<<
>>

Правовое регулирование применения электронной информации и электронных носителей информации в системе действующего уголовнопроцессуального законодательства России

Традиционный интерес к правовому регулированию применения у головно-процессуальных норм в уголовном процессе определяется рядом моментов[342]. C точки зрения предмета исследования интересны элементы механизма правового регулирования, выделяемые С.

С. Алексеевым: 1) юридические нормы; 2) правоотношения; 3) акты реализации прав и обязанностей; 4) индивидуальные предписания применения права[343].

Механизм правового регулирования является предметом пристального анализа уже на протяжении длительного времени как в общей теории права, так и в отраслевых науках. В общей теории права механизм правового регулирования изучается достаточно подробно: а) как совокупность юридических средств, при помощи которых осуществляется правовое регулирование общественных отношений[344]; б) как совокупность способов и форм осуществления права, претворения норм права в жизнь[345] [346]; в) как воздействие на общественные отношения, которое связано с установлением юридических прав и обязанностей участников349; г) как система правоввіх средств, организованнвіх наиболее последовательным образом в целях преодоления противоречий, стоящих на пути удовлетворения интересов субъектов права[347].

С. С. Алексеев отмечает, что применение права - это своеобразная управленческая деятельность, имеющая строго специализированные задачи, направленная на обеспечение реализации юридических норм, а также в случае необходимости - на индивидуальное регулирование общественных отношений[348] [349]. В связи с этим М.С. Строговичем было отмечено, что уголовнопроцессуальная деятельность заключается в осуществлении своих полномочий и выполнении своих обязанностей органами государства, и в осуществлении своих прав и выполнении своих обязанностей лицами, участвующими в производстве по уголовному делу .

П.С. Элькинд рассматривала уголовнопроцессуальные отношения, как любые другие правоотношения, представляющие собой урегулированные правом общественные отношения, субъекты которых объединяются взаимными правами и обязанностями. И, несмотря на властно-государственный характер, эти правоотношения строятся не иначе, как на началах право обязывающего характера[350].

В уголовно-процессуальном праве дискуссионный вопрос правового регулирования традиционно был предметом многочисленных исследований и рассматривался в качестве: а) специфической формы юридического воздействия государства на поведение участников общественных отношений, возникающих, развивающихся, изменяющихся и прекращающихся в сфере уголовного судопроизводства[351]; б) системы содержащихся в нормах уголовнопроцессуального права правовых средств регулирования деятельности (правовых инструментов), характеризующихся своими способами воздействия на деятельность и общественные отношения, возникающие при производстве по уголовным делам; в) реального правового явления, состоящего из уголовнопроцессуальных отношений, обеспечивающих правовое регулирование в сфере уголовного судопроизводства[352]; г) системы сложных, взаимообусловленных у головно-процессуальных правовых средств, при помощи которой обеспечивается воздействие уголовно-процессуального права на общественные отношения в области уголовного судопроизводства[353]

Так, Л.Б. Зусь в конструкции механизма уголовно-процессуального регулирования выделяет пять основных элементов 1) у головно-процессуальные нормы; 2) юридические факты; 3) у головно-процессуальную

правосубъектность; 4) у головно-процессуальные правоотношения; 5) правосознание. А также предлагает рассматривать правореализацию в качестве формы обеспечения уголовно-процессуального регулирования, а правоприменение в качестве способа уголовно-процессуального регулирования[354] [355]. Л.М. Володина в качестве элементов механизма уголовнопроцессуального регулирования выделяет: а) нормы права, б) правоотношения,

в) акты реализации права, г) правосознание, д) правовую культуру .

Таким образом обосновывается, что основной формой реализации уголовнопроцессуальных норм является их применение компетентными органами и должностными лицами, наделенными властными полномочиями[356].

Для обоснования необходимости выяснения эволюции правового регулирования применения электронной информации и электронных носителей информации в уголовном процессе необходимо четко определить следующие направления в исследовании. Во-первых, ввіяснитв отношение ученых - процессуалистов к возможности правового регулирования применения электронной информации и электроннвк носителей информации в уголовном судопроизводстве. Во-вторвіх проследитв эволюцию современного уголовно- процессуалвного законодателвства в плане установления норм обеспечивающих правовое регулирование применения электронной информации и электроннвк носителей информации. В-третьих, выяснить правоприменительные проблемы при реализации данных норм.

По первой позиции, отметим следующее. Ученые постепенно формировали обоснованное мнение о необходимости правового регулирования применения электронных технологий и их значении в доказательственном праве в уголовном судопроизводстве: видео- , фото-, кино- ,

зву ко материалы , электронные документы , электронная информация , научно-технические средства[357] [358] [359] [360] [361] [362]. Говоря о правовом регулировании применения электронной информации и электронных носителей информации в уголовном

судопроизводстве, следует отметитв, что на формирование этих явлений болвшое значение оказвівал научно-технический прогресс, реформирование процес су алв но го законодателвства и формирование нового понятия

доказателвств и доказвівания.

В современном аспекте и ученвіе криминалистві и ученвіе процес су алистві обоснованно рассматривают вопросві применения

злектроннвіх технологий в уголовном судопроизводстве и необходимости его правового регулирования. С.А. Пашин отмечал, что под влиянием научно- технического прогресса процессуалвное законодателвство будет реформировано в части расширения границ допустимости доказателвств и появление новик фактических даннвіх[363].

По мнению П.С. Пастухова: «Существеннвіе изменения в экономике и обществе, происходящие под влиянием информационнвіх технологий, закономерно должнві отразитвся и на правовой модели доказвівания в уголовном судопроизводстве»[364].

Таким образом, доктриналвное отношение к правовому регулированию электронной информации и злектроннвіх носителей информации в уголовном судопроизводстве формировалосв в следующих аспектах: а) исследован вопрос расширения доказателвственного значения электронной информации;

б) рассмотрена возможноств расширения перечня электронной информации исполвзуемой в качестве источника доказателвств; в) проанализирован механизм применения электронной информации при производстве досудебного расследования и судебного разбирателвства; г) разработанві концепции модернизации уголовного судопроизводства.

Вторая позиция связана с последователвнвім правоввім регулированием ряда новик явлений, связаннвіх с применением в уголовном судопроизводстве электронной информации и злектроннвіх носителей информации:

«видеоконфренцсвязв» (ч. 6.1 ст. 241, ст. 278.1, ч. 1 ст. 293, ч. 2 ст. 389.12, ч. 8 ст. 389.13 УПК РФ), «фото-, киносъемка, аудио-, видеозапись» (ст. 84 УПК РФ), «электронное протоколирование» (ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 166 УПК РФ), «электронное обеспечение следственных действий» (ч. 6 ст. 164 УПК РФ ), «копирование электронной информации» (ч. 2.1. ст. 82, ч. 9.1. ст. 182, ч. 3.1. ст. 183 УПК РФ).

Наиболее существенным достижением в правовом регулировании применения электронных технологий было принятие Федерального закона от 28.07.2012 N 143-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». Законом вносились существенные изменения в правовое регулирование применения электронной информации

и электронных носителей информации в уголовном судопроизводстве:

а) впервые в УПК подвергнуты правовому регулированию понятия «электронный носитель информации» и «электронная информация»;

б) правовому регулированию подверглись следующие процессуальные действия: изъятие электронных носителей информации (ч.

9.1. ст. 182, ч. 3.1. ст. 183 УПК РФ), копирование электронной информации (ч. 2.1. ст. 82, ч. 9.1. ст. 182, ч. 3.1. ст. 183 УПК РФ), хранение электронных носителей информации (и. 5 ч. 2 ст. 82 УПК РФ); в) расширен круг участников уголовного судопроизводства, регламентированы права и обязанности «законного владельца электронного носителя информации» (ч. 9.1. ст. 182, ч. 3.1. ст. 183 УПК РФ); г) разработан порядок хранения электронных носителей информации (п. 5 ч. 2 ст. 82 УПК РФ); д) предусмотрен механизм определения правовой судьбы изъятых электронных носителей информации, электронной информации. В соответствии с ч. 9.1. ст. 182, ч. 3.1. ст. 183 УПК РФ электронный носитель информации может быть передан законному владельцу изымаемых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации (ч. 4. ст. 81, п. 5 ч. 2 ст. 82 УПК РФ). Согласно п. 5 ч. 2 ст. 82 УПК РФ после проведения необходимых следственных действий электронный носитель возвращается его законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания. В случае, если электронный носитель информации, признанный вещественным доказательством был использован в качестве орудия или средства совершения преступления он подлежит конфискации, или передается в соответствующие учреждения, или подлежит уничтожению на основании и. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ.

Так, Постановлением Президиума Верховного суда Республики Татарстан от 18 мая 2016 г. № 44у-98 был отменен приговор Чистопольского городского суда PT от 3 апреля 2015 года в отношении Н. в части возврата Н. вещественных доказательств: сотового телефона «LG» с сим-картой и автомобиля. Судом первой инстанции было установлено, что автомобиль использовался организованной группой для перевозки и осуществления закладок наркотических средств, а сотовый телефон «LG» с сим-картой использовался Н. для поддержания связи с организованной группой при совершении незаконных действий с наркотическими средствами. Таким образом, суд признал в приговоре, что указанный автомобиль являлся орудием совершения преступлений, а сотовый телефон "LG" с сим-картой - средством совершения преступлений.

При таких обстоятельствах доказательства не подлежат возврату, а подлежат конфискации, или передачи в соответствующее

368

учреждение, или уничтожению .

Через 4 месяца после внесения рассмотренных поправок в ст. ст. 182 и 183 УПК РФ снова были внесены изменения. ФЗ от 29.11.2012 N 207-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» круг участников уголовного судопроизводства был расширен. Помимо «законного владельца электронного носителя информации», выделяется «обладатель электронной информации», устанавливаются его права и обязанности при производстве изъятия электронных носителей информации (ч. 9.1. ст. 182, ч. 3.1. ст. 183 УПК РФ).

Однако не все, на наш взгляд, правовые позиции подверглись правовому [365] регулированию. В частности необходимо совершенствование правового регулирования процедурні копирования информации[366], не определен механизм блокировки сайтов в телекоммуникационной сети «Интернет» (далее - «вебсайт»),

В настоящее время ограничение доступа к сайтам осуществляется на основании ФЗ от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации,

информационнвіх технологиях и о защите информации»[367].

Также с целвю оперативного ограничения доступа к веб-сайтам планируется введение системні электронного взаимодействия между судами и Федералвной службой по надзору в сфере связи, информационнвіх технологий и массоввіх коммуникаций, при помощи которой, решения судов могут бвітв направленні посредством информационной сети Интернет[368].

Однако, в виду расширения сферві преступной деятелвности, преступление может бвітв совершено путем исполвзования веб-сайтов в качестве средства совершения преступления. Нам представляется, что блокирование доступа к веб-сайту в уголовном судопроизводстве может бвітв рассмотрено в качестве мерві процессуалвного принуждения, в целях недопущения, к примеру, распространения вредоноснвіх приложений, экстремистских материалов, порнографических материалов, сведений, порочащих честв, достоинство, деловую репутацию лица и т.д. В связи с этим, MBi предлагаем включити в главу 14 УПК РФ ст. 114.1., регламентирующую

порядок временного ограничения доступа к веб-сайту.

Кроме того, глобалвное изменение правового регулирования применения злектроннвіх документов бвіло представлено в Федералвном законе от 23.06.2016 № 220-ФЗ «О внесении изменений в отделвнвю законодателинвіе актві Российской Федерации в части применения злектроннвіх документов в деятелвности органов судебной власти», предусматривающем введение электронного документооборота в уголовном судопроизводстве. Поправки предусматривают введение электронного документооборота в уголовном судопроизводстве - раздел XIX «Исполвзование в уголовном судопроизводстве злектроннвіх документов и бланков процес су алв HBix документов». Так, согласно внесенным изменениям, глава 56 УПК РФ регламентирует: 1) порядок оформления процес су алв HBix действий и решений (ст. 474 УПК РФ); 2) порядок исполвзования злектроннвіх документов в уголовном судопроизводстве (ст. 474.1 УПК РФ). Предусматривается возможности подачи ходатайств, заявлений, жалоб, представлений в суд в виде электронного документа подписанного электронной подписвю путем заполнения специалвно разработанной формы, размещенной на официалвном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». Кроме того, могут бвітв также приложенві матер иалві в виде электронного документа, изготовленнвіе другими лицами, также подписаннвіе электронной подписвю; 3) Судебное решение может бвітв изготовлено и направлено участнику уголовного судопроизводство в электронном виде при наличии усиленной, квалифицированной подписи судви. Электронный документ мы предлагаем рассматриватв как электронную информацию, которая передается посредством сети «Интернет». Порядок подачи документов в суды общей юрисдикции и требования к ним регламентирован Приказом Судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации от 27.12.2016 № 251 «Об утверждении Порядка подачи в федералвнвіе суды общей юрисдикции документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа», в Верховный Суд РФ Приказом Верховного суда РФ от 29.11.2016 № 46-П «Порядок подачи в Верховный Суд Российской Федерации документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа».

Однако, в процессе обсуждения законодателем рассматриваемвіх изменений, было разработано несколвко редакций законопроекта. Представляет практический интерес редакция №2 Законопроекта от 13.11.2014[369]. И мы разделяем позицию авторов данного законопроекта, которой предусматривалась возможность направления электронных документов, подписанных электронной цифровой подписью, не только в суд, но и другим участникам процесса. Действительно, такая форма представления доказательств намного упростит деятельность участников уголовного судопроизводства и позволит минимизировать процессуальные издержки. Ходатайство, заявление, представление, жалоба могут быть направлены в электронном виде не только в суд, но и дознавателю, в орган дознания, следователю, руководителю следственного комитета. Дознаватель, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, следователь,

руководитель следственного органа, прокурор и судья вправе изготавливать и направлять участникам уголовного судопроизводства процессуальные акты в электронном виде подписанные усиленной квалифицированной электронной подписью.

В связи с тем, что правовое регулирование электронного документооборота между участниками уголовного судопроизводства отсутствует представляется целесообразным внести изменения в ч. 1 ст. 474.1 УПК РФ и изложить в следующей редакции:

Ст. 474.1. Порядок использования электронных документов 1. Ходатайство, заявление, жалоба, представление могут быть поданы в суд, направлены в органы дознания, следствия, прокуратуры в порядке и сроки, которые установлены настоящим Кодексом, в форме электронного документа, подписанного лицом, направившим такой документ, электронной

подписью в соответствии с законодательством Российской Федерации, посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте ведомств в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». Материалы, приложенные к ходатайству, заявлению, жалобе, представлению, также направляются в форме электронных документов. Электронные документы, изготовленные иными лицами, органами, организациями в свободной форме или форме, установленной для этих документов законодательством Российской Федерации, должны быть подписаны ими электронной подписью в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации.

Данные предложения обосновываются проведенным эмпирическим исследованием . Так следователям и судьям был задан вопрос об эффективности принятой процессуальной модели представления электронных документов в суд. 13% опрошенных нами судей и 38% следователей считают, что принятая процессуальная модель представляется оптимальной и реальной. Большинство респондентов (53% судей и 43% следователей) отметили наличие недостатков и необходимость доработки модели. 33% судей и 14 % следователей уверенны в неэффективности предложенного механизма документооборота. На вопрос «Достаточно ли, по Вашему мнению, оснащены залы судебных заседаний для представления доказательств в электронном виде в ходе уголовного судопроизводства» только 6% судей ответили утвердительно, по мнению большинства опрошенных представление доказательств в электронной форме представляется затруднительным. В свою очередь, большинство опрошенных нами следователей (66%) готовы и планируют представлять документы в суд в электронном виде.

Кроме этого, с точки зрения цели исследования, нами был проведен [370] обзорный анализ уголовно-правовых формулировок, включённых в конструктивный или квалифицирующий признаки преступления, так или иначе связаннвіх с понятиями «электронная информация» и «электронный носители информации». В резулвтате чего, бвіло ввіделено 45 составов преступлений[371], в которвіх обнаруженві 26 терминов, связаннвіх с электронной информацией[372].

Это позволило классифицироватв указаннвіе понятия и разделитв их на две групгы с точки зрения правового регулирования применения электронной информации и злектроннвіх носителей информации.

Нами было установлено соответствие материалвно-правоввіх признаков обеспечивающих диспозицию и квалификацию ряда деяний двум следующим группам: а) электронная информация и б) электронные носители информации. В свою очереди первая группа «электронная информация» включает в себя две подгруппы: а) «нематериалвнвіе информационно-технологические обвектві» и б) «нематериалвнвіе информационно аналитические обвектві». Рассмотрим данную классификацию подробнее.

Электронная информация.

1) Нематериалвнвіе информационно-технологические обвектві.

К данной подгруппе относим нематериалвнвіе обвектві, относящиеся к месту, способу совершения преступления. К ним относятся: средства массовой информации[373] (ст.ст. 128.1, 137, 185.3, 205.2, 228.1, 242, 242.1, 280, 280.1, 282, 354, 354.1 УК РФ) и информационно-телекоммуникационнвю сети информации[374] (ст.ст. 137, 159.6, 171.2, 185.3, 228.1, 242, 242.1, 274, 280, 280.1, 282 УК РФ).

2) Нематериалвнвіе информационно-аналитические объекты.

Электронные объекты, относящиеся к объекту, предмету, орудию преступления. К ним относятся: компьютерная информация (ст.ст. 159.6, 272, 273, 274 УК РФ); компьютерные программы (ст.ст. 187, 273 УК РФ); вредоносные компьютерные программы; средства защиты компьютерной информации (ст. 273 УК РФ).

Электронные носители информации (материальные электронные средства), относящиеся к объекту, предмету, орудию совершения преступления: специальные технические средства для получения негласной информации (ст. 138.1, 283.1 УК РФ); технические устройства (ст. 243.2 УК); специальные технические средства поиска (металлоискатели, радары, магнитные приборы и другие технические средства) (ст. 187 УК РФ); средства сигнализации (ст.ст. 215.3, 266, 267 УК РФ); платежные карты (ст. 159.3, 187 УК РФ); средства хранения обработки или передачи компьютерной информации (ст. 159.6, 274 УК РФ); средства связи (подвижной связи) (ст.ст. 171.2, 215.3, 267, 281 УК РФ); электронные средства (ст. 187 УК РФ); оконечное оборудование (ст. 274 УК РФ); электронный носитель информации (ст. 187 УК РФ)[375].

Кроме того, с 01.01.2018 г. вступает в силу ФЗ от 26.07.2017 N 187-ФЗ

«О безопасности критической информационной инфраструктурві Российской Федерации», регламентирующий механизм защитві критической информационной инфр астру ктурві России в целях ее устойчивого функционирования при проведении в отношении ее компвютернвіх атак. Законом закрепленві основнвіе принципві обеспечения безопасности, права, обязанности и ответственноств владелвцев объектов инфр астру ктурві, операторов связи и информационных систем, обеспечивающих взаимодействие этих объектов, а также полномочия государственных органов. Документом в частности регламентированы понятия автоматизированной системы управления, критической информационной структуры, компьютерной атаки, компьютерного инцидента, определены объекты и субъекты критической информационной инфраструктуры. Принятие данного нормативно-правового акта обусловлено необходимостью обеспечения правового регулирования безопасности государственной информационной инфраструктуры в условиях глобализации и информатизации социальных и экономических правоотношений. Положительно отмечая принятые положения, следует отметить отсутствие уголовно-процессуального механизма рассмотрения компьютерных атак и инцидентов. На наш взгляд, в связи с особым порядком контроля безопасности критической информационной инфраструктуры РФ следует предусмотреть порядок возбуждения уголовного дела при выявлении признаков компьютерных атак и инцидентов и дополнить ст. 140 УПК РФ частью 1.3. следующего содержания: «1.3. Поводом для возбуждения уголовного дела о преступлениях, предусмотренных статьей 174.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, служат только те материалы, которые направлены органом уполномоченными в области обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак и реагирования на компьютерные инциденты в соответствии с Федеральным законом от 26.07.2017 N 187-ФЗ «О безопасности критической

информационной инфраструктуры Российской Федерации» для решения

вопроса о возбуждении уголовного дела.

Таким образом, в результате анализа уголовно-процессуальных норм позволяющих усовершенствовать уголовно-процессуальное регулирование применения электронной информации и электронных носителей информации в уголовном судопроизводстве предлагаем регламентировать в cm. 5 УПК РФ следующие понятия: «программа для ЭВМ», «технические средства», «электронная информация», «электронный носитель информации».

Третвя позиция связана с правоприменительными вопросами использования электронной информации и электронных носителей информации в стадии возбуждения уголовного дела, в ходе предварительного расследования, в суде первой инстанции, а также в контрольно-надзорных стадиях уголовного судопроизводства:

Во-первых, в связи с отсутствием законодательного закрепления определений «электронный носитель информации» и «электронная информация» возникают вопросы определения их в качестве доказательств. Уголовно-процессуальное законодательство определяя специальный порядок изъятия в ходе обыска (ч. 9.1 ст. 182 УПК РФ), выемки (ч. 3.1. ст. 183 УПК РФ) и хранения электронных носителей информации (ч. 3.1. ст. 82 УПК РФ), не дает определений самих электронных носителей информации, в связи с чем права участников уголовного судопроизводства могут быть нарушены[376].

Во-вторых, возникает проблема правоприменения при определении допустимых следственных действий для фиксации электронной информации в связи с отсутствием регламентации производства копирования и осмотра информационной сети (локальной, информационно-телекоммуникационной сети Интернет), их процессуального оформления, оценки электронной доказательственной информации. Тем не менее, согласно проведенному

исследованию, 65% опрошенных нами следователей применяют при доказвівании электронные средства информации. При этом, наиболее часто применяются электроннвю носители информации (69%) и персоналвнвю компьютеры (52%) .

Однако, практика фиксации электронной информации складывается неединообразно. Возникает вопрос необходимости обязателвного привлечения специалиста при производстве осмотра информационной сети, осуществления судебного контроля за проведением таких процес су алвнвіх действий, а также допустимости применения полученной информации в доказвівании[377] [378].

В-третвих отсутствует единообразная правоприменителвная практика определения правовой судвбві электронных носителей информации, признаннвіх вещественнвіми доказателвствами. В соответствии со пи. б и. 5 ч. 2 ст. 82 УПК РФ электроннвю носители информации возвращаются их законному владелицу после осмотра и производства других необходимвіх следственнвіх действий, если это возможно без ущерба для доказвівании. Однако, согласно ч. 3 ст. 81 УПК РФ при вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела, могут подлежатв уничтожению орудия, оборудование или инвю средства совершения преступления, предметні, запрещению к обращению, изъятию из незаконного оборота товарні легкой промвннленности, предметні, не представляющие ценности и не истребованные стороной.

Как уже отмечалосн, суды сталкиваются с затруднениями при определении правовой судвбы электронных носителей информации. Возникает неопределенностн в каком случае электронный носители информации следует рассматриватн в качестве средства совершения преступления, подлежащего уничтожению, а в каком случае электронный носители информации может быть возвращен его владелицу. Так, например, обоснованно, на наш взгляд, подлежат уничтожению мобильные средства связи, использованные при совершении преступлений, предусмотренных ст. 228.1 УК РФ, когда при помощи электронных средств связи преступник осуществил сбвіт наркотических средств, психотропнвіх препаратов или их аналогов[379]. Либо при совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 280 УК РФ, в ходе которого экстремистские сведения распространяются при помощи электроннвк средств связи[380]. Также оправданно уничтожение электроннвк носителей информации, при помощи которвіх бвіл осуществлен неправомерный доступ к компвютерной информации и совершено преступление, предусмотренное ст. 272 УК РФ[381]. То еств, уничтожению подлежат такие электронные носители информации, без применения которвіх, совершение преступления было бы невозможно.

Некорректно подлежат уничтожению злектроннвіе носители информации, которвіе являясв вещественнвши доказателвствами, фактически к средствам совершения преступления не относятся. Так, например при вынесении приговора по уголовному делу о совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 290 УК РФ было принято решение об уничтожении вещественных доказателвств, в том числе мобилвнвіх телефонов[382]. Очевидно, что коррупционное преступление бвіло совершено не посредством исполвзования мобилвного телефона, соответственно такие доказателвства, по нашему мнению могут бвітв возвращенві их законному владелицу. Однако, при осуществлении их возврата, на наш взгляд, в целях достижения правосудия, следует регламентироватв механизм уничтожения содержащейся на электронных носителях информации по решению суда.

В-четвертых, в ходе правоприменители ной деятелвности возникают вопросы установления правового статуса и обязателвности участия некоторых участников уголовного судопроизводства. Отсутствует единое мнение об обязательном участии специалиста при изъятии электронных носителей информации и электронной информации, правового статуса обладателя электронной информации.

Так, в рамках производства расследования уголовного дела, возбужденного по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ следователем в ходе проведения обыска были изъяты электронные носители информации: ноутбуки, USB флеш-накопители и переносной жесткий диск без участия специалиста. Указанные действия были обжалованы на том основании, что согласно ч. 9.1. ст. 182 УПК РФ при производстве обыска электронные носители информации изымаются с участием специалиста. Однако, апелляционным постановлением Приморского краевого суда от 24.09.2015 по делу № 22-5674/2015 проведенные следственные действия признаны законными, так как при изъятии электронных носителей информации копирование информации, содержащейся на изъятых предметах, на другие электронные носители, не производилось[383] [384] [385]. По аналогичным делам, было признано законным производство выемки и изъятия электронных носителей информации, на тех же основаниях - участие специалиста не требуется, если не производится копирование электронной информации . Выемка электронных носителей в порядке ч. 3.1. ст. 183 УПК РФ должно быть произведена при участии специалиста, однако обосновывая законность выемки таких доказательств без участия специалиста суды поясняют, что: «Из смысла ч. 3.1. ст. 183 УПК РФ участие специалиста при производстве выемки в ходе изъятия электронных носителей информации требуется при наличии нуждаемости в данном специалисте, т.е. когда необходимо применить специальные познания

388

и навыки» .

Как видно из указанных примеров, правоприменительная практика в части привлечения специалиста к процедуре изъятия, выемки электронных носителей информации развивается в разрез установленным законодателем положениям. В свою очереди, необходимости привлечения специалиста для участия в даннвіх следственнвіх действиях не должна ввіражатвся литтть в обязанности его содействия процессу копирования электронной информации. Так, к примеру, в случае изъятия включенных персоналвнвіх компвютеров либо внешних беспроводнвіх злектроннвіх носителей информации (без производства копирования), может бвітв утрачена информация, находящаяся в оперативной памяти, либо сведения могут хранитвся на удаленнвіх (облачных) носителях информации, доступ к которвш возможен лишв при наличии подключения к информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». По нашему мнению, именно с этим связано прямое указание в законе на обязательное привлечение специалиста. В таком случае, необходимо принимать праворазъясняющие акты, либо приводить в соответствие правовое регулирование данной сферы[386].

Таким образом правоприменительная практика должна совершенствоваться в следующих направлениях: 1) Совершенствование применения электронных носителей информации и электронной информацию в соответствии с действующим законодательством в сфере информационных технологий; 2) Обеспечение применения аналогичных процессуальных процедур применяемых при электронном копировании, электронном изъятии, электронной выемке и осмотре информационной среды ; 3) Разъяснение участникам уголовного судопроизводства правовых последствий изъятия, хранения и приобщения в качестве вещественных доказательств электронных носителей информации; 4) Формирование единой базы компетентных специалистов полномочных участвовать при производстве изъятия, копирования, оценки и определения судьбы электронных носителей информации и электронной информации. Обеспечение графика их участия, их материальное обеспечение.

В результате анализа правового регулирования применения электронной информации и электронных носителей информации в Российской Федерации можно сделать следующие выводы и предложения:

Теоретического характера:

Доктринальное отношение к правовому регулированию электронной информации и электронных носителей информации в уголовном судопроизводстве формировалось в следующих аспектах:

а) исследован вопрос расширения доказательственного значения электронной информации; б) рассмотрена возможность расширения перечня электронной информации используемой в качестве источника доказательств;

в) проанализирован механизм применения электронной информации при производстве досудебного расследования и судебного разбирательства;

г) разработаны концепции модернизации уголовного судопроизводства.

Практического характера:

Правоприменительная практика должна совершенствоваться в следующих направлениях:

1) Применять электронные носители информации и электронную информацию в соответствии с действующим законодательством в сфере информационных технологий;

2) Обеспечивать применение аналогичных процессуальных процедур применяемых при электронном копировании, электронном изъятии, электронной выемке и осмотре информационной среды[387];

3) Разъяснять участникам уголовного судопроизводства правовые последствия изъятия, хранения и приобщения в качестве вещественных доказательств электронных носителей информации;

4) Сформировать единую базу специалистов, с указанием их компетентности, полномочных участвовать при производстве изъятия, копирования, оценки и определения судьбы электронных носителей информации и электронной информации. Обеспечить график их участия, их материальное обеспечение.

В результате анализа правоприменительной практики, считаем необходимым внесение следующих поправок в уголовно-процессуальное законодательство:

Внести следующие изменения в УПК РФ:

1. Дополнить УПК РФ статьей 81.2. следующего содержания:

«Статья 81.2. Порядок определения правовой судьбы электронных носителей информации и электронной информации

1. Электронные носители информации, подлежат возврату их законному владельцу. Сведения, содержащиеся на таких электронных носителях информации подлежат уничтожению.

2. Электронная информация, за исключением личной информации, подлежит уничтожению.»

2. Дополнить УПК РФ статьей 114.1. следующего содержания:

«Статья 114.1. Временное ограничение доступа к веб-сайту.

1. При необходимости временного ограничения доступа к веб-сайту следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом по месту производства предварительного расследования соответствующее ходатайство.

2. В течение 48 часов с момента поступления ходатайства судья выносит постановление о временном ограничении доступа к веб-сайту.

3. Временное ограничение доступа к веб-сайту отменяется на основании постановления дознавателя, следователя, когда в применении этой меры отпадает необходимость.»

3. Дополнить УПК РФ статьей 474.2. следующего содержания:

«Статья 474.2. Порядок использования электронных документов

1. Ходатайство, заявление, жалоба, представление могут быть поданы в суд, направлены в органы дознания, следствия, прокуратуры в порядке и сроки, которые установлены настоящим Кодексом, в форме электронного документа, подписанного лицом, направившим такой документ, электронной подписью в соответствии с законодательством Российской Федерации, посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте ведомств в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». Материалы, приложенные к ходатайству, заявлению, жалобе, представлению, также направляются в форме электронных документов. Электронные документы, изготовленные иными лицами, органами, организациями в свободной форме или форме, установленной для этих документов законодательством Российской Федерации, должны быть подписаны ими электронной подписью в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации.»

4. Дополнить статью 5 УПК РФ пунктом 63 следующего содержания: «63) «программа для ЭВМ» — представленная в объективной форме

совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения.»

5. Дополнить статью 5 УПК РФ пунктом 63.1 следующего содержания: «63.1.) «технические средства» — совокупность устройств,

обеспечивающих получение, ввод, подготовку, преобразование, обработку, хранение, регистрацию, вывод, отображение, использование и передачу данных, выработку и реализацию управляющих воздействий.»

6. Дополнить статью 5 УПК РФ пунктом 63.2. следующего содержания: «63.2.) «электронная информация» — сведения (сообщения, данные),

представленные в форме электрических сигналов, независимо от средств их хранения, обработки и передачи.»

7. Дополнить статью 5 УПК РФ пунктом 63.3. следующего содержания: «63.3.) «электронный носитель информации» — материальный носитель,

используемый для записи, хранения и воспроизведения информации,

обрабатываемой с помощью средств вычислительной техники.»

Внести следующие изменения в УК РФ:

1. Дополнить статью 272. Неправомерный доступ к компьютерной информации Примечанием 1. следующего содержания:

«Примечание. 1. Носитель информации — материальный носитель, используемый для записи, хранения и воспроизведения информации, обрабатываемой с помощью средств вычислительной техники.

Вредоносная программа — программное обеспечение, предназначенное для получения несанкционированного доступа к вычислительным ресурсам ЭВМ и (ши) информации, хранимой на ЭВМ, с целью незаконного копирования, изменения, уничтожения ши подмены информации.»

<< | >>
Источник: СЕРГЕЕВ МАКСИМ СЕРГЕЕВИЧ. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ ЭЛЕКТРОННОЙ ИНФОРМАЦИИ И ЭЛЕКТРОННЫХ НОСИТЕЛЕЙ ИНФОРМАЦИИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ: отечественный и зарубежный опыт. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2018 Казань. 2018

Еще по теме Правовое регулирование применения электронной информации и электронных носителей информации в системе действующего уголовнопроцессуального законодательства России:

  1. Источники данных об объектах, полученных с помощью глобальной навигационной системы
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Введение
  4. § 2. Понятие и сущность уголовно-процессуального доказывания с учетом особенностей представления информации о фактах в электронном виде
  5. § 3. Общетеоретические основы использования в уголовно процессуальном доказывании информации о фактах в электронном виде
  6. § 1. Использование информации, представленной в электронном виде, для выявления и раскрытия преступлений в стадии возбуждения уголовного дела
  7. Заключение
  8. Библиографический список
  9. Исторические аспекты становления и развития правового регулирования применения электронной информации и электронных носителей информации в отечественном уголовномсудопроизводстве
  10. Зарубежный опыт правового регулирования применения электронной информации и электронных носителей информации по уголовнопроцессуальному законодательству государств-участников СНГ
  11. Правовое регулирование применения электронной информации и электронных носителей информации в системе действующего уголовнопроцессуального законодательства России
  12. Особенности применения электронной информации и электронных носителей информации в ходе предварительного расследования
  13. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  14. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  15. § 1. Информационные технологии как предмет уголовнопроцессуального регулирования
  16. § 2. Особенности и свойства уголовно-процессуальной формы информационных технологий в уголовном процессе Российской Федерации
  17. § 5. Зарубежный опыт нормативного регулирования информационных технологий в уголовном процессе и возможные варианты его использования в Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -