<<
>>

§3. Следственные действия: особенности швейцарского законодательного подхода

УПК Швейцарии 2007 г. обстоятельно регулирует институт следствен- ных действий. Многие нормы представляют значительный интерес со срав- нительно-правовой точки зрения. Прежде всего, уместно проанализировать отличительные признаки соответствующих следственных действий, которые отражают логику законодателя в данном вопросе.

Первая особенность. УПК Швейцарии, как отмечалось выше, разгра- ничивает следственные действия и другие процессуальные институты, вклю- чая меры принуждения, достаточно условно.

Титул 4 Кодекса озаглавлен как «Доказательства» и регулирует четыре следственные действия, направленные на их получение, а именно:

1) допрос,

2) очную ставку,

3) экспертизу и

4) осмотр.

472 Целесообразно дополнить российское процессуальное законодательство положениями, направленными на то, чтобы снизить нагрузку на должностных, расследующих дела, по которым обвиняемый находятся под стражей. Чем меньше у него дел в производстве, тем быстрее закончится расследование (по общему прави- лу) и тем раньше завершится заключение под стражу. Представляется, что руководителям следственных органов и начальникам подразделений дознания полезно учитывать данную рекомендацию при распределе- нии нагрузки соответственно между следователями и дознавателями .

Титул 5 называется «Меры принуждения» и в нём помимо норм соб- ственно о мерах принуждения в отечественном понимании данной категории содержатся предписания, регулирующие ещё пять следственных действий:

1) обыски и обследования,

2) ДНК-анализ,

3) уголовная регистрация, взятие образцов почерка и речи,

4) выемка,

5) тайные наблюдения.

И всё же какими критериями руководствовался швейцарский законода- тель, распределяя следственные действия между главами о доказательствах и о мерах принуждения? Анализ норм УПК Швейцарии не позволяет обнару- жить ни одного четкого критерия: в обоих случаях принуждение может быть, а может и не иметь места (если лицо добровольно соглашается выполнить требования прокуратуры или полиции); конституционные права и в первом, и во втором случае могут подлежать ограничению, а могут и не подлежать; в обоих случаях принуждение может быть произведено в отношении как обви- няемого, так и иных участников (например, свидетеля).

В связи с этим можно сделать вывод о достаточно условном характере разграничения следственных действий и мер принуждения в данном процессуальном порядке.

Вторая особенность связана с вопросом, является ли в Швейцарии пе- речень следственных действий исчерпывающим. В большинстве государств как континентальных, так и англосаксонских, господствует подход, именуе- мый «доказыванием через запрет»473, при котором разрешается совершать любые процессуальные действия, кроме тех, которые запрещены. Лишь в не- которых странах, в основном постсоветских, существует обратный подход – доказывание «через дозволение»: можно совершать лишь такие действия, ко- торые разрешены законом.

473 Головко Л.В. Материалы к построению сравнительного уголовно-процессуального права: источники, доказательства, предварительное производство // Труды юридического факультета МГУ. Кн.11. М., 2009. С. 266-269.

Швейцарский законодатель, как представляется, занял взвешенную по- зицию в данном вопросе. С одной стороны, в соответствии с п. 1 ст. 197 УПК, меры принуждения могут быть предписаны, только если они преду- смотрены законом. Одновременно с этим, если следственное действие не со- провождается принуждением, то его можно произвести даже, если оно не указано в Кодексе. Главное, чтобы оно не нарушало предусмотренных в за- коне запретов и не ограничивало права личности. В соответствии с ч. 1 ст. 140 УПК, средства принуждения, применение силы, угрозы, ложные обе- щания, введение в заблуждение и средства, которые могут причинить вред способности мыслить или свободе воли, при получении доказательств за- прещены. Другие ограничения Кодекс не устанавливает. Иными словами,

можно делать всё, что не воспрещено474.

Вместе с тем не следует забывать, что, как отмечает П. Гуидон, для УПК Швейцарии характерна «высокая регулирующая плотность»475; в нем регламентированы практически все возможные способы собирания доказа- тельств476.

Трудно представить какое-либо новое следственное действие, не предусмотренное швейцарским УПК.

Третья особенность. Следственные действия в этой стране санкцио- нируют уже рассмотренные выше суды по вопросам мер принуждения. Они принимают решения в отношении ходатайств прокуратуры об обследовании ДНК биологической массы (ст. 256 УПК), о наблюдении за банковскими от- ношениями (ст. 284 УПК), об установлении наблюдения за почтовыми и иными отправлениями (ст. 272 УПК), о наблюдении при помощи техниче- ских устройств (абз. 4 ст. 281 УПК), об использования случайных находок,

474 Открытому перечню следственных действий соответствует открытый перечень доказательств. Согласно ч. 1 ст. 139 УПК, «органы уголовного судопроизводства принимают для установления истины в полном объеме все подходящие доказательства...». Один из параграфов Базельского комментария к УПК Швейца- рии символично озаглавлен «Kein numerus clausus der Beweismittel» («Не закрытый перечь доказательств»). Gless S. Art. 139 // Niggli M., Heer M., Wiprächtiger H. Schweizerischen Strafprozessordnung. Jugendstrafpro- zessordnung. Basel, 2010. S. 932.

475 Guidon P. Die Schweizerische Strafprozessordnung // Jusletter 15. September 2008. URL: http://st- gallerjuristenverein.ch/ P.Guidon%20-%20Die%20Schweizerische%20Strafprozessordnung.pdf (последний про-

смотр сайта - 30.01.2014).

476 Само собой речь идет только о способах собирания доказательств, признанных наукой, поэтому указан- ный подход не открывает возможности привлекать для дачи показаний экстрасенсов, медиумов и иные со-

мнительные источники.

полученных в результате такого наблюдения (абз. 3 ст. 278 УПК), о продле- нии срока или об отказе от наблюдения (абз. 2 ст. 279 УПК), о применении законспирированных агентов (ст. 289 УПК) и об использовании случайных находок, полученных в результате применения данных агентов (абз. 2 ст.

296 УПК).

Кто санкционирует обыск в необщедоступном помещении (в том числе в жилище), если уполномоченные лица возражают против его проведения? Поскольку в УПК Швейцарии нет специальной нормы, содержащей прямой ответ на этот вопрос, составители Цюрихского комментария к данному Ко- дексу предлагают руководствоваться общей нормой о санкционировании следственных действий. В соответствии со ст. 198 УПК, мера принуждения может быть предписана по инициативе прокуратуры компетентным судом, а в неотложных случаях – полицией477. В любом случае собственнику или иному владельцу данного помещения должен быть предъявлен приказ о про- ведении обыска.

Четвёртая особенность. Следственные действия должны произво- диться «на основе научных достижений и опыта» (ч. 1 ст. 197 УПК). Приве- дённое положение непосредственно отражает соотношение уголовного про- цесса и криминалистики. Можно утверждать, что в Швейцарии криминали- стические знания являются одним из вспомогательных источников уголовно- процессуального права, поскольку соответствующие органы при производ- стве по делу обязаны принимать их во внимание. Предусматривая обязатель- ное применение научных достижений, законодатель опирается на концепцию сциентизма.

Данная норма представляется прогрессивной. Формально отечествен- ный следователь (дознаватель) в ходе следственных действий обязан руко- водствоваться только нормативными правовыми актами, что логически выте- кает из принципа законности (ст. 7 УПК РФ). В свою очередь достижения

477 Keller A. Art. 244 // Donatsch A., Hansjakob T., Lieber V. Kommentar zur Schweizerischen Strafprozessord- nung (StPO). Zürich, 2010. S. 1185.

криминалистики для него не обязательны; они имеют лишь рекомендатель- ное значение. Учитывая, что высшее образование не является безусловным требованием, предъявляемым даже к следователю СК РФ (ч. 2-3 ст. 16 ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации»)478, то он может не распола- гать достаточными знаниями теоретических и методологических основ кри- миналистики, криминалистической техники и тактики, а также методики рас- следования отдельных видов преступлений.

Возможные негативные послед- ствия пренебрежения данной наукой в профессиональной деятельности сле- дователя и дознавателя не нуждаются в комментариях.

В связи с изложенным, учитывая сравнительно-правовой опыт, необхо- димо дополнить отечественный УПК положением об обязательном учёте криминалистических знаний при производстве следственных и иных процес- суальных действий.

Пятая особенность состоит в том, что швейцарский законодатель нормативно закрепил в УПК доктринальную теорию «плодов отравленного дерева» («die Früchte des verbotenen Baumes»). В соответствии с ней, если до- казательство, которое нельзя применять, привело к получению последующе- го доказательства, то оно также не может быть использовано, если его полу- чение было невозможно без предшествующего доказательства. В соседней Германии закон умалчивает об этой теории, а доктрина в целом её отверга- ет479. Данная теория занимает прочное место в англосаксонских странах480, и швейцарский законодатель в данном вопросе опирается на их опыт.

Далее рассмотрим регулирование ключевых следственных действий по новому УПК Швейцарии: допрос, экспертизу, выемку и тайные наблюдения (именно они обладают спецификой, представляющей интерес с точки зрения сравнительного правоведения, в то время как иные следственные действия не

478 Как правило, криминалистика изучается на старших курсах юридических ВУЗов, в то время как согласно ч. 2 ст. 16 данного Федерального закона в ред. от 02.07.2013, на должности следователей могут назначаться граждане РФ, прошедшие не менее половины срока получения образования, установленного федеральным государственным образовательным стандартом, и не имеющие академической задолженности.

479 Beulke W. Strafprozessrecht. Augsburg, 2008. S. 91.

480 Там же.

обладают концептуальными особенностями и их регулирование мало отлича- ется от предусмотренного в УПК РФ).

Допрос (die Einvernahmen)

Швейцарский законодатель, в отличие от российского481, поставил дан- ное следственное действие на первое место, учитывая его распространен- ность и значимость для установления обстоятельств дела.

Следуя сложившимся европейским традициям, УПК Швейцарии раз- личает такие стадии этого следственного действия как выяснение анкетных данных допрашиваемого лица и его допрос по существу.

Кодекс отражает современные технические достижения и предусмат- ривает, что прокуратура и суды вправе произвести допрос с использованием видеоконференцсвязи, если допрашиваемое лицо не может явиться или его прибытие будет связано с чрезмерными расходами. Согласно ст. 144 УПК, допрос с использованием видеоконференцсвязи предполагает наличие звука и изображения.

Швейцарская наука традиционно разделяет точку зрения, согласно ко- торой показания – это сведения, сообщённые устно (mündlich)482, однако за- конодатель смягчает это правило тем, что органы уголовного судопроизвод- ства вправе предложить допрашиваемому лицу приложить к допросу или к его дополнению письменное сообщение.

Чьи показания можно получать посредством допроса? Кодекс, наряду с

«классическими» показаниями обвиняемого (ст. 157-160) и свидетеля (ст. 177)483, предусматривает неизвестный соседним правопорядкам процес-

481 Гл. 24 УПК РФ начинается с правового регулирования осмотра.

482 Urwyler A. Art. 66 // Niggli M., Heer M., Wiprächtiger H. Schweizerischen Strafprozessordnung. Jugendstraf- prozessordnung. Basel, 2010. S. 420.

483 Любопытно, что УПК Швейцарии предусматривает такую категорию, как свидетельская дееспособность

(zeugnisfähig). Ею обладает лицо, которое достигло 15-летнего возраста и способно судить об обстоя- тельствах, являющихся предметом допроса. Такой подход не встречается в законодательстве Франции, Гер- мании, Австрии, Лихтенштейна. Даже консервативная Англия отказалась от нормы о минимальном 6- летнем возрасте свидетеля. Данная тенденция связана с тем, что, во-первых, интеллектуальное и физиологи- ческое взросление у людей происходит с неодинаковой скоростью, и, во-вторых, даже маленький ребенок с помощью опытного психолога вполне может ответить на вопрос о том, сколько человек он видел, какого

суальный статус «лица, являющегося источником сведений» и регламентиру- ет его допрос (ст. 178-181). Им является тот, кто: a) заявил о себе как о част- ном обвинителе; б) ко времени проведения допроса еще не достиг 15-летнего возраста; в) из-за ограниченной способности судить о чем-либо не находится в состоянии, при котором он способен воспринимать предмет допроса; г) не является обвиняемым, но не исключается, что он может быть преступником или соучастником в расследуемом преступлении или другом взаимосвязан- ном преступлении; д) допрашивается в качестве сообвиняемого по тому же самому преступлению, но относительно действий, которое он сам не совер- шал; е) обвиняется в преступлении, которое взаимосвязано с данным пре- ступлением, но расследуется в другом производстве; ж) в уголовном судо- производстве, направленном против организации, выступает в качестве ее представителя или может выступать в таком качестве, а также сотрудники

данной организации484. Допрос данных лиц производится по тем же прави-

лам, что и допрос свидетеля.

Логика законодателя состоит в том, что, с одной стороны, с учетом принципа свободной оценки доказательств все они имеют равную силу, а с другой – показания некоторых лиц необходимо оценивать более критично, исходя из того, что при прочих равных условиях они менее надежны. Это может быть связано либо с заинтересованностью лица в исходе дела, либо с его возрастными и психо-физиологическими особенностями. Законодатель нигде не устанавливает, что их показания имеют меньшую юридическую си- лу, но сам факт обособления данных лиц от общей массы свидетелей должен навести правоприменителя на осторожное отношение к их показаниям.

Свидетельские иммунитеты, предоставляющие лицу право не давать показания на допросе, в Швейцарии значительно шире, чем в России. Услов-

цвета была их одежда и т.д. В свою очередь принцип свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению позволяет при необходимости принять во внимание более надёжные доказательства

484 В связи с этим Р. Кернер утверждает, что данный участник процесса был выделен, в первую очередь, ис- ходя из того, что может возникнуть «конфликт между самообвинением, с одной стороны, и требованием

сообщить истину и давать показания – с другой». Kerner R. Art. 178 // Niggli M., Heer M., Wiprächtiger H.

Schweizerischen Strafprozessordnung. Jugendstrafprozessordnung. Basel, 2010. S. 1222.

но их можно разделить на 2 большие группы: личные485 и профессиональ- ные486. Кроме того, их перечень менее формализован и содержит немало оце- ночных категорий487. Такой подход направлен на индивидуальное решение вопроса о наделении лица иммунитетом в конкретном уголовном деле.

Экспертиза (das Gutachten)

Прокуратура вправе привлечь одного или нескольких экспертов, если сотрудники данного органа не располагают специальными знаниями и уме- ниями, необходимыми для установления или оценки обстоятельства де- ла.

В рамках сравнительного правоведения можно выделить три основные подхода к регулированию экспертизы488. Несостязательная (романно- германская) модель характеризуется тем, что решение о назначении экспер- тизы и о выборе эксперта принимает орган, ведущий производство по делу. Эксперт, будучи самостоятельным участником процесса, является нейтраль- ной фигурой – он не относится ни к стороне защиты, ни к стороне обвинения. Данной модели придерживаются УПК Германии 1877 года, УПК Франции 1958 года, в определенной мере УПК РФ 2001 года. Контролируемая экс- пертиза от предыдущей модели отличается тем, что следователь, хотя и назначает эксперта и ставит перед ним вопросы самостоятельно, но сторона защиты вправе пригласить своего технического советника, который совмест-

но с ним будет участвовать данном следственном действии. Пример данной модели – действующий до настоящего времени УПК Голландии 1926 года.

485 В отличие от российского правопорядка, в Швейцарии имеют право на отказ от дачи показаний также лица, имеющие общих детей (даже если они более не состоят в браке), а также сводные братья и сестры. Вместе с тем при расследовании наиболее тяжких преступлений эти лица обязаны давать показания (ст. 168 УПК).

486 В отличие от России, в Швейцарии врачи, стоматологи, аптекари, акушеры, журналисты, служащие и т.д. в некоторых случаях наделяются правом на отказ от дачи показаний в отношении сведений, составляющих профессиональную тайну. Данные свидетельские иммунитеты не действуют при расследовании наиболее

тяжких преступлений (ст. 170-173 УПК).

487 Например, Кодекс устанавливает, что некоторые категории лиц «должны давать показания только, если интерес к установлению истины превышает интерес, связанный с сохранением в тайне данных сведений» (ст. 173 УПК Швейцарии).

488 См. подр.: Головко Л.В. Материалы к построению сравнительного уголовно-процессуального права: ис- точники, доказательства, предварительное производство // Труды юридического факультета МГУ. Кн.11. М.,

2009. С. 261.

Состязательная (англо-саксонская) модель предполагает, что стороны сами приводят в суд «своих» экспертов и каждый из них принадлежит либо к сто- роне обвинения, либо к стороне защиты; они по сути имеют статус свидете- лей. Данная модель нашла отражение, в частности, в УПК некоторых амери- канских штатов.

Швейцарский законодатель в целом опирается на несостязательную модель. Экспертизу назначает орган, ведущий производство по делу (ч. 1 ст. 184). В досудебном производстве это может быть только прокуратура. Бо- лее того, она вправе в любое время отменить поручение о производстве экс- пертизы и назначить новых экспертов, если это необходимо в интересах пра- восудия. Сторона защиты не обладает правом на «альтернативную эксперти- зу». Вместе с тем УПК закрепляет незначительные права защиты, связанные с участием в экспертизе.

Во-первых, прокуратура заблаговременно предоставляет ей возмож- ность выразить свое отношение к личности эксперта и поставленным перед ним вопросам и в связи с этим заявить соответствующие ходатайства489 (ч. 3 ст. 184).

Во-вторых, прокуратура доводит подготовленное заключение эксперта до сведения защиты и устанавливает ей срок для выражения своего мнения. Конечно, никто не запрещает обвиняемому или адвокату на договорной ос- нове обращаться к гражданам и организациям, которые могут дать им советы относительно оценки выводов эксперта, но никакого значения для уголовно- го процесса это не имеет.

Указанные «состязательные» черты ни коим образом не меняют несо- стязательного характера экспертизы и даже не делают её «контролируемой».

Интересная особенность: в Швейцарии эксперт вправе самостоятельно или с привлечением других лиц производить сбор сведений, которые состоят

489 Любопытно, что при проведении лабораторных исследований обвиняемому и его защитнику можно и не предоставлять данное право, в частности, если речь идет об определении концентрации содержания алкого- ля в крови или степени чистоты веществ, о доказывании наличия наркотиков в крови или производстве идентификации личности по ДНК.

во взаимосвязи с данным ему поручением. При этом они должны быть огла- шены. Российский законодатель принципиально отвергает такую возмож- ность (п. 2 ч. 4 ст. 57 УПК), поскольку последовательно исходит из разделе- ния уголовно-процессуальных функций. Задача эксперта – ответить на во- просы, поставленные органом, уполномоченным назначить экспертизу, а не заниматься расследованием. Кроме того, российский УПК относит следова- теля и дознавателя к участникам процесса со стороны обвинения, а эксперта

– к иным участникам судопроизводства. Швейцарский законодатель допус- кает самостоятельный сбор сведений экспертом, очевидно, по нескольким причинам.

Во-первых, в уголовном процессе этой страны в досудебном производ- стве нет сторон (ч. 1 ст. 104)490, поэтому сбор экспертом дополнительной ин- формации не может поставить его на сторону обвинения.

Во-вторых, предоставление ему такого права в целом не меняет сути экспертизы, которую назначает прокуратура, а проводит эксперт.

В-третьих, поскольку эксперт обладает специальными знаниями, то он может собрать дополнительные сведения более качественно, чем прокурату- ра.

И ещё одна интересная особенность. В то время как в России заключе- ние эксперта может быть только письменным, УПК Швейцарии предусмат- ривает, что орган, ведущий производство по делу, вправе предписать, чтобы заключение эксперта было устным (в России в таком случае речь идет уже не о заключении, а о показаниях эксперта). В этом случае эксперт подлежит до- просу по правилам, относящимся к допросу свидетеля. Мы видим, что швей- царский законодатель дифференцирует экспертизу: если вопрос, который ставится перед экспертом, простой по своей сути и ответ на него не требует подробного обоснования, то по его замыслу нет необходимости в письмен- ной форме заключения.

490 Согласно ч. 1 ст. 104 УПК Швейцарии, прокуратура является стороной только при рассмотрении дела в суде.

Выемка (die Beschlagnahme)

Швейцарский законодатель разграничивает обыск491 и выемку492. Вы- емке подлежат предметы и имущественные ценности обвиняемого или треть- его лица, если они предположительно понадобятся в качестве доказательств или для обеспечения уплаты процессуальных издержек, уголовных штрафов, административных штрафов или возмещений.

Важная особенность регулирования выемки состоит в том, что Кодекс устанавливает перечень предметов, не подлежащих изъятию ни при каких обстоятельствах493. Речь идёт о сведениях об общении обвиняемого со своим защитником; о личной документации и корреспонденции обвиняемого, если его интересы по защите личности преобладают над интересами уголовного преследования; предметах, в частности, документации и корреспонденции, которые появились в ходе общения обвиняемого с лицами, которые вправе отказаться быть свидетелями и не обвиняются во взаимосвязанном деле. Данная норма представляется достаточно прогрессивной.

В то время, как в России некоторые лица имеют право только на отказ от дачи показаний, УПК Швейцарии по аналогии наделяет их ещё и правом на отказ о выдачи соответствующих документов. Такой подход представля- ется правильным, поскольку в условиях демократизации и гуманизации уго- ловного процесса данное право становится более полным.

Тайные наблюдения (die geheime Überwachungsmassnahmen)

В отдельную группу следственных действий швейцарский законода- тель выделяет:

1) Наблюдение за почтовыми и иными отправлениями;

2) Наблюдение при помощи технических устройств;

491 Правовое регулирование обыска не обладает какими-либо существенными особенностями, представляю- щими интерес с точки зрения сравнительного правоведения.

492 Термин «die Beschlagnahme» дословно переводится как «изъятие», но по смыслу УПК Швейцарии в дан- ном случае речь идет о выемке.

493 Интересно, что в главе про обыск УПК Швейцарии не содержит указания на предметы, не подлежащие

изъятию.

3) Наблюдение в общедоступном месте;

4) Наблюдение за банковскими отношениями;

5) Применение законспирированного агента.

Характерной особенностью швейцарского законодательства является отсутствие в нём обособленной оперативно-розыскной деятельности, выве- денной за рамки уголовно-процессуального регулирования. По мнению зако- нодателя этой страны, все действия, направленные на выявление, раскрытие и расследование преступления, имеют единые корни, в связи с чем отсут- ствует необходимость в их дифференциации. Отечественный термин «опера- тивно-розыскная деятельность» даже не имеет аналога в немецком языке и его швейцарском диалекте.

Данные особенности наиболее ярко проявляются в таком следственном действии, как применение законспирированного агента. Несмотря на неглас- ный характер и его проведение специально обученными сотрудниками, зако- нодатель не считает нужным создавать специальные правовые конструкции и не видит причин обособлять его от других следственных действий.

Применение законспирированного агента допускается при расследова- нии около 50 составов преступлений. Далеко не все из них являются тяжки- ми494, однако данное процессуальное действие производится, только если это

«оправдывает тяжесть преступления» (п. «b» ч. 1 ст. 286 УПК). В качестве законспирированных агентов могут быть выступать: сотрудники швейцар- ского или иностранного полицейского учреждения, а также лица, которые временно привлекаются для выполнения полицейских задач, даже если они не обладают специальным образованием. Прокуратура вправе снабдить их легендой (die Legende).

Перед любым законодателем встаёт вопрос о том, допустить ли совер- шение законспирированными агентами преступления с целью войти в дове-

494 Как отмечалось выше, в Швейцарии отсутствует отечественная категоризация уголовно-наказуемых дея- ний и термин «тяжкое преступление» имеет, прежде всего, процессуальное значение. В данном случае среди них мы находим в том числе растрату (§ 138), кражу (§ 139 УК), повреждение вещей (§ 144), подделку до- кументов (§ 251).

рие к руководителям преступных группировок и в конечном итоге разобла- чить их. УПК Швейцарии допускает действия, нарушающие законодатель- ство об обороте наркотиков, а также использование поддельных денежных знаков, но не более того. Также Кодекс устанавливает, что законспирирован- ные агенты не вправе провоцировать кого-либо на преступление и руково- дить «готовностью к совершению тяжких преступных деяний» (ст. 293). При этом их деятельность в отношении решения другого лица о совершении кон- кретного преступного деяния может иметь лишь вспомогательное значение. Прокуратура в качестве общего правила сообщает обвиняемому не позднее окончания предварительного производства, что в отношении него действова- ли законспирированные агенты.

По замыслу швейцарского законодателя, данное следственное действие должно способствовать расследованию таких преступлений, которые трудно доказать без внедрения агента в преступное сообщество495.

<< | >>
Источник: ТРЕФИЛОВ АЛЕКСАНДР АНАТОЛЬЕВИЧ. «Организация досудебного производства по УПК Швейцарии 2007 года». Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. МОСКВА 2014. 2014

Еще по теме §3. Следственные действия: особенности швейцарского законодательного подхода:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -