<<
>>

§ 2.4. Судебная защита прав граждан на получение социальных услуг

Предметом права социального обеспечения являются общественные отношения, возникающие также в связи с оказанием социальных услуг, к числу которых относятся медицинские, образовательные, реабилитационные услуги, услуги по трудоустройству, по содержанию детей в дошкольных учреждениях, социально-бытового обслуживания в специализированных учреждениях или на дому и др.

Следует отметить, что в соответствие со ст. 3, 20 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» под социальной услугой понимается «действие или действия в сфере социального обслуживания по оказанию постоянной, периодической, разовой помощи, в том числе срочной помощи, гражданину в целях улучшения условий его жизнедеятельности и (или) расширения его возможностей самостоятельно обеспечивать свои основные жизненные потребности». Видами социальных услуг являются социально-бытовые, социально-психологические, социально-педагогические, социально-трудовые, социально-правовые, услуги в целях повышения коммуникативного потенциала получателей социальных услуг, срочные социальные услуги, социально-медицинские.

К социально-медицинским услугам законодатель относит обеспечение лекарственными препаратами в соответствии со стандартами медицинской помощи для медицинского применения по рецептам на лекарственные препараты, медицинскими изделиями по соответствующим рецептам.

В соответствии со ст. 6.1 Федерального закона от 17 июля 1999 № 178- ФЗ «О государственной социальной помощи» перечень лекарственных средств, в том числе перечень лекарственных средств, назначаемых по решению врачебных комиссий лечебно-профилактических учреждений, утверждаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим выработку государственной политики и нормативное правовое регулирование в сфере здравоохранения и социального развития (в настоящее время - Минтрудом России).

Право отдельных категорий граждан на дополнительную бесплатную медицинскую помощь, предусматривающую обеспечение необходимыми лекарственными средствами по рецептам врача (фельдшера) при оказании амбулаторной помощи в соответствии с Перечнем лекарственных средств, утверждаемым Минтрудом России, принято называть Программой дополнительного лекарственного обеспечения (далее - ДЛО).

Стоимость социального пакета разделена на две части: первая часть - расходы на оплату дополнительной бесплатной медицинской помощи, в том числе предусматривающей обеспечение необходимыми лекарственными средствами по рецептам врача (ДЛО), предоставление при наличии медицинских показаний путевки на санаторно -курортное лечение; вторая часть - расходы на бесплатный проезд на пригородном железнодорожном транспорте, а также на междугородном транспорте к месту лечения и обратно.

Средства на финансовое обеспечение мер социальной поддержки федеральных льготников, проживающих в регионах, перечисляются из федерального бюджета в регионы в соответствии с расчетами потребности, произведенными при формировании территориальных программ государственных гарантий оказания гражданам бесплатной медицинской помощи. Перечень лекарственных средств, отпускаемых по рецептам врачей (фельдшеров) при оказании дополнительной бесплатной медицинской помощи отдельным категориям граждан, имеющим право на получение государственной социальной помощи, утверждается Минтрудом России.

За счет средств бюджетов субъектов РФ меры социальной поддержки должны предоставляться реабилитированным гражданам, лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, ветеранам Великой Отечественной войны из числа тружеников тыла, ветеранам труда и др. К компетенции субъектов РФ отнесено также установление порядка и объема мер социальной поддержки в оказании медико-социальной помощи и лекарственном обеспечении и другим группам населения, таким как беременные женщины, несовершеннолетние, граждане, страдающие социально значимыми заболеваниями, граждане, страдающие заболеваниями, представляющими опасность для окружающих и другие.

Перечень региональных льготников устанавливается нормативноправовыми актами субъекта РФ.

Таким образом, нормативно-правовое регулирование мер социальной поддержки по лекарственному обеспечению льготных категорий граждан осуществляется на федеральном уровне - для федеральных льготников и на региональном уровне - для региональных льготников. Однако указанные граждане проживают в конкретных субъектах РФ, конкретных муниципальных образованиях и зачастую являются одновременно и федеральными, и региональными льготниками. Перечень отдельных категорий граждан, имеющих право на получение государственной социальной помощи (федеральных льготников), с 2005 г. не менялся. Однако приказами Минтруда России периодически вносятся изменения в Перечень лекарственных средств, отпускаемых по рецептам врача (фельдшера) при оказании дополнительной бесплатной медицинской помощи отдельным категориям граждан, имеющим право на получение государственной социальной помощи (далее - перечень ДЛО).

Отметим, что если гражданин имеет право на набор социальных услуг (далее - НСУ) и предоставление лекарственных средств за счет регионального бюджета в соответствии с постановлением Правительства РФ от 30 июля 1994 г. № 890 «О государственной поддержке развития медицинской промышленности и улучшении обеспечения населения и учреждений здравоохранения лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения»[233] [234] (далее - постановление Правительства РФ от 30 июля 1994 г. № 890), то необходимые препараты предоставляются ему в рамках государственной социальной помощи. В свою очередь, при отказе от набора социальных услуг за гражданином, имеющим право на лекарственное обеспечение по двум основаниям, сохраняется право на получение лекарственных средств, предоставляемых за счет субъекта РФ в соответствии с постановлением Правительства РФ от 30 июля 1994 г. № 890.

Органы государственной власти субъектов РФ неоднократно обжаловали данное положение в суд, ссылаясь на дублирование мер социальной поддержки. Разъясняя указанные законоположения, Верховный Суд РФ установил, что федеральное законодательство определяет субсидиарный, целевой характер государственной социальной помощи, которая, как прямо предусмотрено в преамбуле Закона о государственной

241

социальной помощи, не относится к мерам социальной поддержки . Следовательно, нельзя говорить о предоставлении двух аналогичных мер социальной поддержки по одному основанию.

Исходя из приведенной правовой позиции Верховного Суда РФ, можно предположить, что параллельное действие двух механизмов льготного лекарственного обеспечения некоторых категорий граждан заставляет законодателя закреплять надуманное различие между «обеспечением лекарственными препаратами» как социальной услугой и «бесплатным получением выписанных лекарственных средств» как правом на конкретное социальное благо. Однако такой подход вряд ли можно признать эффективным. Полагаем, что ситуация с гарантиями бесплатного лекарственного обеспечения при амбулаторном лечении требует дальнейшей конкретизации.

Также следует рассмотреть случай, когда лицу, имеющему право на получение набора социальных услуг, необходимое лекарственное средство не предусмотрено стандартом оказания медицинской помощи, ст. 37 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» допускает возможность назначения и применения лекарственных препаратов, не входящих в соответствующий стандарт медицинской помощи, в случае наличия медицинских показаний (индивидуальной непереносимости или по жизненным показаниям) по решению врачебной комиссии.

Подобное правило содержится и в приказе Минздравсоцразвития России от 22 ноября 2004 г. № 255 «О Порядке оказания первичной медикосанитарной помощи гражданам, имеющим право на получение набора

242

социальных услуг» , который устанавливает в случае недостаточности фармакотерапии при лечении отдельных заболеваний по жизненно важным показаниям и при угрозе жизни и здоровью пациента применение иных лекарственных средств по решению врачебной комиссии, утвержденному главным врачом лечебно-профилактического учреждения.

Таким образом, получатель набора социальных услуг имеет право на предоставление лекарственного препарата, не предусмотренного Перечнем, утвержденным приказом Минздравсоцразвития России № 665, только по решению врачебной комиссии в случае индивидуальной непереносимости, угрозы жизни и здоровью пациента и по жизненным показаниям. Необходимо отметить, что действующее законодательство РФ не содержит определения терминов «индивидуальная непереносимость» и «жизненные показания», что не способствует надлежащей реализации прав граждан в указанной сфере. Кроме того, свободное расширение или сужение числа [235]

лекарственных препаратов, предоставляемых гражданам, имеющим право на набор социальных услуг, не согласуется с порядком финансирования расходов на данный вид социального обеспечения.

В целом, систему финансирования расходов на набор социальных услуг можно охарактеризовать как крайне сложную и зачастую не позволяющую эффективно реализовать право на бесплатные лекарственные

243

средства .

Расходы на рассматриваемое бесплатное лекарственное обеспечение являются расходным обязательством РФ. Необходимые денежные средства передаются регионам в виде субвенций из федерального бюджета. Дальнейшая организация процесса обеспечения населения лекарственными препаратами, в том числе и осуществление закупок лекарственных препаратов для медицинского применения, относится к полномочиям субъектов РФ, переданным Федерацией. Размер субвенций определяется исходя из числа лиц, имеющих право на НСУ в регионе, и норматива финансовых затрат в месяц на одного гражданина, получающего государственную социальную помощь в виде социальной услуги по обеспечению в соответствии со стандартами медицинской помощи по рецептам врача (фельдшера) лекарственными препаратами, устанавливается ежегодно федеральным законом. В 2016 г. данный норматив равен 758 руб.[236] [237]

Таким образом, каждый субъект РФ получает определенную сумму денежных средств, рассчитанную на год[238]. Фактическая потребность пациентов в лекарствах, а значит, и реальный объем необходимых средств не учитываются. В юридической литературе, на наш взгляд абсолютно

обоснованно, уже высказывались критические замечания к соотношению средств, планируемых государством для лекарственного обеспечения, и стоимости лекарств, необходимых гражданам[239].

Указанное положение дел в сфере предоставления социальных услуг лишний раз обнажает такую проблему правового регулирования как отсутствие учета законодателем межотраслевых связей законодательных актов между собой (права социального обеспечения и финансового права), что, в конечном счете, ущемляет права граждан на социальное обеспечение, заставляя их обращаться за защитой, как правило, к государственным органам.

В связи с этим обратим внимание на предоставление такой социальной услуги как санаторно-курортное лечение. Она предоставляется на основании ст. 6. 2 Федерального закона от 17 июля 1999 г. № 178-ФЗ «О государственной социальной помощи» инвалидам войны, участникам Великой отечественной войны, ветеранам боевых действий, инвалидам и другим лицам, перечисленным в ст. 6.1 данного Закона. Также санаторнокурортное лечение предусмотрено как основное направление реабилитации инвалидов в соответствии со ст. 9 Закона о социальной защите инвалидов.

Подавляющее большинство споров в области предоставления социальных услуг связано с обращением граждан в суды с требованием о понуждении государственные учреждения предоставить им путевку на санаторно-курортное лечение.

Так, решением Курчатовского районного суда г. Челябинска, оставленным без изменения Челябинским областным судом, удовлетворены исковые требования прокурора в защиту интересов инвалида второй группы, который обратился в суд с требованием к Министерству социальных отношений Челябинской области, Г осударственному учреждению

Челябинскому областному реабилитационно-физкультурному центру инвалидов о признании незаконным бездействия ответчиков в части необеспечения его санаторно-курортным лечением, возложении обязанности по предоставлению путевки на санаторно-курортное лечение за 2013 год. Истец в своем заявлении указывал, что предоставил государственным органам необходимые документы для получения соответствующей путевки, поставлен на очередь, но последняя ему не была предоставлена.

Суд обязал Министерство социальных отношений Челябинской области предоставить инвалиду путевку на санаторно-курортное лечение за 2013 г., отметив в своем решении, что право инвалида на получение санаторно-курортного лечения в качестве средства реабилитации не может ставиться в зависимость от наличия или отсутствия в соответствующем регионе иных лиц, нуждающихся в таком лечении. Санаторно-курортное лечение, как средство реабилитации инвалида, при наличии медицинских показаний должно предоставляться в рамках календарного года без каких - либо условий. Доводы ответчиков о недостаточности финансирования из федерального бюджета судом не были признаны обоснованными .

Аналогичным образом суд защитил права инвалида первой группы. Решением Железнодорожного районного суда г. Рязани и судебным постановлением суда второй инстанции ответчик был обязан обеспечить инвалида путевкой на санаторно-курортное лечение за 2014 г. согласно рекомендуемому профилю лечения за счет федерального бюджета. В судебных постановлениях судами обоснованно было указано, что неисполнение государством своих обязанностей не является основанием для лишения гражданина принадлежащего ему права на обеспечение путевкой на

248

санаторно-курортное лечение .

Подобным образом в пользу истцов-инвалидов, обратившихся за предоставлением путевок на санаторно-курортное лечение, были [240] [241] удовлетворены иски заявителей Осинниковским городским судом Кемеровской области[242], Кировским районным судом г. Екатеринбурга[243] [244] [245], Череповецким городским судом Вологодской области , Ленинским районным судом г. Саранска и др.

Таким образом, главным основанием для отказа в предоставлении путевки является недостаточное выделение бюджетных средств.

Судебная практика по обращениям граждан в суды с требованиями о предоставлении путевок на санаторно-курортное лечение, с нашей точки зрения, сигнализирует о необходимости изменения соответствующих правовых норм с учетом финансового наполнения бюджетов в кризисных условиях. Деятельность территориальных отделений Фонда социального страхования РФ показывает, что лица, имеющие право на получение санаторно-курортных путевок фактически могут получить санаторнокурортное лечение, как правило, один раз в три года. Действительно, число граждан, нуждающихся в получении указанной социальной услуги, больше, чем реальной финансовой возможности государства предоставить такую услугу. Работникам Фонда социального страхования РФ необходимо предоставить возможность определять очередность предоставления путевок, соразмеряя количество лиц, подавших заявления на получение путевки, и реальные возможности. Вместе с тем такие категории лиц, как инвалиды Великой Отечественной войны, лица, награжденные знаком «Жителю блокадного Ленинграда», дети-инвалиды, не могут быть ограничены в ежегодном предоставлении путевок.

С учетом изложенного выше предлагаем дополнить п. 2 ст. 6. 3 Закона о социальной помощи абзацем 2, указав в нем следующее: «категориям граждан, указанным в подпунктах 3, 4, 6, 7, 8 пункта 1 ст. 6.1 настоящего

Федерального закона социальные услуги, предусмотренные в п. 1.1. и 2 п. 1 ст. 6.2 настоящего Федерального закона предоставляются не реже, чем один раз в три года».

Обеспечение путевкой на санаторно-курортное лечение связано с выплатой гражданам, получившим соответствующую услуги, денежных средств на оплату транспортных расходов к месту их лечения и обратно.

В этой сфере также имеют место нарушения прав граждан, в связи с чем они обращаются в суды.

Так, прокурор Курчатовского района г. Челябинска обратился в суд с заявлением, указывая, что ребенок-инвалид и сопровождающее его лицо имеют право на бесплатный проезд к месту лечения и обратно. При получении вызова из клиники, расположенной в г. Москве, мать ребенка получила талон на проезд к месту лечения, талон для сопровождающего ее лица выдан не был. В связи с тем, что сроки прибытия на лечение были ограничены, а по талонам билеты на проезд отсутствовали, заявители приобрели последние за свой счет.

При обращении к Министерству социальных отношений Челябинской области с заявлением о предоставлении компенсации за проезд к месту лечения и обратно им было отказано.

Центральный районный суд г. Челябинска в своем решении, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, удовлетворяя иск прокурора и принимая постановление о возмещении транспортных расходов заявителям, проанализировав нормативные акты, регулирующие спорный вопрос, указал, что если право на бесплатный проезд к месту лечения и обратно было реализовано гражданином самостоятельно за счет собственных средств, гражданину возмещаются расходы, связанные с приобретением проездных билетов на проезд, в том числе на междугородном транспорте к месту лечения и обратно.

Суд отметил, что необходимость воспользоваться авиационным транспортом была обусловлена, с одной стороны, отсутствием билетов на железнодорожный проезд, с другой - сроками начала лечения, взысканная судом сумма не превышала стоимости проезда на железнодорожном

253

транспорте .

Недостаток бюджетных средств явился также основанием для отказа в обеспечении лекарственными средствами инвалида. Истец является инвалидом, включенным в федеральный регистр лиц, имеющих право на получение государственной социальной помощи. Однако, как он указал в заявлении, не был обеспечен бесплатными лекарственными препаратами, в иске требовал, во-первых, признать незаконными действия органа, уполномоченного в сфере здравоохранения, во-вторых, обязать обеспечить его лекарственными средствами, взыскать компенсацию морального вреда. Рассмотрев дело, Верховный Суд РФ отменил как незаконные решения нижестоящих судов, дело возвратил на новое рассмотрение, указав, что судами не учтено, что право заявителя на получение спорной государственной социальной помощи не поставлено законом в зависимость от указанного норматива финансовых затрат и не ограничено размером субвенций, предоставляемых бюджетам субъектов РФ из федерального бюджета[246] [247].

Верховный Суд РФ защитил также право граждан на возможность получения ими медицинских услуг, признав недействующим п. 28 Перечня видов высокотехнологичной медицинской помощи, утвержденного приказом Минздравсоцразвития России от 28 декабря 2011 г. № 1690н, который предусматривал отнесение к видам высокотехнологичной медицинской помощи лечение больных (старше 18 лет) с выраженными двигательными, чувствительными, координаторными расстройствами при посттравматических (в том числе послеоперационных) поражениях головного и спинного мозга в раннем восстановительном периоде (до 1 года) с использованием роботизированной механотерапии, прикладной кинезотерапии. Верховный Суд РФ посчитал, что содержание п. 28 Перечня ограничивает возможности лечения больных с указанными видами заболеваний до 1 года, поскольку дальнейшее лечение заболевания при участии финансирования государства невозможно.

Достаточно распространенной является предоставление такой социальной услуги как социальное обслуживание на дому, в полустационарной или стационарной формах[248].

В этой сфере также возникают споры, которые вынуждены разрешать

суды.

Например, ОГБУ «Заволжскому дому-интернату для престарелых и инвалидов» Димитровским районным судом г. Костромы, оставленным без изменения судом второй инстанции, было отказано в расторжении договора об оказании платного стационарного социального обслуживания и выселении инвалида из жилого помещения в доме-интернате. Сторонами был заключен договор об оказании платного стационарного социального обслуживания. Ответчик не оплачивает оказываемые истцом услуги либо оплачивает их не в полном объеме, в связи с чем за ним образовалась задолженность. Районный суд, отказывая в удовлетворении требований истца, указал, что невнесение ответчиком платы за социальное обслуживание было обусловлено спором о размере оплаты, в настоящее время вступившее в законную силу решение суда о взыскании задолженности с инвалида принудительно исполняется и из пенсии ответчика ежемесячно удерживаются суммы в счет погашения долга. Интересно, что суд отметил, что к данным правоотношениям применяются положения п.1 ч.4 ст. 83 ЖК РФ и невнесение платы за пользование

специализированного жилого помещения должно иметь место в течение 6

256

месяцев подряд .

Признание лица инвалидом дает таким гражданам установленную законом возможность реабилитации и получение ряда социальных услуг.

Именно ради этого граждане и обращаются в суды с заявлениями об оспаривании актов судебно-медицинских экспертиз, которыми отказано в установлении группы инвалидности. Судебная практика характеризуется значительным числом таких споров, итогом которых в подавляющем большинстве случаев являются отказы судов в удовлетворении исковых требований заявителей.

Например, Смоленским областным судом оставлено без изменения решение суда первой инстанции, которым в удовлетворении требований отказано, так как нарушений установленного порядка проведения медико- социальной экспертизы при освидетельствовании истца не установлено, освидетельствование проведено в соответствии с требованиями действующего законодательства РФ, экспертный состав, проводивший судебную медико-социальную экспертизу, соответствовал требованиям закона. Истец обращался в суд с требованием о признании необоснованным не установление ему группы инвалидности, ссылаясь на нарушение закона при проведении спорной экспертизы .

Суд второй инстанции признал законным решение Новоузенского районного суда Саратовской области, которым в удовлетворении требований заявителя отказано. Истец обратился в бюро медико-социальной экспертизы с заявлением о проведении в отношении него экспертизы для установления группы инвалидности, но по результатам экспертизы инвалидность истцу установлена не была. Заявитель требовал признать незаконным это решение, возложить на государственный орган обязанность установить ему

256 См.: Апелляционное определение Костромского областного суда от 13 мая 2015 г. по делу № 33- 747/2015 // Документ официально опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс».

257 См.: Апелляционное определение Смоленского областного суда от 28 апреля 2015 г. по делу № 33-1285/2015 // Документ официально опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс».

инвалидность и взыскать компенсацию морального вреда. Судом в удовлетворении требований отказано, поскольку проведенной по делу судебной медико-социальной экспертизой не установлено оснований для

258

признания истца инвалидом .

Отказ заявителю в установлении группы инвалидности автоматически влечет отказ в предоставлении возможности получения им социальных услуг, набора социальных услуг, предусмотренных ст. 6.2 Закона о социальной помощи.

Вызывает сомнение формальное отношение Первомайского районного суда г. Ростов-на-Дону, оставленное без изменения судом второй инстанции, судебным постановлением которого заявление бывшего осужденного об установлении ему группы инвалидности и взыскании задолженности по пенсионным выплатам было разрешено. Осужденный, находясь в местах лишения свободы и имея заболевание, в связи с которым ему была установлена ІІ группа инвалидности, введенный, как следует из его заявления, в заблуждение сотрудниками исправительного учреждения об отсутствии необходимости проходить переосвидетельствование, был лишен возможности претендовать и отстаивать свое право на подтверждение группы инвалидности и получить дополнительные гарантии своих прав в соответствии с Законом о социальной защите инвалидов.

Обстоятельства дела таковы. Истец обратился в суд с требованием о назначении ему пенсии по инвалидности и взыскании задолженности. 31 октября 2011 г. он был признан инвалидом ІІ группы и ему была установлена пенсия. Инвалидность была установлена осужденному на один год с последующим переосвидетельствованием. Как указал заявитель в иске, в октябре 2012 г. сотрудники лечебно-исправительного учреждения (далее - ЛИУ) не направили истца на переосвидетельствование, тем самым истец был

258 См.: Апелляционное определение Саратовского областного суда от 11 февраля 2015 г. по делу № 33-722/2015 // Документ официально опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс».

лишен возможности самостоятельно пройти медико-социальную экспертизу. 14 июня 2012 г. истец поступил в ФКУ Лечебно-исправительное учреждение ГУФСИН России по Ростовской области, для лечения лиц, больных туберкулезом. После полученного лечения, проведенных обследований, 2 октября 2012 г. истцу был установлен определенный диагноз, и он был представлен на очередное переосвидетельствование.

Заключением медико-социальной экспертизы от 18 октября 2012 г. установленная ранее истцу ІІ группа инвалидности была снята и 30 декабря 2012 г. истец был направлен в исправительную колонию.

Решение медико-социальной экспертизы, которая проводилась заочно, осужденный не обжаловал, поскольку, как указал заявитель, ее решение и последствия такого решения, осужденному не разъяснялись.

Вызывает сомнение обоснованность освидетельствование осужденного без его очного обследования, поскольку согласно п. 23 Правил признания лица инвалидом, утвержденных постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 г. № 95 «О порядке и условиях признания лица инвалидом», медико-социальная экспертиза может проводиться в стационаре, где гражданин находится на лечении, или заочно по решению соответствующего бюро.

Приказом Минздравсоцразвития России и Минюста России от 17 октября 2005 г. № 640/190, утвержден Порядок организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу (далее - Порядок от 17 октября 2005 г. № 640/190), который регулирует вопросы, связанные с организацией медицинской помощи лицам, подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений, содержащимся под стражей в следственных изоляторах Федеральной службы исполнения наказаний, а также лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы. В соответствии с п. 318, 366, 370

259 БНА РФ. 2005. № 46.

Порядка от 17 октября 2005 г. № 640/190 к медицинским

противотуберкулезным организациям уголовно-исполнительной системы относятся лечебно-исправительные учреждения для содержания и лечения осужденных, больных туберкулезом. Освидетельствование

(переосвидетельствование) может проводиться как непосредственно в Учреждении, так и в бюро медико-социальной экспертизы по месту нахождения Учреждения на общих основаниях. Как следует из апелляционного определения Ростовского областного суда, условие об очном проведении освидетельствования инвалида выполнено не было .

По нашему мнению, проведение медико-социальной экспертизы заочно без осмотра гражданина (осужденного) на основании лишь документации, неразъяснение гражданину решения бюро и его последствий, приводит к нарушению конституционного права лица иметь социальное обеспечение по инвалидности, а значит, невозможности рассчитывать на получение социальных услуг.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: ГУСЕВ АЛЕКСЕИ ЮРЬЕВИЧ. СУДЕБНАЯ ЗАЩИТА ПРАВА РОССИЙСКИХ ГРАЖДАН НА СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2017Москва. 2017

Еще по теме § 2.4. Судебная защита прав граждан на получение социальных услуг:

- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -