<<
>>

§ 4.2. Специальные строительно-технические знания

В законе отсутствует критерий, разграничивающий специальные и неспециальные знания, и это вызывает определенные трудности. Так, А.А. Эйсман определял специальные знания как «не общеизвестные, не общедоступные, не имеющие массового распространения» [196, с.

91]. По мнению М.К. Tpeyшникова, это такие знания, которые «находятся за пределами правовых знаний, общеизвестных обобщений, вытекающих из опыта людей» [438, с. 269].

Приведенные определения, очерчивающие границы специальных знаний посредством негативного критерия, трудно признать исчерпывающими. C античных времен известно, что определение через отрицание есть худшая из дефиниций. Предпочтительнее описание свойств, сторон и отношений определяемого. Что касается знаний в области строительства, их нельзя считать исключительным достоянием специалистов. Скорее (наряду с некоторыми общеизвестными знаниями в области, например, педагогики и медицины) с ними в силу житейской необходимости (самостоятельное строительство дач, садовых домиков, проведение ремонтных работ в квартире и т.д.) и большого числа популярной литературы, издаваемой с целью «ознакомить читателя с основными приемами строительных работ и тем самым помочь ему самостоятельно возвести дом и надворные постройки» [301] знакомо множество людей. Заметим, однако, что обладание такими поверхностными знаниями создает у лица иллюзию возможности решения им экспертных задач. Получив широкое распространение и как бы выйдя за рамки житейского, бытового уровня, эти знания не достигли научного, систематизированного уровня, тогда как «на какой бы ступени развития ни находились специальные экспертные знания, они ... представляют собой не простую совокупность «сведений» об объектах, не «набор» информации, а определенную систему знаний» [377]. Поэтому очевидно, что под специальными знаниями в ССТЭ следует понимать не просто сумму знаний из области строительства, а знания, обладая которыми эксперт должен дать квалифицированные ответы на поставленные перед ним вопросы.

Так, З.М. Соколовский, полагая, что «основным признаком является вид профессиональной подготовки, в рамках которой получаются сведения», относит к существенным признакам специальных знаний их объективный характер, нетождественность знаниям конкретных лиц, «историческую подвижность» границ, изменяющихся с изменением объема понятия «специальное образование» [197, с. 201 -202].

В юридической литературе соотношению понятий «знания» и «познания» уделялось достаточно много внимания [184; 398, с. 9 - 11]. В философской литературе знание определяется как «продукт общественной материальной и духовной деятельности», а познание - как «процесс творческой деятельности людей, формирующий их знания, на основе которых возникают цели и мотивы человеческих действий».

И хотя различие указанных терминов, на наш взгляд, очевидно, с большой долей условности можно утверждать, что первое - статично, а второе, напротив, - динамично предполагает целенаправленные действия. Знание, безусловно, также динамично по своей природе: оно постоянно изменяется - и качественно, и количественно. Зависимость между объемом повседневных и научных знаний имеет не причинно-следственный, а функциональный характер. Следовательно, с познанием окружающего мира знания о нем становятся все более дифференцированными и одновременно системными (это расширяет сферу применения специальных знаний и для юридических нужд); сфера обыденных знаний постоянно обогащается [398, с. 9]. Очевидно, что у суда (следователя, дознавателя и пр.), решающего вопрос о необходимости назначения экспертизы, возникает потребность именно в специальных знаниях, а не познаниях сведущего лица. Законодатель же зачастую использует в такой ситуации термин «познания» (ч. 4 ст. 80 УПК, ч. 1 ст. 25.9, ч. 1 26.4 КоАП). Полагаем, что здесь мы имеем дело с ситуацией, когда допущенная однажды семантическая некорректность прочно прижилась как в нормативных правовых актах, так и в работах, посвященных проблемам судебной экспертизы.

Специфической чертой специальных знаний, как было отмечено выше, является их отличие от знаний житейских, обыденных.

«Проблема разграничения обыденного и специального знания есть проблема определения критериев потребности в специальных знаниях» [398, с. 7]. Решая эту проблему применительно к знаниям эксперта-строителя, полагаем целесообразным исходить из современного представления об особенностях научных знаний [380], предлагая вниманию читателя собственное понимание вопроса.

Итак, рассмотрим характерные отличия знаний специальных и обыденных.

1. Специальная подготовка сведущего лица. Подготовка экспертов предполагает наличие у них знаний в области научных (теоретических и прикладных) строительных дисциплин, тогда как в обыденном понимании знания - это лишь сведения о предметно-ориентированных связях и явлениях, характеризующих процессы возведения и эксплуатации строительных объектов. И если, говоря о законе, имеют в виду устойчивые, постоянные, существенные связи между отдельными явлениями, свойствами и процессами, то под предметно-ориентированными понимают связи менее прочные и устойчивые, помогающие разбираться в окружающих предметах, использовать их только для решения узкобытовых вопросов, так как

они дают неполную и крайне одностороннюю информацию о свойствах вещей. Так, любой человек знает, как пользоваться водопроводом и санитарнотехническим оборудованием, но маловероятно, что ему известны законы гидравлики, гидротехники и гидродинамики, изучение которых входит в программы подготовки инженера соответствующей специальности.

Подготовка эксперта-строителя включает в себя также знания типовых следственно- и судебно-экспертных ситуаций, разрешение которых требует участия сведущего в области строительства лица. Эти знания позволяют ему корректировать методические подходы в зависимости от вида складывающейся правовой коллизии. Проиллюстрируем это на примере определения в судебном порядке величины материального ущерба, нанесенному строительному объекту. Имеются в виду дела, связанные с решением вопроса о возмещении ущерба, причиненного при заливе либо механическом воздействии на строения и конструктивные элементы зданий и сооружений (например, при ведении земляных, буровзрывных работ, забивании фундаментных свай в непосредственной близости от эксплуатируемого здания).

Предметом доказывания в таких случаях является факт аварии, возникновения ущерба и причинная связь между ними. По делам этой категории достаточно сложно бывает определить границы компетенции эксперта при установлении размеров ущерба (убытков), причиненных аварией либо возникших в результате иных негативных воздействий.

В подавляющим большинстве случаев негативному воздействию подвергаются строения и помещения с определенной величиной физического износа. По поводу того, следует ли учитывать наличие и величину износа данного вида при определении величины ущерба, мнения специалистов разделяются.

Под имущественным ущербом понимается «ущерб, нанесенный имуществу гражданина или юридического лица вследствие причинения ему вреда» [477, с. 473], а под возмещением вреда - «компенсация имущественного ущерба, возникшего в результате причинения вреда» [477, с. 74]. Гражданское законодательство Российской Федерации исходит из «необходимости полного возмещения вреда. Ответственное за вред лицо должно возместить его в натуре (предоставить вещь такого же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или полностью возместить причиненные убытки» [475, с. 44]. C нашей точки зрения, можно ин-

терпретировать это положение следующим образом: полное возмещение вреда потерпевшей стороне может быть осуществлено путем выплаты суммы, равной:

цене поврежденной вещи;

цене работ, материалов и других затрат, необходимых для исправления поврежденной вещи;

величине убытков, связанных с повреждением вещи[31].

Таким образом, закон предусматривает три отличных друг от друга по объему вида компенсации. И хотя выбор одного из них - прерогатива суда, а не судебного эксперта, суд не может сделать его без привлечения сведущего лица. Поэтому при рассмотрении дел, связанных с заливом, пожаром либо иным разрушающим воздействием на строительный объект, перед экспертом-строителем должны быть поставлены следующие вопросы:

имеется ли техническая возможность ремонта (восстановления) поврежденного здания (строения, сооружения) либо отдельных помещений;

если указанная возможность имеется, какова величина затрат, необходимых для ремонта (восстановления) пострадавшего стрительного объекта (его части);

если такой возможности нет, какова стоимость строительного объекта (его части) до происшедшего события (залива, пожара и пр.)?

И только после проведения ССТЭ суд сможет определить сумму, выплата которой пострадавшей стороне будет отвечать принципу полного, но не избыточного возмещения ущерба (таковой будет, например, сумма, равная затратам на ремонт здания при наличии технической возможности его восстановления).

Чаще всего «исправить вещь» можно. При этом следует иметь в виду, что в силу объективных причин ремонт нельзя осуществлять с использованием строительных материалов и изделий, величина износа либо агрегатное состояние[32] которых соответствовала бы состоянию материалов и изделий, пострадавших при затоплении или пожаре.

Стоимость ремонта включает также затраты на выполнение производственных операций, эксплуатацию оборудования, машин и механизмов, в отношении которых использование понятия «естественный износ» невозможно, так как это действия, а они неподвластны физическому износу.

Рассмотрим эту проблему с другой стороны. Представляется, что такая форма возмещения вреда, как «исправление вещи» предполагает выполнение объема необходимых работ, направленных на восстановление объекта. В том случае, если будет учтена степень износа здания, а подлежащая выплате сумма снижена пропорционально величине износа, располагая оставшейся суммой денег не удастся провести ремонтные работы в полном объеме, до конца «исправить вещь». Следовательно, будет нарушен принцип полноты возмещения ущерба.

Таким образом, при наличии технической возможности восстановления строительного объекта неизбыточным возмещением вреда, нанесенного в результате залива либо пожара, следует считать выплату денежной суммы, равной объему затрат, необходимых для восстановления объекта без учета величины естественного физического износа элементов пострадавшего здания (строения, сооружения).

Иначе обстоит дело, если строительный объект не подлежит восстановлению либо его восстановление экономически нецелесообразно. Это объясняется необходимостью предоставления пострадавшей стороне «вещи такого же рода и качества» либо ее стоимостного эквивалента. Без учета величины естественного физического износа строительного объекта нельзя определить «качество вещи».

Заметим, что установление экспертом-строителем размеров собственно ущерба (убытков), на что в подавляющем большинстве случаев ориентирует суд, есть выход за пределы его специальных знаний.

Это объясняется тем, что под убытками в гражданском праве понимают расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права (ч. 2 ст. 15 ГК). Установление факта нарушения права - прерогатива суда.

2. Высокая точность и строгая определенность специальных строительно- технических знаний. Разумеется, определенные знания и навыки нужны при оклейке новыми обоями стен квартиры либо при ремонте ветхой крыши садового домика, выполняемых гражданами, чья основная деятельность никак не связана со строительством, но совсем иная мера точности необходима, например, при расчетах прочностных характеристик несущих конструкций гражданских зданий либо при определении видов, характера и величины нагрузок, воспринимаемых элементами промышленных сооружений, и сделать это можно только при наличии соответствующей профессиональной подготовки.

Существенным моментом является также точность и однозначность используемых сведущим лицом терминов и определений. При всех преимуществах бытового языка - богатстве словарного запаса, разнообразии форм и выражений - в нем нет всей совокупности указанных характеристик, что довольно часто приводит к различного рода недоразумениям при решении житейских проблем. Заключению эксперта (как, впрочем, и специалиста) отводится важная роль в процессе судопроизводства, поэтому речь его - как письменная (текст заключения), так и устная (допрос эксперта либо специалиста следователем, судом) должна быть, насколько это возможно, лишена недостатков, присущих бытовой речи. Рассмотрим в качестве примера проблему толкования экспертом-строителем понятия «существенные нарушения» (применительно к правилам возведения строительного объекта), принятому как в обыденной речи, так и в судебной лексике.

В практике рассмотрения и разрешения гражданских споров часто встречаются дела, в ходе рассмотрения которых решается вопрос о сносе самовольных построек. Одним из оснований для признания строения самовольным (в силу расширительного толкования этого понятия) и подлежащим сносу является наличие существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил (ст. 222 ГК). В связи с этим суд устанавливает, являются ли отступления от нормативных данных, допущенные при строительстве (проектировании), существенными, создается ли при этом угроза жизни и здоровью граждан, нарушаются ли их права и охраняемые законом интересы[33].

Понятие «существенные нарушения» - типично оценочное и как таковое не является исключительно субъективным, а имеет под собой объективные основания - действительные свойства предмета или явления, не зависящие от нашей оценки (любое оценочное суждение суда должно основываться на реальных фактах. Значение судебной экспертизы и состоит в установлении реальных фактов, выступающих в таких случаях, как критерий подобной оценки) [423, с. 46].

В ходе исследования эксперт выявляет и фиксирует те либо иные отступления, определяет, к каким именно изменениям приводит (может привести) строительство дома в планировке, благоустройстве улицы, населенного пункта, устанавливает, как влияет (будет влиять) замена (по отношению к проектным данным) ма

териалов, конструкций, допущенная в ходе строительства, на долговечность постройки, возможность ее существования без полного или частичного обрушения, а изменение объемно-планировочных решений по отношению к внутренним помещениям дома - на удобство их эксплуатации. Однако окончательную оценку существенности отступлений от проекта, требований СНиП дает суд на основе его правосознания, т.е. понимания им принципов законодательства, регулирующего комплекс социальных отношений, конкретных норм закона, последствий своих правоустанавливающих решений, возможности устранения допущенных отступлений, учета законных интересов сторон.

Заметим, что наличие границ применения специальных знаний предъявляет к суду достаточно жесткие требования при формулировании вопросов к эксперту, в соответствии с которыми следует излагать достаточно длинный их перечень, зависящий от числа взаимосвязанных элементов предмета доказывания; устанавливающихся с помощью экспертизы, например:

не были ли допущены, при разработке проекта строения отступления от требований СНиП;

не были ли допущены при возведении строения отступления от требований СНиП и данных проекта;

в чем заключаются отступления, если они имеют место;

как; отступления влияют на возможность эксплуатации, режим содержания соседних домов;

можно ли устранить выявленные недостатки, если да, то какова будет стоимость работ, направленных на их устранении?

Подобная детализация вопросов достаточно трудоемка, поэтому понятно желание суда (судьи) упростить стоящую перед ним задачу, сведя их к вопросам о наличии отступлений и о том, являются ли они существенными.

3. Динамика изменения объема и содержания специальных строительно- технических знаний. Объем и содержание обычных знаний, разумеется, тоже трансформируются, но несравненно медленнее, чем специальных. Развитие, пополнение обыденных знаний обусловлено, прежде всего, потребностями бытового характера - появляются новые строительные материалы, используемые в индивидуальном строительстве и при проведении косметического ремонта квартир, рынок заполняется импортным электро- и санитарно-техническим оборудованием. Их ис

пользование, более или менее активное участие обывателя в проведении строительных работ приобщает его к знаниям в строительстве, дает некоторые основания для суждений о преимуществах и недостатках современной строительной продукции, способах выполнения производственных операций. Развитие специальных знаний происходит несоизмеримо быстрее, и складывающиеся в нашей стране рыночные отношения являются своеобразным катализатором прогресса научно- технической мысли в строительстве его экономике. Коренное различие между рыночной и административно-командной экономикой - в функционировании механизма прямых и обратных связей сферы производства и сферы потребления. Єтер- жеиь этого механизма - цены, методы их определения и применения. Это требует от эксперта уже иных, более глубоких знаний о ценообразовании в строительстве. Появляется и внедряется в практику решения стоимостных задач ССТЭ понятие рыночной стоимости строительных объектов и земельных участков, функционально связанны с ними; подлежат изучению присущие рынку виды стоимости, отличные от рыночной: стоимость объекта оценки с ограниченным рынком, стоимости замещения и воспроизводства, стоимость при существующем использовании, инвестиционная стоимость, стоимость для целей налогообложения, ликвидационная и утилизационная стоимость и пр. Тоже самое можно сказать и о принципах определения стоимости: основанные на представлениях пользователя (полезности, замещения, ожидания); связанные с рыночной средой (предложения и спроса, конкуренции и пр.); наилучшего и наиболее эффективного использования; связанные с землей, зданиями и сооружениями (вклада, возрастающих и уменьшающихся доходов, экономические величины и разделения) и пр. Объект экспертизы при решении стоимостной задачи (определения его рыночной стоимости) в современных условиях может рассматриваться уже с точки зрения соответствия здания, строения или сооружения правовым требованиям и ограничениям; наилучшего и наиболее эффективного использования (что не было присуще эксперту-строителю при осуществлении его деятельности в условиях «социалистической» экономики). При этом установлению подтежат такие характеристики, как его месторасположение, размеры, геометрическая форма и пространственная ориентация земельного участка, на котором располагается строительный объект и самого объекта, рельеф поверхности окружающей его территории, несущие свойства грунта, наличие и отсутствие растительности, водоемов, затопляемых зон и пр. Имеет существенное значение и

возможность реализации объекта оценки в течение разумного времени с получением достаточной отдачи на инвестиции. Собственно рыночные факторы, влияющие на стоимость непостоянны, их изменчивость динамична. Соответственно, динамичны должны быть и специальные знания эксперта в этой части. Эти знания должны включать в себя в качестве основы понятийно-категориальный аппарат оценочной деятельности (также весьма подверженный изменениям в ходе становления и развития рыночных отношений), элементы которого отражены, в частности, в ряду источников нормативно-правового и методического характера[34]:

4. Четко выраженный нормапшвистский характер специальных знаний экс- перта-строителя. Все этапы, предшествующие возведению строительных объектов (гидрологические исследования, исследования геологической подосновы зданий и сооружений, проектирование), собственно процесс строительства, а также процессы эксплуатации, ремонта (реконструкции) и утилизации продукта строительного производства детально регламентированы специально разработанными и утвержденными в установленном порядке, обязательными для выполнения требованиями. Это, прежде всего, строительные нормы и правила (СНиП), ведомственные строительные нормы (ВСН), отраслевые правила, указания и пр. До 1993 г. в России существовала уголовная ответственность за выпуск недоброкачественной продукции промышленными предприятиями (ст. 152 УК РСФСР), выпуск в продажу недоброкачественных товаров в торговых предприятиях (ст. 157 УК РСФСР). Принципиальной основой этих норм являлось жесткое регулирование государством большинства требований к качеству продукции с использованием различных форм воздействия на производителей товара. В одном из постановлений Верховного Суда СССР отмечалось: «Наиболее актуальные дела о выпуске недоброкачественной или некомплектной продукции ... необходимо рассматривать непосредст-

венно на предприятиях; результаты судебных процессов освещать в печати, по радио, телевидению» [88].

При переходе к рыночным отношениям существенно сузился круг нормируемых показателей качества продукции. Так, в соответствии с законом РФ «О стандартизации» [91], принятом 10 июня 1993 г., обязательными для всеобщего соблюдения признаются лишь требования, касающиеся обеспечения безопасности производства продукции, непосредственно результатов и продуктов труда, работ и услуг, снижения отрицательного воздействия их на окружающую среду, жизнь, здоровье и имущество граждан, а также технической и информационной совместимости, взаимозаменяемости продукции, единства методов их контроля и маркировки.

Остальные показатели и требования к качеству продукции, содержащиеся в государственных стандартах, как уже отмечалось выше, имеют рекомендательный характер, и их соблюдение (несоблюдение) оставлено на усмотрение изготовителя (исполнителя) и его контрагентов.

Заметим при этом, что происшедшие в последнее время перемены, однако, не привели к уменьшению числа норм и правил, являющихся обязательным элементом понятийного аппарата эксперта-строителя.

C житейским опытом (ознакомление с нормой жилой площади, учетными нормами и нормами предоставления жилой площади - при намерении улучшить условия проживания, с нормами, регулирующими расстояние между строениями на садовом участке - при организации сезонного отдыха и пр.) накапливаются определенные знания в этой области, но они, как правило, отрывочны и поверхностны. Эксперт-строитель, решая разнообразные задачи, исследуя объект строительства на всех стадиях его создания и существования, а также материалы, в которых отражены сведения о действиях лиц, непосредственно занятых выполнением производственных операций, и лиц, осуществляющих организацию и руководство процессом строительства, обязан всесторонне и глубоко знать специальные нормы и правила, ведомственные акты, объем которых постоянно пополняется, а содержание изменяется.

Нормативистский характер знаний отличает эксперта-строителя не только от лиц, которые в той или иной мере знакомы со строительным производством, но и от специалистов, занимающихся производством криминалистических (трасологов, почерковедов, автороведов и пр.) и биологических экспертиз (почвоведов, ихтиологов, орнитологов и пр.)- Вместе с тем, характер знаний экспертов-строителей в определенной мере подобен знаниям лиц, сведущих в области инженернотранспортных, инженерно-технических и инженерно-технологических экспертиз. Это сходство обусловлено тем, что объектом исследования являются предназначенные для потребления предметы - строительные объекты, автомобили либо иная продукция индустриального производства, товары, к свойствам которых (потребительским, функциональным, свойствам безопасности и пр.) предъявляется множество требований. Особым требованиям должны отвечать и действия лиц, занятых как созданием продукции такого рода, так и ее эксплуатацией - использованием по прямому назначению. Сведения о содержании и форме этих требований отражены в специальных источниках и также составляют элемент специальных знаний эксперта.

5. Двоякая направленность рассматриваемых специальных знаний. C одной стороны, с помощью специальных знаний эксперт получает необходимую ему для дачи ответов на поставленные перед ним вопросы информацию, т.е. для решения практических задач, и в этом смысле они выполняют ту же роль, что и обыденные знания, за тем лишь исключением, что последние используются для решения житейских проблем, а с другой стороны, они направлены на выработку новых знаний, которые формируются как путем заимствования из объема знаний о строительстве, существующего и развивающегося вне сферы судебно-экспертной деятельности, так и в ходе ее осуществления. Так, примером синтеза научно-теоретических знаний и накопленного экспертами-строителями опыта является методика определения возможности реального раздела домовладений между их совладельцами в соответствии с условиями, заданными судом, разработки вариантов раздела, выполнения сопутствующих технических и экономических расчетов. Они составляют часть существующей системы экспертных знаний и направлены на ее дальнейшее развитие, в ходе которого формируются подходы к решению специфических вопросов, ставящихся на разрешение судебного эксперта-строителя. Это касается, в частности, отнесения выявленных дефектов помещений квартир либо жилых домов к категории скрытых или явных, значительных и незначительных. Рассмотрим подробней эти вопросы.

В соответствии со ст. 74 ЖК, ст. ст. 14, 17, 20 Закона Российской Федерации «Об основах федеральной жилищной политики» [101] договоры найма, аренды и обмена (в настоящее время - путем совершения сделки купли-продажи) жилых помещений могут быть признаны недействительными по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом (ст. ст. 178, 179), чаще всего как совершенные под влиянием обмана или заблуждения. Указанные сделки признаются недействительными по такому признаку, как порок воли, т.е. из-за несоответствия волеизъявления лица его действительной воли вследствие заблуждения или обмана (умышленное введение в заблуждение). Приобретение жилых домов (квартир) чаще всего признается недействительным вследствие заблуждения относительно определенных качеств предмета сделки, существенно снижающих либо вовсе исключающих возможность использования жилых помещений по их прямому назначению.

Перечень таких качеств достаточно велик:

несоответствие уровня инсоляции и освещенности помещения нормативам;

повышенное содержание в воздухе вредных для здоровья человека веществ - формальдегида, метанола, аммиака, и пр;

наличие источников вредных для здоровья людей веществ (например, в результате использования при строительстве определенных теплоизоляционных и отделочных материалов);

зыбкость полов, негерметичность швов (соединений) стеновых панелей, плит перекрытия и др.

Последствия заблуждения относительно наличия перечисленных дефектов могут быть вообще неустранимы либо их устранение будет связано для заблуждавшейся стороны со значительными затратами.

Поскольку гражданско-правовая сделка признается недействительной при не соответствии волеизъявления на момент сделки потерпевшего лица его действительной воле, не трудно предположить, что воля лица в таких случаях состоит в намерениях приобрести жилое помещение без недостатков или, так как это практически невозможно, по крайней мере, без недостатков, которые нельзя устранить без чрезмерных усилиях и денежных затрат. Неадекватное волеизъявление лица может сформироваться из-за недоступности дефекта для его восприятия при обычном, неквалифицированном наблюдении, т.е. в виду его скрытости, невозможности потерпевшего оценить значительность недостатка и возможности его устранения.

Далеко не всегда для установления элементов предметов доказывания требуются специальные знания. Очевидно, они необходимы для установления наличия дефекта, что включает в себя не только фактофиксирующий, но и оценочный момент, т.к. дефект - это «каждое отдельное несоответствие продукции установленным требованиям» [286, с. 31]. Выявить дефекты - значит не только обнаружить какую-либо негативную особенность объемно-планировочного решения здания (сооружения), нарушение целостности конструктивного элемента и др., но и признать их таковыми, а не отклонениями характеристик объекта исследования в пределах принятых допущений. При этом эксперт должен описать дефект, указав его месторасположение. В некоторых случаях суд, ознакомившись с описанием, с разу может сделать вывод о характере дефекта - явный или скрытый, т.е. находится под обоями, покрасочным слоем и т.д., в других случаях это возможно только с помощью специальных методов и средств, применение которых является прерогативой эксперта.

По сложившейся практике суд признает сделку купли-продажи квартир (жилых домов) недействительным, если установлено, например, что дефекты жилых помещений имеют скрытый характер (что позволяет судить о заблуждении участника сделки относительно качеств приобретаемого жилья) и являются значительными и неустранимыми (что говорит о существенном значении заблуждения).

Общепринятые основания для деления дефектов на скрытые и явные применительно к данным обстоятельствам в экспертной практике пока не выработаны. Существующие подходы для решения этого вопроса вызывают возражения. Так, недопустимо распространенное толкование понятие «скрытый дефект» в том смысле, в котором оно дается в п. 42 ГОСТ 15467 - 79, а именно: «скрытый дефект - дефект, для выявления которого в нормативной документации, обязательной для данного вида контроля, не предусмотрены соответствующие правила, методы и средства» [175].

При приобретении квартир (жилых домов) их качество оценивается, как правило, не специалистами, процесс оценки не регламентирован и не предполагает использования каких-либо специальных средств и методов. Этим и объясняется требование об обязательном разрешении в ходе судебного разбирательства вопроса о том, возможно ли увидеть дефект «невооруженным глазом», поскольку именно от его решения зависит, к какой категории будет отнесен дефект - к «скрытым»

или «явным». При этом без помощи специальных знаний устанавливаются факты объективного характера.

В квалификации недостатка (дефекта) как скрытого следует также отметить субъективный момент, зависящий от индивидуальной возможности потерпевшего обнаружить и оценить значительность дефекта, его осведомленности, опыта, физических данных. Это, разумеется, целиком и полностью должен устанавливать суд без участия эксперта-строителя, как и объективную возможность увидеть дефект «невооруженным глазом» - для этого достаточно житейского опыта. Соответственно выводы эксперта, в основу которых положен предусмотренный указанным ГОСТом аспект понятия «скрытый дефект», утрачивают свое значение по делам данной категории, а попытку постановки перед экспертом вопроса о возможности визуального восприятия дефекта следует считать неправомерной, как и ответы эксперта на такие вопросы.

Это не означает, однако, что отнесение дефектов продукции строительного производства к категории «скрытых» или «явных» находится исключительно вне компетенции судебного эксперта. Привлечение эксперта правомерно, если исследуются объекты, в отношении которых определенный вид контроля качества обязателен и регламентирован специальными правилами, например, при сдаче подрядной строительной организацией заказчику возведенного или реконструированного предприятия, здания, сооружения, выполненных монтажных, пусконаладочных и иных неразрывно связанных со строящимся объектом работ (ст.ст. 720, 753 - 755, 757 ГК).

Эта проблема актуальна не только для ССТЭ, но и для судебной товароведческой и судебной автотехнической экспертиз, в рамках которых решаются вопросы о принадлежности дефектов к «скрытым» или «явным».

Как уже отмечалось, заблуждение относительно качества приобретаемого жилья должно быть существенным, т.е. влияющим на возможность использования его по назначению. Данное понятие включает в себя техническую возможность устранения недостатка и экономическую целесообразного этого [286]. Специальные знания в области строительства могут быть необходимы для решения вопроса о возможности устранения недостатка путем проведения ремонтных и профилактических работ и определение их стоимости. Эксперт вправе также определить соотношение стоимости работ и помещения в целом. Оценка целесообразности уст

ранения недостатка включает в себя субъективный момент, зависящий от материального положения пострадавшего, его физических возможностей, заинтересованности в обмене, что, разумеется, не входит в компетенцию эксиерта-строителя.

Без специальных знаний в области строительства невозможно установить такой элемент предмета доказывания, как значительность обнаруженных в помещении недостатков (дефектов). Значительным считается такой дефект, который существенно влияет на использование продукции по назначению и (или) на ее долговечность [286], т.е. характеризуется не только размерами и количеством трещин, неровностей, низким уровнем инсоляции и т.п., но также влиянием их на возможность использования помещения по своему прямому назначению, т.е. в качестве жилого в течение определенного действующими нормативами времени.

Со временем дефект может развиваться и к моменту подачи иска стать значительным; таковым может считаться дефект, имеющий тенденцию к развитию. На момент приобретения квартиры (жилого дома) дефекта могло не быть, хотя условия его появления существовали уже тогда. Здесь важно отметить, что факт наличия дефекта и его значительность оцениваются судом на момент рассмотрения дела. Если к моменту вынесения решения суда образовались новые дефекты либо незначительные дефекты стали значительными, потерпевший может вновь обратиться в суд. Очевидно, в тех случаях, когда на момент производства экспертизы дефект оценен экспертом как незначительный, но имеющий тенденцию к быстрому прогрессированию, он должен отметить данное обстоятельство в своем заключении, а суд принять во внимание возможность скорого появления значительного дефекта и учесть это в своем решении.

б. Прикладной характер знаний эксперта-строителя и роль эксперимента в ходе их реализации. Это в равной степени характеризует как процесс формирования научно-практических строительно-технических дисциплин, так и процесс становления судебного эксперта-строителя.

Разумеется, мы и в повседневной жизни проделываем множество экспериментов, осуществляем наблюдение, используя при этом продукцию строительного производства либо выполняя несложные технические операции по ее ремонту и наладке. Эмпирические знания и научный эксперимент, в результате которого эксперт-строитель получает новые знания, даже если они относятся к одним и тем же объектам, весьма существенно различаются: в научном эксперименте используются особые средства и методы, для обработки и описания

ся особые средства и методы, для обработки и описания данных, полученных в ходе его проведения, достаточно точные и сложные приемы, способы фиксации, измерения и обобщения. Это обусловлено тем, что все закономерности, лежащие в основе строительно-технических дисциплин, либо основаны на результатах эмпирических исследований, либо проверяются, подтверждаются, оцениваются или опровергаются с их помощью. Все это в той же мере относится и к экспертному эксперименту, в ходе которого устанавливаются фактические данные, выполняющие впоследствии роль доказательств по делу.

Подчеркивая прикладной характер деятельности строителей, следует отметить, что эта профессия относится к числу древнейших и, разумеется, первые постройки возводились по наитию, без всяких расчетов. На ранних этапах становления и развития зодчества, когда строительная .механика была в зачаточном состоянии, точнее, ее как науки не существовало вовсе, многие сооружения были настолько непрочны и неустойчивы, что катастрофы, связанные с их обрушениями, считались заурядным явлением. В период средневековья это породило даже суеверие, следуя которому, перед переходом через мост произносились некие заклинания и молитвы. До наших дней сохранился текст такой молитвы Людовика Святого (1214 - 1270 гг.), которую он всегда произносил перед тем, как совершить это рискованное по тем временам действие.

Неудачи и успех сопутствовали зодчим в течение всей истории человечества, так накапливался опыт, обобщение и осмысление которого позволяло выявить основные закономерности, происходящих событий, явлений и процессов, закладывался фундамент науки о строительстве. В ходе ее развития происходило обособление, разветвление и деление знаний по различным направлениям: по функциональному назначению возводимых объектов - промышленное и гражданское, сельскохозяйственное строительство и пр.; по этапам подготовки, ведения строительства и эксплуатации строительных объектов - геодезия, архитектура (строительная и ландшафтная), производство строительных деталей и конструкций, технология строительного производства, техническая эксплуатация зданий и сооружений и пр.; по видам строительных конструкций - деревянные, железобетонные, металлические конструкции и т.д. Для решения проблем строительства выделены в самостоятельные отрасли такие научные дисциплины, как теоретическая механика, сопротивление материалов, физика твердого тела, гидравлика. Определялись и совер-

шенствовались характеристики процессов, неразрывно связанных с эксплуатацией строительных объектов - освещения и инсоляции, водоснабжения и водоотвода, вентиляции и кондиционирования воздуха, отопления и пр.

Эффективное практическое применение таких весьма разнородных знаний было бы невозможно без широких экспериментов. Возведение, реконструкция, эксплуатация и утилизация зданий, строений и сооружений в условиях типизации, унификации и серийного строительства, детально разработанных и охватывающих все стороны строительной деятельности норм, правил и указаний в каждом конкретном случае связаны как с выполнением предусмотренных проектными документами производственных операций, так и с нештатными ситуациями, возникновение и развитие которых определяется целым рядом факторов, активно проявляющихся либо по независящим от строителей причинам, либо являющихся результатом просчетов, явных ошибок и ненадлежащих действий. В любом случае ведется поиск путей решения возникающих проблем, реализуется присущее этому роду деятельности творческое начало, и выход, как правило, находится - строительство продолжается и завершается. Недаром в этой профессии (что, разумеется, не является исключительной ее чертой) наиболее высоко ценится опыт, помогающий преодолевать неизбежные трудности, сопровождающие любой созидательный процесс, особенно в тех случаях, когда успех дела зависит от того, насколько слаженно структурные подразделения производственной системы, каковой является любая строительная организация, выполняют свои функции.

В этом плане деятельность эксперта сродни работе современного строителя. Отличие заключается, пожалуй, лишь в том, что нештатность ситуации, присущая практически каждому конкретному делу, обусловлена самой природой процесса познания сведущего лица, привлекаемого следователем, судом, дознавателем для решения вопросов, требующих специальных знаний в области строительства. При том, что исследуемые строительные объекты имеют много общего, каждый из них по-своему уникален, неповторимо состояние каждого здания, строения, сооружения, следовательно, так же разнообразны, уникальны и неповторимы предметы экспертного исследования. Все это и формирует такую производственную ситуацию, разрешение которой предполагает наличие у эксперта способности к оригинальному мышлению, готовности к эксперименту, интуиции, подкрепленной теоретическими знаниями и опытом.

Говоря о специальных знаниях судебного эксперта-строителя, нельзя не коснуться вида деятельности, стоящего несколько в стороне от промышленного (массового) производства, - ремесла. Процессуальный закон предусматривает возможность привлечения в качестве эксперта по делу профессионала-ремесленника (ст. 79 ГПК, ст. 25.9 КоАП, ст. 9 ФЗ о ГСЭД). Вместе с тем, с точки зрения ряда авторов, упоминание специальных знаний в данном случае излишне на том основании, что это является анахронизмом, возвратом к ремесленничеству в экспертизе; современная же экспертиза должна основываться на строго научны данных [350, с.

7] . По мнению Ю.К. Орлова, с этим согласиться трудно. «Ремесла существуют и в наш век. Конечно, эксперт, исследуя какие-то ремесленные изделия, применяет научные методы. Но он должен знать и само ремесло» [350, с. 7].

Применительно к рассматриваемому роду экспертной деятельности это может быть знаток уникальных видов каменной кладки - как стен зданий, так и отопительных очагов (печей, каминов). Известен случай, когда экспертизу проводил простой печник, реконструировавший печь, в которую было заложено взрывное устройство [350, с. 7]. Следует упомянуть также специалистов по деревянному зодчеству, владеющих знаниями и навыками, необходимыми для выбора, подготовки, хранения и использования древесины при возведении жилых и вспомогательных строений, в том числе бань и погребов, полезный объем которых эксплуатируется в особых тепло-влажностных условиях. Обеспечить нормальный режим такой эксплуатации невозможно без знания способов защиты деревянных конструкций от действия специфических негативных факторов, особенностей их эксплуатации.

В основе знаний лица, профессионально занимающегося тем либо иным ремеслом, лежат, как правило, не результаты теоретических разработок, нормативные данные и положения специальных правил, разработанных и утвержденных в официальном порядке (их отделение от научных знаний законом не случайно), это результат накапливаемого веками опыта, экспериментов, передающихся из поколения в поколение, учитывающий местные особенности, отображающиеся как на характеристиках используемого материала, так и на параметрах среды существования возводящегося и эксплуатируемого объекта строительства. В них воплощены многовековые навыки применения уникальных способов и приемов работы, они вобрали в себя все тонкости и нюансы, проявляющиеся в отменном качестве конечного

продукта. Сохранение, развитие и применение таких знаний требует особых профессиональных навыков, таланта ремесленника. Природа скупа на таланты, и подлинные мастера своего дела встречаются не так уж часто. Это и позволяет отнести рассматриваемые знания к специальным, четко провести границу между ними и знаниями обыденными, житейскими - широко распространенными и лишенными той уникальности, благодаря которой их относят к знаниям в области ремесла в том смысле, в котором они определены законодателем.

Приведенный выше перечень характеристик специальных знаний эксперта- строителя не является, разумеется, исчерпывающим, но, взяв его за основу, можно предложить свое определение специальных знаний эксперта-строителя - это профессиональные (теоретические и прикладные) знания в области проектирования, возведения, эксплуатации, реконструкции (ремонта) и утилизации зданий, строений, сооружений и коммуникаций, позволяющие в пределах своей компетенции проводить отвечающие современным требованиям исследования строительных объектов и территорий, функционально связанных с ними, в целях обеспечения эффективности судопроизводства.

<< | >>
Источник: Бутырин Андрей Юрьевич. СТРОИТЕЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА В СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. России 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 4.2. Специальные строительно-технические знания:

  1. развитие научно-технических знаний
  2. Операции по торговле научно-техническими знаниями и опытом
  3. Понятие комплексного анализа хозяйственной деятельности как специальной отрасли экономических знаний
  4. 1. Сущность и предпосылки международного обмена научно-техническими знаниями
  5. Справочное Распределение специальных строительных работ для определения трудозатрат работников, заработная плата которых учитывается в общепроизводственных расходах, и средств на покрытие остальных статей общепроизводственных расходов
  6. Непроцессуальная форма использования специальных знаний сведущих лиц.
  7. § 1. ФОРМЫ ПРИМЕНЕНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
  8. § 4. ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ИНЫХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ, СВЯЗАННЫХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ
  9. § 2. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРОВЕДЕНИЯ ИНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ (ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ) ДЕЙСТВИЙ. СВЯЗАННЫХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ
  10. Бутырин Андрей Юрьевич. СТРОИТЕЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА В СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. России 2005, 2005
  11. Оглавление
  12. Глава I ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ СУДЕБНОЙ СТРОИТЕЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
  13. Глава 2 ОБЪЕКТЫ СУДЕБНОЙ СТРОИТЕЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ И ОБЪЕКТЫ ЭКСПЕРТНОГО ПОЗНАНИЯ
  14. § 4.2. Специальные строительно-технические знания
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -