<<
>>

§ 1 Судебная экспертиза в стадии возбуждения уголовного дела

В период действия Уголовно-процессуального кодекса РСФСР (УПК РСФСР, принятого в 1960 году) в теории и практике уголовного процесса и криминалистики укоренилось общее правило о том, что производство следственных действий, за исключением осмотра места происшествия (ст.

178 УПК РСФСР[103]), в отечественном уголовном судопроизводстве допустимо только после принятия органами уголовного преследования решения о возбуждении уголовного дела и его процессуального закрепления в соответствующем постановлении.

Статья 109 УПК РСФСР позволяла при проверке поступившего заявления или иного сообщения о готовящемся либо совершенном преступлении органам предварительного расследования истребовать необходимые материалы, получать объяснения от лиц, однако без производства следственных действий.

Вместе с тем, ряд ученых как в прошлом веке, так и в нынешнем столетии, высказывали критические замечания к содержанию данного постулата, предлагая пересмотреть его основное значение в отношении иных следственных (процессуальных) действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, в том числе и судебной экспертизы[104].

В литературе традиционно выдвигается тезис о необходимости назначения и производства экспертиз с целью установления оснований для возбуждения уголовного дела, когда без производства экспертизы сделать вывод о наличии преступного деяния невозможно (например, при обнаружении трупа, необходимости определения вещества как наркотического, отнесения оружия к огнестрельному и т.п.)[105].

В годы, предшествующие принятию УПК РФ, и в нормативных актах предпринимались попытки разрешить производство судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела. Так, в п.1 Указа Президента Российской Федерации от 14 июня 1994 года № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности» содержалось положение о том, что при наличии достаточных данных о причастности лица к банде или иной организованной преступной группе, подозреваемой в совершении тяжких преступлений, по согласованию с прокурором до возбуждения уголовного дела проводятся экспертизы, результаты которых рассматриваются в качестве доказательств по уголовным делам данной категории.

Несоответствие данного подзаконного акта действовавшему в то время УПК РСФСР послужило одним из аргументов в пользу последующей отмены данного Указа.

Несколько позднее, как в период обсуждения Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ), так и после его принятия, отечественные правоведы неоднократно обращались к вышеуказанной проблеме. При этом некоторые авторы выступили с инициативой включить в уголовно-процессуальный закон норму о допустимости проведения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела, когда принятие решения о его возбуждении невозможно без производства экспертизы[106].

Нельзя не отметить, что выдвинутый тезис о разрешении производства хотя бы некоторых родов (видов) экспертиз в литературе традиционно сопровождается критическими замечаниями[107]. Основной смысл высказанных контраргументов можно объединить в следующем:

1) проведение экспертизы до возбуждения уголовного дела создаст опасный прецедент и повлечет бесконтрольность в применении мер, ограничивающих права и интересы личности (в первую очередь, права подозреваемых и обвиняемых);

2) легализация судебной экспертизы до возбуждения дела инициирует в УПК РФ по тем же основаниям производство других следственных (процессуальных) действий, что приведет к дисбалансу стадий в российском уголовном судопроизводстве;

3) для возбуждения уголовного дела вполне достаточно данных, указывающих на признаки преступления, для установления которых не требуется проведения экспертизы.

Не углубляясь в подробный анализ приведенных критических замечаний включения вышеуказанного положения в уголовно- процессуальный закон, поскольку данный вопрос подробно раскрыт в литературе, целесообразнее остановиться на предметном рассмотрении принятого в 2001 году УПК РФ в части регламентации производства судебной экспертизы и порядка возбуждения уголовного дела. В современной правоприменительной практике, по нашему наблюдению, между государственными судебно-экспертными учреждениями и органами уголовного преследования в данной сфере правоотношений нередко возникают проблемные ситуации.

В УПК РФ порядок возбуждения уголовного дела, в частности по делам публичного обвинения, в сравнении с УПК РСФСР, претерпел существенные изменения. Так, ст. 146 УПК РФ предписывает органам уголовного преследования после вынесения постановления о назначении уголовного дела незамедлительно направить его прокурору, чего в УПК РСФСР не предусматривалось. Часть 1 ст. 145 предписывает прокурору по результатам рассмотрения сообщения о преступлении принять одно из следующих решений: о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовногб ' 'дела,' о* передаче сообщения по подследственности ' или в суд. Таким образом, принятие итогового процессуального решения о возбуждении уголовного дела находится в настоящее • время в исключительной компетенции прокурора, что негативным образом отразилось на процессуальной самостоятельности органов предварительного расследования[108].

Изменился подход законодателя и к тем неотложным следственным действиям, которое органы уголовного преследования могут провести до возбуждения уголовного дела. В соответствии с п. 4 ст. 146 УПК РФ к постановлению о возбуждении уголовного дела, направляемому

прокурору, прилагаются материалы проверки сообщения о преступлении, а в случае производства отдельных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы) - соответствующие протоколы и постановления.

Содержание п. 4 ст. 146 УПК РФ позволило некоторым авторам сделать следующий комментарий: «Если до возбуждения уголовного дела произведены осмотр места происшествия, освидетельствование, назначена и проведена судебная экспертиза, то подлинники соответствующих протоколов, постановлений и заключений прилагаются к постановлению о возбуждении уголовного дела и материалам проверки, направляемым прокурору. При производстве судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела на основании ч. 4 ст. 202 УПК экспертом могут быть получены образцы для сравнительного исследования»[109].

Таким образом, из данного комментария следует вывод о том, что авторы допускают проведение судебной экспертизы, включая формирование заключения эксперта до возбуждения уголовного дела.

В литературе была выражена и иная точка зрения. В частности, аргументируя ее, Е.Р. Россинская отметила, что судебная экспертиза не может быть назначена без вынесения соответствующего постановления, где должен быть указан номер уголовного дела. Кроме того, указанным ученым был поставлен вопрос, «когда может быть произведена судебная экспертиза, если «постановление следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела «незамедлительно направляется прокурору» . С тезисом о том, что проведение экспертизы до возбуждения уголовного дела не должно допускаться, выступил и Б.Я. Гаврилов[110].

Некоторые ученых выступили со справедливой критикой юридической техники законодателя, допустившего неоднозначное понимание формулировки в п. 4 ст. 146 УПК РФ[111].

Изучение практики расследования уголовных дел органами внутренних дел и прокуратуры Российской Федерации в различных субъектах Российской Федерации в 2002 - 2005 гг., показало, что назначение судебных экспертиз до возбуждения уголовного дела не очень распространено, но имеет место.

При этом проведенное нами изучение следственной и экспертной практики, в ситуации с назначением экспертизы до возбуждения уголовного дела позволяет говорить о следующих особенностях. В первом случае, указанном Е.Р. Российской, следователи (дознаватели) в графе «по

уголовному делу________ » бланка постановления о назначении судебной

экспертизы чаще всего ставят прочерк, используют формулировку «по материалам проверки» либо делают отметку «б\н» (без номера). А в ситуации с направлением постановления в судебно-экспертное учреждение оформляют два экземпляра постановления. Один из них направляется в судебно-экспертное учреждение, в котором проводится экспертиза. Этот экземпляр остается в архиве конкретного ЭКП ОВД РФ на хранении вместе с материалами экспертного производства (сопроводительными документами, вторым экземпляром заключения эксперта и т.д.).

Второй же экземпляр постановления остается в распоряжении следователя (дознавателя) и представляется прокурору вместе с другими материалами в порядке ст. 146 УПК РФ.

В настоящее время органы уголовного преследования Москвы, Пермской и Московских областей, Ямало-Ненецкого автономного округа и других субъектов Российской Федерации практикуют назначение судебно-медицинских, пожарно-технических, автотехнических, геммологических и других родов (видов) судебных экспертиз до возбуждения уголовного дела.

Так, 16 июля 2002 г. следователем СО Кировского района г. Иркутска П. было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела по факту грабежа и насильственных действий сексуального характера в отношении гражданки О. 15 июля 2002 г. около 2 часов ночи неизвестный путем взлома входной двери проник в ее квартиру, совершил грабеж бытовой техники и половой акт с О. в извращенной форме. Для установления обстоятельств совершенного преступления была назначена судебно-медицинская экспертиза пострадавшей до возбуждения уголовного дела в территориальном судебно-медицинском учреждении. Постановление о возбуждении уголовного дела впоследствии было утверждено прокурором[112].

Однако на практике встречаются случаи, когда постановление о возбуждении уголовного дела в дальнейшем не утверждается, т.е. прокурор не дает согласия на начало уголовного преследования на основании полученных сведений. Несмотря на данное обстоятельство, экспертиза все-таки проводится. В такой ситуации можно предположить, что рабочее время экспертов и материально-техническая база судебно- экспертных учреждений расходуются, по сути, впустую. Проиллюстрируем такую ситуацию на следующем примере .

23.02.2005 года около 11 часов 55 минут на ЦППС 3-ОГПС поступило сообщение о возгорании автомобиля «Тойота Лэнд Крузер Прадо», стоящего во дворе дома № 2/1 м-на Восточный г. Новый Уренгой. Пожар был потушен владельцем автомобиля при помощи подручных средств до прибытия пожарных подразделений. 02 марта 2005 года дознавателем отделения дознания ОГПН по г.

Новый Уренгой было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела. Для установления причины возгорания до возбуждения уголовного дела была назначена пожарно-техническая экспертиза. Постановление о ее назначении было направлено вместе с другими материалами в ЭКЦ УВД Ямало-Ненецкого АО. Сформированное заключение эксперта с выводом о том, что возгорание произошло из-за технической неисправности сигнализации автомобиля, было передано дознавателю. Параллельно с данными мероприятиями прокурором И. было вынесено постановление об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела, поскольку в материалах проверки позднее появилась информация об отсутствии в произошедшем событии признаков совершенного преступления. Однако руководитель ЭКЦ в известность об этом поставлен не был, и экспертиза была проведена в полном объемеЛ

Часть респондентов из числа следователей и дознавателей выразили точку зрения, что назначение экспертизы до возбуждения уголовного дела в соответствии с действующим УПК РФ, является законным правом органов уголовного преследования, а незамедлительное исполнение таких постановлений в общем порядке в пределах своей компетенции, в том числе проведение экспертного исследования для ответов на поставленные следователем (дознавателем) вопросы и формирование заключения эксперта - обязанность судебно-экспертных учреждений вне зависимости от факта возбуждения уголовного дела.

Данную позицию мы не разделяем. По нашему мнению, действия органов уголовного преследования по направлению постановления о назначении экспертизы для производства экспертизы как в ЭКП ОВД РФ, так и в другие судебно-экспертные учреждения (организации) можно рассматривать как не соответствующие законодательству.

К этому выводу подводят следующие положения уголовно- процессуального закона. В первую очередь, название ст. 199 УПК РФ «Порядок направления материалов уголовного дела (курсив наш - Ю.Г.) для производства судебной экспертизы». Статьи в законе, содержащей иной порядок направления материалов для производства судебной экспертизы, не содержится.

Кроме того, в главе 27 УПК РФ (Производство судебной экспертизы) нет нормы, указывающей на то, что в случаях, не терпящих отлагательства, судебная экспертиза может быть проведена до возбуждения уголовного дела. Вместе с тем, в главе 24 (Осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент) такая норма в отношении осмотра места происшествия закреплена (ч. 2 ст. 176 УПК РФ).

Многие опрошенные нами следователи, дознаватели и прокуроры в ходе возникающих дискуссий по данному вопросу такое толкование закона посчитали малоубедительным, выступая со встречным вопросом - какую практическую пользу пытался тогда извлечь законодатель, формулируя ст. 146 УПК РФ и включив в нее слова «назначение судебной экспертизы», если заключение эксперта не может быть получено до возбуждения дела по определению?

По мнению В.Ф. Статкуса, данные шаги законодателя можно расценить, как явно неудачную попытку хоть как-то решить спор криминалистов с процессуалистами о возможности проведения некоторых экспертиз до возбуждения уголовного дела[113].

Вернемся к анализу современной практики по затронутому кругу вопросов. При проведении исследования была внимательно изучена позиция опрошенных 30 руководителей ЭКП ОВД РФ по данной проблеме. Мнения респондентов полностью совпали в том, что существующая практика свидетельствует об объективной потребности органов прокуратуры, внутренних дел, государственной противопожарной службы в производстве экспертных исследований для принятия решения о возбуждении уголовного дела. Респондентами отмечалось, что в первую очередь, в стадии проверки до возбуждения уголовного дела во многих случаях требуется экспертная оценка изъятых в ходе осмотров мест происшествий объектов (наркотических средств, оружия, боеприпасов и т.д.). Опрошенные руководители при этом отмечали, что при

у

производстве экспресс-исследований такого рода объектов вскрывается их упаковка, происходит частичное или полное видоизменение объектов, без проведения которых специалисту дать ответ о природе предметов и веществ невозможно.

Что касается проведения экспертных исследований по постановлениям следователей (дознавателей) о назначении экспертизы, вынесенным и направленным в адрес ЭКП ОВД РФ до возбуждения уголовного дела, то всех опрошенных руководителей ЭКП ОВД РФ, высказавшихся относительно путей решения данной проблемы, можно условно разделить на три группы.

Первая группа (в численном количестве оказавшаяся в меньшинстве - 16,6% респондентов) высказалась за незамедлительное исполнение указанных процессуальных документов, поступивших в адрес ЭКП ОВД РФ, вплоть до оформления заключения эксперта и его направления инициатору проведения судебной экспертизы. Проблема отсутствия номера уголовного дела в постановлении о назначении судебной экспертизы, исходя из имеющейся практики, может быть решена, по мнению респондентов, в ходе телефонного разговора со следователем (дознавателем) по истечении нескольких дней с момента получения материалов. Следователь может сообщить номер дела, после утверждения постановления прокурором и его регистрации в подразделении, занимающемся учетом. После получения указанной информации ссылка на номер уголовного дела делается во вводной части заключения эксперта, что называется, «задним числом».

В том случае, если постановление о возбуждении дела не утверждено и на момент отправки заключения инициатору экспертизы, то проблем с исполнением постановления о назначении экспертизы (проведения экспертизы и направления заключения эксперта, без возбуждения уголовного дела) данная часть опрошенных респондентов также не видит. Аргументация заключается в том, что дальнейшее использование данного документа находится в компетенции органов уголовного преследования и суда, а не эксперта или руководителя ЭКП ОВД РФ.

Позиция второй группы респондентов (23,3 %) близка к первой с тем замечанием, что исполнение таких постановлений должно осуществляться дифференцировано. Такого рода дифференциация должна определяться объективной срочностью их исполнения (имеется перспектива быстрой утраты диагностических и идентифицируемых признаков объекта исследования в силу его физических и химических свойств, состояния и т.п.).

Респонденты из третьей группы (60%) отрицательно отнеслись к незамедлительному исполнению постановления о назначении судебной экспертизы, вынесенного на стадии проверки для принятия процессуального решения о начале уголовного преследования, и считают нецелесообразным организовывать исполнение материалов экспертизы до утверждения постановления о возбуждении уголовного дела у прокурора и получения сведений о номере, уголовного дела. Как альтернатива судебной экспертизе на данной стадии, было предложено проведение предварительных исследований.

Проанализировав во многом противоречивую современную практику в части назначения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела и направления органами уголовного преследования постановления о ее назначении в ЭКП ОВД РФ, можно прийти к выводу, что руководители как ЭКП ОВД РФ, так и других государственных судебно-экспертных учреждений (ГСЭУ) оказались в затруднительном положении по ряду причин.

Как мы уже упоминали, до сих пор отсутствует нормативный правовой акт (официальный документ), который бы «поставил точку» в вопросе назначения и проведения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела.

Если постановление о назначении экспертизы до возбуждения уголовного дела все-таки направлено и поступило адрес ГСЭУ, то компетенция руководителя учреждения в части его исполнения четко определяется ФЗ о ГСЭД. В этой связи обратимся к двум фрагментам указанного закона.

Ст. 19 Основания производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении

Основаниями производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении являются определение суда, постановления судьи, лица, производящего дознание, следователя или прокурора. Судебная экспертиза считается назначенной со дня вынесения соответствующего определения или постановления.

Статья 15 Права руководителя государственного судебно- экспертного учреждения

Руководитель вправе: возвратить без исполнения постановление или определение о назначении судебной экспертизы, представленные для ее производства объекты исследований и материалы дела, если в данном учреждении нет эксперта конкретной специальности, необходимой материально-технической базы либо специальных условий для проведения исследований, указав мотивы, по которым производится возврат.

Из приведенного фрагмента закона следует, что таким основанием для возвращения постановления о назначении экспертизы, как отсутствие документально закрепленного в нем факта возбуждения уголовного дела, руководитель ЭКП ОВД РФ в соответствии с ФЗ о ГСЭД не располагает. Вместе с тем, в рамках вышеупомянутых положений УПК РФ (ст. 199 и др.) и высказанной нами позиции можно рассматривать такие постановления как направленные с нарушением установленного законом порядка и приостанавливать их исполнение, до выполнения всех условий, предусмотренных УПК РФ.

Возвращаясь к анализу практики назначения судебных экспертиз до возбуждения уголовного дела, хотим обратить внимание еще на один аспект этой проблемы, который подтверждает ее не только научную, но и безусловную практическую значимость.

Отрицательная позиция относительно направления постановления о назначении судебной экспертизы до возбуждения дела для формирования заключения эксперта на этой стадии, подтверждается результатами анализа ряда архивных уголовных дел, рассмотренных судами общей юрисдикции Москвы, Московской и Белгородской областей в 2004-2005 гг. В частности, при выборочном изучении судебных документов выявлены случаи признания в судах указанных регионов России заключения эксперта, сформированного до возбуждения уголовного дела, по ходатайству защитника недопустимым доказательством. Исключение заключения эксперта в суде из совокупности собранных доказательств в данной ситуации обосновывалось судьями в основном формальным нарушением прав обвиняемых при назначении и проведении экспертизы и тем, что производство судебной экспертизы не входит в перечень следственных действий, предусмотренных ст. 146 УПК РФ, которые в исключительных случаях можно проводить до возбуждения уголовного дела.

Подводя итог вышесказанному, отметим следующее. Никаких принципиальных изменений в УПК РФ по сравнению с УПК РСФСР в отношении регламента производства судебной экспертизы, на наш взгляд, не произошло. Механизм проведения данного процессуального действия на стадии возбуждения уголовного дела в действующей редакции УПК РФ ограничен вынесением органами уголовного преследования постановления о его назначении. Правовых оснований для направления постановления о назначении судебной экспертизы и других материалов в экспертное учреждение до возбуждения уголовного дела в рамках действующей редакции УПК РФ нет. В то же время, по мнению большинства опрошенных специалистов, отсутствует и объективная необходимость органам предварительного расследования в этой связи выносить постановление о назначении экспертизы на стадии проверки сообщения о преступлении, а прокурору знакомиться с ним для принятия решения о возбуждении уголовного дела, поскольку данный процессуальный документ исключительной информации, указывающей на признаки преступления, не содержит.

В этой связи, в целях исключения двусмысленного толкования ст. 146 УПК РФ предлагаем исключить из ч. 4 данной статьи фразу «назначение судебной экспертизы».

Проведенное изучение результатов судебных экспертиз, сформированных до возбуждения уголовного дела, позволило прийти к выводу о том, что информацию, содержащуюся в экспертных выводах, можно отнести к сведениям, направленным, в первую очередь, на выявление преступления (установление объективной стороны преступления), Выявление преступления в силу предписаний закона — это одна из целей оперативно-розыскной (ст.2 ФЗ об ОРД), а не уголовно- процессуальной деятельности. Позиция сторонников производства судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела, по нашему мнению, вступает в противоречие с тезисом о задачах, стоящих перед

органами уголовного преследования - раскрытие и расследование преступления, а не его выявление. Кроме того, нашим контраргументом проведения экспертизы до возбуждения уголовного дела является неопределенность статуса и происхождения объектов экспертизы на данной стадии, если они не были зафиксированы в протоколе осмотра места происшествия.

Таким образом, проведение исследований, требующих использования специальных знаний специалистов, до возбуждения уголовного дела, по нашему мнению, должно осуществляться в рамках предусмотренных Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее - ФЗ об ОРД) оперативно-розыскных мероприятий, в том числе в ходе исследования предметов и документов. Проведение данного оперативно-розыскного мероприятия относится по закону к компетенции оперативных аппаратов. Сведения о практике привлечения специалистов ЭКП ОВД РФ к данным исследованиям и роли их результатов для выявления преступлений в 2003-2004 гг. приведены в следующей таблице1:

Роды (виды) экспертиз Выполнено В т.ч. результаты
исследований способствовали выявлению
преступления
тг tT) тг го
о о о О
о о о о
ГЦ сч п
1 2 3 4 5
Всего: 1075913 1028179 685731 698789
Дактилоскопические 255779 562646 174795 188815
Трасологические 87150 91630 67687 71393
Почерковедческие 20794 14024 17795 11224
ТКЭД 146300 109317 113812 85477
1 Материалы архива ЭКЦ МВД России.

1 2 3 4 5
Баллистические 43168 48897 36623 41879
Холодного оружия 20165 36771 13802 27544
Потретные 2406 2857 1915 2464
КЭМВИ 132770 165607 122623 155855
Пищевые 30065 26643 28418 23947
Взрыво-технические 6525 5715 5692 5104
Пожарио-технические 1668 1496 1338 1210
Автотехнические 312013 252905 85967 73151
Тканей и выделений человека 906 563 844 406
Фоноскопические 678 649 608 567
Медико-

криминалистические

9671 8426 8544 6663
Видео-фототехнические 290 259 281 247
Судебно-бухгалтерские 5138 2950 4604 2554
Компьютерно- технические 381 267 351 239
Ботанические, почвоведческие 37 42 24 39
Геммологические 9 И 8 И

Вместе с тем, по нашему наблюдению, практика использования возможностей исследований предметов и документов в рамках действующего законодательства затруднительна из-за несовершенства нормативно-правового регулирования в данной сфере, что создает основания для выдвижения некоторыми авторами тезиса о целесообразности проведения экспертизы до возбуждения дела.

В соответствии со ст. 144. УПК РФ (Порядок рассмотрения сообщения о преступлении) дознаватель, орган дознания, следователь и прокурор обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. При проверке сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь и прокурор вправе требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их участию специалистов.

Под документальной проверкой в литературе понимается проверка определенных, конкретных документов, а под документальной ревизией - проверка финансово-хозяйственной деятельности организации, учреждения или должностного лица за определенный период[114].

Производство документальной проверки или ревизии может быть поручено как ведомственным, так и иным контрольным органам. В некоторых организациях существуют постоянно действующие ревизионные комиссии. ЭКП ОВД РФ в рамках установленной компетенции к таким органам не относятся, несмотря на организованные в них подразделения, занимающиеся производством судебно- экономических экспертиз.

Правом осуществлять оперативно-розыскные мероприятия, в том числе проводить исследование предметов и документов с привлечением специалистов (в частности, сотрудников ЭКП ОВД РФ) обладают только сотрудники оперативных аппаратов (ст. 13 ФЗ об ОРД). Следователи и дознаватели к такой категории сотрудников не относятся, поскольку в соответствии с действующим законодательством, не обладают правом осуществления оперативно-розыскной деятельности. Не могут они в рамках установленных в настоящее время законом полномочий на стадии возбуждения дела также давать письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий (ст. 7 ФЗ об ОРД).

Оперуполномоченный сотрудник органов внутренних дел должен исполнить поручение следователя о проведении любого оперативно- розыскного мероприятия, только являясь членом сформированной следственно-оперативной группы[115]. Причем данная форма исполнения поручения предусмотрена только на внутриведомственном уровне (в частности, в органах внутренних дел).

На практике достаточно часто данный пробел в законодательстве создает следующую проблему. Следователь (дознаватель) в порядке ст. 146 УПК РФ направляет материалы прокурору для утверждения постановления о возбуждении уголовного дела либо отказе в возбуждении уголовного дела. Прокурор после анализа поступивших материалов возвращает их следователю и дает указание провести дополнительные проверочные мероприятия, в том числе предварительные исследования. Следователи (дознаватели), в силу отсутствия возможности дать письменное поручение территориальному оперативному аппарату ОВД провести в рамках проверки оперативно-розыскные мероприятия, направляют в ЭКП ОВД РФ постановления о назначении судебной экспертизы. Такая ситуация отчетливо прослеживается в следующем примере.

27.02.2004 г. в городе. Перми около 21.00 по ул. Январская со стороны ул. Лянгасова в сторону ул. Верхоянской следовал автомобиль BA3-21063 г/н Р 882 ME под управлением П., который на перекрестке с ул. Алмазной допустил наезд на пешехода К. Пешеход следовал по левому краю проезжей части, в попутном направлении, на расстоянии 1,3 метра от края проезжей части. В результате пешеход получил травмы различной степени тяжести.

Старшим инспектором по дознанию отделения ГИБДД ОВД Орджоникидзевского района г. Перми было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Прокурор вынес постановление об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и направлении материала на дополнительную проверку. В частности, прокурор указал на то, что «постановление вынесено преждевременно и подлежит отмене, а отказной материал направлению на дополнительную проверку». В ходе дополнительной проверки дознавателю было поручено в кратчайшие сроки провести автотехническое исследование для установления вопроса о возможности причинения травм пешеходу согласно схеме происшествия.

Поручение прокурора дознаватель реализовал путем вынесения постановления о назначении автотехнической экспертизы и направления его в ЭКЦ Пермской области для проведения экспертизы[116].

Из данного примера следует, что органы предварительного расследования в реализации своих процессуальных обязанностей при рассмотрении сообщений о преступлении, ограничены в средствах проверки. При чем данное ограничение, как показывает пример, толкает их на противоправное направление постановления о назначении экспертизы для ее производства до возбуждения уголовного дела. В целях комплексного разрешения данной проблемы, связанной с необходимостью расширения прав следователя на стадии проверки сообщения о преступлении предлагаем:

- включить в ч.2 ст. 38 УПК РФ (Следователь уполномочен) пункт 41, изложив его в следующей редакции: «41. Давать органу дознания в порядке, установленном настоящим Кодексом, письменные указания о проведении оперативно-розыскных мероприятий при проверке заявления о преступлении (сообщения о совершенном или готовящемся преступлении) либо по уголовному делу, находящемуся в его производстве»;

- включить в ст. 7 Федерального закона РФ «Об оперативно- розыскной деятельности» (Основания для проведения оперативно- розыскных мероприятий) часть З1, изложив ее в следующей редакции: «З1. Поручения следователя, органа дознания при проверке заявления о преступлении (сообщения о совершенном или готовящемся преступлении)».

Есть и еще один аспект в затронутой проблематике, требующий особого внимания.

Для выявления признаков совершенного преступления по письменному поручению руководителя оперативного аппарата, направленному в ЭКП ОВД РФ, исследованию могут быть подвергнуты различные объекты, в том числе боеприпасы, неизвестные вещества и т.д. Результаты исследования этих объектов, как мы упоминали ранее, отвечают одной из целей оперативно-розыскной деятельности — выявлению преступления и в соответствии с нормативными правовыми актами МВД России оформляются в виде справок об исследовании. Как известно, справка к материалам уголовного дела не приобщается, а зачастую исследуемое вещество оказывается наркотическим, но полностью уничтожается либо принципиально видоизменяется при проведении экспресс-анализа в силу несовершенства применяющейся методики, оборудования и т.д. Такая ситуация складывается на практике при исследовании патронов времен войны, наркотических веществ, в том числе содержащих гашишное масло; невысушенных объектов растительного происхождения (марихуана, маковая солома) и т.д.

Органы уголовного преследования и сотрудники оперативных аппаратов заходят в данной ситуации в условный тупик, однако пытаются искать выход из сложившейся ситуации, в том числе зачастую осознанно нарушая закон. На данную проблему обращал свое внимание Р.С. Белкин. «Тот же сотрудник, который проводил исследование, - писал ученый, - но теперь уже в качестве эксперта, назначенного законным путем, переписывает свою справку на бланк заключения эксперта при молчаливом согласии следователя - и все становится на свои места: на свет появился законный источник доказательств и задним числом легализованы основания для возбуждения уголовного дела. Но фактически совершена фальсификация доказательств, по существу - преступление против правосудия»[117].

Проблема легализации результатов оперативно-розыскной деятельности (ОРД) давно вызывает интерес у ученых. Однако ни УПК РФ, ни ФЗ об ОРД эту проблему не решили. Приобщение к материалам уголовного дела справки об исследовании как документа равнозначного

л

заключению эксперта в судебной практике признается грубой ошибкой .

Позиция ученых относительно того, что результаты ОРД должны использоваться в уголовно-процессуальном познании в качестве доказательств (по содержанию), не переставая при этом быть результатами ОРД по форме (в частности в отношении справки об исследовании - результата одного из предусмотренных ФЗ об ОРД оперативно-розыскного мероприятия) нам представляется неудачной, поскольку в таком случае, по нашему прогнозу, предварительные исследования начнут подменять и постепенно вытеснять собой судебную экспертизу на практике.

Точка зрения о невозможности использования института заключения специалиста в решении данной проблемы была высказана в первой главе диссертации."

По нашему мнению, использование видоизменяющих (разрушающих) методов при проведении исследований различных объектов, в том числе наркотических, сильнодействующих и ядовитых веществ, боеприпасов и т.п. может и должно осуществляться при производстве судебной экспертизы соответственно после возбуждения уголовного дела. Хотя экспертные выводы по результатам такого рода экспертиз будут направлены, в первую очередь, на выявление преступления - цель оперативно-розыскной деятельности, а не установление всех обстоятельств его совершения, иных действенных способов в условиях современной науки и техники, с одной стороны - выявить преступление, а с другой - закрепить доказательственную информацию в надлежащем источнике без ущерба законности в такой ситуации, мы не видим.

При этом, как думается, необходимо пересмотреть некоторые подходы в действующей учетно-регистрационной статистике преступности, в рамках которой уголовное дело, прекращенное в связи с отсутствием состава преступления, в том числе, когда выводы экспертизы не подтверждают выдвинутую версию, по-прежнему рассматривается как брак в следственной работе. Критическую оценку такого рода политики в области учетно-регистрационной системы, высказанную рядом современных ученых, в том числе Б .Я. Гавриловым[118] мы склонны разделять.

Вопрос о необходимости возбуждения уголовного дела в соответствии с УПК РФ окончательно решается прокурором, который может проконтролировать действительную необходимость его возбуждения для производства, в частности, судебной экспертизы с использованием видоизменяющих методов. Поэтому вопрос злоупотребления органами уголовного преследования возможностью возбуждать дело для производства любых следственных действий для проверки сообщения о преступлении (заявления о преступлении) как думается, на практике остро возникнуть не должен.

Следует отметить, если в дальнейшем выяснится, что действия (бездействие) лица не является преступными (вещество окажется не наркотическим, сильнодействующим, ядовитым; объект не будет отнесен к боеприпасам и т.д.) дело должно быть прекращено и снято с учета. По нашему убеждению, прекращение дела в такой ситуации не должно рассматриваться как брак в работе, поскольку это процессуальное решение органа уголовного преследования является предусмотренным законом вариантом окончания предварительного расследования.

Затрагивая международный опыт по данной проблеме, можно отметить, что . идею разрешить производство судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела реализовали в процессуальном законодательстве законодатели некоторых зарубежных стран, в том числе Республик Белоруссия и Казахстан. Однако в силу авторской позиции, использование международного опыта в современном отечественном уголовном судопроизводстве представляется нецелесообразным. Тем не менее, приведем выдержки из законов УПК указанных стран по данному вопросу.

В ч. 2 ст. 226. УПК Республики Беларусь, закреплено:

2. До возбуждения уголовного дела в соответствии со статьей 173 настоящего Кодекса допускается назначение судебно-медицинской экспертизы для определения причин смерти и степени тяжести телесных повреждений и иных экспертиз, выводы которых могут иметь существенное значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Не могут назначаться экспертизы, связанные с применением мер процессуального принуждения в отношении физических лиц[119].

Ст. 242 УПК Республики Казахстан устанавливает «В случаях, когда принятие решения о возбуждении уголовного дела невозможно без производства экспертизы, она может быть назначена до возбуждения уголовного дела»[120].

Подводя итог сказанному в данном параграфе, отметим, что в нем были исследованы актуальные проблемы как назначения и проведения судебной экспертизы до возбуждения дела, так и "одного из предусмотренных оперативно-розыскных мероприятий - исследования предметов и документов в сфере правового регулирования и современной правоприменительной практики. Проведен сравнительный анализ результатов судебной экспертизы и проведенного исследования предметов и документов по вопросам формирования и использования в сфере ОРД и уголовном процессе. Предложены пути совершенствования нормативно-правового регулирования рассмотренных правовых институтов.

<< | >>
Источник: Горянов Юрий Игоревич. СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ: ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2006. 2006

Еще по теме § 1 Судебная экспертиза в стадии возбуждения уголовного дела:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -