<<
>>

3.1. Признание и исполнение решений судов иностранных государств по разрешению споров между супругами

В современных условиях границы между государствами уже не являются непреодолимыми, как раньше, и контакты между людьми разных государств развиваются независимо от гражданства и места жительства, в том числе и заключение браков с участием иностранцев и лиц без гражданства, что, безусловно, может породить семейные споры международного характера.

Особое внимание следует уделять спорам между супругами, которые в силу наличия «иностранного элемента» могут потребовать признания в стране гражданства или места жительства одного из супругов или в третьей стране. Особенность правового регулирования супружеских споров в том, что семейные отношения с участием иностранцев связаны с двумя, а иногда и с несколькими государствами и, соответственно, с двумя или несколькими правовыми системами.

В связи с резким увеличением миграционных процессов, заключением смешанных браков, расширением сферы осуществления

предпринимательской деятельности, включая международный гражданский оборот, имущество и имущественные права, принадлежащие иному лицу, оказываются в разных странах и подчиняются несовпадающим правовым

178

системам .

Разрешение споров между супругами связано со столкновением норм, устанавливающих различный брачный возраст и другие условия вступления в брак, - о допустимости или недопустимости разводов, различающихся в [178] распределении супружеского имущества, об определении условий взыскания алиментов на супруга и др.

Среди решений иностранных судов, касающихся взаимоотношений супругов, можно выделить в особую группу решений, которые признаются и при отсутствии международного договора. Данные судебные решения являются бесспорными и констатируют факт нежелания супругов продолжать брачные правоотношения либо свидетельствуют о наличии пороков в субъекте, в выражаемой им воле, пороков формы, порядка при заключении брака.

К судебным разбирательствам, в которых участвуют супруги, можно отнести развод.

Развод представляет собой такой правовой институт, который служит источником наиболее многочисленных, пожалуй, случаев «столкновения» резко расходящихся по своему содержанию законов различных стран . При разном гражданстве супругов, а также при расторжении брака между лицами одного гражданства за пределами их отечественного государства развод бывает связан не только с коллизионной проблемой выбора закона, определяющего основания и правовые последствия развода, но и с не менее важной процессуальной проблемой установления подсудности дела о расторжении брака , а также с проблемами признания решения, вынесенного компетентным органом на территории иностранного государства.

Гражданское процессуальное законодательство Республики Таджикистан расторжение брака относит к решениям иностранных судов, не требующим дальнейшего производства.

Справедливость такого положения дел объясняется тем, что развод констатирует объективно сложившуюся невозможность продолжения супружеской жизни. При этом не имеет значения, где супруги приняли решение прекратить официально супружеские отношения. Известно, что [179] [180] развод свидетельствует о «нравственной смерти и распаде брачного союза»[181].

Несмотря на то, что в практике судов дела о разводах составляют основную массу дел, признание иностранных судебных решений о расторжениях брака приобретает актуальность в связи с последствиями данного решения на территории Республики Таджикистан.

Например, Верховный суд Республике Таджикистан рассмотрел ходатайство мирового судьи судебного участка Кимрского района Тверской области о признании на территории Республики Таджикистан решения судебного участка Тверской области Российской Федерации о расторжении брака между П. и В. и внесении отметки о расторжении брака в актовую запись отдела ЗАГСа[182] [183] [184]. В данном случае для признания супругов разведенными на территории Республики Таджикистан требуется внесение изменений в актовую запись отдела записи актов гражданского состояния.

Проблема иностранных расторжений брака связана с принятыми в законодательствах различных стран концепциями развода и его допустимости, которые являются исходным условием для признания совершенного за границами страны развода. Научному пониманию сущности развода и его свободы противостоят, в основном, две точки зрения, одна из которых объявляет свободу развода аморальным явлением, а сам развод несчастием и трагедией, а рост коэффициента разводимости - разрушением семьи вообще. Другая - под видом свободы развода поощряет игнорирование нравственного долга, нравственной сущности брака ».

Республика Таджикистан как светское государство придерживается принципа допустимости развода как по инициативе жены, так и по инициативе мужа. Причины развода правового значения не имеют.

Достаточным является констатация невозможности продолжения дальнейшей совместной жизни. Безусловно, предоставляемый срок для примирения супругов существует, однако он является мерой, направленной на сохранение семьи. Причем предоставление этого срока является правом, а не обязанностью суда. При возможности сохранения семьи, для обеспечения интересов детей суд может воспользоваться этим правом. По нашему мнению, предоставление срока для примирения не является ограничением свободы развода, поскольку супруги могут оформить факт непоправимого краха супружеских отношений по истечении этого срока.

Семейное законодательство Республики Таджикистан признание развода, совершенного за пределами страны, ставит в зависимость от соответствия совершенного развода определенным условиям:

1) проживание обоих супругов-граждан Таджикистана за границей, или проживание хотя бы одного из супругов смешанного брака (брака гражданина РТ и иностранца) за границей;

2) соблюдение законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решение о расторжении брака;

3) соблюдение условий о подлежащем применению при расторжении брака законодательстве.

Соблюдение законодательства иностранного государства о компетенции органов, принимавших решение о расторжении брака, означает выполнение сторонами процессуальных условий.

В данном случае развод должен быть совершен в том органе, который в стране расторжения брака является компетентным рассматривать бракоразводные дела и выносить решения.

Законодательства зарубежных стран отличаются разнообразием органов, компетентных выносить решения о разводе супругов.

В связи с этим в западной науке возникла дискуссия о признании так называемых «частных разводов». К частным разводам относят:

-расторжение брака, совершенное духовным судом,

- развод, совершенный через передачу письма раввину,

- совершение талока по исламскому праву,

- развод путем передачи и регистрации взаимных заявлений о разводе в иностранном дипломатическом или консульском представительстве[185].

Например, гражданское законодательство Ирана относит вопросы развода независимо от того, где находятся иранские граждане,-на территории Ирана или за границей - к вопросам личного статута.

Поэтому в случае расторжения брака граждан Ирана за границей суд по месту их проживания может вынести решение о разводе. Однако дополнительным условием для признания развода, совершенного за границей, является соблюдение условий шариата. В частности, условиями признания иностранных судебных решений о разводе иранских граждан в Иране является произнесение формулы развода в присутствии свидетелей в мусульманских специализированных центрах. Последние выдают документ о соответствии совершенного развода положениям шариата, который

предъявляется в консульство или посольство Исламской Республики Иран для дельнейшей передачи в Министерство иностранных дел Исламской Республики Иран[186].

В свою очередь, для признания решения о разводе в Республике Таджикистан не имеет значения, как и в каких органах совершен развод на территории иностранного государства. Одним из условий признания действительным развода, совершенного на территории иностранного государства, является его соответствие законодательству того государства, где брак расторгается. В данном случае наше законодательство придерживается коллизионных принципов закона места совершения акта (lex loci actus).

Соблюдение порядка и процедуры расторжения брака, предусмотренных в национальном законодательстве страны, является одним из условий признания судебного решения в республике.

В то же время следует заметить, что определенная часть дел о разводе относится к исключительной подсудности таджикских судов. По указанным категориям дел компетентными признаются только таджикские суды. В случае вынесения иностранным судом решения по таким делам оно может быть не признано в Таджикистане. Так, к исключительной подсудности судов Таджикистана отнесены дела о расторжении брака граждан Республики Таджикистан с иностранными гражданами или лицами без гражданства, если оба супруга имеют место жительства в республике. Соответственно, решения иностранных судов о расторжении браков граждан Таджикистана с иностранцами при проживании обоих супругов в республике не отнесены к числу признаваемых в Республике Таджикистан.

Следует заметить, что в отличие от Гражданского процессуального кодекса Семейный кодекс Республики Таджикистан расширяет круг признаваемых разводов, совершенных за пределами страны, за счет включения в них расторжений смешанных браков (граждан Республики Таджикистан с иностранными гражданами, а также с лицами без гражданства), независимо от того, проживают ли разводящиеся или один из них за пределами республики.

Ч.3 ст. 171 СК РТ ограничивает перечень признаваемых разводов, совершенных за пределами территории республики. Причем семейное законодательство не регулирует вопрос признания разводов между гражданами Республики Таджикистан. В свою очередь, гражданское процессуальное законодательство считает допустимым расторжение брака между гражданами Республики Таджикистан при условии, что супруги проживают за пределами страны.

Кишиневская конвенция «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» 2002 года по делам о разводе признает компетентными учреждения юстиции той страны, гражданами которой являются супруги на момент подачи заявления.

Если на момент подачи заявления оба супруга проживают на территории другой страны, то компетентны учреждения этой страны. Как мы видим, при определении подсудности Конвенция стран СНГ исходит из двух коллизионных принципов—lex patriae и lex domicilii. При разном гражданстве супругов и проживании их в разных государствах компетентными считаются суды обоих государств, на территориях которых проживают супруги (ст.32 Конвенции).

Как отмечает, Н.И. Марышева, характеризуя российское законодательство, «определяя международную подсудность по делам о расторжении брака, оно устанавливает, что такие дела рассматриваются по месту жительства ответчика. При этом гражданство участников спора не принимается во внимание» . Аналогичные нормы содержатся в

гражданском процессуальном законодательстве Таджикистана.

Однако здесь возникает проблема, будет ли признаваться

действительным на территории РТ расторжение брака между гражданами РТ в компетентных органах иностранного государства. В науке существует мнение, согласно которому нет оснований признания юридического действия развода, совершенного за рубежом, в тех случаях, когда супруги—граждане нашего государства проживают в нашей стране. Развод в этом случае может быть совершен лишь в порядке, предусмотренном нашим

законодательством . М.М Богуславский считает, что следует признавать решения компетентных иностранных органов даже с учетом того, что оба разводящихся являются нашими гражданами . Н.И. Марышева ставит признание в зависимость от факта проживания супругов в стране или за ее пределами. Она считает, что следует признавать развод, совершенный за рубежом, только в случае проживания супругов за границей[187] [188] [189] [190]. Такое положение имеет место в законодательствах Венгрии, Швейцарии и т.д. Так, согласно Федеральному закону Швейцарии «О международном частном праве» 1987 г., решение, вынесенное в государстве, гражданством которого не обладает ни один из супругов или обладает только один супруг, являющийся истцом, признается в Швейцарии при наличии следующих условий: если на момент предъявления иска хотя бы один из супругов имел в этом государстве место жительства или обычного пребывания, причем ответчик не имел места жительства в Швейцарии; если ответчик без возражений подчинился юрисдикции иностранного суда либо если ответчик прямо выразил свое согласие на признание решения в Швейцарии (ст.65)[191] [192].

Безусловно, нельзя требовать применения порядка, предусмотренного законодательством Таджикистана, в тех случаях, когда оба супруга проживают за границей, хотя и являются нашими гражданами. Тем более к этому давно склонялась как практика, так и юридическая литература.

Хотя, если развод получен по lex patriae супругов, то он быстрее получит признание у них на родине, чем если бы он зависел от чужого (с точки зрения признающего государства) права. Поэтому в свое время А.Н.Мандельштам, а затем В.И. Кисиль предлагали отказаться от сложной

192

кумуляции и подчинить развод отечественному закону супругов .

В свою очередь, признается действительным расторжение брака между иностранными гражданами, совершенное за пределами территории РТ с соблюдением законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимающих решение о расторжении брака (ч. 4 ст. 171 СК РТ).

Расторжение брака между иностранными гражданами, совершенное вне пределов Таджикистана по законам иностранного государства, признается действительным в Таджикистане. Это касается разводов, но, очевидно, не его последствий, которые определяются статутом развода. Признание совершенного за рубежом развода супругов - иностранных граждан, согласно их законам, не влечет признания последствий развода. По семейному законодательству нашей страны в Таджикистане не могут признаваться предусмотренные иностранным законом последствия развода, как, например, лишение виновной в расторжении брака стороны права на воспитание детей, на получение содержания от бывшего супруга и т.д. В данном случае недостаточно лишь признания решения суда, поскольку последствия развода требуют исполнения его на территории Республики Таджикистан. Кроме того, не стоит забывать о наличии защитных механизмов, применяемых нашим судом при несоответствии последствий решения иностранного суда нашему публичному порядку.

Другим условием признания иностранного судебного решения о разводе в Таджикистане является соблюдение положений о выборе применимого права и применимом для разрешения развода материальном праве. В данном случае речь идет о правомерности примененной коллизионной привязки и нормы национального законодательства, регулирующего условия и порядок развода.

В данном случае речь идет о применении тех коллизионных привязок, которые считаются приемлемыми в той стране, в которой выносится решение о разводе для разрешения споров между супругами - гражданами другой страны или супругами, один из которых является иностранцем.

Важной проблемой при рассмотрении вопросов развода является установление подсудности, которая и должна определить применяемое право.

Исходя из того, что признание решения иностранного суда означает, что за ним признается такая же сила, как и за решением компетентного в данных вопросах в Таджикистане органа, вынесение решения о расторжении брака может быть основанием, в соответствии с нашим законодательством, позволяющим считать супругов разведенными (ст. 25 СК РТ). В данном случае закон не обязывает осуществлять государственную регистрацию расторжения брака, осуществленного за рубежом. Разведенный супруг вправе вступить в новый брак, ссылаясь на решение, вынесенное в иностранном государстве.

Брак следует считать расторгнутым со дня вступления решения суда иностранного государства в законную силу. Но здесь возникает вопрос: по законодательству какого государства регулируется момент прекращения брака? В некоторых государствах вступление решения суда в законную силу зависит от того, когда его копия вручена той стороне, которая отсутствовала при рассмотрении дела.

Поэтому указываемое в отечественном законодательстве время прекращения брака при разводе в судебных органах, при разрешении последствий развода, совершенного за границей не всегда применимо. Безусловно, момент прекращения брака подчиняется законодательству того государства, на территории которого он производится. Наше семейное коллизионное право, ставя вопрос о признании развода, совершенного за границей, в зависимость от соблюдения норм о компетентности органов и соблюдения законодательства места совершения расторжения брака, должно также учитывать и момент, с которого данное решение вступает в силу в соответствии с иностранным законодательством.

Судебные решения о расторжении брака признаются без исполнения специальной процедуры, если только против признания не возражает второй супруг или иное заинтересованное лицо . Получается, что иностранец, желающий вступить в брак, предъявляя решение иностранного суда о разводе, может уже вступить в брак, так как вынесение решения суда уже является правопрекращающим действием. Таким образом, если со стороны заинтересованного лица не поступит возражений, решению иностранного суда сразу же придается юридическая сила, такая же, как и решениям судов Республики Таджикистан. Например, принятое иностранным судом и [193] вступившее в законную силу решение по делу о расторжении брака может быть предъявлено в качестве подтверждения того, что лицо уже не состоит в браке, если он заключает в Таджикистане новый брак. При этом не требуется производить государственную регистрацию развода, произведенного иностранным судом, в порядке, установленном для государственной регистрации актов гражданского состояния.

Когда оба супруга проживают за границей, хотя и являются нашими гражданами, нельзя требовать от них соблюдения процедуры расторжения брака в соответствии с законодательством РТ. Кроме того, признание иностранного судебного решения о расторжении брака не требует какой - либо специальной процедуры, если только против признания не возражает второй супруг или иное заинтересованное лицо.

В свое время И.С.Перетерский, С.Б.Крылов отмечали, что буржуазные суды в 20-30-х годах 20 века не раз в своих решениях несправедливо указывали на то, что произведенный советскими органами развод за границей, если один из разведенных супруг иностранец, не имеет юридической силы .

Принимаемой во внимание составляющей при признании иностранного судебного решения о разводе в Таджикистане является соблюдение норм материального права (чаще всего положений гражданского, семейного законодательства) компетентным органом при вынесении решения. Следует заметить, что, несмотря на указание в качестве предпосылки признания иностранного судебного решения о разводе на соблюдение норм материального права, вряд ли орган признающего государства компетентен разрешать такой вопрос. Конечно же, несоблюдение норм материального права места вынесения решения судом, может явиться основанием для непризнания решения суда при наличии возражений со стороны заинтересованного лица. В случае выражения возражений против признания решения суда иностранного государства о разводе заинтересованным лицом [194] вопрос о признании рассматривается по заявлению указанного лица судом. В данном случае дело о признании и заявление о возражении рассматриваются одновременно.

К решениям судов, не требующим дальнейшего исполнения на территории Республики Таджикистан, относятся судебные решения о признании недействительным брака между гражданином Республики Таджикистан и иностранным гражданином при условии, что в момент рассмотрения дела хотя бы один из супругов проживал вне пределов Республики Таджикистан или оба супруга - гражданина Республики Таджикистан имели постоянное место жительство за пределами страны.

Признание брака недействительным (аннулирование брака) как мера ответственности применяется к лицам, заключившим брак без соблюдения его условий[195]. При наличии иностранной составляющей возникает также вопрос также с признанием решения иностранного суда об аннулирования брака на территории другого государства.

Известно, что признание брака недействительным прекращает правоотношения между супругами, причем и на территории другого государства.

Признание иностранного судебного решения о признании брака недействительным в Республике Таджикистан осуществляется в упрощенном порядке. Условиями признания иностранного судебного решения о признании брака недействительным является:

-проживание обоих супругов-граждан Таджикистана за границей (в соответствии со ст. 404 ГПК РТ) или проживание одного из супругов, состоящих в смешанном браке, - гражданина Таджикистана с иностранным гражданином или с лицом без гражданства;

-несоответствие заключенного на территории иностранного государства брака форме, порядку и материальным условиям брака, урегулированного источниками права той страны, где он был зарегистрирован.

В данном случае говорят об аннулировании всех последствий, которые были порождены заключенным браком.

Как правило аннулирование зарегистрированного брака производится по законодательству того государства, где он заключен.

Коллизионные вопросы недействительности брака в Республике Таджикистан регулируются Семейным кодексом, который содержит отсылочные положения на ст.167 и 169 СК РТ, посвященные заключению брака на территории Республики Таджикистан и признанию браков, заключенных за пределами страны. Коллизионные нормы, определяющие недействительность брака, не раскрыты, хотя вытекают из положений

-196

вышеуказанных статей .

При вынесении решения о признании брака недействительным суд государства, в котором аннулируются последствия заключенного брака, руководствуется своим материальным законодательством, а также определяющими применимую коллизионную привязку нормами.

В данном случае вынесение решения суда о признании недействительным брака, не соответствующего принятому в иностранном государстве законодательству, не позволяет признать его и на территории Республики Таджикистан.

Кишиневская конвенция «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» предусматривает положения, в соответствии с которыми вступившие в законную силу решения, не требующие по своему характеру исполнения, признаются на территориях ее участников без специального производства. К таковым относятся дела о признании брака недействительным. В связи с этим можно предположить, что в случае необходимости признания иностранного [196]

решения о недействительности брака, при отсутствии международного договора, применяться должна по аналогии статья 169 СК РТ, согласно которой браки, заключенные за пределами территории республики, признаются действительными. Получается, если мы признаем браки, заключенные за границей, действительными, то в случае внесения решения о его недействительности, следуя логике, должны его признать

недействительным. При признании брака недействительным или его отмене мы сталкиваемся с ситуацией, когда нарушены нормы семейного законодательства места заключения брака (lex loci celebrationis). Как известно, регистрация брака - это, прежде всего, возможность участников семейных отношений осуществлять права и требовать исполнения обязанностей, которые возникают у них в связи с установлением брачных отношений . Следует отметить, что в стране, признающей решения иностранного суда о признании брака недействительным или отмене брака, эти нарушения могут и не являться противоречащими семейному законодательству, но в силу того, что брак заключен за границей по законодательству зарубежной страны, он не должен порождать правовые последствия и на территории признающего государства. Проблема аннулирования брака может породить другие негативные правовые последствия. Например, признание судом недействительным брака иностранного гражданина с гражданином РФ, который послужил основанием для получения иностранным гражданином разрешения на временное проживание в Российской Федерации или вида на жительство, влечет за собой отказ в выдаче разрешения на временное проживание или вида на жительство либо их аннулирование .

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что иностранные судебные решения о разводе и признании брака недействительным [197] [198]

признаются на территории Республики Таджикистан и при отсутствии международного договора.

В связи с этим нельзя согласиться с А.Ванеевым, который, анализируя российское процессуальное законодательство, пришел к выводу, что решение иностранного суда не может быть исполнено до тех пор, пока не признано . Признание, считает он, констатирует, что соответствующее решение имеет

юридическую силу, о чем суд выносит определение, называемое

-200

экзекватурой . По нашему мнению, говоря о последствиях решений иностранных судов, следует различать признание, не требующее вынесения по этому поводу определения, и признание, направленное на совершение определенных действий на территории Республики Таджикистан.

Признание решения иностранного судебного органа, не требующее дальнейшего исполнения на территории Республики Таджикистан, может осуществляться без наличия международного договора между страной, в которой вынесено решение и страной, в которой испрашивается исполнение. К таким иностранным решениям относятся решения о разводе и признании брака недействительным.

В свою очередь, признание иностранного судебного решения для дальнейшей его реализации на территории Республики Таджикистан требует вынесения такого определения.

Среди иностранных судебных решений, касающихся правоотношений супругов, которые могут в дальнейшем потребовать их признания и исполнения на территории республики, особое место занимают решения по разрешению споров о разделе общего имущества.

Имущественные правоотношения в семье являются одним из наиболее спорных предметов судебных разбирательств. Среди семейных споров особое место занимают разбирательства супругов по поводу их имущества. [199] [200]

Под имуществом супругов принято понимать всю совокупность принадлежащих им имущественных прав и обязанностей[201]. Раздел общего имущества супругов, являющихся гражданами различных государств, является сложной задачей. В условиях развития рыночных отношений, когда в состав имущества супругов могут входить любые виды объектов гражданского оборота, начиная от производственных комплексов, ценных бумаг, доли в капитале и др.[202], раздел общего имущества является одним из сложных судебных споров.

Иностранное судебное решение о разделе имущества супругов на территории Республики Таджикистан признается и исполняется только в случае прямого указания о придании ему трансграничного действия на территории другой страны в международном договоре между страной его вынесения и страной его исполнения.

Кроме того, вопрос исполнения иностранного судебного решения о разделе имущества встает в том государстве, где имущество находится.

Известно, что в состав имущества супругов, нажитого во время брака, Семейный кодекс Республики Таджикистан включил доходы каждого от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, приобретенные вещи, ценные бумаги, вклады, паи и любое другое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства (п. 2 ст. 34).

Доходы супругов от трудовой, предпринимательской деятельности, доходы от результатов интеллектуальной деятельности, пенсии, пособия, имеющие денежную форму, движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги охватываются понятием «вещи». Безусловно, они являются объектом права общей совместной собственности.

В отношении паев, вкладов, долей в капитале в науке высказано мнение, что они относятся к «имущественным правам» или «обязательственным правам требования»[203]. Право требования заключается в правомочии одного лица требовать от другого предоставления каких-либо имущественных благ, уплаты денег, передачи вещей и т.д. Такие требования могут возникнуть на основании договора банковского вклада, членства в кооперативах и т.п. Вкладчик, вложивший денежные средства в банк, имеет право требовать возврата суммы вклада, а также получения дохода в виде процентов.

Как известно, к вопросам раздела имущества супругов следует относить раздел недвижимого и движимого имущества. В отношении недвижимого имущества исходным признается закон о его места нахождения -lex rei sitae, и часто установлена исключительная подсудность по вопросам его раздела. По закону местонахождения имущества обычно решается вопрос, может ли оно быть предметом права собственности или иного имущественного права; по этому закону определяется и объем вещных прав, порядок их возникновения, перехода и прекращения[204]. Поэтому, если решение иностранного суда вынесено в соответствии с этим коллизионным принципом, нет оснований не признавать подобное решение суда. Это касается и супружеского имущества. Супружеское недвижимое имущество, находящееся за пределами Республики Таджикистан, подчиняется законодательству того государства, на территории которого оно находится.

В силу того, что статус недвижимого имущества регулируется законодательством его места нахождения, вопрос об исполнении решения суда также актуализируется в этой стране. Поэтому, сложно говорить о возможности принудительного взыскания на недвижимое имущество, основываясь на судебном решении, вынесенном за пределами республики, несмотря на то, что эта недвижимость может являться общим имуществом супругов.

О признании и дальнейшем исполнении иностранного судебного решения можно говорить лишь в отношении движимого имущества. Исключительная подсудность споров недвижимости обуславливает регулирование законодательством Таджикистана также споров о разделе недвижимости, находящейся на территории Республики Таджикистан.

Что касается раздела общего имущества супругов - иностранных граждан, следует помнить, что в случае его осуществления за рубежом возникает вопрос о признании и исполнении решения иностранного суда на территории республики.

Следует отметить, что в отношении движимого имущества в Швейцарии, Венгрии, Германии, Польше, Австрии, Румынии, Италии, Франции действует коллизионный принцип lex rei sitae. Вопросы признания решений о разделе супружеского имущества, как движимого, так и недвижимого, ставятся в зависимость от соблюдения положений законодательства того государства, где оно находится.

Семейный кодекс Республики Таджикистан устанавливает основным коллизионным принципом регулирования имущественных отношений супругов территориальный, то есть совместного места жительства, а дополнительным условием является принцип последнего совместного места жительства. В случае отсутствия совместного места жительства на территории республики применяется закон Республики Таджикистан.

Так, в суд Шохмансур г.Душанбе обратились с иском о разделе совместно нажитого имущества супруги от смешанного брака. Супруги долгое время проживали на территории Исламской Республики Иран. По возвращении в Таджикистан отношения ухудшились, и супруги решили разойтись. Супруг — гражданин Ирана— приобрел квартиру на имя жены - гражданки Таджикистана, но они фактически в Республике Таджикистан совместно не проживали.

При рассмотрении дела суд применил законодательство Республики Таджикистан, поскольку в отношении недвижимости используется принцип места нахождения вещи, то есть семейное право Таджикистана[205] [206] [207].

Следует отметить, что при заключении брачного договора у супругов возникает договорный режим имущества, в соответствии с которым вопросы его раздела определяются разводящимися самостоятельно. В данном случае условия брачного договора должны отвечать законодательству места заключения брачного договора. Зарубежное законодательство подробно регламентирует порядок заключения брачных контрактов, четко определяет

правовое положение их участников, основываясь на многолетней договорной

206

практике взаимоотношений супругов .

Супруги могут определить применяемое к их имуществу право, однако не всегда могут разрешить вопрос о подсудности данного вопроса определенному суду. Так, гражданское процессуальное законодательство Таджикистана относит споры о недвижимом имуществе к исключительной компетенции судов страны места его нахождения (ст.32 ГПК РТ). В связи с этим считаем неверным использование словосочетания «допускается» в ст.401 ГПК РТ при рассмотрении отказа в принудительном исполнении решения судов иностранного государства. Слово «допускается» выражает допущение, предположение, неуверенное подтверждение . По нашему мнению, в данном случае норма права об отказе в принудительном исполнении иностранного судебного решения должна носить более категоричный оттенок, поскольку отказ не является правом суда, а является его обязанностью. Императивная норма об исключительной подсудности не может быть изменена ни судом, ни сторонами брачного договора. Целесообразнее скорректировать норму Гражданского процессуального кодекса, изложив ее в следующей редакции: «Суды Республики

Таджикистан отказывают в принудительном исполнении решения судов иностранного государства в случаях...»

Другая категория решений иностранных судов, связанных с разрешением споров между супругами, представлена судебными решениями о предоставлении содержания супруге или бывшей супруге так называемого алиментирования. Как известно, алиментные правоотношения возникают либо на основании соглашения об уплате алиментов, либо на основании решения суда об их взыскании. В первом случае мы имеем дело с одним из видов семейно-правовых обязательств, которые заключены супругами самостоятельно и по своей воле. Следует согласиться с Л.В. Дзюбровской, которая отмечает, что соглашение об уплате алиментов - это соглашение, посредством которого не просто устанавливается размер, условия и порядок выплаты алиментов, но в первую очередь детализируется, конкретизируется установленная семейным законодательством общая обязанность уплаты алиментов, а также установленное право на получение алиментов с возможностью учета своеобразия конкретной ситуации[208]. При наличии гражданства иностранного государства некоторые страны требуют заключения соглашений, регулирующих имущественные правоотношения сторон, в том числе и содержание нетрудоспособного нуждающегося супруга. Подобное положение содержится и в ст. 42 Семейного кодекса Республики Таджикистан. При этом возникает вопрос о том, как будет исполняться данное соглашение на территории иностранного государства. Для алиментных обязательств, заключаемых гражданами страны, семейное законодательство предусматривает специальный механизм принудительного исполнения алиментного соглашения. Как известно, нотариально удостоверенное алиментное соглашение обладает силой исполнительного листа, исходя из чего алиментополучатель вправе направить соглашение об уплате алиментов администрации организации по месту работы плательщика. Следует заметить, что, когда речь идет об исполнении алиментной обязанности на основании соглашения об уплате алиментов, мы имеем дело с исполнением семейно-правового обязательства на территории иностранного государства. В данном случае возникает сложность с исполнением судебного поручения на территории иностранного государства, которое зависит от взаимной договорённости. Следует отметить, что исполнение поручения осуществляется на основании законодательства того государства, на территории которого оно должно быть произведено. Данное правило действует в случае отсутствия международного договора, который устанавливает иные условия по исполнению иностранных судебных поручений. Например, в соответствии со ст.54 Кишиневской конвенции каждая из ее участниц признает и исполняет нотариальные акты в отношении денежных обязательств. Соглашение об уплате алиментов и брачный договор требуют обязательного нотариального удостоверения и регулируют имущественные отношения супругов, следовательно, их реализация в странах-участницах Конвенции не представляет особой сложности.

Другая проблема, связанная с реализацией алиментных обязательств, заключается в том, что в иностранном государстве вообще может отсутствовать обязанность по поддержке супруга или бывшего супруга.

Например, по нормам мусульманского права бывший супруг обязан материально содержать бывшую супругу только в течение идда, а после окончания этого периода он уже освобождается от данной обязанности.

Тем не менее, в законодательстве большинства стран закреплено обязательство супругов взаимно поддерживать друг друга и право требовать выплаты алиментов в случае расторжения брака.

Например, законодательство Хорватии предусматривает алиментные обязательства для лиц, находившихся долгое время в фактических брачных отношениях. Однако закон предусматривает срок для предъявления требования о содержании фактического супруга, равный 6 месяцам после

-209

прекращения супружеских отношений .

В Германии, где законным является режим раздельности имущества, содержание в браке может предоставляться одним супругом другому (нуждающемуся), если это не ущемляет содержание самого обязанного супруга. Германское гражданское уложение, признавая законным режим раздельности имущества, тем не менее предусматривает возможность предоставления содержания одним супругом другому, нуждающемуся, при условии что это не ухудшит его собственное положение. При этом немецкое законодательство исходит из того, что финансовые проблемы, возникающие при разводе, должны решаться, прежде всего, посредством

перераспределения имущества между супругами. Однако в случае нарушения имущественного равенства одной из сторон брачного правоотношения менее защищенный супруг имеет право на требование у экономически более сильного супруга финансовой поддержки и содержания[209] [210]. Кроме того, право на содержание имеют супруги, которые потеряли трудоспособность по серьезным причинам, и лишение права на получение алиментов было бы несправедливым. Правом на получение алиментов обладают те супруги, кому для адаптации к жизни после развода необходимо закончить прерванное из- за вступления в брак или рождения ребенка обучение или пройти курс повышения квалификации[211] [212].

Итальянское законодательство предусматривает возможность разрешить вопрос предоставления содержания исходя из причин развода, личного и имущественного вклада каждого из них в семью, продолжительности брака, количества доходов каждого из супругов. В этом случае

алиментополучателем является супруг, не имеющий достаточных средств или по объективным причинам лишенный возможности их получать .

Следует заметить, что страны—участницы Гаагской конвенции «О признании и приведении в исполнение решений, относящихся к алиментным обязательствам» от 2 октября 1973 г., которая применяется к алиментным обязательствам, вытекающим как из семейных отношений, родственных связей, так и брака. Вопрос предоставления содержания супругами (бывшими супругами) так же регулируется положениями данной конвенции. Одновременно конвенция содержит положения о признании и исполнении решений об алиментах, вынесенных на территории ее участниц. В силу того, что Таджикистан не является участником данного международного договора, сложно требовать от стран—участниц Конвенции реализации права на алименты наших граждан. Хотя есть страны, которые являются участницами договора, но, тем не менее, признают и принудительно исполняют решения иностранных судов о взыскании алиментов на своей территории. Например, Финляндия сделала оговорки о том, что она признает и решения о взыскании алиментов судов государств, не являющихся участниками указанной Конвенции . В Финляндии также издан закон о признании и приведении в исполнение принятого за рубежом решения, касающегося выплаты алиментов. Согласно указанному закону, принятое за рубежом решение о

214

выплате алиментов подлежит признанию и приведению в исполнение .

Исходя из вышесказанного, можно констатировать, что признание решений и их принудительное исполнение на территории Республики Таджикистан представляют научный и практический интерес. Споры супругов, являющихся гражданами различных государств, многочисленны и подлежат различному правовому регулированию в разных странах. В данном случае заключение двусторонних международных соглашений, регулирующих вопросы признания и исполнения решений иностранных судов по разрешению споров между супругами, является необходимой составляющей политики страны по защите своих граждан. Особое внимание [213] [214] должно быть уделено таким странам, как Афганистан и Иран, так как создание смешанных семей с гражданами этих государств с каждым годом растет. Правовые системы этих стран строятся на религиозных принципах и отличаются от законодательства Республики Таджикистан.

Другой сложной проблемой признания и принудительного исполнения иностранного судебного решения о взыскании содержания на супруга на территории Республики Таджикистан является несоответствие в размерах и формах такого взыскания в различных странах. Объем взыскиваемых средств и имущество, с которого допустимо взыскание средств на содержание, зависят от уровня жизни в конкретной стране. В данном случае сложно себе представить возможность исполнения решения суда европейского государства на территории, например, Республики Таджикистан. В связи с этим напрашивается вывод, о том, что исполнение иностранного судебного решения зависит от уровня жизни населения в стране реализации.

<< | >>
Источник: АМИНОВ МУХАМАДЖОН МАХМАДРИЗОЕВИЧ. ПРОБЛЕМЫ ПРИЗНАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ ПО СЕМЕЙНЫМ ДЕЛАМ В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Душанбе 2015. 2015

Еще по теме 3.1. Признание и исполнение решений судов иностранных государств по разрешению споров между супругами:

  1. § 2. Защита прав взыскателя, должника и других лиц при исполнении решения суда
  2. § 4. Признание и исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)
  3. 1. Понятие признания и обращение к исполнению решенияиностранного суда
  4. Признание и исполнение решений иностранных судов.
  5. Глава 45. ПРИЗНАНИЕ И ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ ИНОСТРАННЫХ СУДОВ И ИНОСТРАННЫХ ТРЕТЕЙСКИХ СУДОВ (АРБИТРАЖЕЙ)
  6. 119. Признание и исполнение решений иностранных третейских судов (арбитражей)
  7. 126. Поворот исполнения решения суда
  8. Статья 80. Исполнение решений иностранных судов и арбитражей
  9. § 3.4. Индексации взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда
  10. 100.исполнение поручений судов иностранных государств. Порядок сношений по вопросам правовой помощи.
  11. ГЛАВА 3. СУД ЕВРАЗИЙСКОГО СОЮЗА - СПОСОБ РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ В НАДНАЦИОНАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
  12. 4.3. Исполнение решений суда по делам об ограничении родительских прав
  13. Оглавление
  14. Признание и исполнение иностранных судебных решений как институт международного частного права
  15. Доктринальные подходы к признанию и исполнению иностранных судебных решений
  16. 2.1. Правовое регулирование признания и исполнения иностранных судебных решений по семейным делам
  17. Проблемы исполнения решений иностранных судов по семейным делам в Республике Таджикистан
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -