<<
>>

Исторические аспекты становления и развития правового регулирования применения электронной информации и электронных носителей информации в отечественном уголовномсудопроизводстве

История развития уголовного судопроизводства неразрвівно связана с постоянным совершенствованием процедурні доказвівания с применением резулвтатов научно-технических достижений, которвю позволили в настоящее время говорити об электронной информации, злектроннвіх носителях информации, и, наконец, об «злектроннвіх доказателвствах», «электронном уголовном деле», «злектроннвіх следственнвіх действиях».

Представляется, что предпосвілки формирования системні злектроннвіх технических средств при доказвівании и для производства по уголовному делу определяются глубокими историческими закономерностями законодателвного регулирования применения научно-технических средств и его совершенствованием в зависимости от достижений науки и практики.

В литературе историческое исследование электронной информации и злектроннвіх носителей информации бвіло рассмотрено как в рамках развития института доказателвств, так и в рамках применения электронной информации при расследовании уголовного дела.

В рамках исследования генезиса применения электронной информации и злектроннвіх носителей информации в уголовном судопроизводстве следует отметитв следующие работы и их особенности. В работе В.Т.Болвічева проанализировано правовое регулирование применения технических средств

при расследовании в период с 1923 г. до 2012 г.[16]. М.В.Чижов провел исследование предпосвілок зарождения института электронного судопроизводства в России и ввіделил 2 этапа его развития: 1 этап (конец 80 гг. XX в. - 2001 г.), в ходе которого формировалисв правоввіе предпосвілки для внедрения информациоHHBix и коммуникационнвіх технологий в судебную деятелвноств; 2 этап (2002 г. - по настоящее время), характерный развитием нормативно-правового регулирования применения информационнвіх и коммуникационнвіх технологий в судебной деятелвности и информатизацией судов[17].

Р.А. Ширев исследовав развитие института контроля и записи телефоннвіх и иных переговоров, ввіделил 4 этапа развития данного института: первый - до 1990 г., характернвш отсутствием правового регулирования института и развитием его исключителвно в рамках оперативно-розвіскной деятелвности; второй - с 1990 по 1991 гг., характернвш активнвш развитием у головно-процес су алв но го законодателвства в сфере регулирования контроля и записи телефоннвіх и инвіх переговоров; третий - с 1992 по 2001 г., в ходе которого, произошли качественнвіе изменения правового регулирования рассматриваемого института, ввіраженнвіе «в его регламентации на законодателвном уровне, а не на уровне подзаконнвіх актов»; и заключительный четвертый этап - с 2001 г. по настоящее время, характерный закреплением в отечественном у головно-процессуальном законодательстве контроля и записи переговоров в качестве следственного действия, с одновременным существованием данного института в системе оперативнорозыскной деятельности[18]. Е.А. Архипова проанализировала историю

формирования правовых основ применения видеоконференцсвязи в отечественном уголовном судопроизводстве[19]. В.А. Камышиным была рассмотрена история развития правого статуса документа в отечественном уголовном процессе в качестве средства доказвівания начиная с момента принятия «Русской Правды», отмечая, что «документ исполвзовалисв в целях фиксации некоторвіх процедурных моментов», и до момента принятия в 1958 г. Основ уголовного судопроизводства СССР, в которвіх были ввіделенві «инвіе документ», что позволило предполагатв и другие способві фиксации информации[20] [21].

Анализ отечественного законодателвства позволяет сделатв ввівод, что становление правового регулирования применения электронной информации и злектроннвіх носителей информации берет свое начало в конце XIXb. Так, Циркуляр Департамента полиции № 8550 от 28 октября 1882 г. упоминает о фотографии. В соответствии с п.11 Декрета CHK РСФСР от 19.12.1922 г.

«О преобразовании фото-кино-отдела Народного Комиссариата Просвещения в Централвное Государственное фото-кино-предприятие» предусматриваласв конфискация кинофилвмов в случае ввіявления преступления предусмотренного ст. 24 УК РСФСР от 01.06.1922 г.[22]. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 31 августа 1966 года «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»[23] регламентировался порядок применения аудиозаписи. В Инструктивных указаниях Госарбитража СССР от 29 июня 1979 г. № И-1-4 «Об использовании в качестве доказательств по арбитражным делам документов подготовленных с помощью электронно-вычислительной техники»[24] упоминается машинный документ. Далее - в Распоряжении Госкомимущества РФ от 01.10.1993 N 1730-р «О представлении отчетности при проведении специализированных чековых аукционов»[25] применяется термин «электронный носители информации». В качестве самостоятелвного научно-технического средства доказвівания, исполвзуемого в уголовном процессе, видеозаписи вперввіе бвіла названа Законом СССР от 12 июня 1990 г. N 1556-1 «О внесении изменений и дополнений в Ochobbi уголовного судопроизводства СССР и союзник республик»[26].

Однако современный исторический экскурс о предмете исследования был бы не полным, если не сказати об эволюции технических средств, исходящей из глубинві веков, где MBi находим подтверждение необходимости применения криминалистических технических средств при доказвівании и при производстве по уголовному делу. Представляется, что историко-правоввіе и общественнвіе процесові в России подтверждают необходимости формирования законодателвной базві для применения в уголовном судопроизводстве современник технических средств, электронной информации и электронных носителей информации.

C этой целвю, исходя из предмета исследования, нами проанализировать исторически значимвіе акты, которвіе позволили ввіделитв пяти этапов формирования системні электронных технических средств при доказвівании по уголовнвш делам: перввш - судебно-фото-технический (XVI в.

- первая половина XIX в.); второй - технический (вторая половина XIX в. - 20-е гг. XX в.); третий - судебно-криминалистический (1920 - 1950-е гг.); четвертній - су дебно-доку мент алвнвш (I960 - 1980-е гг.); пятый- судебно-электроннвш (1990-е гг - и.в.).

Перввш - судебно-фото-технический этап.

История появления фотографических технических средств берет свое начало с момента создания камеры-обе кур а . Первое упоминание данной технологии встречаются еще в IV веке до н.э[27] [28]. При помощи камерні-обекурві изучали астрономические явления, делали зарисовки с натурні и т.д. Иными словами, технология построения изображения при помощи камерні-обскур а стала прообразом фотографирования, широко исполвзуемого в доказвівании, техническом обеспечении производства следственнвіх действий, при изготовлении протокола следственного действия.

В XVI веке италвянским физиком Джироламо Кардано было предложено проецироватв эти изображения на специалвную матовую стеклянную пластину. В 1727 г. немецкий физик Иоганн Шулвце установил, что под воздействием солнечного света некоторвіе соли серебра темнеют. В далвнейшем процесс отражения предметов был усовершенствован. В 1837 г. французский художник Л.Ж.М. Дагер создает технологию дагерротипии. Однако датой создания фотографии считается 1839 г. Именно Парижской академией наук бвіло сообщено об изобретении Дагером первого практического приемлемого способа фотографии названного дагеротипией[29] [30]. Его открвітие основано на резулвтатах трудов Ж.Н. Нвепса, который получил первый отпечаток проекции камерні-обе кура еще в 1826 г. . Практически в одно время, в 1835 г. английским ученвім Г.Ф. Талботом бвіло заявлено о другом способе фотографирования - калотипии[31]. В 1851 г. калотипию и дагеротипию заменяет мокрый каллодионный процесс, изобретенный англичанином Ф.С. Арчером. Данный метод позволил в разві увеличитв светочувствителвноств, сократитв время экспозиции и до сих пор применяется в полиграфии .

Английским врачом Р.Л. Мэдоксом в 1871 г. был предложен способ создания бромосеребряной желатиновой эмулвсии, что еще болвше повысило светочувствителвноств и позволило безопасно хранитв их в сухом виде . 17 мая 1861 г. английский физик Клерк Максвел получил первое в мире цветное изображение, полученное на основе фотографического метода[32] [33] [34] [35]. К концу XIX в. непрактичные стеклянные пластинки были заменены фотоматериалом на легкой, прозрачной и эластичной основе. В 1887 г. Г.В. Гудвиным была подана заявка на изобретение «Фотографическая пленка и процесс ее производства». Создание фотопленки и разработанная Дж. Истменом система фотографии с исполвзованием данного материала сделали фотографию доступной массовому потребителю . В резулвтате чего, фотографические негативы, снимки, диапозитивы могут бытв исполвзованы в качестве приложений к протоколу следственного действия, а также при доказывании в уголовном судопроизводстве.

В отечественном уголовном процессе фотография впервые была исполвзована в 60-е годы XIX в., при помощи фотоснимка был опознан опасный преступник Сипка[36]. П.В. Макалинский отмечал, что как бы не был добросовестен и тщателен осмотр, как бы не было ясно, последователвно, картинно и даже художественно изложено, описание никогда не может датв такого наглядного представления как фотография[37]. В это же время в крупных европейских и российских городах открываются первые фотостудии при полицейских учреждениях. Все важные судебно-полицейские дела должны были дополнятвся фотографиями, однако четкая система фиксации и идентификации личности отсутствовала[38]. Уже в 1865 г. было высказано предложение о признании фотографии «очевидным доказателвством» во время следствия по уголовным делам, подчеркиваласв объективность такого вида доказательства в сравнении со свидетельскими показаниями, а также незаменимость при опознании трупов[39]. Московский обер-полицмейстер генерал-лейтенант Н.У.

Арапов отметил решительную необходимость применения фотографии, заявляя, что она позволила заменить описание примет разыскиваемых лиц, что существенно облегчило их розыски[40]. Главным управлением по делам печати, наряду с типографиями, металлографиями и литографиями, установлен контроль над фотоателье, осуществляемый инспекторами и чиновниками для особых поручений. Владельцам фотоателье необходимо было вести шнуровой журнал, в котором содержались копии всех сделанных ими снимков. Предполагалось, что такой надзор позволит повысить эффективность розыска лиц[41]. В большинстве городов полицмейстеры и жандармы прибегали к помощи фотографов, в частности они, были приглашены в управление для проведения съемки арестантов, а также с целью фото-фиксации места происшествия[42].

Таким образом, применение фотографии в уголовном судопроизводстве приобретает признаки удостоверительной деятельности при производстве розыска и идентификации разыскиваемых лиц.

Деятельность по сбору и хранению полицейского архива фотографий велась с 1880-х гг. Департаментом полиции Министерства внутренних дел - центральным учреждением государственной полиции Российской империи. Справочная часть для внутреннего пользования формировалась и улучшалась вплоть до ликвидации Департамента полиции в 1917 г.[43]. Архив содержал различные сведения, связанные с ведением дел о политических, государственных преступлениях, информацию об уголовных преступниках, бродягах, без вести пропавших, бежавших из-под стражи. C появлением в Департаменте собственного фотографического павильона, стало

зо

производиться копирование и увеличение писем, фотографий, съемка дактилоскопических оттисков[44]. В результате чего, деятельность по применению технических средств в уголовном судопроизводстве

характеризуется как предметно-экспертная деятельность. Департаментом полиции 28 октября 1882 г. был принят Циркуляр № 8550, который устанавливал, что при отправке в места выдворения политических преступников их в обязательном порядке фотографировали[45].

В конце 90-х годов XIX века появляется должность судебного и полицейского фотографа[46]. Департаментом был издан циркуляр от 31.01.1903, согласно которому все губернские жандармские отделения должны были доставлять фотографии лиц, привлеченных к дознанию и обвинению в государственных преступлениях, к которому прилагались разъяснения некоторых приемов правильного описания примет по антропометрической системе А. Бертильона[47]. Однако в виду недобросовестности выполнения фотографирования на местах, в 1906 г. Министерством внутренних дел была подготовлена «Инструкция фотографирования преступников и составление карты с описанием примет», в которой были адаптированы и применены методы антропометрической идентификации и сигналетической съемки, разработанные А. Бертильоном[48].

Таким образом, прослеживается характерный процесс формирования научно-технической мысли в доказывании при применении фотосъемки, формирование фотоархивов, что позволило производить идентификацию личности более эффективно.

Фотография помимо использования в регистрационной и розыскной деятельности начинает применяться в судебной экспертизе. В 1889 г. Е.Ф. Буринский на свои средства создает судебно-криминалистическую лабораторию при Санкт-Петербургском окружном суде. В 1892 г. ему было поручено возглавить вновь учрежденную правительственную судебнофотографическую лабораторию при прокуроре Санкт-Петербургской Судебной Палаты. В 1912 г. лаборатория преобразуется в Петербургский кабинет научносудебной экспертизы[49]. Благодаря открытиям совершенным Е.Ф. Буринским в области фотографии, в частности разработанному им методу цветоотделения, возможно стало проведение сложных судебных экспертиз. Он также являлся инициатором разработки правил судебной фотографии, которые должны были быть закреплены законодательно и являться обязательными для исполнения.

Очевидно, что Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. не был предусмотрен порядок фотографирования при производстве следственных действий, а также механизм применения технических средств при доказывании, однако ст. 318 Устава было предусмотрено, что в случае необходимости судебный следователь вправе произвести надлежащие измерения и чертежи осмотренных мест и предметов.

Таким образом, на данном этапе формируются следующие закономерности, имеющие основополагающее значение в современной практике применения электронно-технических средств доказывания

а) применение удостоверительной деятельности при выявлении признаков преступления (розыскная деятельность, регистрационная деятельность);

б) применение предметно — экспертной деятельности при исследовании вещественных доказательств (архивы фотографий, фотолаборатории);

в) формирование научно-технической мысли в доказывании при применении фотосъемки, фотоархивов (фотографические методы и принципы их

использования).

Второй - технический этап.

Этот этап связан с дальнейшим развитием производства по уголовному делу - его процедур но-техническим обеспечением и письменными документами - прообразами современных электронных документов. Так, матричные носители, которые появились еще в конце XIX века, служили средством воспроизведения кодированной информации на специальных таблицах - матрицах[50]. К матричным носителям относятся перфокарты и перфоленты. Перфокарта - это карточка, изготовленная из плотной бумаги, на которой располагаются отверстия. Такие карточки хранились недолго и, по результатам выполнения своих задач, уничтожались. В 1897 г. изобрели первые машинные перфокарты. При помощи них обрабатывались анкеты первой Всероссийской переписи населения 1897 г.[51] [52] [53]. Несмотря на то, что результаты переписи были готовы лишь через восемь лет, они являются очень ценным и весьма достоверным источником. Впервые в целях обработки информации перфокарты были использованы в 1832 г. русским изобретателем С.Н. Корсаковым - создателем механических устройств для информационного поиска и классификации . Перфоленты - этот тип носителя использовался еще в XVIII веке для управления ткацкими процессами в типографских наборных машинах, а во второй половине XIX в. - для передачи сообщений по телефону . Подобным образом с помощью отверстий на бумаге или ленте выражалось все содержание архивных документов. Этот многоэтапный, трудоемкий процесс занимал большое количество времени. Однако, это способствовало дальнейшему развитию и совершенствованию технического производства по уголовному делу.

В дальнейшем при расследовании уголовных дел появляется возможность применения технологии звукозаписи. Первым прибором для

записи и воспроизведения звука стал фонограф[54], представленный Томасом Эдисоном в 1877 г.[55], а в 1898 г. датским инженером Волвдемаром Поулвсеном бвіл разработан способ записи на магнитную проволоку, что стало базовым принципом аналоговой записи звука.

Развитие и распространение фотографии и аудиозаписи привело к появлению другого вида фиксации изображения - кино. Устройство, сочетавшее в себе все необходимые элементы кинокамеры, было изобретено братвями Луи и Огюстом Люмверами во Франции в 1895 г.. Аппарат представлял собой: объектив, механизм продвижения пленки - грейфер, обтюратор - устройство, позволяющее закрыватв объектив в момент смены кадров и две кассеты для пленки[56] [57] [58]. В России аналогичные устройства были созданы в 1896 г. И. Акимовым, сконструировавшим «стробограф» и А. Самарским, получивший патент на «хрономотограф» . Этот уровень фиксации результатов оперативных, следственных и иных процессуальных действий стал совершенствоваться гораздо позже, так как правовое регулирования применения данных способов фиксации доказательственной информации было минимальным. Уже в начале XX в., некоторые криминалисты начали проявлять интерес к использованию технической новинки в уголовном судопроизводстве, киноленты стали использоваться в качестве источника доказательств за рубежом. Классическим примером является применение кинозаписи в качестве доказательства по уголовному делу о покушении б сентября 1901 г. на президента США У.Мак-Кинли .

Отечественное уголовное законодателвство данного периода не содержало прямого закрепления фото, аудио или кино материалов в качестве доказателвств. Однако, в Уложении о наказаниях уголовнвіх и исправителвнвіх 1845 г. в ст. 1301 установлен запрет на печати, издание или распространение «сочинения, имеющие целвю развращение нравов или явно противнвіе нравственности и благопристойности». П.И. Люблинский поясняет, что к таким материалам относилисв «всякого рода произведения печати, фотографий, рисунков, филвмов, пластинок и пр.»[59].

В литературе отмечалосв, что в 20-е годві XX в. в условиях революционного кризиса в России развитие уголовного судопроизводства и криминалистики затормозилосв, так как «органні полиции, прокуратури: и суда бвіли ликвидированы, некоторвіе научно-судебнвіе кабинеты бвіли разграблены, коренным образом изменилисв правовая и методологическая основа криминалистической науки, что существенно отразилосв на ее методах, приемах и практическом применении»[60]. Тем не менее, на данном этапе стоит отметитв постепенное развитие науки уголовного процесса и криминалистики. Так, отмечалосв, что исследования носили практический характер, обобщался опыт применения методов и средств из других областей знаний, а также самостоятелвно разработаннвіх криминалистами[61].

Таким образом, на этом техническом этапе формируется следующие закономерности в практике применения технических средств доказывания: а) создание и развитие технологии машинных носителей информации (перфокарты, перфоленты); б) применение информационно-аналитической обработки сведений, а также их передачи с использованием машинных носителей данных; в) создание, развитие и применение аудио-, фото- и киносъемки в качестве доказательств по уголовным делам

Третий - судебно-криминалистический этап.

В начале данного этапа развития правового регулирования применения

электр онно-технических средств в уголовном судопроизводстве

отечественными правоведами бвіл обоснован предмет судебной фотографии, ее системні, как одного из разделов криминалистической техники. В 1926 г. известным отечественным криминалистом С.М. Потаповвш судебная фотография бвіла определена как «система научно ввіработаннвіх методов фотографической съемки, применяемой в целях расследования преступлений и представления в суде наглядного доказателвственного материала»[62]. В последующем он разделил судебную фотографию на судебнофотографическую экспертизу и судебно-оперативную фотографию[63]. Ст. 67 УПК РСФСР в редакции от 15 февраля 1923 г. указано, что «вещественные доказательства, не могущие хранится в камере суда или следователя, опечатываются, по возможности фотографируются и подлежат хранению впредь до распоряжения соответствующих суда или следователя»[64].

УПК РСФСР от 25 мая 1922 г. в ст. 133 предусматривал порядок направления повестки обвиняемому путем применения телефонограммы[65]. В соответствии со ст. 4 Постановления СТО РСФСР от 08 декабря 1918 г. телефонограмма заменяет применение деловых бумаг с целью пресечения чрезмерно разросшейся ведомственной переписки.

Согласно ст.ст. 189-191 УПК РСФСР от 25 мая 1922 г. и ст.ст. 186-188 УПК РСФСР от 15 февраля 1923 г. выемка почтово-телеграфной корреспонденции производится на основании постановления прокурора в почтово-телеграфном учреждении. Стоит отметить, что законодателем было предусмотрено два альтернативных порядка сбора почтово-телеграфных корреспонденций - путем производства следователем выемки в телеграфном учреждении, либо путем сообщения следователем заведующему почтовотелеграфным учреждением о доставлении ему требуемой корреспонденции.

В 20-е годы XX в. - обществу бвіли представленві перввіе ручнвіе перфокартотеки - средства малой механизации[66]. В 1943 г. бвіл создан Централвнвій научно-исследователвс кий гидрометеорологический архив

(ЦНИГМА). Его задачей бвіла механизация обработки даннвіх метеорологических наблюдений. При этом институте бвіла создана машинносчетная фабрика[67].

В отечественной литературе о возможности исполвзования аудиозаписи в качестве средства фиксации показаний участников процесса вперввіе было заявлено А.Е. Брусиловским и М.С. Строговичем в 1934 г.[68], однако в виду низкого качества записи исполвзование данной технологии рассматривалосв лишь в перспективе. В 1946 г. А.И. Винберг и А.А. Эйсман разработали ряд рекомендаций по технике звукозаписи и по вопросам ее процессу алв но го применения[69] [70] [71].

В 1956 г. в США компанией «Атрех», бвіл представлен первый электронный видеомагнитофон, созданный российским эмигрантом, студентом Казанского университета, бвівшим полковником царской армии А.М. Понято- виїм . Через три года, по указанию Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева, разработан перввш отечественный видеомагнитофон «КМЗИ-4» . До второй половинні XX в. киносъемка в криминалистике исполвзоваласв редко. По отделвнвш уголовным делам кинокадрві снималисв и сопровождалисв субтитрами, являясв иллюстрацией к протоколу следственного действия. В свою очереди, трудно переоценитв значение резулвтатов произведенной киносъемки следственных действий. Так, следователь прокуратуры г. Москвы

А.И. Тихонов производил расследование уголовного дела об убийстве Володиным своего 11 месячного сына, который утверждал, что случайно ввіронил его с балкона своей квартирні, расположенного на 5 этаже. C целвю проверки показаний Володина следователем бвіл произведен следственный эксперимент с исполвзованием киносъемки следственного действия. В ходе просмотра полученной кинозаписи А.И. Тихонов установил, что для того, чтобві использованная в ходе эксперимента кукла падала именно на то место, на котором находился труп, Володину необходимо было сделать значительный толчок, что не соответствовало показаниям обвиняемого[72] [73].

Законом СССР от 25.12.1958 г. были приняты «Основы уголовного судопроизводства СССР и союзных республик». Ст. 35 принятого Закона был регламентирован порядок наложения ареста на корреспонденцию и ее выемки. Выемка корреспонденции должна была быть произведена только с санкции прокурора и в присутствии понятых.

В 60-х годах продолжают свое развитие матричные носители информации. Информационный поиск осуществлялся посредством пленочных и оптических носителей информации - микрокарт и рулонной микропленки. Хранение такой пленки в сравнении с перфокартотекой занимало в 200-250 раз меньше объема. Носители информации в этот период времени претерпевают серьезную эволюцию, создаются магнитные носители информации. В это же время широкое распространение получили электронно-перфорационные машины, стали применять ЭВМ. Серийное производство электронно- вычислительных машин началось в 1950-е годы. Первые советские: БЭСМ (1953); ЭВМ - МЭСМ (1953); «Стрела» (1953). ЭВМ американского производства: «Унивак» (1951); IBM-701 (1953) . За 20 лет сменилось пять поколений ЭВМ, начиная от ламповых машин до машин с микросхемами.

Таким образом, выявлены следующие особенности и закономерности в практике применения электронно-технических средств доказывания на

судебно-криминалистическом этапе: а) формирование правового

регулирования применения фото, кино и аудио — доказательств в уголовном судопроизводстве; б) закрепляется требование производить фотографирование определенных доказательств; в) развитие практики применения производства киносъемки в ходе следственных действий; г) создаются перфокартотеки, хранилища машиночитаемых документов, развивается производство ЭВМ; д) обоснован предмет судебной фотографии, ее системы как одного из разделов криминалистической техники; е) совершенствуются фотографические методы; ж) впервые в отечественной уголовно-процессуальной науке предложено использовать аудиозапись в качестве средства фиксации показаний участников процесса, разработаны рекомендации по технике звукозаписи и по вопросам ее процессуального применения

Четвертый - судебно-документальный этап.

На данном этапе практики применения электронно-технических средств доказывания в уголовном судопроизводстве развивается цифровая фотография. История цифровой фотографии берет свое начало в 1907 г., преподаватель Петербургского технологического института Б.Л. Розинг запатентовал способ электрической передачи изображений, основанный на применении электроннолучевой трубки для воспроизведения изображения в приемном устройстве[74]. В 1908 г. шотландский изобретатель Алан Арчибальд Кемпбел Свинтон опубликовал в журнале Nature статью, в которой описывает возможность применения элетронно-лучевой трубки для регистрации изображения. Данная разработка легла в основу разработки кинескопа. В 1972 г. компанией Texas Instruments было запатентовано устройство под названием «Полностью электронное устройство для записи и последующего воспроизведения неподвижных изображений». Светочувствительным элементом в данном устройстве являлась ПЗС-матрица. Изображение хранилось на магнитной ленте и могло быть воспроизведено при помощи телевизора. Первая работающая фотокамера с разрешением 100x100 была представлена компанией Kodak в 1975 г.. В 1980 г. компания Sony выпускает первую цветную коммерческую видеокамеру, а уже через год легендарную Mavica[75].

Отечественный законодатели предусмотрел правовое регулирование ряда аналогичнвіх правоввіх ситуаций. Так, ст. 67 УПК РСФСР от 27 октября I960 г. определяя правила хранения вещественнвіх доказателвств, закрепляет необходимости фотографирования доказателвств, если это возможно. Кроме того, в законе указано, что в случае невозможности хранения при уголовном деле, доказателвства должнві бвітв сфотографированві, по возможности опечатанві и переданві на хранение в место, определенное лицом, производящим дознание, следователем, прокурором, судом. Ст. 141 УПК РСФСР I960 года была регламентирована возможности дополнения протокола следственного действия фотографическими снимками[76]. Следователи наделен правом производитв фотографирование в процессе следственнвіх действий (ст.ст. 179, 183 УПК РСФСР)[77].

В Постановлениях ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 10 декабря 1965 г. «О мерах по улучшению работві следственного аппарата органов прокуратури: и охранві общественного порядка» и «О мерах по улучшению работві судебнвіх и прокурорских органов» от 30 июля 1970 г. указано о необходимости болвше уделятв внимание внедрению новейших достижений науки и техники в деятелвноств органов осуществляющих судопроизводство[78]. В соответствии с ч. 4 ст. 179 и ч. 1 ст.183 УПК РСФСР от 27 октября I960 г. в необходимвіх случаях следователи в процессе следственнвіх действий вправе производитв киносъемку и фотографирование. Анализ материалов судебной практики позволяет сделатв ввівод о важности проведения аудиозаписи, фотосъемки и киносъемки во время следственных действий.

Так, Определением судебной коллегии по уголовным делам BC РФ от 23.02.1999 г. был отменен приговор Московского городского суда от 23 декабря 1998 года в части оправдания А.Р. Шехояна по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.102 п.п. а, з, е, н, 15 и 102 п.п. а, з, е, и, н УК РСФСР, и ст.222 ч.2 за недоказанноствю его участия в совершении преступлений. Судебной коллегией установлено, что приговор подлежит отмене в виду того, что суд не указал мотивы, объясняющие, почему он отверг доказательства, на которых основано обвинение. Судом, в числе прочего, не исследованы материалы киносъемки проведенных следователем следственных действий, подтверждающих их законность. В результате чего, были сделаны преждевременные выводы о недопустимости первоначальных показаний А.Р. Шехояна как доказательств по делу[79].

Применять видеозапись в отечественном уголовном процессе начали во второй половине XX века. C 1970 г. в следственных подразделениях ГУВД Москвы, а позже и в других городах при производстве осмотров места происшествия, допросов, предъявления для опознания и прочих следственных действий начали применять видеомагнитофонную аппаратуру[80].

Затрудняло успешное и своевременное применение современных достижений науки и техники для расследования преступлений отсутствие в принятом в I960 г. УПК РСФСР общей нормы, регулирующей применение технических средств при расследовании преступлений[81]. В этой связи логичным выглядело дальнейшее реформирование уголовно-процессуального законодательства. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 31 августа 1966 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» закреплял порядок проведения звукозаписи при допросе (ст. 141.1 УПК РСФСР)[82]. Ст. 141.1 УПК РСФСР устанавливала, что звукозапись должна отражать весь ход допроса. Остановка записи не допускалась, так же, как не допускалась частичная запись допроса или повторения предыдущих показаний специально для записи фрагмента. Полученная аудиозапись хранилась при деле и по окончании предварительного следствия опечатывалась. Несмотря на то, что УПК РСФСР I960 г. использование аудиозаписи было регламентировано лишь в процессе проведения допроса, данный способ фиксации информации использовался также при выполнении других следственных действий[83].

В 1970 г. в Московском областном суде был создан первый в стране зал судебного заседания, специально оборудованный звукозаписывающей и звуковоспроизводящей аппаратурой[84]. В литературе отмечалось, что: «аудиозапись должна получить все большее распространение в уголовном судопроизводстве, стать основой для составления протокола заседания, а в последующем, возможно, заменить его»[85]. Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 1 декабря 1983 г. «О применении процессуального законодательства при рассмотрении дел в суде первой инстанции» отмечалось, что «в случае необходимости судом могут с учетом мнения лиц, участвующих в деле, исследованы представленные звуко- видеозаписи»[86] [87].

C 1950 г. на уровне предприятий, республиканском и отраслевом уровне начинают создаваться автоматизированные системы управления . Задачей первых автоматизированных информационных систем являлись обработка

счетов и расчет заработной платы, что позволяло сократитв затратні и времени на подготовку документов. В далвнейшем автоматизированнвіе системні управления (АСУ) получили широкое распространение. Постановлением ЦК КПСС Совмина СССР от 21.05.1963 № 564 «Об улучшении руководства внедрением вві числители ной техники и автоматизированнвіх систем

управления в народное хозяйство» установлен порядок внедрения АСУ в народное хозяйство, образовано Главное управление по внедрению ввічислителвной техники при Государственном комитете по координации научно-нс следователи с ких работ СССР. Спустя четверти века - в 1975 г. разрабатвіваются общегосударственнвіе отраслеввіе АСУ[88] [89], которвіе охватили все союзнвіе и союзно-республиканские министерства и ведомства . В 1973 г. разработанві методические рекомендации по практическому применению основных положений единой государственной системні делопроизводства[90]. Формалвно юридически обязателвной для применения эта система не бвіла, однако ряд ее разделов основвівался на изданнвіх ранее государственник стандартах оформления организационно-распорядителвной документации. Основной задачей единой государственной системні являлосв способствование рационализации и унификации документационнвіх процессов в деятелвности государственного аппарата на всех уровнях государственного управления[91].

В 1973 г. вперввіе в отечественной уголовно-процессуалвной науке

в качестве электронного источника доказателвств по уголовным делам был рассмотрен электронный документ. Так, В.К. Лисиченко в своем исследовании сделал вві вод о том, что внедрение ввічислителвной техники в сферві хозяйства и управления странві «создает обвективнвіе основания для того, чтобві сведения о фактах и практической деятелвности людей, закрепленнвіе знаками искусственнвіх яз Bi KOBBix систем (машиннвіх язвіков), рас сматривал исв в общенаучном и правовом смвісле как самостоятелвная разновидности документов»[92]. Так, Э.М. Мурадвян изложила свои взгляды в труде «Машинный документ как доказателвство в гражданском процессе». По ее словам: «В связи с автоматизированной обработкой разного рода информации появилисв новвіе виды документов. В них, как и в обвічнвіх, зафиксирована определенная информация, на основе которой судом устанавливаются те или инвіе обстоятелвства, имеющие значение для рассматриваемого дела»[93]. Такие докумешы она назвала «машиннвіе» и охарактеризовала их, как ввіданнвіе ЭВМ справки, табуляграммы, накопителвнвіе ведомости и прочие документы, которвіе свидетелвствуют об определеннвіх фактах, отношениях, применяемвіе в качестве доказателвств[94].

В конце 70-х - начале 80-х годов обретают популяр но ств магнит нвіе носители информации и ЕС ЭВМ[95], формируются теоретические основні архивоведения машиночитаемвіх документов, создаются межархивнвіе автоматизированнвіе информационно-по нс ко ввіе системні. Разработанві основні классификации, зкспертизві ценности, системні научно-справочного аппарата машиночитаемвіх документов. В 80-х годах совершенствовалисв ЭВМ, а благодаря новому ПО, типа текстоввіх редакторов и электронных таблиц, популяризировало их для широкого круга пользователей. Создаются различные комбинированные, информационные, мультимедийные приложения, благодаря которым стало возможно одновременно осуществлять вычисления, проводить обработку текстовой или графической информации[96].

Кибернетическая революция оказалась настолько стремительной, что большинство разрабатываемых методик теряли свою актуальность еще до момента их опубликования. В целом период конца 1980-х гг. можно охарактеризовать кризисом электронных архивов, результатом которого стал пересмотр многих положений архивной практики. В 1980-е гг.

машиночитаемые документы хранились в Центральном государственном архиве научно-технической документации, концепции централизованного хранения таких документов разрабатывались Центральным архивом народного хозяйства СССР, результатом деятельности РГАЭ стало «Положение о порядке отбора, приема на архивное охранение и выдачи потребителям документов, созданных средствами вычислительной техники»[97].

В.Н. Черкасов рассмотрел одно из первых зарегистрированных компьютерных преступлений. В период с 1981 по 1987 гг. в г. Брест сотрудником производственного объединения были совершены хищения денежных средств с использованием технических средств. Согласно материалам уголовного дела, обвиняемая, занимая должность экономиста по учету заработной платы, на протяжении нескольких лет вносила подложные сведения в компьютерную систему, в документы на начисление заработной платы. Таким образом, было похищено 22 960 руб., в результате чего, в 1988 г. она была осуждена Брестским областным судом по ч. 1 ст. 91 УК БССР[98].

В результате анализа судебно-документального этапа, следует сделать вывод, что данный этап характерен тем, что: в этот период: а) фотография получает статус доказательства в качестве приложения к протоколу следственного действия; б) совершенствуется теоретическая база криминалистической фотографии; в) законодателвно закрепляется исполвзование аудиозаписи на стадии предварителвного расследования и во время судебного разбирателвства; г) создается зал судебного заседания, оборудованный звукозаписвівающей и звуковоспроизводящей аппаратурой; д) УПК РСФСР закрепляет порядок применения киносъемки в ходе следственнвіх действий; е) в уголовном судопроизводстве начинают исполвзоватв видеозаписи; ж) происходит развитие электронных носителей информации, создание магнитнвіх носителей информации; з) в науке уголовного процесса, в качестве электронного источника доказателвств впер ввіе бвш рассмотрен электронный документ; и) разрабатвіваются автоматизированные системы управления единой государственной системні делопроизводства; к) в отечественном судебном процессе вперввіе упоминается электронное доказательство.

Таким образом, на данном этапе были выявлены следующие закономерности в практике применения электронно-технических средств доказывания: а) формирование правовой основы для информационного документоведения в судебном процессе; б) совершенствование научных основ электронно-технических источников доказательств при фиксации доказательственной информации по уголовному делу.

Пятый - Судебно-электронный этап.

В 90-е годы XX века в результате технического прогресса, стремительного развития ЭВМ, появления персональных компьютеров и мобильных средств связи возрастает количество договорных отношений, связанных с изготовлением, передачей и использованием компьютерных программ, баз данных и иных разновидностей электронных документов. Законом от 12 июня 1990 г. №1556-1 «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза CCP и союзных республик» впервые видеозапись была названа в числе других научно-технических средств, используемых в уголовном судопроизводстве. Так на органы дознания

возлагались полномочия производства необходимых оперативно-розыскных мер, в том числе с использованием видеозаписи, кинофотосъемки и звукозаписи, в целях обнаружения признаков преступления и лиц, его совершивших, выявления фактических данных, которые могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу после их проверки в соответствии с у голо вно-процессуальным законодательством. Это было существенным прогрессом в правовом регулировании электронной

информации в уголовном судопроизводстве. До этого времени применение видеозаписи основывалось на принципах применения звукозаписи

и киносъемки". Кроме того, Основы уголовного судопроизводства Союза CCP и союзных республик были дополнены ст. 35.1 «Прослушивание телефонных и иных переговоров». Прослушивание переговоров осуществлялось по постановлению органа дознания или следователя с санкции прокурора либо по определению суда.

Одновременно с этим увеличилось количество преступлений в компьютерной сфере. Наиболее громкие из них: в 1983 г. программист Волжского автомобильного завода умышленно внес команду в программу и остановил работу конвейера на несколько часов[99] [100]; в 1991 г. во Внешэкономбанке программист и оператор вычислительного центра компании похитили 125,5 тысяч долларов[101]; в 1992 г. сотрудник зарубежного алмазного концерна тайно скопировал информацию, составляющую служебную тайну, из базы данных сети алмазодобывающего объединения России[102].

Сложившаяся ситуация потребовала от законодателя принятия мер по урегулированию данных общественных отношений. В результате чего, 23 сентября 1992 г. был принят Закон РФ №3523-1 «О правовой охране электронных вычислительных машин и баз данных», признающий программу для ЭВМ в качестве объективной формві представления совокупности даннвіх и команд, которвіе предназначенві для функционирования электронных ввічислителвнвіх машин и других компвютернвіх устройств, с целвю получения конкретного результата. А база данных определялась как объективная форма представления и организации совокупности данных, которые систематизированы так, чтобы они могли быть найдены и обработаны с помощью электронных вычислительных машин. В это же время были законодательно закреплены общественные отношения, возникающие в области правовой охраны и использования программ для ЭВМ и баз данных, отнесенных к объектам авторского права: компьютерным программам предоставлена правовая охрана как произведениям литературы, а базам данных - как сборникам[103]. В дальнейшем, в Законе РФ от 9 июля 1993 г. № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» все эти положения были конкретизированы.

13 марта 1992 г. был принят ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации»[104], который был первым в истории российского права актом, регламентирующим оперативно-розыскную деятельность[105].

По мнению И.Н. Зубова и В.В. Николюка: «Закон об ОРД 1992 г. опередил по времени принятие Конституции РФ, в виду этого, ему присущи определенная декларативность, неконкретность отдельных положений, ограничение возможностей оперативных служб, слабо проработанный механизм гарантий соблюдения прав и свобод граждан в оперативнорозыскной деятельности. В связи с этим возникла необходимость приведения

Закона в соответствие с Конституцией РФ»[106]. В резулвтате чего, был принят Федеральный закон от 12.08.1995 г. №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»[107] [108]. Новый закон расширил перечень оперативно розыскных мероприятий, включив в ст. 6 Закона такие оперативно-розыскные мероприятия как оперативный эксперимент, контролируемая поставка, оперативное внедрение. Был расширен круг объектов подлежащих контролю, согласно ч. 9 ст. 6 Закона возможен контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений. Ст. 8 Закона вводится судебный контроль за проведением оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан. Закон об ОРД 1995 г.закрепляет основные принципы использования специальных технических средств при получении оперативно-розыскной информации. Ст. 6 ФЗ «Об оперативно розыскной деятельности» установлен запрет на использование специальных и иных технических средств, предназначенных для негласного получения информации не уполномоченными на то Федеральным законом лицами. Кроме того, ст. 138.1 УК РФ была предусмотрена ответственность за незаконное производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Высшим Арбитражным Судом в письме от 19 августа 1994 г. №С1-7/ОП- 587 «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебноарбитражной практике» были четко определены критерии цифровой подписи[109]. Ст. 5 ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» программы для ЭВМ, базы данных и электронные издания были выделены в качестве отдельных видов документов[110]. Уже в 1995 г.Федеральным законом «Об информации, информатизации и защите информации», принятом 20 февраля, документ был определен как документированная информация - сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления, зафиксированные на материальном носителе с реквизитами, позволяющими их идентифицировать.

Постановлением Правительства РФ от 1 июля 1996 г. №770 утвержден перечень видов специальных технических устройств, предназначенных для негласного получения информации в ходе осуществления оперативнорозыскной деятельности[111].

Федеральным законом от 13 июня 1996 г. N 64-ФЗ «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» с 1 января 1997 г. был введен в действие Уголовный Кодекс РФ. Принятый Кодекс учитывает актуальный характер и тенденции развития преступности. Особое внимание заслуживает глава 28 «Преступления в сфере компьютерной информации». В отечественном законодательстве уголовно-правовая защита компьютерной

информации была введена вперввіе[112]. Согласно статистическим данным Главного информационного центра МВД РФ общее количество зарегистрированнвіх преступлений в сфере компвютерной информации

составило: в 1997 г. - 7; в 1998 г. - 66; в 1999 г. - 294; в 2000 г. - 800 преступлений; в 2001 г. - 2066[113]. Таким образом, за 5 лет количество зарегистрированнвіх преступлений в сфере компвютерной информации

увеличилосв более чем в 295 раз.

На данном этапе практики применения электронно-технических средств доказвівания в уголовном судопроизводстве, в виду распространения звукозаписи и поввинения ее значения при расследовании преступлений, 20 марта 2001 г. УПК РФ дополнен ст. 174.1 «Контролв и записи переговоров». Согласно внесенным изменениям, контролв и записи телефоннвіх и инвіх переговоров лиц, которвіе могут располагатв необходимыми для расследования сведениями, допускаются по уголовным делам о тяжких и об особо тяжких преступлениях толвко на основании решения суда. Фонограмма в полном объеме должна бвітв приобщена к уголовному делу на основании постановления следователя как вещественное доказательство и может быть подвергнута криминалистическому исследованию[114]. Осуществление контроля и записи переговоров, в отличии от ранее закрепленной в Основах уголовного судопроизводства нормы о «Прослушивании телефонных и иных переговоров», было возможно лишь по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях.

Федеральным законом «О введение в действие Уголовнопроцессуального кодекса РФ» от 18.12.2001 №177-ФЗ введен в действие УПК РФ. УПК РФ 2001 г. выделяет такой вид доказательств, как «Иные документы».

Важным дополнением является то, что в соответствии с ч. 2 ст. 84 УПК РФ документ могут содержатв сведения, зафиксированнвю как в писвменном, так и в ином виде. К ним могут бвітв отнесенві материалві фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации. Принципиалвно новыми для УПК РФ стали положения ст. 89 «Исполвзование в доказвівании результатов оперативно-розыскной деятельности». По мнению В.И. Зажицкого: «Сформулированное в ней предписание не согласуется с названием статьи, поскольку изложено в следующей редакции: «В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом»[115]. Мы разделяем позицию В.И. Зажицкого и по нашему мнению, следует регламентировать критерии относимости, допустимости и достоверности результатов оперативно-розыскной деятельности.

Важным нововведением в ч. 8 ст. 166 УПК РФ стало то, что к протоколу следственного действия помимо фотографических негативов, снимков, кинолент, фонограмм допроса и т.д. прилагаются кассеты видеозаписи, носители компьютерной информации.

На сегодняшний день аудиозапись получила широкое распространение в уголовном процессе, так например, решением Октябрьского районного суда г. Владимир подсудимая Ж. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.318 УК РФ[116]. По другому уголовному делу аудиозапись стала доказательством в совершении подсудимым преступления

предусмотренного ч. 3 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ .

В настоящее время видеозапись при расследовании преступлений применяется наряду с фотографированием, стенографированием, киносъемкой и аудиозаписью (ч. 2 ст. 166 УПК РФ). Материалы применения видеозаписи могут выступать в качестве доказательств по уголовному делу, являясь: вещественными доказательствами (ст. 81 УПК РФ), приложениями протоколов следственных и судебных действий (ч. 8 ст. 166 УПК России), а также иных документов (ст. 84 УПК РФ). К видеозаписям, имеющим значение документов (ч. 2 ст. 84 УПК РФ), относятся материалы, которые представляют интерес для следствия лишь по своему содержанию. В ч. 2 ст. 84 УПК РФ к иным документам, помимо материалов фото- и киносъемки, аудио- видеозаписи, отнесены также и иные носители. К ним можно отнести электронный документ, электронные носители информации, персональные компьютеры, мобильные устройства, сведения сети Интернет и т.д.

При проведении следственных действий с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, в соответствии C ч. 5 ст. 191 УПК РФ обязательно применение видеозаписи или киносъемки. Полученные материалы киносъемки или видеозаписи хранятся при уголовном деле. Первым случаем использования в судебном доказывании в России электронного документа стало дело по иску юридической компании «ЮКОН ЛТД» к Межбанковскому финансовому дому . [117] [118]

В литературе часто встречается точка зрения[119], что проблема допустимости электронных доказательств имеет более позднюю историю, и связана она с Инструктивными указаниями Госарбитража СССР от 29.06.1979 г. №-И-1-4 «Об использовании в качестве доказательств документов, представленных с помощью электронно-вычислительной техники»[120], однако справедливой представляется точка зрения С.С. Кузьмина, согласно которой в указаниях шла речь не об электронных доказательствах, в современном их понимании, а лишь о документах, подготовленных с помощью электронно- вычислительной техники. Эта точка зрения основана на том, что в абз. З п. 1 акта, указано, что стороны могут представлять арбитражу любой экземпляр документа, подготовленного с помощью электронно-вычислительной техники. В случае же, если потребуется подлинник документа, арбитражу должен быть представлен первый экземпляр. Однако, как известно, о первом, равно как и любом другом экземпляре электронного документа говорить не приходится[121] [122].

Согласно ст. 3 Федерального закона от 10.01.2002 г. №1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи» электронный документ - это документ, в котором информация представлена в электронно-цифровой форме .

В ст. 82 УПК РФ выделены обладатель информации и законный владелец электронных носителей информации. Федеральным Законом №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27 июля 2006 г. регламентированы определения понятий «обладатель информации», «оператор информационной системы», «информационные технологии», «электронное сообщение» . Обладатель информации -это лицо, самостоятельно создавшее информацию либо получившее на основании закона или договора право разрешать или ограничивать доступ к информации, определяемой по каким-либо признакам.

Таким образом на судебно-электронном этапе были выявлены следующие закономерности в практике применения электронно-технических средств доказывания а) формулирование правовых основ электронных источников доказательств; б) применение информационно-технологических методов выявления и расследования преступлений; в) определение доктринальных понятий электронных следственных действий, электронного уголовного дела, электронного уголовного судопроизводства.

На сегодняшний день следует ставить вопрос о технологии процесса доказывания по уголовным делам с использованием электронных технических средств, однако существует проблема отсутствия необходимого правового регулирования данной сферы. По нашему мнению, необходимо регламентировать электронные следственные действия, в ходе которых возможно собирание доказательств в информационном пространстве; разработать модель «единого электронного производства по уголовному

124

делу» .

Подводя итог анализа этапов эволюции электронных технических средств, нами сделаны следующие выводы: Историю электронных технических средств при доказывании можно разделить на 5 этапов: судебно-фототехнический (XVI в. - первая половина XIX в.); технический (вторая половина XIX в. - 20-е гг. XX в.); судебно-криминалистический (1920 - 1950-е гг.); судебно-документальный (I960 - 1980 гг.); судебно-электронный (1990-е гг. - н.в.).

Рассмотренные исторические этапы обоснованы и имеют следующие [123] [124]

особенности и закономерности :

1. Судебно-фото-технический этап (XVI в. - первая половина XIX в.)

а) применение удостоверителвной деятелвности при ВВІЯВ лении признаков преступления (розвіскная деятельность, регистрационная деятельность);

б) применение предметно-экспертной деятельности при исследовании вещественных доказательств (архивы фотографий, фотолаборатории);

в) формирование научно-технической мысли в доказывании при применении фотосъемки, фотоархивов (фотографические методы и принципы их использования).

2. Технический этап (вторая половина XIX в. - 20-е гг. XX в.);

а) создание и развитие технологии машинных носителей информации (перфокарты, перфоленты);

б) применение информационно-аналитической обработки сведений, а также их передачи с использованием машинных носителей данных;

в) создание, развитие и применение аудио-, фото- и киносъемки в качестве доказательств по уголовным делам.

3. Судебно-криминалистический (1920-1950-е гг.);

а) формирование правового регулирования применения фото, кино и аудио - доказательств в уголовном судопроизводстве;

б) закрепление требования фотографирования определенных доказательств;

в) развитие практики применения производства киносъемки в ходе следственных действий;

г) создание перфокартотек, хранилищ машиночитаемых документов, развитие производства ЭВМ;

д) обоснован предмет судебной фотографии, ее системы как одного из разделов криминалистической техники;

е) совершенствуются фотографические методы;

ж) впервые в отечественной уголовно-процессуальной науке предложено использовать аудиозапись в качестве средства фиксации показаний участников процесса, разработаны рекомендации по технике звукозаписи и по вопросам ее процессуального применения

4. Судебно-документальный (1960-1980 гг.);

а) формирование правовой основы для информационного документоведения в судебном процессе;

б) совершенствование научных основ электронно-технических источников доказательств при фиксации доказательственной информации по уголовному делу.

5. Судебно-электронный (1990-е гг. -н.в.).

а) формулирование правовых основ электронных источников

доказательств;

б) применение информационно-технологических методов выявления и расследования преступлений;

в) формулируются доктринальные понятия электронных следственных

действий, электронного уголовного дела, электронного уголовного

судопроизводства.

1.2.

<< | >>
Источник: СЕРГЕЕВ МАКСИМ СЕРГЕЕВИЧ. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ ЭЛЕКТРОННОЙ ИНФОРМАЦИИ И ЭЛЕКТРОННЫХ НОСИТЕЛЕЙ ИНФОРМАЦИИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ: отечественный и зарубежный опыт. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2018 Казань. 2018

Еще по теме Исторические аспекты становления и развития правового регулирования применения электронной информации и электронных носителей информации в отечественном уголовномсудопроизводстве:

  1. Исторические аспекты становления и развития правового регулирования применения электронной информации и электронных носителей информации в отечественном уголовномсудопроизводстве
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -