<<
>>

§ 1.1. Исторические аспекты использования медицинских знаний в расследовании преступлений

Исторический анализ - обязательный элемент научного исследования, он позволяет учитывать накопленный в прошлом опыт, предотвратить повторение ошибок, выбрать оптимальный путь дальнейшего развития.

Многочисленные дискуссии по проблемным вопросам использования специальных познаний и широкое применение их в практической деятельности дают основания утверждать, что специальные знания играют важную роль в раскрытии преступлений и расследовании уголовных дел.

Как показывает анализ практической деятельности следователя и дознавателя необходимость применения в расследовании преступлений, в том числе против личности специальных знаний возникает постоянно. В свою очередь, лица с юридическим образованием, уполномоченные расследовать уголовные дела (следователь, дознаватель), не могут в полной мере обладать необходимым объемом специальных знаний для разрешения вопросов, относящихся к разнообразным отраслям науки, техники, ремесла и искусства. Сказанное в полной мере относится к медицинским знаниям.

Согласно исследованиям А. М. Кустова, формирование российской судебной медицины происходило в корреляции с развитием правоотношений в обществе и медико-биологических наук, в частности[4]. По утверждению Т. В. Аверьяновой, первое упоминание о судебной экспертизе связано именно с проведением медицинской экспертизы (в трудах Гиппократа указывалось механизм определения жизнеспособности младенцев при исследовании их трупов, повреждений на теле человека и т. д.)[5].

Исторический анализ становления, развития и использования медицинских знаний в уголовном судопроизводстве позволят оценить эффективность механизма привлечения сведущих лиц в области судебной медицины к расследованию преступлений. Согласно исследованиям С. В. Шершавкина, отечественное законодательство одним из первых закрепило в нормах права судебно-медицинское исследование трупа и применение заключения медика в качестве обязательного источника доказательств[6] [7].

Использование медицинских знаний в России и за рубежом, как разновидности специальных знаний, насчитывает много веков. Так, в своде законов вавилонского царя Хаммурапи (XVII в. до н. э.) указывалось на ответственность за врачебные ошибки в практической деятельности. Особое внимание уделялось медицинским знаниям при расследовании половых преступлений, детоубийств, бесплодию, мнимой смерти и др.

В законах Ликурга Спартанского (предположительно IX-VIII вв. до н.э.) указывалось на использование медицинских знаний в определении физического состояния римских рабов. Медицинские трактаты Гиппократа, труды Аристотеля, Платона, бесспорно, внесли существенный вклад в развитие теории и практики судебной медицины. В исторических литературных источниках можно обнаружить сохранившиеся сведения об осмотре тела Юлия Цезаря врачом Актистиим (44 г. до н. э.), которые позволяют утверждать, что из 23 ран только

п

одно ранение было смертельным .

В 911 г., 945 г. в договорах греков с русскими закреплялось, что врачи определяли степень, характер побоев и ран. В 988 г. вместе с Византийской верой, культурой и торговыми связями на территорию Руси перешли передовые знания в области медицины. Свидетельством тому являются найденные на территории

Киевской Руси различные медицинские сочинения Гиппократа, Галена и др.[8]

В «Русской правде» (1016 г.) впервые был законодательно закреплен перечень преступлений, в ходе расследования которых применялись медицинские знания. Степень наказания за преступление определялась в зависимости от причиненных телесных повреждений. Выделялись легкие и тяжкие телесные повреждения. Кроме того, наказанию подлежали лица, совершившие половые преступления (насилие, любодеяние и др.). В законах также указывалось о принятии во внимание психического состояния виновного лица при совершении преступного деяния.

В X в., согласно исследованиям Н. В. Попова, в Древнем Китае появились одни из первых работ по использованию медицинских знаний при производстве судебных действий.

Выдающимся историческим памятником того времени является книга «Си Юань-лу», написанная в 1247 г. Сун Цы[9]. В ней представлены и описаны тактические особенности первоначального осмотра трупа. В древних государствах с конца XII в. публикуются примеры применения медицинских знаний на практике: а) в Китае и Японии отпечаток пальца руки заменял на документах подпись автора или заявителя[10]; б) в китайском художественном романе указывалось об уличении убийц по отпечаткам пальцев; в) описаны отдельные исследования, результаты которых становились доказательствами в суде[11].

Согласно исследованиям ученых, результаты использования медицинских знаний стали чаще применяться в доказательствах с XVI в. Так, лица, обладающие медицинскими знаниями, готовили отчеты о проведенном освидетельствовании и осмотрах[12]. Данные отчеты являются первоисточниками

современной формы заключения эксперта.

В законодательстве рассматриваемого периода душевные заболевания способствовали освобождению от наказания. Затрагивались вопросы об

13

отравлениях, определении возраста и беременности и т.д.

В конце XVI в. с целью централизации управления здравоохранением, а также регуляции всех врачебных и аптекарских дел (по установлению состояния здоровья, осмотру трупов лиц, умерших насильственной либо скоропостижной смертью) был создан Аптекарский приказ. Одной из функций приказа было - врачебное освидетельствование (экспертиза больных и увечных)[13] [14]. Уже в те времена данное мероприятие имело большое значение для определения правовых последствий деяния. В результате такого освидетельствования составлялись «дохтурские сказки» (истории болезни), в которых была указана степень повреждения, годность к службе, описывалось общее состояние здоровья, указывалось, в частности, «какой болезнью кто скорбен»[15].

Из выше изложенного следует, что уже в конце XVI в. стал формироваться институт медицинской экспертизы, как один из методов доказывания причинно - следственной связи болезни с предшествовавшими ей обстоятельствами.

В 1690 г. в Европе Иоганном Бонном было опубликовано сочинение на тему «Судебная медицина». В данной работе были обобщены знания в области судебной медицины при расследовании преступлений. Судебная медицина рассматривалась как самостоятельный раздел медицинской науки. По мнению А. А. Мохова, данное сочинение послужило основой для разработки медицинских приемов и методик в оказании содействия при расследовании преступлений[16]. В свою очередь, теоретические основы применения медицинских знаний в расследовании преступлений, стали преподавать студентам-медикам лишь со второй половины XVIII в.

Отметим, что ученые, занимающиеся исследованием рассматриваемого вопроса, делают вывод о том, что именно в XVIII в. сформировались основы сегодняшней судебно-медицинской службы .

Далее, в Артикуле воинском в 1715 (1716) г. было законодательно закреплено привлечении врачей при вскрытии трупа. Кроме того, врачи приглашались в суд для разъяснения вопросов в области медицины. К примеру, в Артикуле 154 главы 19 Артикула воинского «О смертном убийстве» закреплялось, что лекарь (врач) при вскрытии определял причины смерти о чем, в

устном (в ходе присяги) и письменном виде («в виде свидетельства») должен

18

подтвердить в суде .

В Морском уставе 1720 г. закреплялась обязанность на установление мнимого заболевания, о чем доктор должен был составить письменное «свидетельство» (книга 1, глава 5 «о докторе при флоте»), для определения причин смерти докторам надлежало вскрывать трупы и также составлять об этом письменное «свидетельство» (книга 5, глава 15 «о смертном убийстве»). Кроме письменного подтверждения доктора обязаны были подтвердить под присягой выявленные и установленные им обстоятельства16 [17] [18] [19].

Таким образом, изучение исторического аспекта рассматриваемого вопроса позволяет утверждать, что до XVII в. все сведущие лица (лекари, доктора, аптекари) находились в ведении сначала Государевой аптеке (при Иване Г розном), затем Аптекарской палаты.

С 1632 г. (XVII - начало XVIII в.) был создан Аптекарский приказ, целью которого являлось объединение управления здравоохранения. Экспертное исследование степени утраты здоровья являлось одной из его функций. В 1721 г. его заменила Медицинская канцелярия, которая не только сохранила функции Аптекарского приказа, но и расширила свои направления деятельности. В 1763 г., по указу Екатерины II Медицинская канцелярия была переименована в Медицинскую коллегию, перед которой были поставлены отвечающие тому времени новые задачи в области здравоохранения. Полномочия Медицинской коллегии также были расширены, появились новые функция. Затем вместо Медицинской коллегии был организован Медицинский совет, которым в 1829 г. были впервые разработаны правила по судебно-медицинскому осмотру и вскрытию тел. Данные правила, по указанию МВД были разосланы на места и оказали существенную помощь в расследовании преступлений.

В ст. 326 Устава уголовного судопроизводства (1864 г.) был отменен бюрократический подход к оценке доказательств. В этом документе были закреплены лица, которых необходимо приглашать в качестве «сведущих лиц», закреплялись требования к их квалификации, определялся порядок их отвода. В практической деятельности при необходимости использования специальных знаний назначалась судебная экспертиза. Отметим, что, как и сегодня, заключение эксперта (сведущего лица) не принималось судом за истину. Судья не был связан выводами сведущего лица и назначал дополнительные проверки, при наличии противоречий имеющимся доказательствам по уголовному делу.

Обратим внимание на тот факт, что в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. не применялись такие термины как судебная экспертиза или эксперт. В тексте документа говорилось о деятельности, которая в настоящее время именуется судебной экспертизой. В освидетельствованиях и осмотрах принимали участие врачи . В настоящее время это врач-специалист.

По мнению А. А. Макарьина, до XIX в. деятельность сведущих лиц, в основном врачей, основывалась на отдельных предписаний .

В 1919 г. были изданы инструкции, которые регулировали судебно-медицинскую деятельность (к примеру, «О порядке освидетельствования мертвых тел в случаях скоропостижной смерти», «Временные правила классификации телесных [20] повреждений», «Временное постановление для медицинских экспертов о порядке производства исследования трупов» и т.д.).

Важным событием в истории развития отечественной судебной медицины стал Первый съезд судебных медиков (1920 г.), который послужил основой дальнейшего развития Российской судебной медицины. На съезде присутствовало около 100 делегатов со всей России. Они активно обсуждали вопросы теории и практики судебной медицины, подготовки квалифицированных кадров. В результате чего в 1924 г. в Москве открылась Центральная судебно-медицинская лаборатория. В 1925 г. функционировало 20 лабораторий (300 экспертов и 33 судебных химика).

Кроме того, в 1924 г. появился Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О профессиональной работе и правах медицинских работников»[21] [22] [23]. В ст. 9 последней редакции Декрета регламентировался порядок уведомления органов власти о насильственном причинении вреда («Всякий медицинский работник обязан не позже двадцати четырех часов извещать ближайший отдел здравоохранения о каждом случае отравления, убийства. Нанесения тяжких телесных повреждений или самоубийства в его практике. Все случаи телесных повреждений должны быть записаны медицинским работником с возможной полнотой и точностью) . Уделялось большое внимание взаимодействию судебно-медицинской службы со следственными органами. В обязательном порядке приказы по деятельности судебно-медицинских служб должны быть согласованы с правоохранительными органами.

Анализ юридической литературы позволяет утверждать, что научные достижения судебной медицины широко применяются учеными во всех направлениях криминалистической науки[24]. К примеру, в общей теории криминалистики медицинские знания реализуются в изучении проблем криминалистической идентификации и диагностики, механизма преступления и следообразования и т. д. Судебно-медицинская терминология стала неотъемлемой частью языка криминалистики.

Судебно-медицинские знания широко используются в криминалистической технике при подготовке методических рекомендаций по обнаружению, сохранению, закреплению, изъятию следов преступления, определению орудий преступления и т.д. Эти знания используются в таких отраслях криминалистической техники как исследование следов (трасология), исследование холодного оружия, учение о внешних признаках человека и др.

В криминалистической тактике разработки судебной медицины способствуют формированию криминалистических версий совершенного преступления, планированию хода расследования. Кроме того, знания судебной медицины помогают в разработке тактических рекомендаций по проведению отдельных следственных действий. Так, например, по назначению судебномедицинских экспертиз, осмотру на месте происшествия трупа, а также для разработки тактических приемов допроса, следственного эксперимента, освидетельствования, проверки показаний на месте и т. д.

Касаемо раздела криминалистической методики медицинские знания способствуют разработке и использованию частных криминалистических методик расследования преступлений против личности.

Таким образом, судебная медицина, став источником криминалистики внесла существенный вклад в формировании криминалистической практики и науки. Применение ее естественнонаучных методов существенно расширили круг вопросов, разрешаемых криминалистикой. Кроме того, основным источником криминалистической практики и науки выступает уголовно-процессуальное законодательство. Возникновение и становление уголовного судопроизводства, бесспорно, способствовало появлению и развитию отечественной криминалистики[25]. Отметим, что в уголовно-процессуальном законодательстве 1922 и 1923 гг. уже не использовался термин «сведущие лица» («сведущие люди»), а принят термин «эксперт». При этом введено еще одно важное положение. Так, в случаях предоставления недостаточного количества материала, эксперт имел право отказаться от производства судебной экспертизы.

Термин «экспертиза» получил законодательное закрепление в УПК РСФСР 1922 г., где было закреплено, что при необходимости использования познаний в области искусства, техники, ремесла должна назначаться судебная экспертиза, а заключение эксперта относится к доказательствам по уголовному делу (ст. 58, 63). В свою очередь, участие в производстве по уголовному делу специалиста сразу не нашло законодательного закрепления. Однако помощь специалистов широко применялась в практической деятельности (в ходе осмотра трупа, освидетельствования и т.д.). По сути, специалист оказывал помощь следователю (дознавателю) в производстве следственного действия.

Законодательное закрепление о совместной деятельности следователя и специалиста в ходе проведение следственных действий было сделано лишь в УПК РСФСР 1960 г. Следует отметить, что законодателем предусматривались и обязательные случаи привлечение специалиста в области медицины. К примеру, при наружном осмотре трупа на месте происшествия или при эксгумации (ст. 180 УПК РСФСР). Отметим, что УПК РФ расширил полномочия деятельности специалиста. Например, в ст. 58 УПК РФ закреплено, что специалист оказывает содействие следователю (дознавателю) обнаружении фиксации, изъятии следов преступления, в применении технических средств.

Анализ юридической литературы позволяет утверждать, что приказы № 718 от 1973 г., № 694 от 1978 г. имели существенное значение для развития отечественной судебно-медицинской экспертизы. В этот период были изданы многочисленные судебно-медицинские правила и инструкции, которые регламентировали совместную деятельность следователя и эксперта

(специалиста) по расследованию преступлений.

Кроме того, на развитие судебной медицины в России оказали заметное влияние Всесоюзные и Всероссийский съезды судебных медиков (1976 г., 1982 г., 1988 г., 1996 г.), на которых были рассмотрены проблемные вопросы теории и практики судебной медицины, обсуждались вопросы взаимодействия судебных медиков с правоохранительными органами.

Необходимо отметить, что вступление в силу уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и продолжающееся его реформирование[26] [27] [28], побуждает специалистов в области судебной медицины и психиатрии к формированию экспертных вопросов и закладывает основы для современных научных направлений и исследований. Тем не менее, наряду с положительными моментами практиками неоднократно поднимались вопросы организационных и методических проблем судебно-медицинской экспертизы, роли и задачах бюро судебно-медицинской экспертизы при производстве экспертиз на этапах предварительного расследования и судебного следствия. Высказывалось мнение, что профессия судебно-медицинского эксперта, начиная с конца 80-х годов XX

27

века, медленно, но неотвратимо начала «вырождаться и деградировать» .

Результаты проведенного исследования позволяют утверждать, что судебно-медицинской деятельности присущи кадровые, нормативно-правовые, финансовый, материально-технические проблемы. По мнению ряда ученых, современное состояние судебно-медицинской деятельности в целом нельзя признать даже удовлетворительной .

Кадровая проблема продолжает оставаться актуальной на протяжении последних 20 лет и имеет несколько аспектов:

1. Недостаточная компетентность судебно-медицинских экспертов.

Одной из составляющих выявленной проблемы является тот факт, что

большинство сотрудников экспертных учреждений не устраивает существующая в настоящее время система оплаты их труда. Значительная часть высококвалифицированных сотрудников вынуждена искать работу в коммерческих структурах. Согласно исследованиям, в крупных городах уровень заработной платы не позволяет привлечь к работе даже начинающих экспертов[29]. Полагаем, что нормативные акты, регулирующие денежное содержание сотрудников экспертных учреждений нуждаются в существенной доработке. Переход на системы оплаты труда, отвечающие современному уровню развития общества, бесспорно, будет способствовать повышению уровня материального обеспечения судебно-медицинских экспертов. Следовательно, высококвалифицированные аттестованные эксперты будут оставаться на своих местах.

Кроме того, по мнению респондентов, незначительный опыт работы специалиста (эксперта) в области судебной медицины является одной из причин недостаточно эффективного расследования преступлений против личности - 21,2 % случаев (Приложение Б).

2. Высокая степень экспертной загруженности работников либо низкая укомплектованность бюро судебно-медицинской экспертизы (далее - бюро СМЭ). Укомплектованность подразделений на 50 % - типичная ситуация для среднестатистического экспертного учреждения. Частично этот дефицит вынуждены искусственно поддерживать руководители экспертных учреждений с целью обеспечения приемлемого уровня заработной платы рядовым экспертам, которым приходится совмещать по 2-3 и более ставки. Основная нагрузка в любом бюро СМЭ ложится на врачей судебно-медицинских экспертов танатологического отдела, районных, межрайонных и городских отделений. В своем докладе о состоянии судебно-медицинской экспертизы в Российской Федерации и задачах по совершенствованию экспертных исследований при оценке качества медицинской помощи В. А. Клевно отмечал, что укомплектованность по-прежнему остается низкой и составляет 31 %. В свою очередь, по данным статистической отчетности за 2004 г. было произведено 681072 исследований трупов, что на 2294 больше, чем в 2003 г. В среднем по Российской Федерации число выполненных экспертиз и исследований трупов на одну штатную должность врача судебно-медицинского эксперта районных, межрайонных и городских отделений с учетом должностей заведующих составило 93, а на одно физическое лицо 215 против 223 в 2003 г.29 [30] [31] [32]

Согласно проведенному опросу судебно-медицинских экспертов, в среднем, за год им приходится вскрывать по 300-450 трупов (Приложение Г).

Следует отметить, что загруженность судебно-медицинского эксперта не может не сказаться на качестве проводимых им исследований. Пресловутая гонка за количеством вскрытых (именно вскрытых, а не исследованных) за год трупов, по мнению бывшего директора Российского центра судебно-медицинской экспертизы В. В. Колкутина, как ничто иное, с одной стороны, дискредитирует саму суть экспертной работы, с другой - откровенно разлагает профессиональное

31

самосознание молодого специалиста .

Рассмотрим нормативно-правовые проблемы судебно-медицинских экспертиз. С 2001 г. в России действует Федеральный закон № 73-ФЗ , в котором впервые закреплены принципы, задачи и основы судебно-экспертной деятельности. Кроме того, в рассматриваемом федеральном законе закреплены права и обязанности эксперта, руководителя экспертного подразделения, определены место и условия производства судебной экспертизы в отношении живых лиц, а также порядок получения образцов для сравнительного исследования.

В свою очередь, значительное количество положений данного закона регулирует лишь деятельность экспертов-криминалистов, а для деятельности судебно-медицинских экспертов данный федеральный закон оказался

неэффективным, что способствует разработке целого ряда новых проектов.

Постоянно расширяются возможности существующих методик

исследования, появляются новые методики экспертного исследования, новые рода и виды судебных экспертиз. Повышенный интерес к проблемам назначения и производства судебных экспертиз способствовал появлению нового проекта Федерального закона «О судебно-экспертной деятельности в РФ» , который призван заменить существующий Федеральный закон от 31.05.2001 № 73-ФЗ. По сути, этот проект предназначен для урегулирования не только государственной, но и негосударственной судебно-экспертной деятельности. Согласно исследованиям Е. Р. Россинской, количество экспертиз, проводимых

34

негосударственными учреждениями, постоянно возрастает .

Отметим, что новый проект Федерального закона «О судебно-экспертной деятельности в РФ», хотя и представляет, по мнению ряда ученых, определенный шаг вперед по сравнению с действующим Федеральным законом от 31.05.2001 № 73-ФЗ, и сам отличается спорностью некоторых ключевых положений , что может в дальнейшем приведет к проблемам в правоприменительной практике.

Кроме того, историко-правовой анализ использования медицинских знаний [33] [34] [35] в расследовании преступлений против личности, позволяет сделать выводы о том, что существовала и существует потребность в использовании медицинских знаний, как для производства исследования, так и для оказания содействия в осмотрах, получении справочной информации, разъяснении специальных вопросов, не требующих исследования.

Тем не менее, на протяжении многих лет эксперты в области медицины осуществляли производство судебных экспертиз тяжести вреда здоровью, не имея какого-либо нормативного документа, который бы регулировал их производство в соответствии с вступившим в силу с 01.01.1997 уголовным законом. В связи с чем 13.08.2008 в Минюсте России был зарегистрирован (№ 12118) приказ Минздравсоцразвития России № 194н[36] [37], который завершил принятие целого пакета нормативных правовых актов регулирующих судебно-медицинское определение степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека. Так, на законодательном уровне был закреплен порядок организации и производства судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертизы. Причем устанавливать порядок определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, вменено в обязанности Правительства РФ. На правительственном уровне впервые принято постановление, которое утверждало Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (далее - Правил). На ведомственном уровне впервые закреплены Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (далее - Медицинские критерии). Эти критерии наиболее полно в настоящее время характеризуют квалифицирующие признаки. Положительным моментом является то, что Медицинские критерии содержат таблицу процентов стойкой утраты общей трудоспособности в результате причиненных травм, отравлений и иных последствий воздействия внешних причин. Квалифицируется не телесное повреждение, а вред здоровью . Причем опасным для жизни и здоровья признается вред, который непосредственно создает угрозу для жизни и здоровья,

- 39

а также вызвавший развитие угрожающего жизни состояния .

Рассматриваемый пакет нормативных правовых документов был направлен директором РЦСМЭ, Главным судебно-медицинским экспертом Минздравсоцразвития России, доктором медицинских наук, профессором В. А. Клевно для использования при производстве судебно-медицинских экспертиз начальникам Бюро судебно-медицинской экспертизы органов управления здравоохранением субъектов Российской Федерации, а также заведующим кафедрами судебной медицины ГОУ ВПО Минздравсоцразвития России. В сопроводительном письме от 22.08.2008 № 1820 начальникам БСМЭ было рекомендовано обеспечить неукоснительное применение утвержденных Правил и Медицинских критериев. Кроме того, Минздравсоцразвития России поручено РЦСМЭ подготовить комментарий и дать необходимые разъяснения по применению рассматриваемых Правил и Медицинских критериев.

Согласно утверждениям С. С. Самищенко, важные ведомственные судебномедицинские документы обязательно должны согласовываться с Верховным судом Российской Федерации, прокуратурой Российской Федерации, МВД России и другими заинтересованными министерствами и ведомствами[38] [39] [40].

В юридической литературе за проанализированный период времени встречаются множество руководств и методических рекомендаций по применению медицинских знаний в расследовании преступлений против

личности[41] [42]. Однако эти рекомендации носят не конкретизирующий и обязательный, а всего лишь ориентирующий и рекомендательный характер. К примеру, рекомендации по осмотру неопознанных трупов судебно -медицинским экспертом, в основном, отражают, что должно быть зафиксировано в протоколе

42

осмотра .

Согласно опросу экспертов в настоящее время они обеспечены необходимой литературой более чем достаточно (монографии, учебные пособия, методические рекомендации находятся в свободном доступе в сети Интернет)[43] и в разработке новых «нет нужды». Каждый эксперт в состоянии найти и воспользоваться рекомендациями, которые ему понятны и наиболее применимы в конкретной ситуации. По мнению опрошенных, эксперт несет персональную ответственность за результаты проведенной экспертизы (Приложение Г). Следовательно, каждый эксперт самостоятелен и независим в выборе методов и методик исследования. Полагаем, что тем самым специалисты расширенно толкуют экспертную инициативу. В итоге, применяя разные методы и методики эксперты, зачастую, приходят к разным выводам, что, безусловно, ставит следователя (дознавателя, судью) в «тупик».

По мнению Е. Р. Россинской, суды нередко словно «заворожены» результатами судебной экспертизы, если она проводится по уникальным методикам, с применением оригинального оборудования либо сверхчувствительных методов. Суд принимает в этом случае экспертное заключение как истину в последней инстанции. «Реально разобраться в научности и допустимости использования того или иного метода или методики при производстве экспертизы следователю и суду, как правило, не по силам, несмотря на имеющиеся в литературе многочисленные заклинания об обратном. Более того, использование при производстве экспертиз сверхчувствительных методов, уникального оборудования, существующего зачастую в единственном числе, оказывается поистине гипнотизирующее воздействие на следователя и суд[44].

А. Р. Белкин полагает, что выходом из создавшегося положения может быть идея мета-экспертизы, уже довольно широко применяемая на практике[45]. Данное исследование отвечает лишь на вопросы, насколько обоснованно сделаны экспертом выводы, актуальные ли методики исследования применялись экспертом. Отметим, что данный вид исследования не относится ни к повторной, ни дополнительной судебной экспертизе. Как полагает данный ученый, привлечение специалиста, обладающего теми же специальными знаниями, что и эксперт или группа экспертов, выполнивших заключение, позволит оценить его с точки зрения соблюдения полноты и научной обоснованности исследования[46]. Однако у такого подхода имеются как сторонники, так и противники.

В итоге, следователь, дознаватель, судья вынуждены приглашать так называемого независимого специалиста, что существенно затягивает расследование и рассмотрение уголовного дела.

Как показали результаты проведенного исследования, большинство применяемых медиками Правил, Руководств, Методических рекомендаций, которые отражают суть и порядок взаимодействия следователя (дознавателя) и специалиста в области судебной медицины явно не отвечают сегодняшнему времени. В свою очередь, если обобщить методики применяемых рекомендаций и разработать алгоритм, которому придать юридически обязательную форму, то есть согласовать его с Верховным Судом РФ, Следственным комитетом РФ, Прокуратурой РФ, МВД России, Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации и другими необходимыми министерствами и ведомствами, то алгоритм совместных действий будет, в этом случае, носить не ориентирующий, а обязательный характер. Считаем, что осуществление данного предложения будет способствовать соблюдению требований ст. 8 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ[47].

В подтверждении к сказанному приведем следующий пример. В настоящее время, в ходе осмотра трупа следователю и врачу-специалисту в области медицины необходимо соблюдать «Правила работы врача-специалиста в области судебной медицины при наружном осмотре трупа на месте его обнаружения (происшествия)». Однако данные Правила были утверждены начальником Главного управления лечебно-профилактической помощи Министерства здравоохранения СССР И. В. Шаткиным и согласованы с прокуратурой СССР, Министерством юстиции СССР, Министерством внутренних дел СССР,

Комитетом государственной безопасности при Совете Министров СССР 27.02.1978 (№ 10-8/21).

Анализ юридической литературы позволяет утверждать, что за последние 39 лет (1978-2017 гг.) Правила 1978 г. не потеряли своей актуальности, так как в них подробно отражена деятельность специалиста в области судебной медицины по осмотру трупа на месте его обнаружения. Судебные медики должны их придерживаться в своей деятельности. В свою очередь, результаты анализа протоколов осмотров места происшествия, по преступлениям против личности, позволяют утверждать, что в основном специалисты в области судебной медицины игнорируют эти Правила. В итоге протоколы осмотра места происшествия краткие, без отражения всех необходимых «нюансов», что снижает качество проводимого следственного действия, а в дальнейшем оказывает негативное влияние на установление истины по уголовному делу.

Таким образом, результаты анализа имеющихся в настоящее время руководств, методических рекомендаций по применению медицинских знаний в расследовании рассматриваемых преступлений позволяет предложить следующее содержание инструкции по деятельности специалиста в области судебной медицины на месте происшествия. Данная инструкция может содержать несколько разделов, которые, с учетом действующей редакции норм уголовнопроцессуального законодательства, подробно регламентируют деятельность следователя и судебно-медицинского эксперта на месте происшествия. К примеру: общие положения; порядок осмотра трупа на месте происшествия; особенности осмотра трупов при различных видах смерти; порядок действий по выявлению, изъятию, упаковке следов и вещественных доказательств, подлежащих исследованию в лаборатории. В инструкции необходимо: обозначить участников осмотра с учетом ст.ст. 178, 170 УПК РФ, их права, обязанность, ответственность; подробно описать действия специалиста в области судебной медицины; отразить применяемые технические средства; описать варианты оказываемой помощи следователю (консультация по вопросам, помощь в обнаружении следов преступления и их изъятии и др. ); отразить каким образом, необходимо выявить, изъять, упаковать те или иные следы преступления, а также оформить ход, порядок и результаты осмотра трупа и др.

Полагаем, что разработка инструкции, регламентирующей деятельность специалиста в области судебной медицины на месте происшествия, скоординированной с соответствующими приказами и инструкциями Следственного комитета России, Следственного департамента и Управления по организации дознания МВД России, согласованной с другими заинтересованными ведомствами, бесспорно, будет способствовать своевременному и эффективному раскрытию и расследованию преступлений против личности.

Финансовые и материально-технические проблемы в судебной медицине являются довольно специфичными и не вызывают сомнений. Вполне объяснимо, что за последние годы требования к качеству судебных экспертиз, в том числе судебно-медицинских со стороны органов предварительного расследования, прокуратуры, суда значительно возросли. Это означает многократное «удорожание» судебно-медицинских экспертиз за счет повышения их себестоимости. Однако финансирование судебной медицины осуществляется по

48

остаточному принципу .

Судебная экспертиза, являясь наукоемким видом деятельности, должна находиться в постоянном и своевременном развитии, пользоваться передовыми достижениями научно-технического прогресса. Следовательно, и уровень профессиональной подготовки судебно-медицинских экспертов должен постоянно повышаться и соответствовать требованиям, предъявляемым современной правоприменительной практикой. [48]

<< | >>
Источник: КОКОРЕВ Роман Александрович. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МЕДИЦИНСКИХ ЗНАНИЙ В РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ЛИЧНОСТИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме § 1.1. Исторические аспекты использования медицинских знаний в расследовании преступлений:

  1. Процессуальная форма использования специальных знаний сведущих лиц.
  2. ГЛАВА 19. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ В РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  3. § 1. ФОРМЫ ПРИМЕНЕНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  4. 12. Использование специальных знаний при расследовании преступлений, связанных с присвоением права на владение и управление предприятиями
  5. § 2. Оперативно-справочные учеты, их организация и использование в раскрытии и расследовании преступлений
  6. § 1. Экспертиза и иные формы использования специальных знаний в континентальном и англо-американском уголовном процессе.
  7. § 2. Формы использования специальных экономических знаний при расследовании незаконного получения кредита
  8. § 1. Современное состояние и совершенствование организации использования специальных экономических знаний при расследовании незаконного получения кредита
  9. Формы использования специальных знаний при раскрытии и расследовании преступлений, в административном судопроизводстве в отношении объектов дикой флоры и фауны
  10. КОКОРЕВ Роман Александрович. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МЕДИЦИНСКИХ ЗНАНИЙ В РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ЛИЧНОСТИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017, 2017
  11. ОГЛАВЛЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МЕДИЦИНСКИХ ЗНАНИЙ В РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ЛИЧНОСТИ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -