) получать заключение эксперта; 7) производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов; 8) производить освидетельствование; 9) требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований, привлекать к участию в этих действиях специалистов; 10) давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Таким образом, правовой механизм позволяет на современном этапе предложить и обосновать необходимость применения электронных способов выявления, получения и проверки доказательств. Однако, законодатель, расширив данный перечень следственных мероприятий, не предусмотрел четкий порядок их производства. В связи с чем, на практике возникают проблемні правоприменения, а в литературе возникают спорві о законности проведения тех или иных следственнвіх действий.

Необходимости совершенствования процес су алвнвіх процедур доследственной проверки можно подтвердитв и аргументироватв тем, что за 2015 г. Конституционнвш Судом РФ ввшесено 17 решений по резулвтатам рассмотрений заявлений об оспаривании положений ст. 144 УПК РФ[440].

Так, Э.Ф. Абрамовой было обжаловано положение ч. 1 ст. 144 УПК РФ, которое, по мнению заявителиницы, в силу своей неопределенности позволяет производитв ввіемку предметов и документов в порядке статей 182 и 183 УПК Российской Федерации до принятия решения о возбуждении уголовного дела и исполвзоватв полученнвіе таким образом предметы и докумешы в качестве доказателвств. Однако, определяя законности проведения ввіемки в ходе «доследственной» проверки Конституционнвш Суд пояснил, что предметні и докумешы на этапе проверки сообщения о преступлении, бвіли ввіданві доброволвно (Определение Конституционного Суда РФ от 22.12.2015 № 2885-0). Формулировка ст. 144 УПК РФ представляется несовершенной. Так, в статве указано, что докумешы и предметні могут бвітв истребованы, изъяты в установленном УПК РФ порядке. В свою очереди, как отмечает В.В. Калвницкий, - «истребование - это и еств изъятие на доброволвной основе, обеспеченное лиши потенциалвно возможной ответственноствю граждан, должностнвіх лиц и организаций по ст. 17.7 КоАП РФ[441]. По мнению К.Б. Калиновского практика производства обвісков и ввіемок на стадии проверки сообщения о преступлении противоречит у го л овно-процессуально му законодательству. Предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела, в свою очередь в содержание предварительного

расследования входит производство следственнвіх действий[442].

В резулвтате анализа правового регулирования проверки сообщения о преступлении можно сделатв вывод, что электронная информация и электронные носители информации могут бвітв полученві в ходе доследственной проверки в рамках производства изъятия, осмотра, истребования документов и предметов, оперативно-розвіскных мероприятий.

Изъятие документов и предметов на этапе проверки сообщения о преступлении - это элемент следственного действия - осмотра. Однако, если процедура изъятия электронных носителей информации в ходе производства обыска и выемки регламентирована в ч. 9.1. ст. 182ич. 3.1. ст. 183 УПК РФ, то порядок изъятия электронных носителей информации и электронной информации в ходе осмотра не определен. Тем не менее, мы считаем, что электронные носители информации в ходе производства осмотра могут быть изъяты по правилам установленным в ч. 9.1. ст. 182 и ч. 3.1. ст. 183 УПК РФ. Что же касается электронной информации, порядок ее изъятия не установлен. Рассмотрим данную процессуальную процедуру подробнее.

Изъятие электронной информации производится путем ее копирования из информационной среды или электронного носителя информации. Процедура изъятия электронной информации состоит из следующих составляющих: а) извлечение (копирование) электронной информации из места ее обнаружения на электронный носитель информации; б) предъявление обнаруженной информации понятым, специалисту и другим участвующим в следственном действии лицам; в) отражение в протоколе следственного действия времени, места и обстановки обнаружения информации; г) упаковка, опечатывание электронных носителей информации с содержащейся на ней электронной информацией.

Так, например, в ходе производства проверки сообщения о преступлении предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ следователем были исследованы рапорт О ГИБДД МВД России по Республике Татарстан, а также видеозапись скопированная из памяти видеорегистратора на CD-диск. В резулвтате проведенной проверки в отношении Ш. было возбуждено уголовное дело, предусмотренное ч.

1. ст. 264 УК РФ[443].

Другим примером допустимости изъятия электронной информации в ходе проверки сообщения о преступлении является копирование информации полученной из сети «Интернет». Так, согласно материалам уголовного дела, установлено, что Кулешоввім Е.В. в период с 14 октября 2010 г. по 3 апреля 2013 г. на своей странице в социальной сети «Вконтакте» были размещены видеозаписи экстремистского содержания. 3 апреля 2013 г. следователем в присутствии понятых был осуществлен осмотр сайта сети Интернет - личной страницы сайта «Вконтакте» Кулешова Е.В.. В результате проведенного осмотра на странице были обнаружены 5 видеозаписей предположительно экстремистского содержания. В результате проведенного следственного мероприятия был составлен акт осмотра сайта сети Интернет. Кроме того, было произведено копирование обнаруженных материалов на компакт диск, который был направлен для проведения исследования. В ходе проведенного исследования было установлено, что представленные материалы содержат признаки экстремизма. В результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий была установлена личность лица, разместившего данные материалы. 25 июня 2013 г. по факту обнаружения в действиях Кулешова Е.В. признаков преступления предусмотренных ч. 1 ст. 182 УК РФ составлен рапорт и зарегистрирован в КУСП за № 198 от 25.06.2013. Судом полученные доказательства признаны допустимыми и по результатам их исследования, вынесенным 25 октября 2013 г. приговором Кулешов Е.В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ[444].

В рассмотренном примере отмечено, что электронная информация была получена в ходе осмотра. Осмотр - это непосредственное обозрение объекта путем его личного восприятия . 1 лавным отличием осмотра документов и предметов от ввіємки является то, что при данном следственном действии нелвзя применятв принуждение. Так, в ходе проверки сообщения о преступлении предусмотренном ч. 2 ст. 159 и ч. 1 ст. 187 УК РФ следователем с согласия заявителя бвіл произведен осмотр его электронной почтві, в резулвтате которого бвіло установлено, что ООО «Т.» бвіли направленві в адрес ООО «Р.» подложнвіе платежнвіе поручения, подтверждающие перевод денежнвіх средств в качестве предоплаты предусмотренной договором

450

подряда .

Следует отметитв участившиеся случаи возбуждения уголовнвіх дел ввія в л е и ны X в резулвтате мониторинга социалвнвіх сетей, так в социалвной сети Periscope 17 ноября бвіла размещена видеозаписв, на которой учащейся одного из учебнвіх заведений г. Казани группа лиц наносила множественнвіе ударвг Прокуратурой Республики Татарстан по поручению прокурора республики по данному факту бвіла проведена проверка. Согласно материалам видеозаписи установлено, что школвники устроили прямую трансляцию нанесения побоев своей однокласснице на заднем дворе профессионалвного колледжа № 41 в г. Казани. По данному факту органом дознания возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ[445] [446] [447]. Другим примером возбуждения уголовного дела на основании размещенной видеозаписи в социалвной сети Periscope стал случай произошедший в ночв с 1 на 2 апреля 2016 г.. С.Османов, находясв в буддистском храме, осквернил статую Будды. Видеозаписв своих действий Османов транслировал в социалвной сети Periscope. По резулвтатам изучения даннвіх материалов, по факту осквернения в буддистском храме статуи Будды возбуждено уголовное дело по статве 148 УК РФ[448].

Также электронная информация и злектроннвіе носители информации могут бвітв полученві путем истребования. Истребование документов - действия следователя, дознавателя по направлению предписания гражданину или организации представити определеннвіе материалві, передачу истребуемого объекта и процессуалвное оформление этих фактов[449]. Так, в ходе проверки сообщения о преступления могут бвітв истребованві злектроннвіе документві, в том числе подписаннвіе цифровой подписвю, материалві видео наблюдения и т.д. Конституционнвш суд РФ отказвівая в принятии жалобні об оспаривании конституционности и. 24.1 ст. 5, ч. 1 ст. 13, и. 12 ч. 2 ст. 29, ч. 1 ст. 144, ч. 1. ст. 165 и ч. 1. ст. 186.1 УПК РФ отметил допустимости и законности истребования сведений об ІР-адресах, с которвіх осуществляется ввіход в сети «Интернет» в ходе проверки сообщения о преступлении[450].

Одним из наиболее зффективнвіх способов сбора электронной информации и злектроннвіх носителей являются оперативно розвіскнвіе мероприятия, под которвши понимается вид деятелвности, осуществляемый гласно и негласно оперативними подразделениями государственник органов, осуществляющими оперативно-розвіскную деятелвности, в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розвіскнвіх мероприятий в целях защитві жизни, здороввя, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступник посягателвств (ст. 1 ФЗ «Об оперативно-розві с кно й деятелвности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ).

Резулвтатві оперативно-розвіскнвіх мероприятий являются толвко сведениями об источниках тех фактов, которвіе будучи полученнвши с соблюдением установленнвк законом требований могут стати доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм у головно-процес су алв но го закона[451]. В болвшинстве рассмотреннвіх нами случаев из правоприменителвной практики электронная информация на этапе проверки сообщения о преступлении собирается в ходе проведения оперативно-розвісKHBix мероприятий с применением технических средств.

Так, в ходе проверки сообщения о преступлении предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК РФ бвіли проведенні оперативно-розвіскнвіе мероприятия, в резулвтате которвіх был зафиксирован факт передачи денежнвіх средств за ввіставление положителвной отметки при сдаче экзамена по физике. На основании полученнвіх аудио- и видеозаписи было возбуждено уголовное дело в отношении Б.О.. Резулвтатві оперативно-розвіскнвіх мероприятий бвіли признанні допустимвши доказателвствами, на основании которвіх бвіл ввшесен обвинителинвій приговор[452].

Таким образом, полагаем, что электронные носители информации и электронная информация на этапе проверки сообщения о преступлении могут быть получены в результате производства: 1) изъятия документов, предметов (в том числе путем копирования); 2) осмотра документов, предметов (в том числе электронного); 3) оперативно-розыскных мероприятий; 4) истребование документов, предметов. Кроме того, считаем целесообразным установить особый порядок возбуждения уголовных дел по сообщениям, размещенным в сети Интернет.

Поэтому считаем возможным обосновать необходимость внесения изменений в УПК РФ:

1. Дополнить статью 5 УПК РФ:

1) пунктом 13.2. следующего содержания:

«13.2. изъятие - извлечение предмета, сведений из места их нахождения»;

2) пунктом 13.3 следующего содержания:

«13.3. истребование - предъявление требования субъектом осуществляющим производство предварительного расследования о предоставлении необходимых для уголовного дела сведений».

2. Дополнить cm. 144 УПКРФ частью 2.1 следующего содержания:

«2.1. По сообщению о преступлении, размещенном в сети Интернет,

проверку проводит по поручению прокурора орган дознания, а также по поручению руководителя следственного органа следователь. Оператор связи, оказывающий услуги по предоставлению доступа к информационной сети «Интернет» или провайдер хостинга, или владелец сайта в информационно- телекоммуникационной сети «Интернет» обязаны передать по требованию прокурора, следователя или органа дознания сведения, подтверждающие сообщение о преступлении, а также данные о лице, разместившим указанную информацию в сети «Интернет».

3. Дополнить главу 24 УПК РФ статьей 177.1. следующего содержания: «Статья 177.1. Электронный осмотр

1. Следователь производит электронный осмотр информационной системы с участием специалиста

2. Изъятие обнаруженных в ходе осмотра электронных носителей информации и копирование электронной информации производится в порядке, установленном ч. 3.1. cm. 183.1. настоящего Кодекса».

Рассматривая электронные носители информации и электронную информацию в качестве средства сбора доказательственной информации на этапе проверки сообщения о преступлении следует отметить, что в соответствии с ч. 6 ст. 164 УПК РФ при производстве следственных действий следователь вправе применять технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств. Полученные фото-, кино-, видео-, аудиоматериалы, электронные носители информации прилагаются к протоколу следственного действия.

Так, в ходе получения объяснений в процессе проверки сообщения о преступлении, следователь применяет технические средства фиксации

показаний - аудио-, видеозапись.

В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий на этапе проверки сообщения о преступлении в соответствии с ч. 3 ст. 6 ФЗ от 12.08.1995 N 144- ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» в ходе проведения оперативнорозыскных мероприятий используются информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также другие технические и иные средства.

Особое внимание следует обратить на ч. 2 ст. 144 УПК, согласно которой, по сообщению о преступлении, распространенной в средствах массовой информации редакция, главный редактор СМИ обязаны передать по требованию лица производящего проверку сообщения о преступлении документы и материалы, подтверждающие сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем указанную информацию.

Так, 26 ноября 2015 г. в эфире областного телевидения было сообщено о массовом заболевании детей, воспитанников дошкольного учреждения поселка Теплоозерск Облученского района Еврейской автономной области. По результатам рассмотрения выявленного в средствах массовой информации видеоматериала 26 ноября 2015 г. следственными органами CK РФ по Еврейской автономной области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 238 УК РФ[453]. Показателен также другой пример. Так, в средствах массовой информации были размещены публикации, согласно которым, в Екатеринбургском детском доме-интернате, расположенном в Чкаловском районе города Екатеринбурга, к воспитанникам применяется физическое насилие. Как отмечено в публикациях, сотрудниками детского дома несовершеннолетние воспитанники наказываются в отдельной бытовой комнате, в которой отсутствуют камеры видео наблюдения, однако, в СМИ была представлена аудиозапись, согласно которой, со слов старшей медсестры интерната, насилие стараются применять к детям так, чтобы не оставалось видимых телесных повреждений. В ходе рассмотрения данного сообщения, а также изучения представленных в СМИ материалов аудиозаписи следственными органами CK РФ по Свердловской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п.«г» ч. 2 ст.117 УК РФ[454].

Таким образом, в ходе рассмотрения сообщения о преступлении, размещенного в средствах массовой информации, следователем и органом дознания необходимые электронные доказательства могут быть получены не только в результате их истребования у редакции, главных редакторов, но и путем самостоятельного копирования информации, размещенной на сайте СМИ.

Таким образом, в рамках проверки сообщения о преступления, могут быть использованы электронные носители информации и электронная информации, а также совершено их копирование. На примере рассмотренной правоприменительной практики, можно сделать вывод о тенденции «электронизации» следственных мероприятий, в частности самостоятельный характер приобретает такое действие как «осмотр сайта», «копирование». По нашему мнению, осмотр сайта, изъятие электронных носителей информации и копирование информации на данной стадии должно производиться по правилам, установленным и. 9.1 ст. 182 УПК РФ. Обязательным условием проведения таких мероприятий является присутствие специалиста.

Рассматривая электронную информацию и электронные носители информации в качестве средства совершения преступления следует отметить, что уголовное законодательство в качестве квалифицирующего признака ряда общественно опасных деяний определяет способ совершения преступления с использованием телекоммуникационной сети (включая сеть «Интернет»),

Так, по заявлению М. в ОМВД России по Таганскому району г. Москвы по факту сбыта наркотических веществ, была проведена проверка в порядке, предусмотренном ст. 144, 145 УПК РФ. По ее результатам следователем СО ОМВД России по Таганскому району г. Москвы было установлено, что А. осуществил сбыт наркотических средств с использованием информационнотелекоммуникационной сети «Интернет». 24 июня 2011 года возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного и. б ч. 2 ст. 228.1 УК РФ[455] [456].

Другим примером применения электронной информации и электронных носителей информации в качестве средства совершения преступления является распространение запрещенной информации посредством информационной- телекоммуникационной сети «Интернет». Так, согласно материалам уголовного дела в период с 1 июля по 11 декабря 2014 года К. опубликовал в открытом доступе на своей странице в социальной сети «ВКонтакте» четыре видеозаписи, которые согласно заключениям экспертов направлены на нарушение территориальной целостности России и возбуждение межнациональной розни. По результатам проверочных действий было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 280.1 и ч. 1 ст. 282 УК РФ. Набережночелнинский городской суд PT, согласившись с мнением государственного обвинителя, признал К. виновным в совершении

-460

инкриминируемых ему преступлении

Одной из актуальных проблем при проверке сообщения о преступлении совершенного посредством информационной сети является проблема определения места совершения преступления - территориальной подведомственности. Законодатель не закрепляет определение понятия «место совершения преступления», однако в литературе под ним понимается «территория, на которой преступление совершено»[457]. Говоря о преступлениях, совершаемых в рамках информационных сетей, определить место их совершения представляется затруднительным, в связи с чем возникают проблемы правоприменения и снижается эффективность производства расследования преступлений. И.Г. Иванова выделяет следующие места совершения компьютерных преступлений: место непосредственной обработки информации; ЭВМ, с помощью которой было совершено преступное посягательство; ЭВМ, где обнаружены последствия неправомерного доступа к компьютерной информации[458]. Отмечает, что вопрос определения места совершения компьютерных преступлений определяется каждый раз индивидуально, в зависимости от местонахождения преступника во время совершения общественно-опасного деяния, места наступления общественно опасных последствий или по месту нахождения потерпевшего[459].

По нашему мнению, при совершении отдельной категории преступлений[460] в качестве места совершения данной категории преступлений выступает информационная система (информационная среда). В соответствии с п. 3 ст. 2 ФЗ от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» под информационной системой понимается совокупность трех составляющих: 1) информации, содержащейся в базах данных, 2) информационных технологий, и 3) технических средств. Условно можно обозначить ряд преступлений, который может быть совершен в информационной сети (ст.ст. ПО, 110.1, 110.2, 137, 151.2, 159.6, 171.2, 185.3, 242, 242.1, 272, 273, 274, 274.1, 280, 280.1 УК РФ). Кроме того, считаем необходимым разграничивать «локальную информационную систему» и «информационно-телекоммуникационную систему». В «локальной информационной системе» информация содержится на одном техническом средстве, в информационно-телекоммуникационной сети информация распределены на нескольких технических устройствах. Однако, в таком случае, возникает ряд вопросов - во-первых, каким образом следует определять территориальную подведомственность, и во-вторых, какие следственные действия допустимо производить в рамках проверки сообщения о преступлении в информационной сети.

Примером совершения преступления в рамках «локальной информационной сети» является например создание, использование и распространение вредоносных программ[461]. В ходе проверочных действий в рамках ст. 144 УПК РФ допустимо изъятие электронных носителей информации, электронной информации, а также проведение «электронного обыска». В материалах рассмотренного уголовного дела указано, что «в ходе осмотра места происшествия, время, установленное на компьютере Б., соответствовало реальному времени у Е.». Иными словами, представляется возможным рассмотрение «локальной информационной системы» в качестве места совершения преступления, в результате чего, возможно выделение понятия «электронный обыск», производство которого допустимо на этапе проверки сообщения о преступлении.

Чаще в качестве места совершения преступления выступает именно «информационно-телекоммуникационная сеть». Так, органами

предварительного расследования Г. предъявлено обвинение в том, что он совершил действия, выходящие за пределы полномочий частного детектива, установленные законодательством РФ, регламентирующим осуществление детективной деятельности, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых интересов общества и государства, совершенные с применением специальных средств, повлекшие тяжкие последствия, наказание за которое предусмотрено ч. 2 ст. 203 УК РФ. Согласно материалам уголовного дела с 26 января 2013 года по 19 июня 2013 года, используя неустановленные специальные технические средства, совершил взлом и создание условий для доступа к электронному почтовому ящику, используемому А. Далее, полученные сведения посредством сети Интернет передал Ч., предоставив ей возможность знакомиться с содержимым электронного ящика А. в реальном времени[462]. Таким образом, местом совершения рассмотренного преступления можно считать «информационнотелекоммуникационную сеть «Интернет».

Регламентация «локальной информационной системы» и «информационно-телекоммуникационной системы» в качестве места совершения преступления позволит разрешить вопрос определения территориальной подследственности в зависимости от анализа электронной информации, электронной информационной системы.

Таким образом, рассматривая в качестве места совершения преступления локальную информационную и информационно-телекоммуникационную сети можно сделать вывод, что допустимыми процессуальными процедурами в ходе проверки сообщения о преступлении являются: осмотр места происшествия, документов и изъятие. Однако, считаем необходимым детализировать порядок проведения данных действий в информационных сетях и внести в уголовно-процессуальное законодательство следующие изменения:

1. Дополнить статью 5 УПК РФ:

1) пунктом 13.4. следующего содержания:

«13.4. локальная информационная система — совокупность содержащейся в базах данных информации и информационных технологий и технических средств, обеспечивающих ее обработку»;

2) пунктом 13.5. следующего содержания:

«13.5. информационно-телекоммуникационная система — технологическая система, предназначенная для передачи по линиям связи информации, доступ к которой осуществляется с использованием средств вычислительной техники».

2. Дополнить статью 140 УПК РФ пунктом 5 следующего содержания:

«5. Социально-информационные сведения»

3. Часть 1 статьи 144 УПК РФ после слов «исследований

документов, предметов, трупов» дополнить словами «проводить электронный осмотр локальной информационной среды и информационно

телекоммуникационной сети».

Таким образом, в результате исследования допустимости применения электронной информации и электронных носителей информации на этапе проверки сообщения о преступлении можно выделить следующие особенности:

1) Информационная среда может быть рассмотрена в качестве места совершения преступления. В таком случае, при проверке сообщения о преступлении, совершенном в информационной среде органами предварительного расследования, может быть произведен «осмотр информационной среды» или «копирование электронной информации».

2) Целесообразным представляется предложение о расширении перечня доследственных действий, указанных в ч. I cm. 144 УПК РФ, путем включения в него «осмотра информационной системы» и «копирования электронной информации».

3) «Осмотр информационной среды», «копирование электронной информации» и изъятие электронных носителей информации на стадии проверки сообщения о преступлении должно производиться по правшам, установленным п. 9.1 cm. 182 УПК РФ. Обязательным условием проведения таких мероприятий является присутствие специалиста.

4) Полученные в ходе доследственной проверки «электронные доказательства» должны отвечать установленным критериям относимости, допустимости и достоверности[463].

5) Следует регламентировать особый порядок проверки сообщения о преступлении, размещенном в сети Интернет, включающий в себя: 1) установление личности заявителя, 2) закрепление сообщения о преступлении путем его копирования; 3) закрепление всех необходимых сведений о вебстранице, на которой оно было размещено.

2.3.

<< | >>
Источник: СЕРГЕЕВ МАКСИМ СЕРГЕЕВИЧ. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ ЭЛЕКТРОННОЙ ИНФОРМАЦИИ И ЭЛЕКТРОННЫХ НОСИТЕЛЕЙ ИНФОРМАЦИИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ: отечественный и зарубежный опыт. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2018 Казань. 2018

Еще по теме Применение электронной информации и электронных носителей информации в стадии возбуждения уголовного дела:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -