<<
>>

2.2 Признание иностранных судебных решений по семейным делам как основание их исполнения

Институт признания имеет огромное значение в международном гражданском процессе. Без определения категории признания немыслимы отношения, складывающиеся в современном мире. Здесь речь идет о трансграничном характере брачно-семейных отношений, осложненных иностранным элементом.

Возникновение споров между супругами, в частности дела о расторжении брака, признании брака недействительным, правоотношения родителей и детей, в частности алиментные обязательства, установление опеки и попечительства, установление и оспаривание отцовства или материнства, осложненные иностранным элементом, требуют особого правового регулирования. Вынесение компетентным судом решения по вышеуказанным правоотношениям, т.е. казалось бы достижение определенного правового результата, часто бывает недостаточным для сторон. Лицо может быть заинтересовано в том, чтобы вынесенное по его спору конкретное судебное решение имело такую же юридическую силу в пределах другого государства, что связано как раз-таки с трансграничностью данных отношений. Ведь судебное решение, вынесенное судом одного государства, без каких-либо оснований на территории другого государства не будет иметь исходную юридическую силу. Как верно по данному вопросу подметила Г.К. Дмитриева, «судебное решение рассматривается в качестве части правопорядка того государства, в рамках юрисдикции которого оно было вынесено»[110]. Именно здесь включается в механизм категория «признания иностранных судебных решений», а в некоторых случаях также требуется включение категории «исполнение данных судебных решений». Сам факт признания, допустимость которого определяется

законодательством отдельной страны либо международным договором с

участием данного государства, означает придания данным судебным решениям аналогичной юридической силы, какую они имеют в стране, где данное судебное решение было вынесено. Именно этот момент и определяет особую актуальность рассматриваемого вопроса, тем более в контексте семейных правоотношений.

Правовая категория «признание», как предполагается, рассматривается в самых различных аспектах. В частности, в международном публичном праве под признанием обычно понимают международно-правовое действие субъекта международного права, которым он констатирует наличие юридически значимого события, факта или поведения субъекта международного права[111]. То есть это своего рода акт существующего государства, заявляющего о признании нового государства или нового правительства. Здесь получается, что одно государство в силу различных объективных причин изъявляет желание признать факт существования нового государства и, естественно, установить с ним определенные сношения.

В толковых словарях под признанием понимается «готовность считать истинными или справедливыми какие-либо факты, суждения и т. п., отказ от сомнений в них или оспаривания их»[112] [113] или же «признание чьей-нибудь правоты, признание доводов правильными» . В обоих случаях признание

трактуется как нечто неопровержимое, абсолютное, обязательное, в истинности которого не должно быть сомнений, оно также и не требует оспаривания. Факты или доводы, представленные нам, мы принимаем бесспорно. В данных определениях основными, существенными признаками правовой категории «признание» можно считать:

• бесспорность (неопровержимость);

• абсолютность;

• истинность.

В международном же гражданском процессе данная категория обладает иными признаками, характеризует в корне иные правоотношения, складывающиеся между участниками данных отношений. В частности, мы имеем дело с признанием иностранных судебных решений. Что же это значит?

В науке высказываются разные точки зрения, порой противоречащие друг другу, по поводу определения категории «признания» и его связи с категорией «исполнения» иностранных судебных решений.

Т.М.Яблочков, придавая решению суда статус «специального закона по отношению к конкретному юридическому факту или действию», проводит интересное соотношение вышеуказанных дефиниций, различая «признание законной силы» и «признание исполнительной силы».

Первая категория автором понималась как придание иностранному судебному решению статуса публичности, то есть подтверждение публичными органами государства факта существования иностранного судебного решения. Ведь процедура признания иностранного судебного решения не является простым перенесением вынесенного по конкретному делу судебного решения из одного государства в пределы юрисдикции другого государства. Как известно, возможность признания, а также исполнения иностранного судебного решения указана в законодательстве отдельно взятой страны, либо же такое положение содержится в международных соглашениях. Что касается «признания исполнительной силы», то здесь автор полагает, что государственная власть «снабжает иностранное судебное решение исполнительной формулой, т.е. дает этому решению на его территории содействие закона и помощь местных властей»[114]. Доводя судебное решение до ранга закона, что, на наш взгляд, бесспорно, поскольку, являясь актом применения права, решение суда имеет идентичные с нормативными предписаниями свойства, автор, по сути, считает, что за признанием иностранного судебного решения следует его исполнение, и не проводит каких-либо разграничений.

Интересной по данному вопросу представляется позиция И.С.Перетерского, полагающего, что признание иностранного судебного решения есть только признание его исполнительной силы[115], с чем, пожалуй, мы не согласимся. На практике в брачно-семейных отношениях встречается категория дел, по которым не всегда требуется исполнение иностранного судебного решения, порой достаточно только его признание. То есть в зависимости от видов решения достаточно только их признания, либо требуется и признание, и исполнение судебного решения. Например, судебное решение о расторжении брака, вынесенное судом иностранного государства, соответствующими органами Республики Таджикистан будет признано и только, никаких специальных процедур по исполнению данного судебного решения не требуется. Данная норма закреплена в ч.3 ст.171 СК РТ, где говорится, что расторжение брака между гражданами Республики Таджикистан и иностранными гражданами или лицами без гражданства, совершенное за пределами территории Республики Таджикистан с соблюдением законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решение о расторжении брака, и подлежащем применению при расторжении брака законодательстве, признается действительными в Республике Таджикистан.

В связи с этим предлагаем рассмотреть категорию «признание» иностранных судебных решений по семейным делам в двух важных значениях:

-во-первых, простое признание, то есть признание, не требующее совершение дальнейших процессуальных действий, то есть исполнения;

-во-вторых, сложное признание, то есть признание, являющееся необходимой предпосылкой, основанием для исполнения иностранных судебных решений.

Попытаемся раскрыть сущность первой разновидности признания, то есть выделить существенные признаки простого признания применительно к семейным правоотношениям.

На настоящий момент Республика Таджикистан является участницей региональных международных договоров, регулирующих вопросы признания и исполнения решений иностранных судов по семейным правоотношениям. При этом ни в одном договоре, ни в национальном законодательстве не содержится легального определения понятия «признание иностранного судебного решения». Гражданский процессуальный кодекс и Семейный кодекс Республики Таджикистан также обходят стороной данный вопрос. Однако содержание данного понятия, выделение специфических, присущих только данной категории признаков, играют, пожалуй, ключевую роль в механизме регулирования порядка признания и исполнения иностранных судебных решений по семейным правоотношениям как на национальном уровне, так и в международной договорной практике государств.

Так, Г.К.Дмитриева под признанием иностранных судебных решений предлагает понимать придание решениям иностранного государства такой же юридической силы, что и вступившие в законную силу решения судов данного государства[116]. При этом она выделяет характерные признаки признания, к числу которых автор относит: свойство неопровержимости, исключительности, а решения о присуждении-исполнимости. Придерживаясь подобной точки зрения по поводу определения категории «признания», Н.И.Марышева также выделяет специфические признаки, характеризующие признание иностранных судебных решений, а именно: обязательность, неизменяемость, исключительностьи введение его в действие на территории страны, они становятся обязательными для должностных лиц и органов

государственной власти данного государства . Продолжая данную мысль, Ш.М.Менглиев указывает, что признанием подтверждается наличие тех прав и обязанностей, которые указаны в решениях иностранных судов, и это означает их исполнимость, обязательность, исключительность и

неопровержимость[117] [118].

При вычленении существенных признаков признания, все авторы указывают практически на одни и те же характерные особенности.

Исполнимость как один из признаков «признания» означает, что решения иностранных судебных решений исполняются в той мере, что и решения местных судов.

Как известно, суд, рассматривающий ходатайство о признании, не разрешает дело по существу, он лишь проверяет соблюдения иностранным судом ряда условий. В этом находит свое выражение свойство исключительности вступившего в законную силу судебного решения,означающего, что с момента вступления решения суда в законную силу стороны и другие лица, участвующие в деле, не могут вновь заявлять в суде те же исковые требования и на том же основании. Подобные правила допустимы только в данных категориях дел.

При наличии международного договора о правовой помощи или же регламентации принципа взаимности договаривающиеся стороны в обязательном порядке должны допустить такую категорию дел, как признание иностранных судебных решений. В этом, пожалуй, и заключается свойство обязательности, тем более, что решению суда в определенной степени придается статус законной силы.

Суд, принимая ходатайство о признании, как было отмечено, не рассматривает дело по существу и ни в коей степени не изменяет судебное решение, вынесенное по конкретному делу в стране первоначального судебного решения. Он лишь проверяет нет ли угроз нарушения основных процессуальных принципов в признающем решение государстве и не противоречит ли распространение правового действия судебного решения основам публичного порядка признающего государства.

Неопровержимость, как одно из характерных свойств признания иностранного судебного решения, означает невозможность дальнейшего обжалования или опротестования данного решения. Стороны требуют лишь признать на территории другого государства уже вынесенное судебное решение.

С.С. Сорокина выделяет еще один признак, свойственный категории признания - признак запрета на неограниченное распространение действий иностранного судебного решения на территории другого государства[119], означающий, что правовое действие иностранного судебного решения при его признании не должно выходить за определенные правовые рамки, т.е. последствия такого правового распространения при всей разнородности должны совпадать с пределами действия правоприменительного акта, существующими в признающем государстве. Данный признак, на наш взгляд, является излишним, поскольку уже в процессе принятия ходатайства о признании иностранного судебного решения компетентный судья как таковое не рассматривает дело по существу, а проверяет, не противоречит ли данное решение основам публичного порядка, возможно ли его претворение в жизнь, а именно исполнение данного решения в пределах признающего государства.

Здесь также отметим, что в процессе признания не нуждаются также в подтверждении права и обязанности участников правоотношений. Предполагается, что права и обязанности участников процесса, в отношении которых решение суда, рассмотревшего дело по существу, вступило в законную силу, считаются «подтвержденными» таким решением в государстве первоначального судебного решения, а в признающем решение государстве, как абсолютно справедливо отмечено Д.Д. Авериным, «возникает необходимость не в признании прав, а в признании правового

действия решения иностранного суда, его свойства обязательности на

120

территории своего государства ».

Близка по данному поводу и точка зрения В.Н. Плигина, который пишет, что «результатом признания должно быть придание судебным решениям законной силы, согласие и готовность иностранного государства обеспечить такие правовые последствия вынесенных решений, которые они имеют в тех государствах, в которых они были вынесены[120] [121]».

По сути, значение признания в международном гражданском процессе велико.

Во-первых, оно позволяет значительно сократить объем дел, подлежащих разрешению в национальных судах, экономить время, силы и деньги участникам процесса для повторного разбирательства спора, по которому дело по существу уже рассматривалось. Для них институт признания служит своеобразной системой гарантии соблюдения и обеспечения их прав и законных интересов в стране пребывания.

Во - вторых, институт признания как бы стирает границы и создает благоприятную почву для развития международных связей, развития договорного сотрудничества.

Как уже было отмечено, в случае признания иностранного судебного решения сторонам не нужно будет вторично возбуждать процесс в другом государстве для того, чтобы правовые последствия уже вынесенного решения признавались на его территории. Даже если истец изъявит желание подать иск по уже рассмотренному делу в другой стране, ответчик может пресечь данный иск, т.е. заявить отвод, обосновывая тем, что дело по существу уже было рассмотрено или же находится на стадии рассмотрения. Если по данному делу есть вынесенное судебное решение, стороны, при наличии международного договора между этими государствами, могут обратиться непосредственно в суд для осуществления процедуры признания по уже вынесенному судебному решению.

Однако в том случае, если заинтересованное лицо, в силу отсутствия международного договора, не может надеяться на признание иностранного судебного решения, вынесенного по конкретному спору, или ему было отказано в таком признании, он вправе вторично возбудить процесс для вынесения отечественным судом нового решения по исковым требованиям в результате полного, непосредственного и всестороннего рассмотрения судом действительных обстоятельств дела.

Здесь вырисовывается, на наш взгляд, еще один существенный признак правовой категории «признания иностранных судебных решений», а именно территориальная ограниченность, означающая, что данная дефиниция не есть явление распространенное. В Республике Таджикистан, к примеру, не признаются иностранные судебные решения тех государств, с которыми наша республика не заключила международный договор о правовой помощи. Итак, по принципу взаимности судебные решения, принятые в Республике Таджикистан, также не будут признаны на территории иностранных государств, даже если спор по ним наиболее существенен. Как справедливо отметила С.Н.Тагаева, «отказ от реализации права на алименты из-за отсутствия международного договора нарушает права незащищенных и нуждающихся членов общества. В данном случае частные интересы, право

человека на достойную жизнь зависят от наличия договоренности между

122

государствами.... ».

Идя по более прогрессивному пути, судебная практика некоторых зарубежных государств, например Германии, отмечает С.А. Акимбекова, предполагает приравнять иностранные судебные решения с

123

национальными . При таком раскладе дел было бы бессмысленно [122] [123] рассматривать категории признания и исполнения иностранных судебных решений, которые бы теряли все специфические свойства.

На практике, однако, невозможно поставить знак равенства между правоприменительным актом зарубежного и национального органа правосудия в ситуации, когда действие иностранного судебного решения ограничено по сравнению с действием аналогичного решения в признающем

124

государстве .

Итак, на основании вышеизложенного считаем необходимым предложить следующее определение понятия «признание иностранного судебного решения». Признание иностранного судебного решения представляет собой процедуру распространения правового действия судебного решения на территории другого государства, где оно подлежит реализации.

Закрепляя понятие признания решения иностранного суда, предлагаем внести изменения в Гражданский процессуальный кодекс Республики Таджикистан, в частности закрепить статью «Признание иностранных судебных решений» в следующей редакции:

Признание иностранного судебного решенияпредставляетсобой процедуру распространения правового действия судебного решения на территории другого государства, где оно подлежит реализации.

Учитывая специфический характер семейных правоотношений, внести соответствующее изменение в Семейный кодекс Республики Таджикистан. Главу 22 Применение семейного законодательства о браке и семье к иностранным гражданам и лицам без гражданства дополнить статьей «Признание и исполнение иностранных судебных решений по семейным делам» и закрепить ее в следующей редакции:

1. Решения иностранных судов по семейным делам признаются и исполняются в Республике Таджикистан, если это предусмотрено [124] законом или международным договором Республики Таджикистан или на началах взаимности.

По сути, в брачно-семейных правоотношениях, осложненных иностранным элементом, простое признание применяется в делах о расторжении брака и признании брака недействительным, также сюда можно отнести признание иностранных судебных решений по усыновлению, опеке и попечительству, не требует дальнейшего исполнения также и установление и оспаривание отцовства или материнства. Это категория дел

неимущественного характера. В ряде международных договоров содержатся формулировки о том, что на территории договаривающихся государств подлежат признанию судебные решения по гражданским и семейным делам неимущественного характера. По мнению С.А.Акимбековой, наиболее удачным представляется вариант, когда в договорах содержатся указания на то, что признанию подлежат решения, не требующие по своему характеру принудительного исполнения[125].

Рассматривая данный вопрос, М.О.Лиц также отмечает, что, как правило, в международных договорах встречаются лишь общие указания на то, что взаимному признанию подлежат судебные решения по гражданским и семейным делам, не требующие по своему характеру исполнения, или

же.... признаются решения по гражданским и семейным делам

неимущественного характера[126]. Трудно не согласиться с автором в том, что указание в договорах на возможность признания иностранных судебных решений по делам неимущественного характера вряд ли кажется удачным. Поскольку все возрастающие темпы международной жизни, увеличение числа транснациональных браков, усложнение брачно-семейных отношений требуют подробной регламентации норм, направленных на регулирование этих отношений, раз они существуют, тогда правовым регулированием должны быть охвачены все аспекты тех или иных семейных отношений. И по

этому поводу М.О.Лиц утверждает: «....на практике по отдельным категориям дел неимущественного характера (например, по делам о передаче детей на воспитание) не всегда оказывается достаточным только их признание» . Например, при наличии договора по взаимному признанию и

принудительному исполнению на территории договаривающихся государств по гражданским и семейным делам только имущественного характера ходатайство лица, являющегося гражданином одной из сторон, к компетентным органам другой стороны о выдаче разрешения на принудительное исполнение решения суда о передаче ребенка на воспитание получает правомерный отказ даже при наличии договора о сотрудничестве по семейным делам. Ведь категория «передача ребенка от одного родителя к другому» не относится к делам имущественного характера, а значит договором между этими странами данный вопрос не урегулирован. Поэтому указание в договорах о взаимной помощи характера дел (имущественного или неимущественного), подлежащих признанию, является, на наш взгляд, излишним.

Итак, к простому признанию мы отнесем:

• признание дел о расторжение брака;

• признание брака недействительным;

• дела по опеке и попечительству;

• усыновление

Как известно, опека и попечительство как институт семейного права представляет собой один из вариантов устройства детей, оставшихся без попечения родителей. В силу особого характера отношений, сложившихся внутри данного столь значимого института Семейного права, где затрагиваются интересы незащищенного слоя населения-

несовершеннолетних детей, законодателю необходимо вырабатывать нормы, направленные, прежде всего на защиту интересов несовершеннолетних. Что касается вопросов признания иностранных судебных решений, то [127] «законодательство РТ признает юридический факт установления опеки и попечительства, совершенный за пределами страны, если против признания

либо против установления самого факта опеки и попечительства нет

128

основанных на законе возражений консульского учреждения страны» .

Консульское учреждение здесь выступает в качестве связующего правоохраняемого звена. В случае же установления факта нарушения прав, нарушения законодательства при установлении опеки и попечительства возражения консульского учреждения будет являться основанием для отказа

129

в признании .

Что касается признания иностранных судебных решений по делам об усыновлении, то данный вопрос законодательством Республики Таджикистан, к сожалению, не регулируется. Как известно, Семейный кодекс страны содержит запрет на международное усыновление, что, на наш взгляд, абстрагируясь от иных составляющих, является неким пробелом в законодательстве, поскольку такое положение вещей не всегда отвечает интересам ребенка. В законодательстве Республики Таджикистан также не содержится норм, регламентирующих вопросы признания решений об усыновлении, произведенном за пределами страны, даже если решение об усыновлении вынесено в отношении гражданина Республики Таджикистан.

Что касается категории «сложное признание», то оно означает признание иностранного судебного решения с последующим его исполнением.

Признание иностранного судебного решения является необходимой предпосылкой приведения его в исполнение . Ш.М. Менглиев по данному вопросу отмечает, что за признанием наступает процесс исполнения, предполагающий реализацию решения иностранного суда в принудительном порядке. Исполнение в данном аспекте рассматривается как реализация тех [128] [129] [130] же прав и обязанностей в другом государстве соответствующими органами лица, в пользу которого вынесено решение[131] [132].

Для того чтобы то или иное судебное решение было исполнено за пределами государства, где спор рассматривался по существу, для начала необходимо его признание правопорядком другого государства, поскольку признание является необходимым условием, предшествующим этапу исполнения решений судов иностранных государств и закрепления за ними тех же качеств, которые признаются за решениями отечественных судов.

В семейных правоотношениях к данной категории дел, то есть признание с последующим исполнением, можно отнести алиментные обязательства, раздел имущества между супругами и т.д.

Как показывает практика, наиболее часто взыскание алиментов связано с процедурой судебного разбирательства и с признанием и исполнением решения на территории иностранного государства . Важно также отметить, что решение о взыскании алиментов подлежит принудительному исполнению.

Без исполнения иностранного судебного решения сложное признание теряет былое значение. К примеру, недостаточно только назначить сумму взыскания алиментов с алиментоплательщика, необходимо в должной мере исполнить, а иногда и принудить обязанное лицо исполнить возложенное на него обязательство.

Признание наделяет решение иностранного государства всеми качествами законной силы, кроме права на принудительное исполнение, то есть признание иностранного судебного решения не аналогично понятию его принудительного исполнения. Согласно одной из теорий, признание есть придание решению той же силы, что и внутреннему решению (обязательность и пр.), за исключением возможности принудительного исполнения государственными органами. Для того чтобы решение могло быть принудительно исполнено, необходима дополнительная процедура, а именно - выдача разрешения на принудительное исполнение, экзекватурирование.

Поэтому мы считаем необходимым для простоты исследования данных вопросов выделить категории признания на простое признание и сложное признание, поскольку не каждое признание влечет за собой исполнение иностранного судебного решения.

2.3.

<< | >>
Источник: АМИНОВ МУХАМАДЖОН МАХМАДРИЗОЕВИЧ. ПРОБЛЕМЫ ПРИЗНАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ ПО СЕМЕЙНЫМ ДЕЛАМ В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Душанбе 2015. 2015

Еще по теме 2.2 Признание иностранных судебных решений по семейным делам как основание их исполнения:

  1. § 2. Исполнение решений иностранных судов и арбитражей
  2. Статья 80. Исполнение решений иностранных судов и арбитражей
  3. 14.1. Особенности исполнения решений иностранных судов на территории Российской Федерации
  4. Решение суда первой инстанции
  5. § 1. Право иностранных граждан на доступ к правосудию. Международная подсудность по делам о взыскании алиментов
  6. § 2. Признание и исполнение иностранных судебных решений о взыскании алиментов по национальному законодательству
  7. § 3. Международные соглашения о признании и исполнении иностранных судебных решений по взысканию алиментов
  8. Признание и исполнение иностранных судебных решений как институт международного частного права
  9. Становление института признания и исполнения иностранных судебных решений на территории современного Таджикистана
  10. 2.1. Правовое регулирование признания и исполнения иностранных судебных решений по семейным делам
  11. 2.2 Признание иностранных судебных решений по семейным делам как основание их исполнения
  12. Проблемы исполнения решений иностранных судов по семейным делам в Республике Таджикистан
  13. 3.1. Признание и исполнение решений судов иностранных государств по разрешению споров между супругами
  14. 3.2. Признание и исполнение иностранных судебных решений по спорам о происхождении детей, их воспитании и содержании
  15. §3. Требования к иностранному судебному решению о взыскании денежных средств в США для целей его признания и исполнения Общая характеристика
  16. § 1.4.2. Соотношение понятий «признание» и «исполнение» иностранного судебного решения.
  17. Параграф 2.1. Международный договор и/или федеральный закон как правовое основание признания иностранных судебных решений в РФ.
  18. Параграф 2.3. Конвенция «О защите прав человека и основных свобод» 1950 г. как правовое основание признания и исполнения иностранных судебных решений в Российской Федерации.
  19. § 1. Понятие взаимного признания профессиональных квалификаций в праве Европейского Союза
  20. Размышления о сути исполнительного производства (сквозь призму проекта Долгосрочной программы повышения эффективности исполнения судебных решений (2011—2020 годы))
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -