<<
>>

§ 2.2. Рассмотрение судебных споров по защите прав инвалидов на социальное обеспечение

В предыдущем параграфе не была рассмотрена судебная практика, связанная с пенсионным обеспечением граждан России по инвалидности. Дело в том, что право на пенсию по инвалидности поставлено в зависимость от такого юридического факта как инвалидность (он входит в сложный юридический состав, лежащий в основе возникновения пенсионных правоотношений).

Как свидетельствует практика, жалобы граждан, имеющие отношение к пенсионному обеспечению по инвалидности, в большинстве своем вызваны отказом федеральных учреждений медико - социальной экспертизы (МСЭ) установить инвалидность или недовольством группой инвалидности, определенной МСЭ. Особенностью рассмотрения таких споров является то, что судебным органам приходится вторгаться в сферу медицинской деятельности, которая не входит в предмет права социального обеспечения. В то же время факт инвалидности важен не только для назначения пенсии - он принимается во внимание при реализации и многих иных прав инвалидов в сфере социального обеспечения.

Как следует из ст. 72 Конституции РФ, социальное обеспечение является составной частью боле широкого понятия «социальная защита». Вполне естественно, что как в международных документах, так и в российском законодательстве применительно к инвалидам речь идет о социальной защите, поскольку она охватывает все стороны их жизнедеятельности. Это очень важно, поскольку статистические данные свидетельствуют о росте числа инвалидов среди трудоспособного населения.

189

Так, в России количество инвалидов ежегодно увеличивается на 8 - 9% . По

данным одних прогнозов, численность инвалидов в России в 2016 г. может составить до 24,1 млн. человек. По другим расчетам, учитывающим убыль численности населения и рост числа инвалидов, в 2016 г. в России будут проживать 135,2 млн. чел., из которых 21,1 млн. (15,6%) - нетрудоспособные граждане[188] [189]. По данным Минтруда России, численность лиц, состоящих на учете и получающих пенсию по инвалидности в системе Пенсионного фонда РФ в 2014 г. составила 12 550 млн. граждан (1,5 миллиона чел. - инвалиды 1 группы, 6,4 млн. чел. - 2 группы, 4,2 миллиона чел. - 3 группы, 590 тысяч детей - инвалидов)[190].

Социальная защита инвалидов - одно из важных направлений государственной политики РФ. В законодательстве РФ она представлена как система гарантированных государством экономических, правовых мер и мер социальной поддержки, обеспечивающих инвалидам условия для преодоления ограничений жизнедеятельности и направленных на создание им равных с другими гражданами возможностей участия в жизни общества.

Меры правового характера в системе социальной защиты инвалидов направлены на создание инвалидам возможностей для нормальной жизнедеятельности, в том числе для реализации предоставленного Конституцией РФ всем гражданам страны права на труд, на социальное обеспечение, на охрану здоровья и др.

Так, в ст. 2-4, 8 Конвенции МОТ № 159 о профессиональной реабилитации и занятости инвалидов (1983 г.), обращено внимание на необходимость учитывать принцип равенства возможностей инвалидов и трудящихся в целом, в том числе мужчин и женщин. Особое внимание уделено организации и оценке служб профессиональной ориентации, профессионального обучения, трудоустройства, занятости.

В Стандартных правилах обеспечения равных возможностей для инвалидов, принятых Генеральной Ассамблеи ООН 20 декабря 1993 г., подчеркивается, что инвалиды и их организации являются полноправными партнерами в обществе.

Основополагающим международным актом в рассматриваемой сфере можно назвать Конвенцию о правах инвалидов, принятую Генеральной Ассамблеей ООН 13 декабря 2006 г. В ней провозглашено право инвалидов на жизнь, образование, труд, на наиболее достижимый уровень здоровья, доступ ко всем видам услуг, равенство со всеми другими гражданами перед законом и доступ к правосудию и т.д. (ст. 5, 10, 12, 13, 23-25, 27, 28 и др.).

Федеральным законом от 1 декабря 2014 г. № 419-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов» которым ратифицирована Россией данная Конвенция, были внесены изменения в 25 законодательных актов РФ[191] [192] [193].

Среди основных российских нормативных правовых актов,

предусматривающих права инвалидов, следует выделить ТК РФ, который устанавливает для инвалидов определенные гарантии в сфере труда (ст. 96, 99, 128 и др.).

В Законе о социальной помощи речь идет о социальных услугах, предоставляемых инвалидам различных категорий, включая инвалидов войны, детей-инвалидов (ст. 6.2, 12.1 и др.).

Инвалидам войны особое внимание уделено в Законе о ветеранах. Например, они имеют: льготы по пенсионному обеспечению, при

улучшении жилищных условий и установке квартирного телефона, оплате жилой площади и оплате коммунальных услуг; право на получение медицинской помощи в медицинских организациях, к которым были прикреплены в период работы до выхода на пенсию, профессиональное обучение.

Закон о социальной защите инвалидов гарантирует данной категории граждан России (помимо того, о чем уже было сказано выше) оказание квалифицированной медицинской помощи, обеспечение беспрепятственного доступа к информации, к объектам социальной инфраструктуры, ежемесячные денежные выплаты, социально-бытовое обслуживание (ст. 9 -

11. 1, 13 - 15, 17, 28 - 28.1).

Как видно даже из перечисленного выше, законодательство РФ предусматривает широкие возможности для обеспечения нормальной жизнедеятельности лиц, имеющих стойкую утрату трудоспособности, но, к сожалению, далеко не всегда оно определяет конкретный механизм реализации этих возможностей. На проблемы, связанные с реализацией прав инвалидов, обращали внимание российские ученые.

Например, М.П. Левицкая указывала на необходимость осуществления отраслевой кодификации нормативных актов, регулирующих вопросы социального обеспечения инвалидов, в форме свода законов об инвалидах[194]. И.Н. Ясырева обосновывала необходимость разработки и принятия Федерального закона «О комплексной реабилитации инвалидов», который позволял бы объединить обширный правовой материал в этой области. Автор указывала на отсутствие надлежащего учета состояния и структуры инвалидности: учет инвалидов осуществляется не как лиц, имеющих инвалидность, а как получателей социальных выплат, отсутствуют показатели, свидетельствующие о создании необходимых условий для интеграции инвалидов в общество, данные о реальных результатах самого процесса комплексной реабилитации[195] [196].

Р.Н. Жаворонков верно отметил недостаточную эффективность основных форм содействия государством занятости инвалидам, не соответствующее достойному уровню их жизни социальное обеспечение, отсутствие правовых механизмов реализации норм российского законодательства о запрете дискриминации по признаку инвалидности, отсутствие законодательного определения таких понятий, как «дискриминация» и «абилитация», закрепленных в Конвенции о правах

197

инвалидов .

Надо отметить, что со вступлением с 1 января 2016 г. изменений в Закон о социальной защите инвалидов устраняется ряд недостатков социальной защиты данной категории граждан, на которые указывали ученые.

Так, в ст. 9 Закона о социальной защите инвалидов вводится понятие абилитации. Теперь законодательно установлено, что абилитация представляет собой систему и процесс формирования отсутствовавших у инвалидов способностей к бытовой, общественной, профессиональной и иной деятельности.

В ст. 3.1 Закона дается определение недопустимости дискриминации по признаку инвалидности, а ст. 5.1 устанавливает необходимость принятия Федерального реестра инвалидов.

Начиная с 2016 г., федеральные учреждения медико-социальной экспертизы должны будут направлять выписки из индивидуальной программы реабилитации или абилитации инвалидов в соответствующие органы исполнительной власти, органы местного самоуправления, организации независимо от их организационно-правовых форм, на которые возложено проведение мероприятий, предусмотренных индивидуальной программой реабилитации или абилитации инвалида. В свою очередь, в федеральные учреждения медико-социальной экспертизы указанным органам и организациям необходимо будет предоставлять информацию об исполнении возложенных на них индивидуальной программой реабилиции или абилитации инвалида мероприятий.

Ст. 21 Закона о социальной защите инвалидов устанавливает такую меру их социальной защиты, как установление им квоты при приеме на работу: работодателям, численность работников которых превышает 100 человек, законодательством субъекта РФ устанавливается квота для приема на работу инвалидов в размере от 2 до 4 % среднесписочной численности работников. Работодателям, численность работников которых составляет не менее чем 35 человек и не более чем 100 человек, законодательством субъекта РФ может устанавливаться квота для приема на работу инвалидов в размере не выше 3 % среднесписочной численности работников.

Так, в г. Москве в соответствии со ст. 3 Закона города Москвы от 22 декабря 2004 г. № 90 «О квотировании рабочих мест» работодателям, осуществляющим деятельность на территории города Москвы, у которых среднесписочная численность работников составляет более 100 человек, устанавливается квота в размере 4 % от среднесписочной численности работников: 2 % - для трудоустройства инвалидов и 2 % - для

трудоустройства категорий молодежи. Ст. 3 Закона Омской области от 21 июля 2009 г. № 1174-ОЗ «О квотировании рабочих мест в Омской области»[197] [198] устанавливает, что квота для приема на работу инвалидов устанавливается в размере от 2 до 4 % среднесписочной численности работников у работодателя, численность работников которого превышает 100 человек. Квота для приема на работу инвалидов устанавливается в размере не выше 3 % среднесписочной численности работников у работодателя, численность работников которого составляет не менее чем 50 человек и не более чем 100 человек.

Но, в основном, субъекты РФ в законах, регулирующих квотирование рабочих мест, воспринимают положения ст. 21 Закона о социальной защите инвалидов.

На неэффективность в настоящее время в России данной меры социальной защиты инвалидов указывал Р.Н. Жаворонков, отмечая необходимость совершенствования законодательства в этой сфере и

целесообразность существования системы квотирования одновременно с

200

развивающимся антидискриминационным законодательством .

В целом, не оспаривая изложенные выводы Р.Н. Жаворонкова о совершенствовании законодательства РФ в этой сфере, следует отметить, что анализ статистических сведений показывает важность и действенность установления квот для инвалидов при приеме их на работу.

В 2011 г. расходы организаций по созданию рабочих мест для инвалидов в счет установленной квоты компенсировались из федерального бюджета. Размер выплат работодателям из федерального бюджета на оснащение оборудованием рабочего места составил 50 000 руб. на отдельного работника. За период с января по декабрь 2011 г. трудоустроено

на оснащенные специальным оборудованием рабочие места 10 730

201

инвалидов .

По данным Государственного комитета по занятости населения Республики Хакасия в 2016 г. квота для трудоустройства инвалидов установлена 599 работодателям Республики на 1155 рабочих мест .

Сегодня политика государства в сфере обеспечения занятости населения состоит в том, чтобы заинтересовать работодателей в создании [199] [200] [201]

рабочих мест для инвалидов. По мнению Д.А. Медведева, неприемлемой является ситуация (имеющая место в настоящее время), когда из числа общего числа инвалидов трудоспособного возраста работает только одна

203

треть

Правительством РФ 20 декабря 2014 г. было принято постановление №1432[202] [203] [204] (далее - Постановление), утвердившее Правила предоставления и распределения в 2015 г. субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на реализацию дополнительных мероприятий в сфере занятости населения в рамках подпрограммы «Активная политика занятости населения и социальная поддержка безработных граждан» государственной программы Российской Федерации «Содействие занятости населения». В п. 3 Постановления указано на продолжение в 2015 и 2016 г.г. дополнительных мероприятий для беспрепятственного доступа инвалидов к рабочим местам.

Опираясь на научные выводы Г.С. Скачковой , следует отметить, что инвалиды, также как и другие граждане, осуществляющие трудовую деятельность, включены в процесс общественной организации труда и, по нашему мнению, весьма важное значение в вопросе полноценного включения лиц с ограниченными возможностями в данный процесс играет дальнейшее расширение дифференциации норм трудового законодательства РФ, регулирующих труд инвалидов.

Суды встают на защиту прав инвалидов при рассмотрении ими обращений лиц с ограниченными возможностями об обязании работодателей установить квоты при приеме на работу.

Например, ООО «Авиакомпания «ВИМ-АВИА» решением Дорогомиловского районного суда г. Москвы[205] по иску прокурора была обязана к обеспечению выполнения квоты для трудоустройств инвалидов путем создания или выделения рабочих мест в количестве не менее 10 таких мест.

Аналогичное решение об удовлетворении требования прокурора об обязании организации выполнения квоты для трудоустройства инвалидов вынесено Эжвинским районным судом г. Сыктывкара[206].

Хотя установление квот в отдельных случаях связано с трудоустройством инвалидов на неквалифицированную и, как правило, низкооплачиваемую работу, о чем справедливо указывает Р.Н. Жаворонков, тем не менее, учитывая низкое пенсионное обеспечение инвалидов, не обеспечивающее им достойный уровень жизни, такой трудовой доход является безусловной финансовой поддержкой лиц с ограниченными возможностями в сложных экономических условиях современной России.

А если принять во внимание гарантии трудовых прав инвалидов, установленные ТК РФ (сокращенная рабочая неделя, при которой оплата их труда осуществляется как при полной, предоставление дополнительных отпусков, запрет их работы в ночное время, невозможность привлечения инвалидов к сверхурочным работы, обязанность предоставить отпуск без сохранения заработной платы сроком до 60 календарных дней и др.), которые материально не выгодны работодателю, последние не заинтересованы в трудоустройстве лиц с ограниченными возможностями, то установление квот для приема на работу инвалидов является, несомненно, эффективной мерой их социальной защиты.

Возврат к взысканию с работодателя обязательных платежей (имело место до 2004 г.), что предлагает Р.Н. Жаворонков, никак не решает вопрос обеспечения занятости инвалидов, поэтому, на наш взгляд, квотирование рабочих мест должно быть сохранено.

В подтверждение наших доводов об эффективности установления квот для приема на работу инвалидов, следует отметить, что ст. 27 Конвенции о правах инвалидов от 13 декабря 2006 г., запрещая дискриминацию по признаку инвалидности, требует от государств-участников обеспечения их трудовых прав наравне с другими гражданами.

Не получив разрешения своих проблем в учреждениях государственной власти и управления, инвалидам приходится обращаться за судебной защитой своих прав.

Анализ судебной практики дает основания утверждать, что помимо претензий к медико-социальной экспертизе, устанавливающей инвалидность, граждане, имеющие стойкую утрату трудоспособности, жалуются на необеспечение их техническими средствами, уровень и качество оказания им квалифицированной медицинской помощи, непредоставление путевок на санаторно-курортное лечение и лекарственных препаратов.

Рассмотрим примеры из судебной практики, касающихся споров о причинах инвалидности, влияющих на размеры различных выплат по социальному обеспечению.

Судебная практика, разрешая споры о причинах инвалидности, идет по пути признания причиной инвалидности радиационное воздействие даже в случае его получения на ядерной установке. Так, работник, будучи старшим научным сотрудником отдела радиологической аппаратуры Всесоюзного НИИ медицинского приборостроения, пострадал в результате несчастного случая, происшедшего с ним в рабочее время из-за неисправности аппарата на ядерной (кобальтовой) установке «Луч». Это повлекло за собой развитие локальной формы лучевой болезни. Данное заболевание привело к инвалидности, установленной в 1990 г. Согласно заключению Межведомственного специализированного экспертного совета от 26 сентября 1995 г. основное заболевание старшего научного сотрудника, локальная форма острой лучевой болезни, было связано с воздействием ионизирующей радиации, повлекшей за собой облучение. Вместе с тем органами медико - социальной экспертизы причиной инвалидности было признано трудовое увечье.

Учитывая, что связь инвалидности с радиационным воздействием на организм повышает уровень социальной защиты, работник, обратившись в суд, просил обязать органы медико-социальной экспертизы изменить причину его инвалидности.

По мнению органов медико-социальной экспертизы, Закон РФ от 15 мая 1991 г. № 1244-1 на данный несчастный случай не распространяется, поскольку учреждение, в котором он произошел, нельзя отнести к атомным объектам гражданского или военного назначения.

Московский городской суд пришел к противоположному выводу и жалобу старшего научного сотрудника удовлетворил, признав, что причина инвалидности работника связана с последствиями радиационных воздействий. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, рассмотрев кассационную жалобу Главного бюро МСЭ г. Москвы, не нашла оснований для ее удовлетворения. Верховный Суд РФ подтвердил, что в случае радиационных аварий в целях применения норм Закона от 15 мая 1991 г. №1244-1 к атомным объектам гражданского назначения могут быть

отнесены не только атомные производства, но и отдельные ядерные

208

установки .

Другой пример касается предоставления социального обеспечения инвалидам вследствие военной травмы. Л. проходил военную службу по призыву в Демократической Республике Афганистан (1981-1982 гг.), где получил военную травму. Впоследствии Л. служил в органах внутренних дел [207] и был уволен со службы по болезни. В 2002 г. ему была установлена 2 группа инвалидности вследствие военной травмы, полученной при исполнении обязанностей военной службы.

В марте 2012 г. Л. обратился в Управление МВД России по Курской области с заявлением о выплате ему ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью, установленной ч. 13 ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. № 306-ФЗ «О денежном

209

довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» (далее - также Закон о денежном довольствии военнослужащих), однако получил отказ.

Суды общей юрисдикции, куда обращался Л., отказали в удовлетворении его исковых требований на том основании, что истец уже является получателем аналогичной компенсации на основании Закона от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 в виде увеличения на 250 % расчетного размера пенсии, а потому в силу ч. 15 ст. 3 Закона о денежном довольствии военнослужащих выплата денежной компенсации, предусмотренной п. 2 ч. 13 ст. 3, производиться не может.

Конституционный Суд РФ, куда обратился Л., исследовав доводы жалобы, проверив закон на его соответствие Конституции РФ, в своем Постановлении от 19 мая 2014 г. № 15-П , защитил права Л., указав, что

увеличение пенсии за выслугу лет и ежемесячная денежная компенсация в связи с инвалидностью вследствие военной травмы различаются по своей правовой природе и целевому назначению и не могут рассматриваться как аналогичные выплаты, осуществляемые в системе социальной защиты по одному основанию. Действующее правовое регулирование в его истолковании правоприменительной практикой приводит к необоснованным различиям в объеме социальных прав таких граждан в зависимости от того, какую профессиональную деятельность осуществлял гражданин после [208] [209]

получения военной травмы и увольнения с военной службы. Такая дифференциация несовместима с конституционным принципом равенства.

Однако вопреки требованиям Конституционного Суда РФ федеральный законодатель до настоящего времени не внес в действующее законодательство РФ изменения, направленные на обеспечение выплаты указанным лицам ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной ч. 13 ст. 3 рассматриваемого Закона.

Уполномоченный по правам человека в России в одном из своих докладов обратил внимание на дефекты правотворчества при установлении инвалидности детям с синдромом Дауна .

Синдром Дауна не включен в действующий Перечень заболеваний, дефектов, необратимых морфологических изменений, нарушений функций органов и систем организма , при которых группа инвалидности (без указания срока переосвидетельствования) устанавливается детям не позднее чем через два года после первичного признания их инвалидами (установления категории «ребенок-инвалид»). Инвалидность детям с синдромом Дауна устанавливается не при рождении, а чаще всего по достижении ими трех лет. Первичную инвалидность дают на один год с дальнейшим переосвидетельствованием, оформление и прохождение которого требует от родителей ребенка немалых испытаний. Заболевание у ребенка останется, поэтому результат дальнейшего переосвидетельствования известен заранее.

Следует обратить внимание также на пункт 23 Перечня, в котором приведены такие дефекты и деформации нижней конечности как ампутация области тазобедренного сустава, экзартикуляция бедра, культи бедра, голени, отсутствие стопы. Эти дефекты влекут установление группы инвалидности без указания срока переосвидетельствования. Вместе с тем такой дефект как [210] [211] отсутствие пальцев стопы в нем не поименован, в связи с чем соответствующая группа инвалидности устанавливается таким лицам временно: либо на два года (1 группа), либо на 1 год (вторая, либо третья группы). Очевидно, что утраченные пальцы стопы не восстановить. В то же время пункт 22 Перечня указывает на такой дефект верхней конечности как отсутствие трех пальцев кисти, включая первый.

Конституционный Суд РФ отказал инвалиду в принятии жалобы к рассмотрению лишь по формальным основаниям, так как она не отвечала требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» .

Вместе с тем, учитывая неизлечимость синдрома Дауна, необратимость отсутствия пальцев стопы, а также принимая во внимание положения ст. 7 Конституции РФ, представляется необходимым дополнить пункт 5 рассматриваемого Перечня указанием на синдром Дауна, а в п.23 включить такой дефект нижней конечности как отсутствие пальцев стопы.

В ст. 9 Конвенции о правах инвалидов, а также в ст.15 Закона о социальной защите инвалидов обращается внимание на необходимость обеспечить инвалидам беспрепятственный доступ к объектам социальной инженерной и транспортной инфраструктур[212] [213].

За 20 лет с момента вступления Закона о социальной защите инвалидов в силу немало зданий возведено и принято в эксплуатацию без всяких пандусов. В настоящее время при входе в административные здания пандусы уже стали появляться, но в многоквартирных жилых домах, в которых проживают собственники квартир, с оборудованием пандусов возникают трудности. Причина в том, что в соответствии с ч. 2 ст. 36 Жилищного кодекса РФ собственники помещений в многоквартирном доме владеют, пользуются и распоряжаются общим имуществом своего дома. Вопрос установки пандуса должен решаться на общем собрании собственников. Согласия на установку пандуса собственники обычно не дают, действуя при этом в соответствии с законом. Налицо противоречие между нормами Закона о социальной защите инвалидов и Жилищного кодекса РФ[214] [215](далее - ЖК РФ).

До настоящего времени пробел в правовом регулировании указанных

216

правоотношений не устранен .

Возникновение указанной проблемы связано еще и с тем, что компетенция органов местного самоуправления в защите прав инвалидов Законом об инвалидах четко не определена. Федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного

самоуправления в Российской Федерации» устанавливает лишь право органов местного самоуправления на оказание поддержки общественным объединениям инвалидов, а также организациям, созданным

общероссийскими общественными объединениями инвалидов.

Вместе с тем в ст. 15 Закона о социальной защите инвалидов органы местного самоуправления должны создавать условия в реализации прав инвалидов (обеспечивать их беспрепятственный доступ к объектам социальной инфраструктуры, беспрепятственного пользования транспортом и т.д.).

Для разрешения законодательного противоречия, связанного с возможностью установки пандусов, считаем возможным законодательно предусмотреть принятие органами местного самоуправления решений об установке пандусов в многоквартирных домах, для чего следует внести следующие изменения в Жилищный кодекс РФ:

дополнить ч. 4 ст. 36 ЖК РФ положением о том, что «установка пандусов в многоквартирном жилом доме допускается по решению органа местного самоуправления»;

подпункт 1 ч. 2 ст. 44 ЖК РФ дополнить следующим: «решение об установке пандусов в многоквартирном жилом доме допускается также по решению органа местного самоуправления».

Представляется необходимым отнести к компетенции органов местного самоуправления обязанность обеспечения доступности для инвалидов среды жизнедеятельности, для чего ввести в Закон о социальной защите инвалидов новую ст. 5.2 «Участие органов местного самоуправления в обеспечении социальной защиты и социальной поддержки инвалидов», где предусмотреть, что «органы местного самоуправления в области социальной защиты и социальной поддержки инвалидов обязаны в соответствии с настоящим Федеральным законом обеспечивать доступность для инвалидов среды жизнедеятельности», закрепив среди полномочий органов местного самоуправления право осуществления за счет средств бюджета органа местного самоуправления деятельности по обеспечению доступной среды жизнедеятельности для инвалидов.

Инвалиды в соответствии со ст. 11 и 11.1 Закона о социальной защите инвалидов обеспечиваются техническими средствами реабилитации. Если инвалид приобрел самостоятельно техническое средство реабилитации или оплатил услугу за собственный счет, ему выплачивается компенсация в размере стоимости приобретенного технического средства реабилитации или оказанной услуги.

К судебной форме защиты своих прав инвалиды в подобных случаях обращаются, когда не могут получить компенсацию понесенных ими затрат.

Так, определением Белгородского областного суда от 4 февраля 2014 г. №33-437/2014 оставлено без изменения решение Старооскольского городского суда, которым с Белгородского регионального отделения Фонда социального страхования РФ в пользу ребенка - инвалида была взыскана полная компенсация за приобретенное за счет собственных средств семьи техническое средство реабилитации. Необходимость предоставления его ребенку - инвалиду была определена индивидуальной программой реабилитации. Денежная компенсация региональным отделением Фонда социального страхования РФ была выплачена в значительно меньшей сумме по сравнению с реально потраченными денежными средствами на приобретение технического средства реабилитации.

Оставляя в силе решение суда первой инстанции, областной суд руководствовался п. 4 Порядка выплаты компенсации за самостоятельно приобретенное инвалидом техническое средство реабилитации и (или) оказанную услугу, включая порядок определения ее размера и порядок информирования граждан о размере указанной компенсации»,

утвержденного приказом Минздравсоцразвития России от 31 января 2011 г. № 57н[216].

В судебном заседании было установлено: заказы на поставку требуемых ребенку-инвалиду средств реабилитации ответчиком не размещались, аукцион не проводился, в связи с чем при определении размера компенсации ответчик исходил из результатов последних электронных торгов, проведенных Владимирским региональным отделением Фонда социального страхования РФ. Вместе с тем, последним торги проводились не в отношении того технического средства реабилитации, которое было приобретено для ребенка-инвалида, а в отношении другого технического средства.

Сказанное выше свидетельствует, что действующие правовые нормы не гарантируют того, что в будущем подобная ситуация не повторится, а значит, что реальная стоимость технических средств или услуг окажется значительно заниженной (либо завышенной) по сравнению с реально понесёнными расходами инвалида (его семьи) на их приобретение.

Следует согласиться с предложением Э.А. Панфиловой о целесообразности формирования единого реестра инвалидов, нуждающихся

в получении технических средств реабилитации, либо оказании необходимых

218

для реабилитации услуг .

Такое предложение, подтвержденное судебной практикой, было воспринято органами исполнительной власти. 16 июля 2016 г. Правительством РФ принято постановление № 674 «О формировании и ведении федерального реестра инвалидов и об использовании содержащихся в нем сведений»[217] [218], в п. 2 которого закреплено, что реестр ведется в целях учета сведений об инвалидах, в том числе о детях-инвалидах, включая сведения о группе инвалидности, об ограничениях жизнедеятельности, о нарушенных функциях организма и степени утраты профессиональной трудоспособности инвалида, о проводимых реабилитационных или абилитационных мероприятиях, производимых денежных выплатах инвалиду и об иных мерах социальной защиты.

Вместе с тем указанное постановление Правительства РФ не предусматривает аккумулирование сведений о рыночной стоимости технических средств, в которых нуждаются инвалиды. Такие сведения необходимы для компенсации затрат лиц с ограниченными возможностями в случае приобретения таких средств ими самостоятельно. Поэтому, по нашему мнению, Правительству РФ целесообразно разработать ежегодно обновляемый единый реестр технических средств, в котором содержались бы сведения о стоимости технических средств для инвалидов. Это давало бы возможность региональным отделениям Фонда социального страхования РФ полностью компенсировать затраты инвалидов на приобретение технического средства реабилитации, уменьшило бы поток их жалоб в различные инстанции.

Р.Н. Жаворонков обратил внимание на проблему отсутствия эффективного правового механизма обеспечения инвалидов бесплатными медицинским обслуживанием и льготным обеспечением лекарственными средствами, основной причиной которого, по его мнению, является тенденция децентрализации правового регулирования указанного вида социального обеспечения инвалидов[219] [220].

Это действительно так, поскольку в силу п. 10, 14 ч. 1 ст. 16 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» именно к полномочиям органов государственной власти субъектов РФ в сфере здоровья относятся организация обеспечения инвалидов лекарственными препаратами и специализированными

продуктами лечебного питания.

Право инвалидов на получение государственной помощи в виде набора социальных услуг, в том числе, на обеспечение в соответствии со стандартами медицинской помощи по рецептам врача необходимыми лекарственными препаратами установлено ст. 6.1, 6.2 Закона о социальной помощи.

В соответствии с п. 2.7 Порядка предоставления набора социальных услуг отдельным категориям граждан, утвержденного приказом

Минздравсоцразвития России от 29 декабря 2004 г. № 328 (далее -

Порядок), в случае временного отсутствия лекарственных препаратов, изделий медицинского назначения и специализированных продуктов лечебного питания для детей-инвалидов, необходимых гражданину, аптечное учреждение организует в течение 10 рабочих дней с даты обращения его отсроченное обслуживание или осуществляет отпуск аналогичного лекарственного препарата, предусмотренного Перечнем лекарственных препаратов, взамен выписанного или иного лекарственного препарата по вновь выписанному рецепту.

Судам очень часто приходится сталкиваться с обращениями граждан о нарушении их права, связанного с бесплатным предоставлением лекарственных средств. В подавляющем большинстве случаев судьи принимают решения о денежной компенсации собственных расходов истцов - инвалидов, затраченных ими на приобретение лекарственных препаратов.

Так, апелляционным определением Челябинского областного суда от 13 апреля 2015 г. в пользу инвалида К. взыскана денежная компенсация за приобретенный лекарственный препарат. Из решения суда следует, что К. обратился в суд с иском к Министерству здравоохранения Челябинской области, отказавшему инвалиду в компенсации его расходов на приобретение лекарственных препаратов. В связи с имеющимся заболеванием К. нуждался в проведении цитостатической терапии препаратом «Ц. А Сандиммун Неорал», что установлено врачебной комиссией. Рецепт на получение лекарственного препарата истцу выписан 19 февраля 2014 г. В соответствии с данным рецептом 24 февраля 2014 г. на имя К. в аптеку № 70 г. Озерска был отгружен лекарственный препарат «Ц. А Панимун Биорал», который не соответствует назначенному инвалиду препарату для лечения. Лекарственный препарат «Ц. А Сандиммун Неорал» приобретался истцом за счет собственных средств 11 раз в период с 1 октября 2013 г. по 5 сентября 2014 г222 и др.

Аналогичные решение были вынесены в пользу истцов-инвалидов, которым были компенсированы денежные затраты на приобретение отсутствовавших в аптечном учреждении лекарственных препаратов, Ленинским районным судом г. Владивостока, Приморским краевым судом по делу № 33-2572[221] [222] [223].

Такая судебная практика подтверждена Верховным Судом РФ в Определении от 24 декабря 2009 г , в котором признано обоснованным взыскание с фармацевтической организации денежных средств на возмещение расходов, произведенных истцом-инвалидом в связи с приобретением необходимых ему для лечения лекарственных средств, приобретенных им за свой счет и не возмещенных ответчиком.

Лекарственные средства, которые могут получать инвалиды бесплатно, в большинстве случаев являются жизненно важными, зачастую отсроченное их предоставление (даже до 10 рабочих дней) влечет ухудшение здоровья инвалидов, возможны тяжкие последствия для здоровья, что требует исправления существующей ситуации. При этом обращение в суд и получение положительного судебного решения для инвалида, которым истцу присуждается денежное взыскание - дело, требующее значительных временных затрат (до 1 года), не говоря уже об исполнении этого решения.

Приведенные примеры судебных решений свидетельствуют о целесообразности установления в п. 2.7 Порядка от 29 декабря 2004 г. правила, которым бы закреплялось право инвалидов, приобретших за свой счет лекарственное средство, необходимое им в соответствии с рецептом врача бесплатно и отсутствовавшее при обращении в аптечном учреждении, обращаться в органы социального обеспечения населения с заявлением о полной денежной компенсации им затрат, связанных с приобретением такого лекарственного препарата.

Это позволит, с одной стороны, соблюсти положения п. «f» ст. 25 Конвенции о правах инвалидов, устанавливающей запрет дискриминационного отказа инвалиду в здравоохранении или услугах в этой области, а с другой, позволит инвалидам быть уверенными в том, что при покупке ими за свой счет жизненно необходимых им лекарственных препаратов, такие расходы будут компенсированы государством.

Подобные правила о возмещении понесенных инвалидами расходов в полном объеме в соответствии с представленными ими платежными документами следовало бы распространить и на случаи необеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации бесплатно в соответствии с медицинскими показаниями. Указанные изменения следует внести в п. 4 Порядка выплаты компенсации за самостоятельно приобретенное инвалидом техническое средство реабилитации и (или) оказанную услугу, включая порядок определения ее размера и порядок информирования граждан о размере указанной компенсации», утвержденного приказом Минздравсоцразвития России от 31 января 2011 г. № 57н.

Законодательная основа для такого правила должна быть установлена в Законе о социальной защите инвалидов.

<< | >>
Источник: ГУСЕВ АЛЕКСЕИ ЮРЬЕВИЧ. СУДЕБНАЯ ЗАЩИТА ПРАВА РОССИЙСКИХ ГРАЖДАН НА СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2017Москва. 2017

Еще по теме § 2.2. Рассмотрение судебных споров по защите прав инвалидов на социальное обеспечение:

  1. 3. Право на пользование благами социального обеспечения
  2. Общая характеристика споров о защите прав потребителей
  3. § 2. Социальное право и право социального обеспечения: соотношение норм и функционального назначения
  4. Развитие цивилистической доктрины о защите прав потребителей.
  5. 1.2. Европейские стандарты и судебная практика по защите права на объединение
  6. 3.1. Совершенствование механизма применения законодательства о судебной защите прав субъектов инвестиционной деятельности
  7. 2.3. Обеспечение равенства прав инвалидов в законодательстве и правоприменительной практике
  8. § 4. Выполнение Доминиканской Республикой международных обязательств по защите прав инвалидов
  9. Оглавление
  10. Введение
  11. ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЕ ПРАВА ГРАЖДАН НА СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ
  12. §1.1. Конституционное право на социальное обеспечение: понятие и содержание
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -