<<
>>

§ 1. Экспертиза и иные формы использования специальных знаний в континентальном и англо-американском уголовном процессе.

Современный уголовный процесс России и зарубежных государств становится все труднее представить без возможности использования специальных знаний в целях надлежащего расследования и разрешения уголовного дела.

Данная тенденция отмечается правоведами многих стран[6] [7] [8]. В связи с этим, представляет научный интерес выяснить, что понимается под специальными знаниями, и каковы формы их использования в континентальном и англоамериканском уголовном процессе.

7

В действующем Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее - УПК РФ) не закреплено определение специальных знаний. Данное понятие отчасти раскрывается в Г ражданском процессуальном кодексе

о

Российской Федерации (ст. 79), Кодексе Российской Федерации об

административных правонарушениях[9] (ст.ст. 25.9, 26.4), Федеральном законе «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»[10] (ст. 9) и других нормативно-правовых актах[11], в которых упоминается о специальных знаниях в области науки, техники, искусства или ремесла.

Единое понимание «специальных знаний» не выработано и отечественной доктриной. Автор настоящего диссертационного исследования не ставит задачей подробно осветить данный вопрос, тем не менее, считает необходимым обозначить существующие в доктрине подходы к формулированию их дефиниции. Так, Е.В. Иванова выделяет четыре подхода: целевой, компетентностный, дифферентный и комплексный[12] [13].

Целевой подход, по мнению Е.В. Ивановой, можно встретить у авторов, которые рассматривают специальные знания как знания, «предназначенные для целей судопроизводства» . В частности, она находит его у Е.И. Зуева, который рассматривал специальные знания как «систему определенных знаний, необходимых для успешного расследования уголовных дел, как сочетание методов исследования объектов и явлений, непосредственно или опосредованно связанных с расследуемым событием, а также как толкование с использованием разработанных наукой положений и объяснение фактов, имеющих доказательственное значение по делу», которые «исторически возникли из насущной потребности практики борьбы с преступностью»[14].

Компетентностный подход при формулировании определения специальных знаний отражает «характер их приобретения»[15]. Приверженцем

компетентностного подхода Е.В. Иванова, в частности, считает З.М.

Соколовского, который под специальными знаниями понимал «совокупность сведений, полученных в результате профессиональной специальной подготовки, создающих для их обладателя возможность решения вопросов в какой-либо области»[16] [17] [18].

Дифферентный подход характеризуется раскрытием понятия специальных знаний через «отличие» . Так, А.А. Эйсман определял специальные знания как «не общеизвестные, не общедоступные, не имеющие массового распространения знания», которыми обладает ограниченный круг специалистов . К сторонникам этого подхода Е.В. Иванова также относит Ю.К. Орлова[19], М.К. Треушникова[20]. Вместе с тем, по мнению некоторых ученых, соотношение специальных и общеизвестных знаний постоянно меняется[21].

Комплексный подход предполагает сочетание признаков вышеуказанных подходов[22] [23]. Так, Т.Д. Телегина определяет специальные знания как «системные сведения научного или ненаучного характера, приобретенные сведущим лицом в рамках специальной подготовки или самообразования, закрепленные в литературе, практически апробированные, не составляющие профессиональных знаний адресата доказывания, подлежащие применению с целью получения новой информации на основе выявления особо специфических или скрытых свойств и взаимосвязей объектов (явлений) в случаях и порядке, определенных уголовнопроцессуальным законом» . А.Б. Смушкин под специальными знаниями понимает «не являющиеся общеизвестными знания, навыки, умения в области науки, техники, искусства и ремесла, приобретаемые в результате подготовки или профессионального опыта, а также умения пользоваться научно-техническими приемами и средствами, используемые при расследовании преступлений» . Д.В. Зотов предлагает дополнить ст.

5 УПК РФ пунктом, содержащим определение специальных знаний следующего содержания: «специальные знания - научнообоснованные знания, умения и навыки, за исключением общеизвестных и отнесенных к исключительной компетенции органов расследования, прокурора и суда, приобретенные специалистом и экспертом в результате профессионального обучения либо работы по определенной специальности, используемые в порядке, установленном настоящим Кодексом»[24] [25].

В уголовно-процессуальном законодательстве зарубежных стран также не закреплено понятие специальных знаний. Вместе с тем, в иностранных литературных источниках можно найти информацию о том, что понимается под специальными знаниями.

Украинские ученые, как и многие российские исследователи, под специальными знаниями понимают знания в области науки, техники, искусства или ремесла, приобретенные в результате специальной образовательной (теоретической) подготовки или профессионального опыта и выходящие за пределы профессиональных знаний субъектов, в обязанности которых входит осуществление доказывания по уголовному делу[26].

Во французском, как в российском и украинском, уголовном процессе субъекты, осуществляющие расследование и рассмотрение уголовного дела, вправе привлекать сведущих лиц, обладающих специальными знаниями. Их помощь требуется только тогда, когда для установления обстоятельств преступления необходимо наличие знаний, которыми не обладают указанные

субъекты . В Уголовно-процессуальном кодексе Франции 1958 г. (ред. от 05.10.2015) (далее - УПК Франции) устанавливается, что специальные знания имеют «технический» или «научный» характер (ст. 60, 77.1, 156 УПК Франции и др.).

В уголовном процессе Нидерландов понятие специальных знаний также ассоциируется не только с наукой или наличием академического образования, но и со сведениями, полученными в результате опыта[27] [28] [29] [30] [31]. Голландский ученый Й.

Хилкема приводит исторический пример, который, по его мнению, отражает общее правило. Так, в 30-е гг. XX в. судья обратился к владельцу кирпичного завода, имеющему опыт управления автомобилем, за получением сведений о том, нарушил ли обвиняемый правила дорожного движения. В то время в конкретной деревне только некоторые лица имели машину, и поэтому согласно позиции Верховного Суда Нидерландов судья поступил правомерно . Соответственно, в уголовном процессе Нидерландов в случае отсутствия у должностных лиц, обязанных осуществлять доказывание по уголовному делу, необходимых специальных знаний они вправе привлечь сведущих лиц.

В уголовном процессе Германии под специальными знаниями, которыми владеют привлекаемые в уголовный процесс сведущие лица, понимаются знания или опытность в области науки, искусства или ремесла, которыми не обладают субъекты, осуществляющие расследование и рассмотрение обстоятельств преступления, однако необходимы им в целях принятия решения по уголовному

31

делу .

Англо-американский уголовный процесс также не является исключением с точки зрения возможности использования специальных знаний. Хотя

законодательство США не содержит их определения, вместе с тем, исходя из анализа ст. 702 Федеральных правил доказывания США 1975 г. (ред. от 25.04.2014) (далее - ФПД США) можно заключить, что специальными знаниями являются знания (научные, технические и иные) или навыки, приобретенные в рамках специальной подготовки (training), в результате получения образования или какого-либо опыта. Похожее понимание отражено в английской доктрине . В англо-американском уголовном процессе необходимо, чтобы сведения, сообщаемые сведущим лицом, выходили за пределы знаний суда и вследствие

34

этого оказывали ему помощь в силу своего специального характера .

Таким образом, можно сделать вывод, что понимание специальных знаний в континентальном и англо-американском уголовном процессе в целом схоже. Не умаляя важности доктринальных исследований применительно к определению специальных знаний, считаем, что общей чертой в их понимании в различных правопорядках является то, что они представляют собой особые знания, умения и навыки, приобретенные в рамках образования, специальной подготовки либо в результате опыта, как в научной, так и иной сферах деятельности, и которыми не владеют субъекты, обязанные осуществлять доказывание по уголовному делу.

Отдельного рассмотрения требует вопрос признания правовых знаний специальными в уголовном процессе России и зарубежных стран.

В российской науке он является дискуссионным. Существующие по данной проблеме доктринальные позиции можно разделить на три группы.

По мнению первой группы правоведов, в уголовном процессе недопустимо включать юридические знания в состав специальных[32] [33] [34] [35]. Так, согласно позиции М.С. Строговича, если бы эксперт решал правовые вопросы, «он стал бы над судом и над следствием, и именно в руки эксперта фактически перешло бы расследование и разрешение уголовного дела».[36] [37] [38] [39] Л.Т. Ульянова высказывала мнение, согласно которому «расширение круга вопросов, подлежащих экспертному исследованию, за счет правовых вопросов приводит к ликвидации особого значения заключения эксперта как источника доказательств...» .

Вторая группа ученых придерживается противоположной позиции, выступая за необходимость признания широкого круга юридических знаний специальными . Ограничение, по мнению некоторых исследователей данной группы, может касаться сферы уголовного права или процесса . Так, по мнению А.А. Эксархопуло, нельзя следователя и дознавателя считать компетентными во всех вопросах права[40] [41]. Похожий взгляд разделяет А.М. Зинин, утверждая, что «субъекты правоприменения оказываются не в состоянии ориентироваться во

41

всех аспектах постоянно изменяющегося законодательства» , и исследования, проводимые сведущим лицом по вопросам юридического характера, помогают разобраться в возникающих правовых коллизиях[42].

Третья группа авторов придерживается сдержанной позиции, полагая, что объем правовых знаний, рассматриваемых в качестве специальных, должен быть существенно ограничен. Так, Т.Д. Телегина считает, что специальными нельзя считать профессиональные знания субъекта доказывания, а именно знания в рамках государственного образовательного стандарта высшего образования специальности Юриспруденция, общие знания по судебной экспертизе, оперативно-розыскной деятельности, углубленные знания по отдельным направлениям работы и отдельным частным методикам расследования.

Знания из иных областей или в объеме, превышающем указанный, по ее мнению, считаются специальными[43], например, из области иностранного права[44].

Результаты проведенного нами анкетирования показали, что только большинство следователей (73%) признают правовые знания специальными в уголовном процессе, тогда как из других категорий практических работников считают так только 45% судей, 38% прокуроров, 33% дознавателей, 43% адвокатов.

Вместе с тем, необходимость применения правовых знаний в качестве специальных в практической деятельности возникал у 31% всех респондентов, в частности, при расследовании экономических, налоговых, компьютерных преступлений, или в рамках уголовных дел, когда требовались знания из иных отраслей права и законодательства (гражданское, жилищное, трудовое, предпринимательское), а также при производстве строительно-технической, автотехнической экспертиз. Соответственно, данный вопрос имеет не только теоретическое, но и практическое значение.

Диссертант солидарен с Т.Д. Телегиной в том, что не все правовые знания следует считать специальными в уголовном процессе.

Согласно п. 11 ранее действовавшего Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. № 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам» «суды не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов, как не входящих в его компетенцию (например, имело ли место хищение либо недостача, убийство или самоубийство и т.п.)»[45].

В настоящее время в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» (далее - Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 28) содержится несколько иная формулировка, согласно которой «постановка перед экспертом правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, прокурора, суда (например, что имело место - убийство или самоубийство), как не входящих в его компетенцию, не допускается»[46] [47]. Толкуя данное Постановление Верховного Суда РФ, можно прийти к заключению, что эксперту запрещается делать выводы не по всем правовым вопросам, а только тем, которые связаны с правовой оценкой деяния.

Соглашаясь с позицией Т.Д. Телегиной, стоит отметить, что государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования 021100 Юриспруденция (квалификация - юрист) № 260гум/сп уже утратил силу. Вместо него действуют федеральные государственные образовательные стандарты по программе высшего профессионального образования по направлению подготовки 030900 Юриспруденция (квалификация (степень) «бакалавр»)[48] и по направлению подготовки 030900 Юриспруденция (квалификация (степень) «магистр»)[49]. Стоит отметить, что согласно обоим вышеупомянутым стандартам и бакалавр, и магистр вправе заниматься правоприменительной и правоохранительной деятельностью. Соответственно, не каждый выпускник-бакалавр, который выберет профессию следователя, дознавателя или прокурора сможет знать, уметь и владеть предусмотренными для магистра компетенциями. Следует указать, что в качестве одного из требований, предъявляемых к кандидатам на должность судьи, является наличие высшего юридического образования по специальности Юриспруденция или высшего образования по направлению подготовки Юриспруденция (квалификация (степень) «магистр») при наличии диплома бакалавра по направлению подготовки Юриспруденция[50].

Отдельно следует затронуть вопрос, касающийся признания специальными знания зарубежного права.

Утративший силу вышеупомянутый стандарт предусматривал

необходимость освоения таких отраслей зарубежного права, как

конституционного, административного, уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного, экологического, земельного, а также международного и международного частного права. Как можно заметить, перечень недостаточно развернутый.

Действующий федеральный государственный образовательный стандарт по программе высшего профессионального образования по направлению подготовки 030900 Юриспруденция (квалификация (степень) «бакалавр») не упоминает о необходимости обучения лиц по вопросам иностранного права отдельных государств.

В федеральном государственном образовательном стандарте по программе высшего профессионального образования по направлению подготовки 030900 Юриспруденция (квалификация (степень) «магистр») указана дисциплина «Сравнительное правоведение», в результате освоения которой выпускник должен знать: процессы формирования и развития идей сравнительного правоведения; объект, предмет, источники и принципы сравнительного правоведения; место и роль сравнительного правоведения в обществе, в том числе в системе юридического образования; взаимосвязь и взаимодействие международного и внутригосударственного права; классификация правовых систем; уметь: применять полученные знания для понимания закономерностей развития государства и права; для использования в процессе правотворчества и научно-исследовательской работы; владеть: методикой самостоятельного изучения и анализа политико-правовых доктрин, исторического процесса становления и развития политико-правовой идеологии, юридической науки, международного права и национальных правовых систем. Анализируя указанный документ, можно сделать вывод, что выпускник-магистр должен уметь ориентироваться в зарубежном законодательстве. Тем не менее, следует учесть, что фактически от судьи невозможно требовать знания всего массива правовых норм каждого государства, особенно в условиях постоянного развития законодательства, изучение которого затруднительно осуществить в короткие сроки, которые необходимы для рассмотрения уголовного дела. Кроме того, не каждый судья способен владеть тем иностранным языком, который может потребоваться для изучения законодательства соответствующего государства. Таким образом, по нашему мнению, в российский уголовный процесс правомерно пригласить сведущее лицо, специализирующееся в области иностранного права по вопросам, не связанным с правовой оценкой деяния.

Согласно результатам анкетирования 56% всех респондентов считают, что вопросы иностранного права могут быть признаны в качестве специальных при производстве по уголовному делу в России. Если анализировать по отдельным категориям практических работников, то данный тезис поддерживают 55% судей, 43% прокуроров, 55% следователей, 53% дознавателей, 71% адвокатов.

В уголовном процессе Украины исходя из толкования ст. 242 Уголовного процессуального кодекса Украины (далее - УПК Украины[51]) юридические знания не относятся к специальным. Так, указанная статья не допускает производство экспертизы для выяснения вопросов права. Хотя существует среди украинских исследователей позиция, согласно которой допустимо привлекать специалистов «по узкоспециальным правовым вопросам», которые не включены в программу профессиональной подготовки юриста в рамках их обучения, но не в статусе эксперта, который, по их мнению, «не должен выполнять функции иных процессуальных участников или разрешать за них правовые вопросы»[52] [53]. Во Франции вопросы права по общему правилу не относятся к специальным в рамках уголовного процесса . В уголовном процессе Нидерландов, напротив, считается возможным участие юристов в качестве экспертов[54] В судебной практике Г ермании не раз привлекались сведущие лица по вопросам иностранного права и национального обычного права[55].

В англо-американском уголовном процессе вопросы национального права не относятся к специальным, поскольку тем самым сведущее лицо не оказывает помощь суду и присваивает его функции[56] [57]. Однако как американская, так и английская судебная практика признает иностранное право сферой специальных

-57

знаний .

Таким образом, в изученных нами государствах существуют различные подходы к вопросу признания правовых знаний специальными. Считаем, что к специальным в российском уголовном процессе относятся те правовые знания, которые не связаны с правовой оценкой деяния и не входят в соответствующий образовательный стандарт профессиональной подготовки должностного лица, обязанного осуществлять доказывание по уголовному делу, включая знания по вопросам зарубежного права. В уголовном процессе Франции и Украины правовые знания не относятся к специальным, тогда как в Нидерландах, Германии, США и Соединенном Королевстве сведущие лица в вопросах права могут быть привлечены в уголовный процесс в случаях, когда субъекты, обязанные собирать доказательства и производить их оценку, не владеют указанными знаниями.

Теперь перейдем к рассмотрению форм использования специальных знаний в континентальном и англо-американском уголовном процессе.

Отечественными правоведами достаточно подробно представлена история развития форм использования специальных знаний . В связи с этим в настоящей диссертационной работе автор отразит их современные формы в том объеме, который необходим для раскрытия темы исследования, т.е. представит их ключевые характеристики.

Важно отметить, что в уголовно-процессуальной науке не существует единой позиции по вопросу классификации форм использования специальных знаний[58] [59]. В рамках одной из предлагаемых авторами классификаций выделяются процессуальные и непроцессуальные формы использования специальных знаний[60]. Другими же исследователями высказывалась позиция о недопустимости выделения в уголовном процессе непроцессуальных форм[61], с которой, по нашему мнению, можно согласиться, поскольку под формой использования специальных знаний в уголовном процессе следует понимать совокупность уголовнопроцессуальных норм, регулирующих однородную группу общественных отношений в области использования специальных знаний.

В российском уголовном процессе в зависимости от правового статуса лица, обладающего специальными знаниями, можно выделить следующие формы использования специальных знаний:

1) экспертиза;

2) участие специалиста при производстве следственных действий;

3) участие специалиста для дачи заключения и (или) показаний по вопросам, требующим специальных знаний[62].

Одной из форм использования специальных знаний в уголовном процессе России считается экспертиза. Так, в ст. 9 ранее упомянутого Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» под экспертизой понимается процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

Ю.К. Орловым[63] выделяются следующие ключевые характеристики экспертизы как формы использования специальных знаний:

1) она проводится в случаях, когда для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, требуется использование специальных знаний;

2) она представляет собой исследование;

3) специальный субъект ее проведения - эксперт;

4) она производится в определенном процессуальном порядке;

5) ход и результаты ее проведения оформляются заключением эксперта.

Помимо проведения экспертизы в уголовном процессе России в качестве

формы использования специальных знаний допускается привлечение специалиста для участия в производстве следственных действий. В рамках данной формы специалист оказывает содействие субъекту доказывания в выявлении и исследовании доказательственной информации, в том числе путем применения определенных технических средств, помогает поставить вопросы эксперту (ст. 58

УПК РФ), тем самым, выступая в роли помощника и не формируя доказательства[64]. Он при необходимости может быть допрошен в судебном заседании об обстоятельствах производства следственного действия в качестве свидетеля[65]. В российский уголовный процесс обязательно должны быть привлечены такие сведущие лица, как судебно-медицинский эксперт (при невозможности его участия - врач) при эксгумации или осмотре трупа (ч. 1; ч. 4 ст. 178 УПК РФ), врач при освидетельствовании лица другого пола, сопровождающегося обнажением (ч. 4 ст. 179 УПК РФ; ч. 2 ст. 290 УПК РФ), педагог или психолог при допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии (ч. 3 ст. 425 УПК РФ; ч. 1 ст. 191 УПК РФ).

Третьей формой использования специальных знаний в уголовном процессе России считается участие специалиста в качестве лица, «формирующего доказательства»[66], путем дачи заключения или показаний (консультативная форма). Новые виды доказательств - заключение[67] и показания[68] специалиста введены Федеральным законом от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»[69] [70]. Однако их недостаточная правовая регламентация способствовала возникновению научной дискуссии по вопросам правового статуса специалиста в смысле ст. 80 УПК РФ, порядка его привлечения и др. . Позднее Пленум

Верховного Суда РФ в Постановлении № 28 провел разграничение между процессуальной деятельностью эксперта и специалиста, привлекаемого для дачи заключения: в отличие от эксперта «специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает

71

суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами» .

Вместе с тем, остается нерешенным вопрос, является ли специалист, упомянутый в ст. 80 УПК РФ, специалистом, правовой статус которого закреплен в ст. 58 УПК РФ.

Если обратить внимание на то, что на основании ст. 58 УПК РФ специалист может привлекаться «для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию», то следует предположить, что эта функция может реализоваться в форме заключения. Тогда надо заметить, что законодатель, включая норму о заключении специалиста, не учел системности уголовнопроцессуальных положений и не упомянул в ст. 58 УПК РФ о правах, обязанностях и ответственности специалиста, связанных с составлением им заключения.

Если же встать на противоположную позицию и предположить о наличии двух разных типов специалистов, то продолжает оставаться неясным правовой статус специалиста, упомянутого в ст. 80 УПК РФ, а также порядка получения его заключения. Разрешение данного вопроса видится в его надлежащей правовой

72

регламентации . [71] [72]

Консультативная форма использования специальных знаний в российском уголовном процессе может выражаться в даче специалистом показаний как на досудебной, так и судебной стадиях по правилам, предусмотренным для допроса лица в качестве свидетеля. Они могут быть получены вне зависимости от представления специалистом заключения.

В уголовно-процессуальном законодательстве Украины закреплено похожее с российским разграничение между формами использования специальных знаний.

Одной из форм использования специальных знаний в уголовном процессе Украины является экспертиза. Согласно украинскому законодательству экспертиза как самостоятельное процессуальное действие представляет собой исследование экспертом на основе специальных знаний материальных объектов, явлений и процессов, которые содержат информацию об обстоятельствах дела, находящегося в производстве органов досудебного расследования или суда . В уголовном процессе Украины только эксперт проводит экспертизу, по итогам

74

которой он должен составить заключение .

Иной формой использования специальных знаний в уголовном процессе Украины является участие специалиста при производстве следственных (розыскных) действий. Специалист может помогать в выявлении, изъятии (например, путем отбора образцов для производства экспертизы) и фиксации следов преступления и иных объектов (фотографирование, составление схем, планов, чертежей и т.п.) в ходе проведения следственных действий, содействовать предварительному их исследованию, используя технико-криминалистические, судебно-медицинские и иные знания и навыки . В целях выполнения указанных функций он вправе пользоваться техническими средствами, приборами и специальным оборудованием (ч. 1 ст. 71 УПК Украины). В уголовно- [73] [74] [75] процессуальном законодательстве Украины также указаны обязательные случаи участия сведущих лиц при производстве следственных действий. Так, согласно ст. 227 УПК Украины при производстве следственных (розыскных) действий с участием малолетнего или несовершеннолетнего лица обеспечивается участие педагога или психолога, а при необходимости врача (в рамках же судебного разбирательства - ч. 1 ст. 354 УПК Украины предусматривает, что допрос несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего производится в присутствии педагога или психолога, а при необходимости - врача только по усмотрению суда)[76] [77]. При осмотре и эксгумации трупа, как и в российском уголовном процессе, на основании ч. 1 ст. 238 УПК Украины и ч. 2 ст. 239 УПК Украины обязательно присутствие судебно-медицинского эксперта (врача - при невозможности его присутствия). Один из указанных сведущих лиц должен проводить освидетельствование лица другого пола, сопровождающееся обнажением (ч. 2 ст. 241 УПК Украины).

В качестве третьей формы использования специальных знаний в уголовном процессе Украины можно назвать дачу специалистом консультаций и письменных разъяснений по вопросам, требующим специальных знаний, умений и навыков. Она напоминает российскую форму использования специальных знаний - дачу заключения и показаний специалистом. Как отмечается украинскими исследователями, данная форма является новеллой в украинском законодательстве, которая недостаточно регламентирована, например, вопросы получения консультаций и их процессуального оформления на досудебной стадии . Упоминание о письменных разъяснениях специалиста содержится только применительно к судебному разбирательству. На основании ст. 360 УПК в суде разъяснения специалистом представляются в письменном виде для приобщения их к материалам уголовного дела в качестве документов, а

консультации даются устно . В целях представления сведений в указанных формах специалист может быть вызван судом как по собственной инициативе, так и по ходатайству сторон. По мнению украинских авторов, в связи с тем, что нецелесообразно разграничивать понятия «устных консультаций» и «письменных разъяснений», необходимо закрепить в ст. 71 УПК Украины возможность дачи на досудебной и судебной стадиях консультаций в устной и письменной формах .

Во французском уголовном процессе исторически существовали различные формы использования специальных знаний. Кодекс уголовного следствия Наполеона 1808 г. предусматривал участие сведущих лиц при производстве дознания в целях оценки обстоятельств события преступления или установления причин смерти лица и состояния трупа (ст.ст. 43, 44)[78] [79] [80] [81] [82]. С развитием научных знаний сведущие лица все чаще привлекались в уголовный процесс, что в свою очередь, требовало необходимой правовой регламентации .

Действующий Уголовно-процессуальный кодекс Франции 1958 г. предусматривает экспертизу (expertise) в качестве одной из форм использования специальных знаний. Как в российском и украинском правопорядках, во Франции

экспертиза представляет собой проведение исследования экспертом, по

82

результатам которого составляется заключение (rapport ).

Кроме того, во Франции существует возможность привлечения специалистов, которые оказывают содействие судебной полиции и следственному судье при осуществлении расследования. Согласно статьям 60 и 77.1 УПК Франции если в стадии дознания возникает необходимость срочно произвести технические или научные исследования, то офицер судебной полиции вправе привлечь специалистов (personnes qualifiees) для проведения технических и научных исследований. Согласно ст. 74 УПК Франции в случая обнаружения

трупа судебной полицией также может быть вызвано сведущее лицо для его осмотра и определения причин смерти. Считается, что в перечисленных случаях имеет место не экспертиза, а иное процессуальное действие . Следственный судья также вправе привлекать сведущих лиц, например, фотографа для фотографирования трупа, специалиста для изучения протоколов и планов в целях определения, нарушены ли правила дорожного движения, но они по решению Кассационного суда Франции не обладают статусом эксперта . В уголовном процессе Франции по делам, связанным с изнасилованием, убийством, пытками и иными преступлениями, указанными в ст. 706-47 УПК Франции, возможно привлечение психолога или врача при допросе несовершеннолетнего потерпевшего (ст. 706-53 УПК Франции). Привлечение сведущих лиц возможно и в иных случаях при производстве расследования по данной категории дел .

Кроме того, в качестве третьей формы использования специальных знаний в уголовном процессе Франции можно обозначить привлечение сведущего лица для консультативной помощи. Так, согласно ст. 169 УПК Франции в суд может быть приглашено сведущее лицо для опровержения результатов официально назначенной экспертизы либо для сообщения новой информации технического характера.

В качестве четвертой формы использования специальных знаний в уголовном процессе Франции можно выделить привлечение сведущего лица следственным судьей по ходатайству какой-либо стороны для дачи официальному эксперту информации, требующей наличие специальных знаний (ст. 165 УПК Франции). Данная форма использования специальных знаний не характерна для уголовного процесса изученных правопорядков, за исключением Нидерландов.

В Нидерландах развитие процессуальных форм использования специальных знаний происходило постепенно. Под влиянием французской экспансии там также действовал Кодекс уголовного следствия Наполеона 1808 г.[83] [84] [85] [86] с его незначительным регулированием вопроса использования специальных знаний в процессе. Как отмечает П.Т.К. ван Кампен, «до его вступления в силу в 1811 г., регулирование уголовно-процессуальных отношений значительным образом

87

имело локальный характер» . В конце XIX - начале XX вв. экспертные методики только развивались, и государственных экспертных учреждений еще не существовало . De facto эксперты привлекались в уголовный процесс и могли оказывать помощь суду, но он не мог сослаться на их показания или заключения в приговоре, поскольку формально они не признавались доказательствами .

Ситуация изменилась в связи с принятием Уголовно-процессуального кодекса 1926 г.[87] [88] [89] [90] (по сост. на 05.10.2015) (далее - УПК Нидерландов). На основании ч. 1 ст. 51i УПК Нидерландов участие эксперта (deskundige) возможно в целях производства экспертизы (onderzoek), а также сообщения информации по вопросам, требующим специальных знаний. Эксперт, привлекаемый для осуществления данных видов деятельности, составляет соответствующее заключение (verslag). Таким образом, в уголовном процессе Нидерландов понятие эксперта шире, нежели в России, Украине и Франции.

В качестве иной формы использования специальных знаний следует назвать участие сведущих свидетелей (deskundige getuige) в процессе расследования уголовного дела, среди них могут выступать сотрудники полиции, осуществляющие специальные исследования, для проведения которых необходимы специальные знания, а также медицинские работники, которые в рамках судебного разбирательства будут выступать в качестве свидетелей[91].

Отличительными формами использования специальных знаний в уголовном процессе Нидерландов являются участие сведущего лица с контролирующими

функциями (controlerende deskundige ), кандидатура которого по ходатайству обвиняемого назначается следственным судьей либо в целях его присутствия при производстве экспертизы, дачи рекомендаций официально назначенному эксперту и оставлении комментариев (ч. 4 ст. 228 УПК Нидерландов), либо для анализа полученного заключения эксперта (ч. 2 ст. 230 УПК Нидерландов). Функции эксперта-контролера в уголовном процессе Нидерландов шире, чем у сведущего лица в уголовном процессе Франции, правомочного по инициативе сторон давать консультации технического характера официально назначенному эксперту.

В Г ермании существует также несколько форм использования специальных знаний.

Во-первых, там предусмотрено участие эксперта как для производства экспертизы, так и для разъяснения вопроса специального характера в рамках одной процессуальной формы . Как и в уголовном процессе Нидерландов, результаты указанных видов деятельности представляются экспертом в форме заключения (gutachten).

Во-вторых, там допускается привлечение сведущих лиц в стадии расследования уголовного дела (sachverstandige Zeugen), например, они могут быть приглашены на место преступления[92] [93] [94]. В уголовном процессе они имеют статус сведущего свидетеля (ст. 85 УПК Г ермании)[95].

В-третьих, в судебное заседание для разъяснения специального вопроса сторонами может быть приглашено сведущее лицо, которое не имеет статуса эксперта[96] (ст. ст. 220, 245 УПК Г ермании).

В англо-американском уголовном процессе можно выделить несколько форм использования специальных знаний с учетом существующих там особенностей доказывания[97] [98] [99].

В уголовном процессе Соединенного Королевства и США в качестве формы использования специальных знаний следует выделить привлечение сторонами эксперта-свидетеля для производства экспертизы или дачи консультаций (expert witness). Упоминание об эксперте-свидетеле стороны имеется в судебных

98

решениях по уголовным делам, датированным XVII в.

В качестве иной формы использования специальных знаний возможно привлечение эксперта по инициативе суда (court-appointed expert) для производства экспертизы или предоставления консультативной помощи . Интерес представляет тот факт, что существуют документальные подтверждения вызова судом эксперта в 1345 г. в рамках дела о нанесении увечий для определения срока давности ранения[100].

В англо-американском уголовном процессе возможно привлечение сведущих лиц в стадии расследования для содействия в собирании доказательственной информации, которые не проводят исследования. Так, в стадии полицейского расследования на место преступления могут быть привлечены специалисты (в английском процессе они именуются «police scenes of crime offices (SOCOs)», в американском - «crime scene investigators (CSIs)») для выполнения технико-криминалистических мероприятий.

В зарубежной литературе в качестве одной из исторических форм использования специальных знаний в английском уголовном процессе упоминается специализированный суд присяжных (special or struck jury)[101] . Так, уже в XIV в. по уголовным делам в связи с продажей некачественной продукции в

Англии созывался суд присяжных, состоящий из лиц, знающих правила торговли . Кроме того, в литературе упоминается о суде присяжных из замужних женщин, определяющих заявленную беременность как основание для отсрочки приведения в исполнение назначенной по приговору суда смертной казни (jury of matrons) . Известны случаи, когда состав присяжных оказывался неоднородным. Так, для оказания помощи присяжным-непрофессионалам в решении специального вопроса вызывали лиц, обладающих соответствующими знаниями[102] [103] [104]. В XX в. в Англии институт специализированного суда ликвидировали[105]. В 1998 г. предлагалось по делам о мошенничестве создать коллегию присяжных из лиц, имеющих опыт в финансовой и предпринимательской сферах[106] [107] [108], однако данные предложения не приняли. Необходимо сказать, что в зарубежной литературе данный институт критикуется по нескольким основаниям. Во-первых, создание специализированного суда не соответствует принципам функционирования суда присяжных, который «должен представлять срез общества» из различных слоев населения . Во-вторых, эксперты могут принять решение, основываясь не на доказательствах, а на научной теории, которой отдадут предпочтение либо наоборот не смогут

прийти к консенсусу из-за приверженности к различным научным направлениям[109]. В-третьих, отбор их также может оказаться затруднительным[110].

Вместе с тем, выделение данной исторической формы использования специальных знаний не совсем корректно, поскольку в данном случае субъект доказывания становится сведущим лицом, тогда как обычно в уголовном процессе вопрос о необходимости использования специальных знаний возникает в связи с их отсутствием у лица, обязанного осуществлять доказывание по уголовному делу. Следует отметить, что в российской доктрине некоторые авторы выделяли форму использования своих специальных знаний следователем, прокурором или судом[111].

В результате проведения сравнительно-правового исследования следует прийти к выводу о необходимости разграничения понятия вида деятельности сведущего лица и формы использования специальных знаний в уголовном процессе России и зарубежных государств.

Выделим универсальные виды деятельности сведущих лиц в изученных нами государствах, а также формы использования специальных знаний, характерные для группы государств и отдельных правопорядков.

Так, представляется возможным обобщить универсальные виды деятельности сведущих лиц во всех изученных нами странах:

1. производство экспертизы;

2. дача консультации;

3. оказание содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств при проведении следственных (процессуальных) действий.

Указанные виды деятельности сведущих лиц в континентальном и англоамериканском уголовном процессе слагаются в разные формы использования специальных знаний.

В некоторых странах с континентальным уголовным процессом экспертиза представляет собой самостоятельную форму (Россия, Украина, Франция), которая предполагает проведение исследования экспертом, имеющим особый правовой статус. Вместе с тем, в уголовном процессе Германии и Нидерландов такие виды деятельности как проведение экспертизы и дача консультации осуществляются экспертом в рамках одной процессуальной формы, поскольку понятие эксперта там шире. Согласно уголовно-процессуальному законодательству России, Украины и Франции дача консультаций осуществляется лицом, имеющим иной статус, нежели эксперт (в России и Украине - специалист, во Франции не закреплено специального термина). В уголовном процессе Германии также возможно участие сведущего лица - не эксперта в процессуальном смысле, вызванного стороной защиты в судебное заседание для дачи консультации.

В уголовном процессе США и Соединенного Королевства проведение экспертизы и дача консультации сведущим лицом могут осуществляться экспертом как в рамках одной процессуальной формы, так и разных процессуальных форм.

Соответственно, в зависимости от правового статуса сведущего лица можно выделить общие, т.е. характерные для нескольких стран, и особенные формы использования специальных знаний в континентальном и англо-американском уголовном процессе.

В континентальном уголовном процессе среди общих форм использования специальных знаний представлены:

1. экспертиза (Россия, Украина, Франция);

2. производство экспертизы или дача консультации экспертом (Нидерланды, Германия);

3. участие сведущего лица, не имеющего процессуального статуса эксперта, для дачи информации консультативного характера (Россия, Украина, Франция, Германия);

4. участие сведущего лица при проведении следственных (процессуальных) действий для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств (Россия, Украина, Франция, Нидерланды, Германия)

В качестве особенных форм использования специальных знаний следует назвать существующие в уголовном процессе Нидерландов институты участия эксперта, назначаемого следственным судьей по ходатайству обвиняемого 1) в целях его присутствия при производстве экспертизы, дачи им рекомендаций официально назначенному эксперту и оставлении комментариев, а также 2) для анализа заключения официально назначенного эксперта. В уголовном процессе Франции в качестве особенной формы использования специальных знаний следует упомянуть участие по ходатайству сторон сведущего лица, которое может быть назначено для дачи информации технического характера официально назначенному эксперту (данная форма участия сведущего лица является усеченной по сравнению с контролирующим характером деятельности эксперта, назначенного по инициативе стороны защиты в уголовном процессе Нидерландов).

В англо-американском уголовном процессе (США, Соединенное Королевство) общими формами использования специальных знаний являются:

1. участие эксперта-свидетеля сторон в целях производства экспертизы или дачи консультации;

2. участие эксперта, назначенного судом, в целях производства экспертизы или дачи консультации;

3. участие специалистов для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии криминалистически значимой информации на месте преступления.

Между тем, каких-либо особенных форм в англо-американском уголовном процессе в ходе исследования не выявлено.

<< | >>
Источник: Самутичева Екатерина Юрьевна. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА И ЕГО ОЦЕНКА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ (СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Экспертиза и иные формы использования специальных знаний в континентальном и англо-американском уголовном процессе.:

  1. Теоретическое понимание гражданского судопроизводства
  2. §6. ОТДЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ДОКАЗЫВАНИЯ
  3. Оглавление
  4. Введение
  5. § 1. Экспертиза и иные формы использования специальных знаний в континентальном и англо-американском уголовном процессе.
  6. § 3. Тенденции развития института экспертизы в континентальном и англо-американском уголовном процессе.
  7. § 1. Соотношение заключения и показаний эксперта в континентальном и англо-американском уголовном процессе.
  8. § 3. Критерии оценки заключения эксперта в англо-американском уголовном процессе.
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  11. § 4. Перспективы правового регулирования судебной экспертизы в условиях состязательного уголовного судопроизводства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -