<<
>>

§ 1.2. Место и роль медицинских знаний в системе правовых и специальных знаний. Субъекты медицинских знаний

Целью и средством любой разумной деятельности являются знания. Примером тому может служить то, что на данный период времени уже невозможно представить себе высококвалифицированное расследование уголовного дела без применения специальных знаний.

Медицинские знания являются разновидностью специальных знаний. В связи с этим представляется актуальным определение места и роли медицинских знаний в системе специальных знаний.

Впервые о значении судебной медицины для расследования преступлений упоминается в 1868 г. на первом съезде русских естествоиспытателей. В своем докладе «О значении естественных наук в юриспруденции» Е. В. Пеликан обстоятельно доказал значимость судебно-медицинских знаний для расследования и разрешения уголовных дел и тесную взаимосвязь медицины с

49

естественными науками .

Специалисты в области судебной медицины и сама судебная медицина имеют большой научный и практический потенциал для оказания содействия в раскрытии и расследовании преступлений, в том числе против личности. Развитие судебной медицины обусловлено также и влиянием отечественного гражданского, уголовного, уголовно-процессуального законодательства[49] [50].

В ходе расследования рассматриваемых преступлений одним из важнейших средств получения доказательственной информации по делу является проведение судебно-медицинской экспертизы. Так, для установления тяжести вреда, причиненного здоровью человека, проводится судебная экспертиза живого лица. В таких случаях судебно-медицинский эксперт на основании изучения характера повреждений или иных последствий воздействия на человека внешних факторов решает вопрос о степени тяжести причиненного вреда. Установив наличие тех или иных последствий, следователь (дознаватель) фактически определяет объем

предъявляемого обвинения.

Отметим, что объектами судебно-медицинской экспертизы являются: живые люди, трупы людей и их части, объекты биологического происхождения, химические вещества, орудия травмы и им подобное, документы и материалы, содержащие информацию медико-биологического характера.

Исследования в области судебной медицины находятся в прямой зависимости от обстоятельств конкретного уголовного дела. Влияние судебной медицины в той или иной степени распространяется на решение практически всех задач, стоящих перед правоохранительными органами. Так, задачей судебномедицинского эксперта является не только установление категории смерти (насильственная или ненасильственная), но и вида смерти, то есть определение конкретного фактора, приведшего к смерти, что бесспорно способствует правильной квалификации преступления. Разделяя мнение С. С. Самищенко, полагаем, что, устанавливая механизм причинения повреждений, судебно - медицинский эксперт может исключить с той или иной степенью достоверности возможность случайного причинения повреждений, тем самым окажет помощь следователю в установлении умысла в действиях преступника[51].

Некоторые результаты судебно-медицинских исследований позволяют органам предварительного расследования и оперативным подразделениям обрести индивидуальные диагностические характеристики лица, совершившего преступление уже на этапе проверки сообщения о готовящемся или совершенном преступлении. Так, по биологическим следам, обнаруженным в ходе осмотра места происшествия, можно установить групповую, половую принадлежность или более индивидуальные характеристики преступника.

К тому же, путем комплексного судебно-медицинского и экспертнокриминалистического анализа обстановки места происшествия, данных исследования трупа и результатов криминалистических экспертиз могут быть получены характеризующие преступника сведения. Именно в совокупности с другими данными медицинские знания, чаще всего, используются для розыска скрывшегося преступника, позволяют с той или иной степенью достоверности характеризовать его. В частности: установить основные биологические параметры личности, составить описание внешности, обнаружить и зафиксировать индивидуализирующие характеристики человека и др.

Анализ результатов проведенного исследования позволяет утверждать, что наибольшую сложность в правоприменительной практике вызывает расследование убийств новорожденных.

Это объясняется невозможностью применения следователями в полном объеме всех тактических схем, применяемых при расследовании убийств иного рода. Согласно исследованиям ученых, современные возможности судебно-медицинской экспертизы трупа новорожденного позволяют получить данные о его матери. К примеру, ее расовую принадлежность, группу крови, заболевания, передающиеся от матери плоду, предполагаемое время родов и др.[52] Следует отметить, что полнота данных сведений зависит от состояния трупа, технической оснащенности и опыта судебного медика, производящего патологоанатомическое исследование. Эффективность расследования данных преступлений зависит от поиска уже зарегистрированной информации о матери и сопоставление ее с результатами судебно-медицинского исследования.

Неоценимый вклад судебно-медицинской экспертизы при расследовании убийства «без трупа» (в случае отсутствия трупа). На первоначальном этапе расследования, в случае обнаружения в месте проживания пропавшего лица (потерпевшего) крови, слюны, волос рекомендуется назначать судебномедицинскую экспертизу с целью решения вопроса о групповой принадлежности крови потерпевшего для последующей идентификации с трупом. При установлении признаков совершения убийства перед судебно-медицинскими экспертами целесообразно поставить вопрос о видовой и групповой

принадлежности крови, ее происхождения от потерпевшего . Следователь принимает меры к установлению и изъятию медицинских документов, в которых зафиксированы данные о групповой принадлежности крови исчезнувшего лица и сопоставляет их с результатами судебно-медицинского исследования.

Относительно вопроса о том, кто из участников уголовного судопроизводства может быть наделен специальными знаниями среди ученых нет единого мнения. Так, одни полагают, что такими субъектами являются только специалист и эксперт. К примеру, Е. В. Ломакина определяет специальные знания как систему (совокупность) знаний, полученных на основе проведенной научной и практической деятельности специалиста, используемых им в установленном законом порядке для разрешения вопросов, возникающих в ходе уголовного судопроизводства[53] [54].

А. А. Эйсман писал, что специальными знаниями обладает лишь узкий круг специалистов[55].

Другие ученые к субъектам специальных знаний, помимо специалиста и эксперта относят лицо, осуществляющее расследование. В частности, О. А. Исаева пишет о том, что «следователь, дознаватель, прокурор, состав суда используют собственные специальные знания при выполнении процессуальных функций собирания, исследования и оценки доказательств»[56].

Отметим, что применение специальных знаний следователем (дознавателем), судьей продолжает оставаться весьма дискуссионным в криминалистической литературе. Сравнивая термины «применение специальных знаний» и «использование специальных знаний» ученые приходят к выводу, что термин «использование» имеет более широкое значение. Так, В. И. Балко обоснованно утверждает, что в широком смысле субъектами применения специальных знаний является каждый, кто владеет «любым объемом знаний из любой отрасли». Если же результаты применения специальных знаний будут в дальнейшем иметь доказательственное значение, то применять данные знания имеет право лишь сведущие лица - эксперт и специалист. В свою очередь, субъектами использования специальных знаний будут выступать лица, определяющие ход и порядок расследования, т.е. адресаты доказывания. По

57

мнению данного ученого это следователь, дознаватель, судья .

Полагаем, что в своей процессуальной деятельности следователь (дознаватель, прокурор, судья) затрагивает очень широкий круг вопрос. Тем не менее, лишь специалист и эксперт наделяются специальными знаниями. Кроме того, оказывая содействие следователю (дознавателю, суду) в расследовании уголовного дела данные участники уголовного судопроизводства в определенном законном порядке вводят эти специальные знания в уголовно-процессуальную деятельность.

И. А. Чердынцева указывает, что под специальными знаниями принято понимать полученные на основе теоретических положений различных отраслей наук знания, выходящие за пределы общежитейского опыта и общего образования, получаемые лицом в ходе специальной подготовки .

По мнению данного ученого, в содержание специальных знаний не включаются правовые знания, так как они выступают составной частью профессиональной компетенции лица, ведущего расследование уголовного дела.

Недопустимость постановки перед экспертом правовых вопросов[57] (к примеру, вопросов квалификации содеянного, юридический оценки действий и 56 [58] [59] т. д.), а равно и перед специалистом (полагаем необходимым применить в данном вопросе аналогию - Р. А.), обращено внимание в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 № 2859 [60]. Эти вопросы относятся к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, а также к компетенции прокурора и суда.

В. А. Жбанков определяет специальные знания следующим образом. По мнению ученого это знания, относящиеся к разным видам профессиональной деятельности, кроме профессиональных знаний следователей, дознавателей, судей, лиц, осуществляющих расследование. Такие знания приобретаются данными участниками уголовного процесса путем специальной подготовки или профессионального опыта и используются в борьбе с преступностью в соответствии и нормами закона с помощью сведущих лиц - носителей указанных знаний[61]. Данная точка зрения ранее высказывалась В. Н. Маховым[62]. По мнению Н. П. Кондрашовой, имеющиеся у следователя (дознавателя, судьи) знания могут затрагивать обширный круг вопросов процессуального характера. Однако, только такой участник уголовного процесса как специалист наделен правом вводить эти специальные знания в уголовный процесс[63] [64]. Как утверждает Т. В. Толстухина, специальные знания «трансформируются» через специалиста либо эксперта и представляют собой профессиональные знания и умения в различных областях

64

жизнедеятельности .

Несмотря на то, что следователь (дознаватель, прокурор, судья) может в той или иной мере обладать необщеизвестными знаниями в науке, технике, искусстве и т.д.

закон запрещает совмещения функций разных участников уголовного судопроизводства в одном лице. В данном случае, разделяя позицию И. А. Цховребовой, полагаем, что любые знания, которыми располагают лица, осуществляющие раскрытие и расследование преступлений (субъекты доказывания - Р.К.), - это их профессиональные знания[65]. Так, следователь (дознаватель) в ходе проведения следственных действий при обнаружении, фиксации, осмотре, изъятии улик, в дальнейшем доказательств по уголовному делу обладает знаниями в области криминалистической техники. Причем, если в ходе изучения объекта результаты использования технических средств очевидны и, следовательно, не нужно их специальное пояснение, то по утверждению А. А. Эйсмана, юридически не оправдано и не выгодно экономически производство судебной экспертизы[66].

В литературе советского периода высказывалось также мнение, что для установления объективной истины по уголовному делу лицу, производящему расследование или судье оказывалось недостаточно житейского и профессионального опыта[67]. Р. С. Белкин указывал, что необходимым компонентом профессиональных знаний выступают: общежитейский опыт; знания, полученные в процессе подготовки в образовательном учреждении; умения и навыки, приобретенные в процессе практической деятельности и пр.[68] Иными словами, с формальной точки зрения следователь либо дознаватель, либо сотрудник уголовного розыска, как лица, обладающие профессиональными знаниями, теоретически могут владеть и специальными познаниями. Впрочем, несмотря на объем знаний, которым располагают указанные лица, специальные

знания будут являться лишь частью их профессиональных знаний[69] [70] [71].

По мнению В. В. Колкутина, познания судебного медика складываются из многих источников, включающих в себя не только различные медицинские дисциплины, но и вопросы криминалистики, техники, биологии, юриспруденции,

70

психологии и др.

Полагаем, лицо, обладающее медицинскими знаниями не только должно обладать определенными познаниями, опытом, навыками, но и постоянно повышать свою квалификацию, а также профессионально заниматься в этой сфере деятельности. Из п. 6 Правил следует, что «степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, определяется врачом - судебно-медицинским экспертом медицинского учреждения либо индивидуальным предпринимателем, обладающим специальными знаниями и имеющим лицензию на осуществление медицинской деятельности, включая работы (услуги) по судебно-медицинской экспертизе» . Соответственно данным требованиям субъекты доказывания отвечать не могут.

В соответствии с пп. 8, 11, 12 рассмотренных Правил «в случае возникновения необходимости в специальном медицинском обследовании живого лица к проведению судебно-медицинской экспертизы привлекаются врачи- специалисты организаций, в которых имеются условия, необходимые для проведения таких обследований», «при определении степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, повлекшего за собой психическое расстройство и (или) заболевание наркоманией либо токсикоманией, судебно-медицинская экспертиза проводится комиссией экспертов с участием врача-психиатра и (или) врача-нарколога либо врача-токсиколога», «при определении степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, повлекшего прерывание беременности, судебно-медицинская экспертиза проводится комиссией экспертов с участием

72

врача акушера-гинеколога» .

Следует согласиться с суждением тех ученых, кто полагает, что субъектами медицинских знаний выступают только сведущие лица, наделенные

процессуальным статусом эксперта или специалиста. Кроме того, по мнению ряда ученых, специалист (эксперт), которого следователь (дознаватель) привлекает для принятия участия в процессуальных действиях, должен обладать

профессиональными признаками (например, специальное образование, стаж

работы, определенные навыки, компетентность ).

Как утверждает С. А. Смирнова, компетенция в судебной экспертизе представляет собой динамическое сочетание ряда параметров - специальных знаний и систему их использования, умений, отношений, ответственности[72] [73] [74].

В ч. 2 ст. 168 УПК РФ закреплено, что перед началом проведения следственного действия лицо, производящее расследование обязано

удостовериться в компетенции специалиста. Следовательно, выяснение компетентности специалиста перед началом проведения следственного действия носит обязательный характер. Однако законодатель не установил источник и процессуальный порядок удостоверения в компетентности специалиста.

В данной ситуации следственная практика складывается по-разному. В одних случаях, следователь изучает предоставленные специалистом документы об образовании, стаже работы, квалификации и при необходимости приобщает к материалам уголовного дела заверенные копии документов. В других, в целях выяснения компетентности специалиста, следователь перед началом

следственного действия опрашивает специалиста по следующим вопросам: фамилия, имя, отчество, место работы, стаж работы в должности, где, когда и какую получил специальную подготовку, приходилось ли ему ранее принимать участие в следственных действиях в качестве специалиста в области медицины, и др. Полученную информацию следователь оформляет в виде объяснения, которое приобщается к материалам уголовного дела. В иных случаях необходимую информацию о компетенции привлекаемого специалиста следователь получает из бесед с непосредственным руководителем экспертного подразделения.

Применительно к лицу, не являющегося государственным судебным экспертом необходимо обратить внимание сложившуюся судебную практику. Так, в пленуме Верховного Суда РФ отмечено, что «при поручении производства экспертизы лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом, суду следует предварительно запросить сведения, касающиеся возможности производства данной экспертизы, а также сведения об эксперте, в том числе его фамилию, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о его компетентности и надлежащей квалификации, о чем указать в определении (постановлении) о назначении экспертизы, и при необходимости приобщить к материалам уголовного дела заверенные копии документов, подтверждающих указанные

75

сведения» . К довершению всего в определении Конституционного Суда РФ логично отмечено, что сторонам должна быть предоставлена возможность знакомиться со сведениями о квалификации эксперта[75] [76].

Иными словами, компетенция это профепригодность эксперта (специалиста) осуществлять познавательную деятельность. Отметим, что ответственность за проверку компетенции привлекаемого специалиста и эксперта всецело возлагается на лицо, назначившего судебную экспертизу (следователя, дознавателя, суда). Кроме того, в ч. 2 ст. 70, ч. 2 ст. 71 УПК РФ законодателем обращено внимание, что если обнаружится некомпетентность эксперта (специалиста), то он не имеет право участвовать в производстве по уголовному делу. Тем не менее, в УПК РФ не предусмотрен порядок действий следователя (дознавателя, суда) по проверки и оценке компетентности эксперта (специалиста), в отличие от уголовно-процессуального законодательства ряда зарубежных государств.

Так, в пп. 3, 4 ст. 61 Республики Беларусь закреплено, что эксперт обязан представить органу, ведущему уголовный процесс, документы, подтверждающие его специальную квалификацию. Кроме того, сообщить по требованию органа, ведущего уголовный процесс, а также сторон в судебном заседании сведения о своем профессиональном опыте и отношениях с лицами, участвующими в

77

производстве по материалам и уголовному делу .

В пп. 4, 5 ч. 3 ст. 88 Республики Молдова указано, что эксперт обязан представить органу уголовного преследования или судебной инстанции документы, подтверждающие его специальную квалификацию, объективно оценивать свои способности и компетентность относительно дачи соответствующего заключения. Кроме этого, сообщить по требованию органа уголовного преследования или судебной инстанции, а также сторон в судебном заседании о своем профессиональном опыте и отношениях с лицами, участвующими в производстве по данному уголовному делу[77] [78].

Согласно результатам проведенного Я. В. Комиссаровой исследования, в 53,5 % случаев следователи не интересуются компетентностью экспертов, аргументируя свое мнение тем, что эксперт, который назначен на эту должность уже обладает определенной компетентностью и несет за свои действия уголовную ответственность. Кроме того, следователи полагают, что установление компетенции эксперта является задачей руководителей экспертных подразделений. Однако, по мнению экспертов в 40 % случаев следователи, при

назначении судебных экспертиз, в основном, лично или через руководителей

79

экспертного учреждения в ряде случаев выясняют компетентность эксперта .

Отечественное уголовно-процессуальное законодательство, к сожалению, не конкретизирует рассматриваемые положения. Действительным подтверждением компетенции по осуществлению определенной деятельности является экспертная квалификация и специализация, которые формируются в ходе специального обучения, приобретения определенного навыка, опыта работы в конкретной области судебно-экспертной деятельности, при прохождении практики. В дословном значении компетенция эксперта означает, что у данного лица имеется свидетельство на право самостоятельного осуществления судебной экспертизы определенного вида, которое выдается экспертноквалификационными комиссиями надлежащего экспертного учреждения либо учебного заведения (института).

Подобные требования затрагивают специалиста, обладающего допуском к проведению осмотра трупа, осмотру места происшествия и т.д. Помимо этого, в ст. 13 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ закреплено, что «должность эксперта в государственных судебно-экспертных учреждениях может занимать гражданин Российской Федерации, имеющий высшее образование и получивший дополнительное профессиональное образование по конкретной экспертной специальности в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Должность эксперта в экспертных подразделениях федерального органа исполнительной власти в области внутренних дел может также занимать гражданин Российской Федерации, имеющий среднее профессиональное образование в области судебной экспертизы. Определение уровня квалификации экспертов и аттестация их на право самостоятельного производства судебной экспертизы осуществляются экспертно-квалификационными комиссиями в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов [79] исполнительной власти. Уровень квалификации экспертов подлежит пересмотру указанными комиссиями каждые пять лет» . Считаем, что требования закона нуждаются в дальнейшем уточнении, неуклонном и повсеместном исполнении.

Исходя из вышеизложенного, считаем, что компетенция специалиста в области судебной медицины выражается в наличии достаточных и необходимых знаний, практических навыков, и умений их применения в области судебной медицины, и других областях медицины, которые обеспечивают полное и исчерпывающее выяснение вопросов, поставленных перед ним следователем (дознавателем, судом).

Как справедливо отмечает Ю. К. Орлов, аспект разделения компетенции эксперта и следователя не в ориентации специальных познаний, а в их

о і

процессуальной форме использования . Разделяем мнение И. А. Цховребовой и о важности разграничения используемых в судоустройстве специальных, профессиональных и обыденных (общежитейских) знаний, поскольку они обусловливают процедуру получения доказательств . По нашему мнению, различный правовой режим их применения открывает возможность правомерной экономии процессуальных средств.

Е. П. Гришина, И. В. Абросимов предлагают следующую классификацию специалистов , которые обладают особенными или традиционными знаниями; общежитейскими знаниями (в силу приобретенного жизненного опыта) или знаниями в виду обучения определенной профессии, конкретному ремеслу; разово, периодически либо постоянно привлекаемые сотрудниками правоохранительных органов; приглашаемые судом, судьей, следователем, дознавателем, органом дознания, адвокатом (защитником), потерпевшим, [80] [81] [82] [83] обвиняемым, подозреваемым и другими участниками; приглашаемые для содействия в обнаружении, фиксации и изъятии вещественных доказательств либо для постановки вопросов перед экспертом.

Бесспорным является тот факт, что сегодня специалист способен оказать неоценимую помощь органам предварительного расследования в установлении обстоятельств готовящегося или совершенного преступления.

Анализ юридической литературы позволяет утверждать, что становление специалиста, как участника уголовного судопроизводства в законодательстве России происходило в течение нескольких веков. Это обуславливается законодательными нововведениями судебных реформ 1864 г., 1990-х гг. Согласно исследованиям ученых специалист, как лицо, обладающее специальными знаниями, начинает встречаться в правовых источниках с 1812 г. Понимание специалистов исключительно в качестве медиков, врачей, анатомов и т.д. показало свою необоснованность . В соответствии с историей этого процесса в УУС 1864 г. к специалистам, наряду с экспертами стали относиться как к сведущим людям (сведущим лицам).

В нормативных источниках 1958 г., 1960 г. законодатель отказался от термина «сведущие люди» («сведущие лица»). Юристами отмечается, что в качестве сведущего лица упоминался переводчик (ст. 57 УПК РСФСР), а вот правовому статусу специалиста не уделялось должного внимания. Отметим, что специалист по уголовно-процессуальному законодательству РСФСР обязан был лишь содействовать следователю в обнаружении, фиксации и закреплению вещественных доказательств. И лишь после 1966 г. данный участник был наделен самостоятельным процессуальным статусом. Так, по указу Президиума Верховного Суда РСФСР от 31 августа 1966 г. в УПК РСФСР были внесены ст. 66.1 («отвод специалиста») и 133.1 («участие специалиста») .

Уголовно-процессуальный закон РФ существенно увеличил возможности специалиста, как лица, обладающего специальными знаниями, повысил его роль и [84] [85] значение в расследовании по уголовным делам. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 58 УПК РФ специалист приглашается к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом «для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию». Заключение специалиста официально теперь относится к доказательствам по делу. Специалист наделен правом принимать участие в производстве не только следственных, но и иных процессуальных действий.

Федеральный закон от 04.03.2013 № 23-ФЗ[86] значительно увеличил перечень процессуальных действий, в которых может участвовать специалист.

Кроме того, УПК РФ закрепляет право защитника на привлечение специалиста. Причем не только для дачи консультации по вопросам требующих специальных познаний, но и в целях проведения исследования (п. 3 ч. 1 ст. 53). Отметим, что последнее положение неоднозначно трактуется учеными.

Результаты проведенного исследования позволяют утверждать, что в последнее время значительно расширились возможности использования достижений медицины в расследовании преступлений. Некоторые законодательные положения являются весьма дискуссионными и требуют дополнительного обсуждения. К примеру, в ч. 2 ст. 58 УПК РФ указано, что «вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве» определяются ст.ст. 168 и 270 УПК РФ. В свою очередь, формы данного участия требуют наиболее подробной законодательной регламентации. Непонятно, кроме того, по каким критериям следователем (дознавателем) определяется компетенция специалиста (ч. 2 ст. 168 УПК РФ).

Серьезной проблемой является отсутствие четких положений, определяющих участие специалиста в процессуальных действиях. Руководствуясь ст. 168 УПК РФ следователь (дознаватель) уполномочен привлечь к участию в производстве по уголовному делу специалиста. Однако, в ходе сравнительно- правового анализа указанных норм не ясно, в каком же порядке специалист может и правомочен оказать помощь суду, следователю, дознавателю, органу дознания, а это принципиально важно для практической деятельности органов предварительного расследования и суда.

Итак, наравне с положительными факторами, рассмотренными выше, остаются нерешенными ряд проблемы, вызывающие необходимость дальнейшего законодательного совершенствования вопросов участие специалиста в производстве по уголовному делу. К примеру.

1. Несмотря на законодательное закрепление, полномочия специалиста полностью не раскрыты. Так, в ст. 58 УПК РФ, закрепляющей правовое положение специалиста, законодателем не отмечено, что специалист имеет право давать заключение. Несмотря на то, что заключением специалиста включено в перечень доказательств по делу . Подобным образом законодательно не урегулирован вопрос о таком виде доказательств как показания специалиста. Нет четкого алгоритма получения данного вида доказательств. Считаем необходимым, внести в УПК РФ норму регламентирующую допрос данного участника уголовного процесса, по аналогии с допросом эксперта.

2. Законодателем не закреплена ответственность специалиста за заведомо ложное заключение , в отличие от эксперта. Отметим, что уголовная

89

ответственность у специалиста предусмотрена , но лишь за дачу заведомо ложных показаний, в соответствии со ст. 307 УК РФ.

3. В законе не указаны основания назначения заключения специалиста, не 86 [87] [88] определена его структура, что вызывает существенные затруднения в правоприменительной практике, способствует множеству дискуссий среди ученых криминалистов и практиков.

4. Законодательно не урегулирована форма содействия эксперта следователю (дознавателю, суду) при постановке вопросов эксперту.

5. Несмотря на законодательное закрепление права защитника привлекать специалиста, процедура (алгоритм) привлечения защитником специалиста не урегулирована, что также является в настоящее время дискуссионным и т.д.

При производстве судебной экспертизы эксперт является самостоятельным и независимым участником уголовного процесса[89] [90]. Процессуальное положение эксперта закреплено в ст. 57 УПК РФ. Законодатель определил его как иного и незаинтересованного участника уголовного судопроизводства, обладающего специальными знаниями. Данный участник уголовного процесса привлекается следователем (дознавателем) для производства судебной экспертизы, а также для дачи заключения. Кроме того, в случае необходимости разъяснения либо уточнения данного ранее заключения законом предусмотрен допрос эксперта, который рассматривается как самостоятельный вид доказательств.

Следует отметить, что в соответствии с п. 8 приказа Минздравсоцразвития РФ № 346н[91] «производство экспертиз осуществляется государственными экспертами ГСЭУ, занимающими должности экспертов согласно штатному расписанию, в порядке исполнения своих должностных обязанностей». Причем, «штатную должность государственного эксперта может занимать гражданин Российской Федерации, имеющий высшее профессиональное образование, прошедший подготовку и аттестацию по соответствующей специальности с учетом квалификационных требований и в порядке, установленном

законодательством Российской Федерации».

В настоящее время все чаще возникает потребность в привлечении к расследованию преступлений против личности лиц, обладающих знаниями в области медицины. Данные знания способствуют внедрению в правоприменительную практику наиболее результативных средств выявления, фиксации и оценки доказательств в рамках разных процессуальных действий, новейших тактических способов и методик расследования и т. д. Использование медицинских знаний в расследовании определяется также и тем, что, к сожалению, большинство преступлений против личности остается

92

нераскрытыми .

Применение медицинских знаний в расследовании преступлений против личности можно рассматривать во многих аспектах. Во-первых, их применение не ограничивается каким-либо этапом расследования. Во-вторых, медицинские знания применяются в ходе сбора, проверки и оценки доказательств. В-третьих, они способствуют в установлении обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Результаты анализа проведенного исследования позволяют утверждать, что носителями «медицинских знаний», используемых в процессе расследований преступлений против личности, необходимо подразделять на две основные группы: 1) врачи судебно-медицинские эксперты, имеющие высшее медицинское образование, но обязательно прошедшие специальную подготовку по одному или нескольким направлениям судебной медицины; 2) врачи иных медицинских [92] специальностей, знания которых используются в комплексе с судебномедицинскими знаниями.

Итак, рассматривая роль и значение медицинских знаний в расследовании рассматриваемых преступлений отметим, что преступления против личности охватывают группу наиболее общественно опасных посягательств против жизни, здоровья, а также телесной, половой неприкосновенности личности. Преступления против личности предусмотрены разделом VII УК РФ, который включает в себя пять глав (16 - «Преступления против жизни и здоровья»; 17 - «Преступления против свободы, чести и достоинства личности»; 18 - «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности»; 19 - «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина»; 20 - «Преступления против семьи и несовершеннолетних»). Анализ следственной, экспертной и судебной практики позволяет утверждать, что из 59 статей, предусмотренных разделом VII УК РФ, медицинские знания, чаще всего, применяются при расследовании 42 преступлений, предусмотренных ст.ст. 105-128.1, 131-135, 139, 141, 143, 144, 148, 149, 150, 151, 156 УК РФ.

<< | >>
Источник: КОКОРЕВ Роман Александрович. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МЕДИЦИНСКИХ ЗНАНИЙ В РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ЛИЧНОСТИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме § 1.2. Место и роль медицинских знаний в системе правовых и специальных знаний. Субъекты медицинских знаний:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -