<<
>>

Становление института признания и исполнения иностранных судебных решений на территории современного Таджикистана

Подробное исследование вопросов, связанных с признанием и исполнением иностранных судебных решений по семейным делам в Республике Таджикистан, требует непосредственного обращения к историческим корням рассматриваемой проблемы, поскольку зачастую отдельные нюансы того или иного вопроса могут быть поняты и окончательно осмыслены лишь при изучении их в контексте с историческими предпосылками развития.

Так, В.М. Пушкарева, говоря о тесной связи истории и современности, отмечает: «Если настоящее непонятно без истории, то история не актуальна без настоящего»[66]. Таким образом, в юридической литературе не зря делается указание на то, что теоретическое и прикладное решение проблем

67

современности является развитием выводов науки прошлого .

Именно поэтому, на наш взгляд, одним из необходимых этапов исследования правового регулирования признания и исполнения иностранных судебных решений по семейным делам в Республике Таджикистан является изучение исторического аспекта данного вопроса. Зачатки формирования вышеуказанного института берут свое начало еще в далеком средневековье.

Существует мнение, что уважительное отношение к иностранным судебным решениям было вообще неприемлемым для средневековой эпохи, в которой действовали решения феодальных юрисдикций[67] [68] [69]. Однако такая точка зрения является спорной, поскольку в литературе встречается высказывание, согласно которому в средние века решения иностранных судов признавались как само собой разумеющееся в тех случаях, когда могли быть доказуемы. И только с появлением территориальной государственности представления о независимости и суверенитете повлекли следом за собой

69

отказ в признании и исполнении актов иностранного государства .

На наш взгляд, ни одна из указанных точек зрения не представляется окончательно достоверной, поскольку, во-первых, даже феодальной юрисдикции не было чуждо уважение к законодательству иностранных государств, во-вторых, именно возникновение территориальной

государственности явилось стимулом для развития института признания и исполнения иностранных судебных решений в мире.

Что касается вопросов становления данного института применительно непосредственно к Таджикистану, то для их разрешения следует для начала определить уровень развития семейно-брачного законодательства и судебной системы на тот или иной период времени. Так, если говорить о развитии судебной системы на

территории исторического Таджикистана, то следует отметить, что ее возникновение уходит своими корнями в далекое прошлое. Разбирательства по семейным делам, в свою очередь, берут начало со времен, когда родоплеменные отношения древних человеческих предков были

преобразованы в семейные. Так, к примеру, И.Б. Буриев, анализируя точку зрения А.Г. Халикова в своей работе, посвященной истории государства и права Таджикистана, отмечает на наличие сведений о том, что во времена Авесты для ведения судебных споров назначались специально подготовленные для этого лица, выполняющие роль судей. Более того, Авеста называет отдельные виды судебных процессов, разграничивая деятельность судей по специфике рассматриваемых ими дел[70] [71]. Тем не менее, в указанный период судебный процесс все же оставался

несистематизированным.

Но уже в 522 г., при правлении Дария Великого, для управления делами правосудия было создано специальное Министерство правосудия, которое осуществляло свою деятельность под руководством Доддабира , регулирующего организацию судебных органов Ахеминидской империи. В целях вершения правосудия были созданы специальные дома. Сборники же законов находились в храмах огня, в которых заключались браки. Правосудие того периода осуществлялось на основании обычаев, приказов и законодательств Ахеминидской империи, а также на основании правовых норм Авесты[72]. Таким образом, можно констатировать, что судебные дела могли решаться как на основе позитивного права, так и опираясь на нормы действующих местных обычаев, причем указанные источники правосудия являлись не взаимоисключающими, а взаимодополняющими друг друга.

Вынесение решения на основании любых из вышеперечисленных норм признавалось законным со стороны государства, что, несомненно, является доказательством взаимоуважения между государственными органами, признающими и принимающими местные обычаи населения, и жителями страны, уважающими законодательство империи.

Думается, что такое положение вещей постепенно начало создавать почву для формирования института признания и исполнения иностранных судебных решений. Однако в данном случае речь идет всего лишь о предпосылках становления вышеуказанного института. Говорить о признании решений по семейным делам, вынесенным иностранными судами, в полном смысле данного слова применительно к законодательной системе исторического Таджикистана того периода представляется затруднительным ввиду отсутствия каких-либо достоверных сведений.

Дальнейшее развитие институт признания и исполнения иностранных судебных решений получил во второй половине XIX века, что связано с присоединением Средней Азии к России и распространением на ее территории имперского законодательства. Это обусловлено тем, что в период присоединения Средней Азии к России в Северном Таджикистане, являвшемся на тот момент составной частью Туркестанского генерал- губернаторства Российской империи, как отмечает Ф.Т. Тахиров, имела место тройственность в праве. На данной территории действовали: 1.Имперское законодательство; 2). Мусульманское право; 3). Отдельные элементы юридических адатов.

Подобная тройственность наблюдалась также и на территории Южного и Центрального Таджикистана[73]. Причем семейно-брачные отношения регулировались, в основном, нормами юридических адатов[74]. Описанное является свидетельством того, что царская Россия признавала законное действие решения, принимаемого согласно адатам в Туркестанском генерал- губернаторстве. Представители Туркестанского генерал-губернаторства же в свою очередь признавали и исполняли решения судов, действовавших на основании имперского законодательства, что является свидетельством взаимности во взаимоотношениях между странами. Как известно, именно принцип взаимности стал основой развития института признания и исполнения иностранных судебных решений, что обусловило его дальнейшее развитие.

К моменту образования Таджикской АССР в районах, отошедших к ней от бывшей Туркестанской АССР, регулирование брачно-семейных отношений с учетом местных особенностей строилось на основе Семейного кодекса РСФСР 1918 г., а в Центральном и Южном Таджикистане, то есть на территориях, вошедших в республику от бывшей Бухарской республики, эти отношения по-прежнему определялись религиозно-правовыми нормами и

75

нормами юридических адатов .

На основе положения о казийских судах от июня 1925 г., которое было принято Ревкомом в отмену всех ранее изданных актов бывшей БНСР о судах казиев и аналогичному положению от июня 1926 года, допускалось разрешение бракоразводных дел на основе мусульманского семейного права . В данном случае в стране действовали не только две правовые, но и две судебные системы. Решения религиозных судов признавались и приравнивались к судебным решениям светских судов. В данном случае сложно говорить о признании иностранных судебных решений, поскольку судебные органы функционировали в одном государстве.

Гражданские процессуальные кодексы советских союзных республик, в то числе и Республики Таджикистан, не устанавливали правил признания и исполнения иностранных судебных решений на территории Советского союза.

В данный период в доктрине советского права получил дальнейшее развитие принцип необходимости заключения международного договора для признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений. [75] [76]

Анализируя вопрос признания и исполнения иностранных судебных решений, И.С. Перетерский отмечал, что «поскольку нет соответствующего международного соглашения, постольку решение иностранного суда не может быть приводимо в исполнение, следовательно, лицу, предоставившему такое судебное решений должно быть предложено обратиться в наш суд с иском на общем основании» .

Следует сказать, что в тот период существовала и другая позиция, представленная С.Б. Крыловым, согласно которой «поскольку СССР не связан соглашениями с иностранными государствами, исполнение иностранных решений возможно лишь на основе взаимности»[77] [78] [79] [80]. Последняя точка зрения была раскритикована В.М.Корецким, отмечавшим, что «оговорка о взаимности в условиях централизованного хозяйства почти

79

теряет смысл» .

Формирование правового механизма реализации признания и исполнения иностранных судебных решений в СССР на основе международного договора началось с заключения Конвенции об исполнении судебных решений с Монгольской Народной Республикой . Согласно данному международному договору договаривающиеся государства обязались признавать и исполнять решения по трудовым спорам, делам об истребовании алиментов, из причинения убытков государственным учреждениям, предприятиям и общественным организациям, а также по делам о взимании задолженности государственными банками,

государственными, корпоративными, кредитными и общественными учреждениями обеих сторон[81].

Следует отметить, что практика заключения международных договоров СССР с зарубежными странами, содержащих условия признания и исполнения иностранных судебных решений, была создана в 50- 60 -х годах XX века.

Безусловно, заключение международных договоров по правовой помощи осуществлялось Советским Союзом от имени союзных республик.

Как совершенно справедливо было подмечено Ш.М. Менглиевым, в

СССР были установлены две формы участия республик в международных

82

сношениях, непосредственное и опосредованное . Вопросы признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений регулировались Республикой Таджикистан опосредованно.

Указ «О порядке исполнения решений судов государств, с которыми СССР заключены договоры об оказании правовой помощи», принятый в 1958 г. явился первым нормативным-правовым актом, установившим правила признания и исполнения иностранных судебных решений.

В области брачно- семейных отношений с участием иностранцев на тот период действующим документом являлись «Основы законодательства о браке и семье 1968 г.»., раздел V которых освещал вопросы применения советских законов к иностранным гражданам и применения иностранного законодательства в целом.

Согласно Основам, иностранные судебные решения признавались и подлежали исполнению на территории СССР, однако имела место оговорка о публичном порядке, согласно которой применение иностранных законов не могло быть осуществлено в тех случаях, когда подобное применение вступало в противоречия с основами советского строя.

В дальнейшем довольно долгое время основным документом правового регулирования в области признания и исполнения решений иностранных судов выступал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21.06.1988 г. «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей». Данный Указ регулировал отношения в сфере признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений между СССР и [82] иностранными государствами. В п.1 ст.1 данного Указа отмечалось, что «иностранные решения судов признаются и исполняются в СССР в случае, если это предусмотрено соответствующим международным договором СССР. В свою очередь иностранные судебные решения, неподлежащие принудительному исполнению, признаются в СССР, если это предусмотрено международным договором СССР или советским законодательством...» .

После распада СССР Республикой Таджикистан было подписана и ратифицирована Минская конвенция «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» 1993 г. Данная Конвенция обеспечивала, с одной стороны, защиту в судах этих стран граждан стран-участниц и других лиц, с другой - четкое и надежное правовое сотрудничество судов и других учреждений юстиции. В рамках Конвенции рассматривался широкий круг сотрудничества в данной области, в том числе признание и исполнение иностранных судебных решений в странах - участницах.

В 2002 г. многие страны-участницы Минской конвенции подписали Кишиневскую конвенцию где распространяются положения последней, в частности РеспубликаКазахстан, Азербайджанская Республика, Республика Беларусь, Кыргызская Республика, Республика Армения, Республика Таджикистан. Положения данного международного договора регулируют вопросы признания и приведения в исполнение решений судов стран - участниц Конвенции на территории друг друга.

Таким образом, пройдя долгий путь своего развития, институт признания и исполнения иностранных судебных решений получил законное место лишь в правовой системе современного Таджикистана.

В заключение следует отметить, что институт признания и исполнения иностранных судебных решений, нашедший свое применение в правовой [83] системе Таджикистана XX века, с приобретением независимости и суверенитета Республикой Таджикистан с каждым годом становится все более востребованным.

66

<< | >>
Источник: АМИНОВ МУХАМАДЖОН МАХМАДРИЗОЕВИЧ. ПРОБЛЕМЫ ПРИЗНАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ ПО СЕМЕЙНЫМ ДЕЛАМ В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Душанбе 2015. 2015

Еще по теме Становление института признания и исполнения иностранных судебных решений на территории современного Таджикистана:

  1. § 1. Казахстанская государственность в евразийском контексте: понятие, значение и особенности
  2. Институты преступления и наказания по Уголовному кодексу Таджикской ССР 1935 г.
  3. 1.2. Брак и его альтернативные формы: особенности и тенденции развития
  4. Достижение брачного возраста как условие заключения брака
  5. Помолвка и иные отношения, предшествующиезаключению брака
  6. БИБЛИОГРАФИЯ
  7. 3.1. Источники российского уголовного права как основа функционирования его системы
  8. Президент Республики Таджикистан - глава исполнительной власти
  9. Президент Республики Таджикистан - глава исполнительной власти
  10. § 2. Судебный иммунитет государств
  11. Оглавление
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -