<<
>>

2.1. Правовое регулирование признания и исполнения иностранных судебных решений по семейным делам

В науке понятие «правовое регулирование» определяется по-разному, в связи с чем существуют различные подходы к его трактовке, каждая из которых по-своему раскрывает сущность данного понятия.

Но все они, на наш взгляд, имеют в своей основе много общего. Так, А.С. Пиголкин под правовым регулированием понимает систему юридических средств, организованных наиболее последовательным образом в целях упорядочения общественных отношений, содействия удовлетворению интересов субъектов права . С.С.Алексеев правовое регулирование определяет как главное выражение правовой действительности, результативное нормативноорганизованное воздействие на общественные отношения при помощи правовых средств[84] [85]. Более лаконичного определения придерживаются Р.А.Ромашов и В.П.Сальников, рассматривая под правовым регулированием процесс, предполагающий непосредственное (активное) правовое

воздействие на юридически значимые общественные отношения[86]. С данными суждениями трудно не согласиться, поскольку действительно само правовое регулирование представляет собой некий механизм, закрепляющий либо охватывающий определенные правовые средства, воздействующие на те или иные общественные отношения.

Связывая механизм правового регулирования при рассмотрении вопроса о признании и исполнении иностранных судебных решений по семейным делам, отметим, что общественными отношениями, на которые и направлено «правовое воздействие», в данном случае выступают как раз-таки семейные отношения, спор по которым рассматривается в одном государстве, а признание и исполнение требуется производить на территории другого государства.

На наш взгляд, источники, содержащие порядок признания и приведения в исполнение решений иностранных судов по семейным делам, и будут выступать «системой юридических средств», направленной на данный вид общественных отношений.

Важно отметить, что Республика Таджикистан является участницей международных договоров, регулирующих вопросы признания и исполнения иностранных судебных решений по семейным делам, но ни в международных договорах, ни в национальном законодательстве не содержится легального определения понятий «признания иностранных судебных решений» и «исполнение иностранных судебных решений». Раскрытие сущности данных категорий играет ключевую роль при правовом регулировании порядка признания и исполнения иностранных судебных решений по семейным делам как на территории Республики Таджикистан, так и за ее пределами, где в подобных отношениях участвуют граждане Республики Таджикистан.

В науке под признанием понимают полное приравнивание решения иностранного суда к вступившему в законную силу решению отечественного суда, то есть придание ему свойства обязательности, и одновременно введение его в действие в пределах данного государства. За признанием по отдельным категориям дел наступает процесс исполнения. Под исполнением же иностранного судебного решения понимают реализацию его путем применения к должнику в предусмотренном законом порядке мер принуждения в исполнительном производстве . В результате признания [87] иностранное судебное решение получает такую же юридическую силу, что и решения национальных судов.

Из числа законов, непосредственно регулирующих вопросы признания и исполнения решений судов иностранных государств в Республике Таджикистан, можно назвать Гражданский процессуальный кодекс РТ, Экономический процессуальный кодекс РТ, Закон РТ «Об исполнительном производстве» от 20 марта 2008 г. и другие нормативно- правовые акты.

Ч.1 статьи 398 ГПК РТ содержит общее правило о том, что решения судов иностранных государств признаются и исполняются в Республике Таджикистан, если это предусмотрено международными правовыми актами, признанными Таджикистаном. Получается, что единственным основанием для признания и исполнения иностранных судебных решений в РТ являются только международные договора, участницей которых является РТ.

Возникает вопрос, как быть с теми правоотношениями, по которым не заключено международных соглашений. Может целесообразнее

руководствоваться иными подходами к регулированию подобных правоотношений? Речь идет о применении к рассматриваемым вопросам принципов международной вежливости и взаимности. Но, как известно, применение данных принципов возможно только тогда, когда они указаны в нормативно-правовых актах РТ либо же в международных договорах. Подобная ситуация прослеживается и в РФ. В настоящее время появляются точки зрения, отвергающие данные императивные нормы. В частности, нетипичных взглядов по этим вопросам придерживается А.И.Муранов, считая, что на настоящий момент существуют достаточные правовые основания для признания и исполнения иностранных судебных решений на условиях взаимности путем реализации федеральными судами права выражать от имени государства согласие на такое признание и приведение ихв исполнение[88]. Он предоставляет судам свободно использовать данные

принципы, даже если последние не закреплены в правовых актах. С подобным суждением трудно согласиться, поскольку предоставление такой автономии может отрицательно сказаться на публичном порядке, признанию и исполнению при таком раскладе дел могут подлежать и решения иностранных судов, явно противоречащих нормам внутреннего

законодательства и в конечном счете являющихся противоправными на территории признаваемого государства. Еще Т.М.Яблочков в своих трудах по международному частному праву отмечал, что «исполнение Россией решений судебных мест тех государств, в которых взаимное исполнение решений русских судов не обеспечено заключенными с ними трактатами и договорами, как нарушающее понятие о самостоятельности государства допущено быть не может ». И по этому поводу совершенно справедливо отмечает М.Вольф, утверждая, что доктрина «международной вежливости» может быть опасной, если «ничего не стоящие решения, вынесенные продажными и невежественными судьями в какой-нибудь Руритании, могли бы быть признаны «безвредными в Англии только потому, что суды Руритании признают мудрые решения, вынесенные английскими судами[89] [90]».

В настоящее же время, как отмечает Ш.М.Менглиев, решения судов иностранных государств на территории РТ исполняются только в случаях, если это предусмотрено международными договорами, участницей которых является РТ. При отсутствии такого соглашения не применяется принцип

вежливости[91].

Здесь следует отметить, что в отличие от законодательства РТ в процессуальных законах ряда стран-участниц Содружества Независимых Государств данный принцип предусмотрен[92].

Согласно ч. 1 ст. 425 Гражданского процессуального кодекса

Республики Казахстан, решения иностранных судов и арбитражей признаются и исполняются в Республике Казахстан, если это предусмотрено законом или международным договором Республики Казахстан на началах

93

взаимности .

В соответствии со ст.70 Закона о международном частном праве Республики Грузия Верховный суд Грузии вправе отказать в признании правоприменительного акта зарубежного органа правосудия, если «иностранное государство не признает решений Грузии[93] [94]».

Ч.2 ст.398 ГПК РТ уточняет, что под решениями судов иностранных государств понимаются решения по гражданским делам, за исключением дел по экономическим спорам и других дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, приговоры по уголовным делам в части возмещения ущерба, причиненного преступлением. Исходя из смысла данной статьи, под гражданскими делами следует понимать дела, вытекающие из достаточно широкого круга отношений. Это и гражданские, и трудовые, и семейные, и др. правоотношения. То есть семейные правоотношения подпадают под категорию гражданских дел и следовательно регулируются нормами данной статьи. Из толкования норм статьи 398 ГПК РТ получается, что правовой основой признания и исполнения иностранных судебных решений по гражданским делам вообще и по семейным правоотношениям в частности являются международные договоры.

Значимость данной нормы проявляется в том, что при разрешении вопросов признания и исполнения иностранных судебных решений речь идет о правовой системе не одного государства, а двух и более государств, затрагиваются интересы лиц, являющихся гражданами разных государств, но по той или иной причине вынужденных обратиться к институту признания и исполнения их отношений на территории государства, к гражданству которого они не принадлежат.

В науке возникают различные подходы к правильности регламентации исследуемых вопросов в рамках договорного сотрудничества. Мнения ученых зачастую разнятся. Так, например, А.И. Муранов отмечает, что для признания и исполнения иностранного судебного решения принципиальное значение имеет не само по себе наличие международного договора или нормы в национальном законодательстве, а выраженное в определенной форме согласие государства с таким признанием и приведением решения в исполнение[95]. Подобной точки зрения придерживается и Э. Лаужикас, который уточняет, что, признавая судебное решение иностранного государства, правовая помощь оказывается не иностранному государству, а частному лицу, поэтому его права, признаваемые судебным решением, должны признаваться и уважаться, несмотря на то что у государства нет международного договора с государством происхождения судебного решения[96] [97]. Напротив, Т.М. Яблочков указывал, что «распоряжения, исходящие от суверенной власти, не имеют никакой силы на иностранной

97

территории; авторитет ее погашается на границе государства ». Допустимость признания решения суда другого государства, а также его исполнение на территории данного государства должны быть определены международными соглашениями с участием данного государства, в противном случае, по мнению автора, простое исполнение иностранных судебных решений «нарушило бы понятие о самостоятельности государства и грозило бы доброму отправлению правосудия на территории государства, ибо чужеземная юрисдикция нисколько не гарантирует справедливости и

98

правосудности решения ».

На наш взгляд, вторая точка зрения больше близка к реалиям современной жизни, ведь простое перенесение судебного решения и исполнение его на территории нашего государства было бы просто нелепо. При таком раскладе дел утратили бы силу нормы национального права, отдающие предпочтение именно договорному сотрудничеству по рассматриваемым вопросам на территории нашей страны.

Непосредственное применение международно-правовых норм во внутригосударственном праве исходит от Конституции Республики Таджикистан, ч.2 ст.10 которой гласит, что международно-правовые акты, признанные Таджикистаном, являются составной частью правовой системы республики, и устанавливает правило о приоритетном применении договорных норм перед нормами национального права в случае возникновения противоречий, а именно «... в случае несоответствия законов республики признанным международно-правовым актам применяются нормы международно-правовых актов».

В п.2 ст.7 Гражданского кодекса РТ закреплено применение международных договоров к отношениям, регулируемым гражданским законодательством: «Признанные Таджикистаном международные акты применяются к отношениям, указанным в частях 1 и 5 статьи 1 настоящего Кодекса непосредственно, за исключением случаев, когда из

международного правового акта, признанного Таджикистаном, исходит, что для претворения его в жизнь необходимо издание внутригосударственного акта. Если международным договором с участием РТ предусмотрены иные в отличие от гражданского законодательства правила, применяются положения международного договора.

Ст.4 Закона Республики Таджикистан «О международных договорах» 2001 г. содержит аналогичное положение: «Нормы официально [98] опубликованных международных договоров Республики Таджикистан, не требующих принятия законов для их применения, действуют в Республике Таджикистан непосредственно. Для применения иных положений международных договоров Республики Таджикистан принимаются соответствующие нормативные акты».

Исходя из вышеизложенного, мы можем подтвердить, что до момента внесения соответствующих изменений в процессуальные законы на таджикские суды возложена обязанность осуществлять признание и исполнение иностранных судебных решений, поскольку такая обязанность возложена на них международными договорами и национальными законами.

Здесь важно еще раз подчеркнуть, что не всякое иностранное судебное решение подлежит признанию и применению на территории РТ. Согласно требованиям, установленным ч.1 ст.220 Кодекса об экономическом судопроизводстве РТ и ч.2 ст.398 ГПК РТ, под решениями, которые подлежат признанию и исполнению на территории РТ, понимают иностранные судебные решения по гражданским делам, включая решения по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, а также приговоры по уголовным делам в части возмещения ущерба, причиненного преступлением. То есть законодатель устанавливает категорию дел, по которым решение принято в иностранном государстве, и требует признания и исполнения их в Республике Таджикистан.

Немного в иной форме трактуются признание и исполнение иностранных судебных решений на территории РТ по семейным делам, что, на наш взгляд, связано со специфической природой рассматриваемых отношений, особым характером взаимоотношений, возникающих между лицами, состоящими в браке, лицами, желающими вступить в брак, вопросы алиментных обязательств, установление отцовства, вопросы с кем из родителей останется ребенок, если они проживают в разных странах, а между последними отсутствуют договора о взаимной помощи по семейным делам и др. Важность должного правового регулирования вопросов по семейным правоотношениям исходит, на наш взгляд, из значимости самого института семьи не только для РТ, но и, пожалуй, для всего мирового сообщества.

Как уже было отмечено, правовой основой признания и исполнения иностранных судебных решений на территории Республики Таджикистан являются международные договора с участием РТ. Но есть категория дел, по которым нормы таджикского законодательства допускают возможность признания иностранных судебных решений и при отсутствии с соответствующим государством международного договора. Речь здесь идет как раз-таки о семейных правоотношениях.

Кроме Гражданского процессуального кодекса источником признания и осуществления иностранных судебных решений по семейным делам в Таджикистане является Семейный кодекс. Как верно отметила Н.М. Кострова, процессуальные нормы в СК РФ, как, впрочем, и в СК РТ, не составляют специального раздела, а содержатся практически во всех главах этого кодекса и рассчитаны на применение при разбирательстве конкретных категорий семейных дел (о расторжении брака, установлении отцовства, взыскании алиментов и др.)[99] [100]. О.Ю. Ильина, в свою очередь, пишет, что семейное законодательство характеризуется наличием большого числа норм, определяющих порядок судопроизводства по семейно-правовым спорам . Однако проблема о признании и воплощении в жизнь иностранных судебных решений не нашла в Семейном кодексе должного закрепления, что, на наш взгляд, является большим упущением законодательства. Хотелось бы заметить, что в Семейном кодексе нашел свое правовое регулирование лишь вопрос признания расторжения брака, совершенного за пределами Республики Таджикистан.

Согласно ч. 3 ст. 171 Семейного кодекса Республики Таджикистан, расторжение брака между гражданами Республики Таджикистан и

иностранными гражданами или лицами без гражданства, совершенное за пределами территории Республики Таджикистан с соблюдением

законодательства соответствующего иностранного государства о

компетенции органов, принимавших решение о расторжении брака и подлежащем применению при расторжении брака законодательстве, признается действительным в Республике Таджикистан и даже при отсутствии с соответствующим государством договора о взаимном признании решений. Признаются также решения иностранных судов о расторжении браков между иностранными гражданами. Вопрос о признании расторжения брака между таджикскими гражданами, совершенное за пределами территории РТ, СК не предусмотрел. На наш взгляд, было бы целесообразнее дополнить ч.3 ст. 171 СК РТ фразой «расторжение брака между гражданами Республики Таджикистан либо....», и изложивнорму в следующей форме: «Расторжение брака между гражданами Республики Таджикистан либо расторжение брака между гражданами Республики Таджикистан и иностранными гражданами или лицами без гражданства, совершенное за пределами территории Республики Таджикистан с соблюдением законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решения о расторжении брака, и подлежащем применению при расторжении брака законодательстве, признается действительными в Республике Таджикистан».

Вышеназванная норма касательно вопроса о признании и исполнении иностранных судебных решений по семейным делам в РТ, пожалуй, является единственной.

Как было подчеркнуто, при отсутствии международного договора иностранные судебные решения по семейным правоотношениям на территории РТ не признаются и не исполняются.

В частности, это распространяется и на такие значимые институты Семейного права, как алиментные обязательства, которые зачастую затрагивают интересы незащищенного слоя населения-детей. П.1 ст. 119 СК

РТ гласит, что лица, выезжающие на постоянное жительство в государство, с которым Республика Таджикистан не заключила международный договор, предусматривающий взаимное признание и исполнение судебных решений о взыскании алиментов, обязаны заключить с членами семьи соглашение об уплате алиментов в письменной форме, подлежащее нотариальному удостоверению. П.2 названной статьи конкретизирует данное положение: «При недостижении соглашения заинтересованное лицо вправе обратиться в суд с требованием об определении размера алиментов в твердой денежной сумме и о единовременной выплате алиментов...., или об уплате алиментов иным способом». Но каким именно способом законодатель не устанавливает. По общему смыслу получается, что в случае, если алиментоплательщик покидает РТ и не согласовывает процедуру уплаты алиментов, заинтересованное лицо должно будет обращаться в суд местонахождения алиментоплательщика и подавать иск о взыскании алиментов на общих основаниях, что на практике, на наш взгляд, трудно реализуемо. Если же заинтересованное лицо в данном случае подаст иск в соответствующий суд РТ, то данное судебное решение по принципу взаимности также не будет признано и исполнено на территории иностранного государства. Получается, что вопрос о взыскании алиментов с присутствием иностранного элемента в СК РТ полностью не урегулирован, что, на наш взгляд, является существенным пробелом законодательства в рассматриваемой области.

В настоящее время принято немало конвенций, посвященных проблемам алиментных взыскания алиментов за границей. Существует немало международных договоров, регламентирующих алиментные обязательства, в частности, их признание и исполнение. К их числу можно отнести: Нью- Йоркскую конвенцию ООН от 20 июня 1956 г. о взыскании алиментов за границей, Гаагскую конвенцию от 24 октября 1956 г. о праве, применимом к алиментным обязательствам в отношении детей, Гаагскую конвенцию от 15 апреля 1958 г. о признании и исполнении решений по делам об алиментных обязательствах в отношении детей; Гаагскую конвенцию от 2 октября 1973 г.

о признании и исполнении решений по делам об алиментных обязательствах, Гаагскую конвенцию о взыскании алиментов на детей и других формах поддержки семьи 2007 г.

Основной целью Нью-Йоркской конвенции 1956 г. является облегчение процедуры получения алиментов между лицами, находящимися на территориях разных стран-участниц конвенции[101] [102]. Данная процедура осуществляется посредством деятельности особых органов - передаточной и промежуточной инстанций (ст. 1). Данная Конвенция также предоставляет истцам определенные льготы. В частности, истцы согласно нормам Конвенции, наряду с собственными гражданами освобождаются от уплаты расходов, от внесения залога в обеспечение судебных расходов, им гарантируется бесплатность помощи, оказываемой вышеназванными (передаточной и промежуточной) инстанциями (ст. 9).

Но Республика Таджикистан в число названных конвенций не входит и, следовательно, не может требовать соблюдения указанных Конвенцией положений кем-либо из государств-членов по отношению к своим гражданам. Хотя, как верно отмечает Н.А.Темникова: «Необходимость участия в международных конвенциях очевидна: процессы глобализации увеличивают количество трансграничных браков, что означает

необходимость урегулирования вопросов общения с ребенком, уплаты

102

алиментов ».

Здесь естественно возникает проблема признания и приведения в действие иностранных судебных решений по различным категориям семейных дел на территории РТ или же признания и исполнения судебных органов РТ за рубежом. По этому аспекту В.В.Долинская отмечает, что каждое государство, исходя из принципов равноправия государств, невмешательства во внутренние дела государства и принципа неприменения силы, вправе само закреплять условия приведения и исполнения иностранных судебных решений[103]. Но в РТ процессуальные нормы в семейно-правовой области должным образом не отражены в национальном законодательстве, ситуация осложняется и тем обстоятельством, что РТ не заключила с другими странами, за исключением конвенций в рамках СНГ, двусторонние международные договора об оказании правовой помощи по семейным делам, и следовательно вопрос о признании и исполнении иностранных судебных решений по семейным делам в нашей стране остается открытым. Как верно отмечает М.О.Лиц «в международных договорах правовая защита (в частности и право обращения с ходатайствами об осуществлении судебного решения) распространяется только на граждан договаривающихся государств[104]». Безусловно, это так. В последние годы увеличилось количество браков с вытекающими отсюда правовыми последствиями. Поэтому с целью защиты интересов таджикских граждан в иностранных государствах считаем целесообразным развивать институт взаимности и осуществления иностранных судебных решений именно на основе двусторонних договоров. В нашей стране отсутствует процедура взыскания алиментов с должников за границей. В силу особого характера таких дел, затрагивающих правопорядок иностранного государства, меры, которые предпринимаются государственными органами, недостаточны. Важно наладить определенный механизм, выработать определенную процедуру решения таких дел, в частности, на наш взгляд, было бы эффективнее присоединение Таджикистана к многосторонним договорам по алиментным обязательствам, а также, что не менее важно, заключение двусторонних договоров с государствами, с которыми РТ не имеет соответствующих соглашений, и развитие национального законодательства в соответствии с нормами международного права.

В области признания и исполнения иностранных судебных решений по- иному обстоят дела в странах СНГ. Республика Таджикистан являлась участницей Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. (Минская конвенция). В рамках Содружества Независимых Государств действует также Кишиневская конвенция «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» 2002 г. (далее Кишиневская конвенция), заменившая для отдельных стран, в том числе для Таджикистана, Минскую конвенцию. В области семейного права названные конвенции не содержат существенных различий между собой. Семейным правоотношениям отведено 11 статей, затрагивающих следующие вопросы: заключение брака, расторжение брака, правоотношения супругов, признание брака недействительным, установление и оспаривание отцовства или материнства, правоотношения родителей и детей (сюда входят и алиментные обязательства), опека и попечительство и усыновление. 7 из 12 стран- участниц Конвенции (Российская Федерация, Республика Беларусь, Украина, Республика Казахстан, Республика Таджикистан, Республика Армения, Республика Молдова) также подписали дополнительный Протокол к Минской конвенции, основная цель подписания которого заключается в упрощении процедурных формальностей, в частности в ускорении пересылки документов. Данный международный договор содержит правовые основы для признания и исполнения иностранных судебных решений. Так, каждая из участниц Конвенции признает и исполняет на своей территории судебные решения, вынесенные в другой стране-участнице Конвенции. Согласно Конвенции стран СНГ, признанию и исполнению подлежат все решения по гражданским и семейным делам. Что касается судебных решений по семейным делам, то сюда можно отнести

утвержденные судом мировые соглашения и нотариальные акты в отношении денежных обязательств (ст.54 Конвенции).

В соответствии с Протоколом при оказании правовой поддержки вышеперечисленные страны- участницы помимо центральных органов также общаются друг с другом через территориальные органы с учетом их компетенции.

Положениями Конвенции предусмотрено, что граждане государств- участников обладают правом свободно и беспрепятственно обращаться в суды, прокуратуру и иные учреждения Договаривающихся сторон, осуществлять процессуальные действия, в частности, выступать в них, подавать ходатайства, предъявлять иски на тех же условиях, что и граждане данной Договаривающейся стороны .

Например, суд города Душанбе рассмотрел ходатайство гражданина Электростальского района Московской области РФ о признании и исполнении на территории Республики Таджикистан решения суда Электростальского района Московской области РФ о взыскании алиментов на детей в размере % (одной четвертой) части всех видов его заработка /доходы / в пользу заявителя и передаче ему несовершеннолетних детей. В определении суда города указывалось: «.... При рассмотрении ходатайства необходимо принять во внимание, в соответствии со ст. 54 Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам и со ст.56 Кишиневской конвенциио правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, а также ст. 399, 400 и 402 ГПК РТ суд удовлетворил и дал разрешение на принудительное исполнение[105].

В Конвенции особое внимание уделено признанию судебных решений, не требующих исполнения. Признание таких решений ставится в зависимость от условия, а именно: если учреждения юстиции страны, в которой запрашивается признание, не выносили ранее решения по данному делу, которое вступило в законную силу, и дело, также согласно законодательству страны-участницы, на территории которой решение должно быть признано, не касается исключительной компетенции учреждений юстиции. Положения Конвенции относятся к решениям об опеке и попечительстве и к решениям о расторжении брака (ст.55 Конвенции).

Однако, несмотря на упрощенную процедуру, в судебной практике возникали проблемы с признанием и исполнением судебных решений на территории стран участниц-Конвенции. Например, в практике возник вопрос о возможности направления за границу для исполнения в рамках Минской конвенции 1993 г. (действовавшей до Кишиневской конвенции) судебных приказов, вынесенных российскими судьями единолично по требованиям о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей. По одному из дел взыскатель собиралась получить разрешение на осуществление в Белоруссии выданного российским судьей судебного приказа о взыскании алиментов на ребенка с отца, проживающего в данной стране. Статья 51 Минской конвенции 1993 г. гласит об осуществлении решений учреждений юстиции по гражданским и семейным делам, включая утвержденные судом мировые соглашения по таким делам [106] [107] [108]. К сожалению, суть судебного решения, которое должно признаваться и исполняться на территории стран Содружества, подробно не раскрывается. Под термином «решение» применительно к международному гражданскому процессу Конвенция предусматривает постановления оснований юстиции по гражданским и семейным делам, заключая утвержденные судом популярные соглашения по таким делам и нотариальные поступки в отношении денежных обязательств . Поэтому, считает Н.И. Марышева, следует обращаться к внутреннему законодательству государства, где решение вынесено, в рассматриваемом случае - к российскому законодательству .

В российском гражданском процессуальном законодательстве судебный приказ, позволяющий реализовать взыскание денежных сумм в упрощенной последовательности, рассматривается как правоприменительный поступок и одновременно как исполнительный документ. Важно отметить, что судебный приказ, хотя и имеет много общего с судебным решением, но не является его разновидностью. По сути, судебный приказ - это судебное постановление наряду с решениями и определениями суда. Судебное решение, в отличие от приказа, выражается результатом действия предусмотренной законом сложной процессуальной процедуры. ГПК РФ не допускает выдачу судебных приказов в случае, когда место жительства или место пребывания должника - вне пределов Российской Федерации. При подаче соответствующего заявления судья отказывает в иске. Все это обуславливает необходимость закрепления в международных договорах о правовой помощи и правовых отношениях по семейным делам понятия «судебное решение».

Статья 37 Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам подробно регламентирует вопросы усыновления. Республика Таджикистан, являясь составной частью мирового сообщества, провозглашая приоритет договорных норм над национальными, в случае ратификации международных норм должна привести национальное законодательство в точном соответствии с ними. Но в Семейном кодексе РТ отсутствуют нормы, регламентирующие порядок международного усыновления, процессуальные нормы в этой области, что, на наш взгляд, также является существенным пробелом законодательства, требующим доработки. Мы полагаем внести в СК РТ соответствующий раздел, регулирующий материальные и процессуальные нормы в области международного усыновления.

Как уже было отмечено, в РТ семейные правоотношения с иностранным элементом подпадают под предмет регулирования Семейного кодекса РТ, которого, как видно, явно недостаточно для урегулирования проблем семейно-правовых правоотношений, вытекающих далеко за пределы РТ и касающихся вопросов более широкого круга проблем, в частности вопросов, связанных с международным и процессуальным правом.

Интересным представляется подход по вопросу применения и исполнения иностранных судебных решений в США. Л.В. Князева отмечает, что при отсутствии унифицированного регулирования суды отдельных штатов США применяют законодательство по аналогии. Кроме того, штаты США наделены правом самостоятельно заключать двусторонние договоры с иностранными государствами об установлении и принудительном исполнении обязательств в области семейного права[109]. Нам кажется, что предоставление подобной автономии в самостоятельном заключении двусторонних договоров по семейным правоотношениям связано со значимостью данного института, его огромной ролью в современном обществе, связанном с возрастанием трансграничных браков, алиментными правоотношениями, международным усыновлением и т.д. Важно отметить, что здесь по семейным правоотношениям в отношении принудительного исполнения иностранных судебных решений существует особый режим. Так, Л.В. Князева отмечает, что согласно Федеральному праву США, Штаты могут заключать двусторонние договоренности с иностранными государствами по вопросам установления и принудительного исполнения обязательств по семейно-правовым вопросам, не противоречащие Федеральному праву.

Итак, подытоживая все вышесказанное, отметим, что в нашей стране еще не выработано определенной процедуры взыскания алиментов с должников, находящихся за границей. Меры, которые применяются на практике, недостаточны по той простой причине, что дела об алиментных обязательствах с иностранным элементом носят особый специфический характер, требующий выработки хорошо налаженного механизма разрешения вопросов не только по алиментным обязательствам, но и по другим не менее важным аспектам семейно-правовых отношений. Нам кажется, что в этой связи необходимо, чтобы Республика Таджикистан присоединилась к многосторонним договорам, действующим в данной сфере, а также наладила процесс заключения двусторонних договоров о правовой помощи по гражданским и семейным делам.

Учитывая особенность признания и исполнения иностранных судебных решений по семейным спорам, считаем необходимым регулирование данного вопроса в Разделе VIII Семейного кодекса Республики Таджикистан «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства», со ссылкой на Гражданский процессуальный кодекс. Регулирование отношений между субъектами семейного права при наличии иностранного элемента связано с разрешением вопроса о применимом праве, так называемой коллизионной проблемы. В свою очередь, правоприменение разрешающее

взаимоотношения участников семейных отношений, может привести к необходимости его признания и исполнения на территории Республики Таджикистан. Данные вопросы относятся к предмету международного частного права. К сожалению, отсутствие закона, объединяющего все возможные варианты частноправовых отношений в широком смысле слова и процессуальных отношений, осложненных иностранным элементом, обуславливает необходимость совершенствования законов, в которых закреплено их правовое регулирования. Не является исключением Семейный кодекс и Гражданский процессуальный кодекс Республики Таджикистан, содержащие нормы, регулирующие отношения, осложненные иностранным элементом.

<< | >>
Источник: АМИНОВ МУХАМАДЖОН МАХМАДРИЗОЕВИЧ. ПРОБЛЕМЫ ПРИЗНАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ ПО СЕМЕЙНЫМ ДЕЛАМ В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Душанбе 2015. 2015

Еще по теме 2.1. Правовое регулирование признания и исполнения иностранных судебных решений по семейным делам:

  1. § 2. Признание и исполнение иностранных судебных решений о взыскании алиментов по национальному законодательству
  2. § 3. Международные соглашения о признании и исполнении иностранных судебных решений по взысканию алиментов
  3. АМИНОВ МУХАМАДЖОН МАХМАДРИЗОЕВИЧ. ПРОБЛЕМЫ ПРИЗНАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ ПО СЕМЕЙНЫМ ДЕЛАМ В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Душанбе 2015, 2015
  4. ГЛАВА 1. МЕСТО ИНСТИТУТА ПРИЗНАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
  5. Признание и исполнение иностранных судебных решений как институт международного частного права
  6. Доктринальные подходы к признанию и исполнению иностранных судебных решений
  7. Становление института признания и исполнения иностранных судебных решений на территории современного Таджикистана
  8. ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ ПРИ ПРИЗНАНИИ И ИСПОЛНЕНИИ ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ ПО СЕМЕЙНЫМ ДЕЛАМ
  9. 2.1. Правовое регулирование признания и исполнения иностранных судебных решений по семейным делам
  10. 2.2 Признание иностранных судебных решений по семейным делам как основание их исполнения
  11. ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ ПРИЗНАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ ПО СЕМЕЙНОПРАВОВЫМ СПОРАМ
  12. 3.2. Признание и исполнение иностранных судебных решений по спорам о происхождении детей, их воспитании и содержании
  13. §1. Стадии и формы процедуры признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений о взыскании денежных средств в США.
  14. Костин Александр Алексеевич. «ПРАВОВЫЕ ОСНОВАНИЯ ПРИЗНАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ». Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018, 2018
  15. Параграф 1.4. Признание и исполнение иностранных судебных решений.
  16. § 1.4.2. Соотношение понятий «признание» и «исполнение» иностранного судебного решения.
  17. ГЛАВА II. ПРАВОВЫЕ ОСНОВАНИЯ ПРИЗНАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ В РФ.
  18. Параграф 2.1. Международный договор и/или федеральный закон как правовое основание признания иностранных судебных решений в РФ.
  19. Параграф 2.2. Принцип международной вежливости и/или взаимности как правовое основание признания иностранных судебных решений.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -