<<
>>

Доктринальные подходы к признанию и исполнению иностранных судебных решений

Расширение международных связей государств потребовало создания научной основы для взаимоотношений их граждан, в том числе появления доктрин, обосновывающих возможность для признания и исполнения судебных решений на территории суверенных государств.

Наука международного частного права, сформировавшись в Средние века в Европе как система личных племенных прав, постепенно вытеснялась системой территориально разграниченных норм[26] [27]. Существовавшие

территориальные обособленные правопорядки требовали создания механизмов взаимодействия между ними, в том числе признания и исполнения иностранных судебных решений. Одной из первых доктрин, допускающих действие норм иностранного права на территории государства, явилась теория международной вежливости.

Международная вежливость играет роль правообразующего фактора, так как, появившись как обычай добрососедских взаимоотношений между государствами, которые идут на добровольные уступки по отношению друг к другу, с течением времени получила характер юридически обязательных норм.

Концепция «международной вежливости» (comitasgentium) была создана в рамках голландской школы статутариев как обоснование допуска действия персональных статутов в пределах территории другого государства. Во времена юристов 17 века международная вежливость являлась предпосылкой

27

применения иностранного права на территории каждого государства , утверждает В.М.Корецкий.

Международная вежливость представляет собой пример одной из самых древних международных традиций, признанной большинством стран мира. Действием именно этого международного обычая объясняется возможность применения иностранного права на территории государства как проявление вежливости по отношению к иностранному государству.

Как отмечает Л.П. Ануфриева, «его появление в международноправовых отношениях характеризует, в известном смысле, победу в борьбе, которая велась между «цивилистами» и их противниками, за отстаивание нецивилистической природы международного (имеется в виду

международное публичное) права[28]».

Широкое применение доктрина «международной вежливости» получила в Великобритании, где признание решений иностранных судов производилось из соображений вежливости, соблюдения этикета в отношениях с иностранными государствами. Отказ в применении иностранной правовой системы расценивается как пренебрежение иностранным суверенитетом.

Британские и американские коллизионисты неоднократно указывали на то, что концепция вежливости, или, как она называется,еотйу в том смысле, как она рецепиирована англо-американским правом, не означает отрицания правовой обязанности судов в признании прав, возникших под действием иностранных законов, а означает лишь, что коллизионные нормы, применяемые судами общего права, являются внутренним, национальным правом в том же смысле, как и материальные нормы права[29]. В решениях судов имелись ссылки на comity с целью указания на необходимость признания прав, вытекающих из иностранного закона, и на то, что отказ от признания таких прав означал бы нарушение некоторых норм международного общения. В судебной практике судов США встречаются случаи использования концепции comity с другой целью: подчеркнуть необязательность признания судом каких-либо прав, основанных на иностранном законе, или для того, чтобы указать, что признание действия иностранного закона означает акт вежливости в отношении соответствующего иностранного государства, которое возможно лишь на основе взаимности .

Возникновение теории международной вежливости часто связывают с появлением принципа суверенного равенства государств.

Наличие суверенитета у государства предполагает наделение его не только правами, но и обязанностью по отношению к другим государствам.

Неотъемлемому свойству каждого государства по самостоятельному решению вопросов внутренней и внешней политики корреспондирует обязанность уважать акты других государств . Эта идея получила свое развитие в концепции международной вежливости.

Т.Н. Нешатаева, обосновывая позицию о связи принципа

международной вежливости с суверенитетом государств, указывает, что принцип взаимного сотрудничества прошел долгий путь развития от мягкой формы - международной вежливости (comity) до обязанности государств сотрудничать друг с другом во благо своих граждан ...

и «наряду с провозглашенным принципом суверенитета государств стал неотъемлемой частью мирового сообщества»[30] [31] [32] [33] [34].

Л.П.Ануфриева относит международную вежливость к основным началам (принципам) международного частного права, но, в то же время, указывает на ее неопределенность., с его помощью можно исключить на

34

практике применение иностранного права .

В свою очередь, Д.В. Кайсин, являясь сторонником доктрины международной вежливости, считает, что вежливость является не нормой права, а правилом, основанным на практике, удобстве и

рациональности... Это что-то большее, чем простая любезность, из которой следует уважение к мнению других, поскольку она имеет существенную особенность в обеспечении единообразия решений и не поощряет повторного судебного рассмотрения одного и того же вопроса . По его мнению, отсутствует риск обструкции правопорядка в случае признания иностранных судебных решений на основе международной вежливости, т.е. без предварительных условий .

Р.В.Зайцев, указывая на недостатки теории международной вежливости, отмечает, что из данной теории «сложно вывести условия признания и основания к отказу в принудительном исполнении вынесенных за рубежом актов»[35] [36] [37] [38]. Доктрина международной вежливости, несмотря на свою привлекательность (ведь любое государство всегда желает быть признанным цивилизованным и правовым) практически трудно реализуемо на практике.

Теория международной вежливости иногда связывается с доктриной реторсий, которые применяются в случае нарушения политических норм, норм морали, вежливости. с целью прекратить недружелюбные, дискриминационные и, тем не менее, правомерные действия государства .

Нарушение норм международной вежливости не противоправно, вследствие чего и не дает потерпевшей стороне права прибегнуть к иным средствам самозащиты, кроме реторсии. По нашему мнению, реторсии являются обратной стороной принципа взаимности, негативной

взаимностью, но не нарушением принципа международной вежливости, которая обращена ко всем государствам. Так, согласно ст.465.1.6 ГПК

Азербайджанской республики, суды отказывают в признании на своей территории актов иностранного государства, если иностранное государство не гарантирует взаимность признания национальных актов.

Согласно данной позиции, отказ в признании и приведении в исполнение решений иностранных судов допустим, если по закону государства, где судебный акт был вынесен, принцип resjudicata, не действует в отношении судебных актов признающего государства.

Расплывчатость данной теории и отсутствие четких ориентиров для регулирования отношений по применению экстерриториального действия иностранного права вызвали критику со стороны специалистов. Так, Дж.Чешир указывает на несовершенство теории международной вежливости, отмечая, что исполнение должно производится безусловно, принимая решения иностранных судов такими, как они есть»[39]. Аналогичной точки зрения придерживается М.Вольф, указывая, что «доктрина международной вежливости ничего не объясняет и приводит к возникновению несовершенной нормы о взаимности как условии признания иностранных судебных решений»[40] [41] [42]. Кроме того, этот автор в свое время предостерегал, что «теория вежливости опасна, так как она ориентирует даже на признание заведомо неправосудных решений, и, кроме того, действие вежливости немедленно прекратилось бы при возникновении войны, хотя ряд решений

41

признаются и исполняются и в этом случае» .

Д.Л. Давыденко и А.И. Муранов не относят принцип международной вежливости и принцип взаимности к общепризнанным принципам международного права, а считают их односторонними действиями

42

государства, желающего характеризоваться как цивилизованное .

По нашему мнению, данная позиция не безупречна. Общепризнанные принципы и нормы международного права - правила поведения, признанные большинством государств. В основных принципах международного права содержатся начала международной вежливости - фундамента для дружественных отношений и сотрудничества между государствами. Государство, признающее доктрину международной вежливости,

уважительно строит свою политику с другими государствами, готово идти на компромисс с неопределенным кругом государств. Вряд ли можно согласиться с мнением, что принцип взаимности и принцип «международной вежливости» являются не общепризнанными принципами международного права, а не более чем общепризнанными принципами межгосударственных отношений: государство, совершившее в отношении другого государства какое-либо благоприятное действие, может полагать, что в силу принципов взаимности и «международной вежливости» действия такого другого государства будут аналогичны действиям первого, однако требовать от этого другого государства таких действий оно не вправе ».

Н.И. Марышева считает, что международная вежливость, как и международная взаимность, - это общепризнанный правовой принцип, определяющий необходимость признания и исполнения иностранных судебных решений..., в свою очередь, продолжает она, международным судом ООН еще в 1951 г. отмечалось, что международная вежливость не является нормой права[43] [44]. Несмотря на то, что международная вежливость не включена в перечень основных принципов международного права, она существует как проявление действия принципов суверенного равенства государств, принципа суверенитета, принципа сотрудничества государств и т.д. Например, государства с императивами принципа сотрудничества государства имеют право на выбор видов и форм сотрудничества, на правомерный, отказ от сотрудничества, если это совместимо с международным правом или высшими интересами государства. Сотрудничество должно содействовать взаимопониманию, доверию, укреплению добрососедских отношений[45]. Международная вежливость признана государствами в качестве правил взаимоотношений между государствами, моральных принципов и не порождает правоотношения. Принцип международной вежливости свидетельствует об открытости государства и готовности сотрудничать с другими государствами, если это не противоречит его интересам.

Кроме категории «международная вежливость» при исследовании вопроса признания и исполнения иностранных судебных решений можно встретить принцип взаимности. Безусловно, принцип взаимности является порождением доктрины международной вежливости, однако данные понятия не являются идентичными.

По нашему мнению, значение категории «международная вежливость» шире, чем понятие «взаимность». В отличие от принципа международной вежливости, которая касается принципов внешней политики по отношению к неопределенному кругу государств, применение принципа взаимности предполагает предоставление преференций определенному государству.

По мнению Д.В. Кайсина, «признание и приведение в исполнение иностранного судебного решения не нужно производить на условиях взаимности, одним из проявлений которой является двусторонний межгосударственный договор, предусматривающий особенности взаимного признания и приведения к исполнению решений судов иностранных государств»[46]. Он считает, что обиходный принцип «ты-мне, я-тебе» не соответствует современному уровню межгосударственного общения[47].

Мы не согласны Д.В.Кайсиным и считаем, что принцип взаимности приобретает особую важность в условиях интернационализации личных, семейных, профессиональных контактов, которые требуют разрешения

новых задач, связанных с общением субъектов различных стран. Справедливо замечено Г.Х. Шахназаровым, что новая система

международных отношений... не укладывается в традиционные правовые рамки, она переливается через них, а иногда и ломает их"[48]. Семейные отношения, наследственные отношения, деликтные отношения и другие требуют выработки унифицированной основы и механизмов их разрешения в различных странах.

Т.Н. Нешатаева предлагает создать процессуальные формы защиты частных прав на международном уровне, так как развитие правового статуса физических и юридических лиц за счет закрепления частных прав и свобод требует регулирования не только в рамках национальных правовых систем, но и в нормах международного права[49]. Н.М. Юрова применительно к признанию и исполнению иностранных судебных решений по одной из разновидностей частноправовых споров - инвестиционным спорам, указывает, что «эффективность судебной и юрисдикционной системы в целом - залог инвестиционной привлекательности того или иного государства... Принципиальное значение для иностранного инвестора имеют правовые гарантии, обеспечивающие быстрое разрешение споров между принимающим государством и иностранным инвестором или между юридическими и физическими лицами различных государств»[50].

Достижению данной цели, безусловно, будет способствовать принцип взаимности.

Принцип взаимности, являясь одним из важнейших правовых начал международного частного права, позволяет обеспечивать устойчивые отношения между государствами и предоставляет субъектам частноправовых отношений различной принадлежности возможность реализации своих прав на территории иностранного государства.

Взаимность понимается в двух значениях. Следует заметить, что среди ученых не сложилось единодушия в широком и узком понимании взаимности.

Так, М.М. Богуславский считает, что в широком смысле под взаимностью следует понимать взаимное признание государствами действия их законов и тех прав, которые возникают на основании их законов в иностранном государстве[51].

По мнению М.К.Сулейменова, в широком значении, или

общеупотребительном, понятие взаимности означает, что государства должны стремиться к равноправию в международных отношениях, взаимному признанию государствами действия их законов, независимо от противоречий и принадлежности к различным общественным формациям[52] [53] [54].

В свою очередь, Ш.Менглиев указывает, что взаимность как один из основополагающих принципов охватывает все стороны взаимосвязи между государствами, их наличие всегда предполагается,...поэтому содержание взаимности в широком смысле невозможно определить даже примерно в

53

законодательном порядке .

В.П. Звеков также относит взаимность к одному из начал международного сотрудничества, которое обеспечивает на основе равенства и взаимной выгоды права и интересы граждан, организаций и государств .

По нашему мнению, широкое понимание взаимности направлено к неограниченному кругу лиц и в действительности охватывает основы взаимовыгодных отношений между государствами. Такое понимание взаимности очень близко к принципу международной вежливости.

В свою очередь, узкое понимание взаимности также неодинаково.

Так, М.М.Богуславский считает, что в узком смысле под взаимностью понимается предоставление определенного режима (национального или режима наибольшего благоприятствования)[55] [56] [57].

М.К. Сулейменов, в свою очередь, считает, что взаимность - это не общее правило, а, напротив, исключение из общего правила, в какой-то степени изъятие из национального режима и режима наибольшего благоприятствования... и применяется только в случаях, установленных

56

законодательными актами .

По нашему мнению, правовая сущность взаимности при признании и исполнении иностранных судебных решений заключается в предоставлении иностранцам определенных прав при условии, что физические лица предоставляющего эти права государства будут пользоваться аналогичными правами в данном иностранном государстве. Получается, предоставление иностранцам национального режима предусматривает ответственное применение национального режима в отношении граждан Республики Таджикистан в иностранном государстве.

Принцип взаимности может проявляться в коллизионном и материальном аспектах. В международном частном праве выделяют материальную и формальную взаимность. Материальная взаимность выражается в предоставлении иностранцам и юридическим лицам тех же конкретных прав, которыми пользуются в данном иностранном государстве отечественные граждане.

При формальной взаимности иностранным физическим и юридическим лицам предоставляются те права, которыми пользуются отечественные граждане, то есть им предоставляются права, исходя из местного законодательства . В преобладающем большинстве случаев государство предоставляет формальную взаимность, допущение материальной взаимности иностранным субъектам, исключение из правил. Например, оно применяется в целях предотвращения двойного налогообложения.

Касательно признания и исполнения иностранных судебных решений вопрос взаимности проявляется в двух ипостасях: как простая взаимность и взаимность, закрепленная в международном договоре или в национальном законодательстве.

Простая взаимность, которую также называют «косвенной

взаимностью»[58] [59], применяется без прямого указания на данный принцип. Так, в международных договорах можно встретить формулировку, что «государства берут на себя обязательства совершать те или иные действия на взаимной основе».

Взаимность, закрепленная в международном договоре или в национальном законе, прямо указана в тексте нормативного правового акта. В законодательстве Республики Таджикистан и Российской Федерации принцип взаимности законодательно не закреплен. В свою очередь в ГПК Республики Казахстан принцип взаимности получил свое законодательное урегулирование. Так, согласно ст. 425, решения иностранных судов и арбитражей признаются и исполняются в Республике Казахстан, если это предусмотрено законом или международным договором Республики Казахстан на началах взаимности.

В связи с этим считаем справедливым высказывание М.К. Сулейменова, указывавшего не непонятность словосочетания «на началах взаимности» в тексте ст.425 ГПК РК. Если это относится к международному договору, как должно быть по смыслу, то такая связка является бессмысленной, ибо международный договор применяется без всякой взаимности. Если к закону,

59

эти слова должны стоять до слов «международным договором» .

Закрепление государствами условия о взаимности в международном договоре направлено на обеспечение своим организациям и гражданам за границей пользования определенными правами. Принцип взаимности в международном договоре направлен на разрешение возможных коллизий в национально-правовом регулировании отношений, могущих повлечь определенные сложности с реализацией прав и частных интересов при признании и исполнении решений судов иностранного государства.

Справедливым следует признать замечания С.А.Акимбековой, что при установлении взаимности судом должны приниматься во внимание как содержание норм иностранного права о возможности приведения иностранных судебных решений в исполнение в соответствии с официальным толкованием данных норм, так и практикой их применения и доктриной, равно и судебной практикой... при этом при их оценке суду следует руководствоваться правилом favorrecognitionisetexsecutionis (благоприятного отношения к признанию и исполнению иностранных судебных решений)[60].

Обычно под взаимностью понимается взаимное предоставление государствами отдельных конкретных прав и правомочий физическим и юридическим лицам другого государства в обмен на предоставление таких прав и правомочий гражданам страны на территории иностранного государства.

Рассмотрение доктринальных подходов к признанию и исполнению решений иностранных судов немыслимо без теории обязательства, согласно которой решение иностранного суда порождает для сторон спора права и обязанности. Судебное решение, вынесенное компетентным судом, порождает обязанность для должника и право для кредитора. Так, должник обязан исполнить обязательство, а взыскатель - требовать исполнения. Как отмечает Р.В.Зайцев, «доктрина обязательства, разработанная Бароном Парком в 1845 г. и используемая английскими судами c середины XIX в., до настоящего момента полностью не утратила свою актуальность и формирует основу признания и исполнения по общему праву, однако ее прикладное значение не столь велико, как раньше»[61].

Данная концепция не выдерживает критики в силу перенесения частноправовых категорий в сферу публично-правовых отношений. При добровольном исполнении обязательств сторонами нет необходимости в признании и исполнении решения иностранного суда на территории страны.

Научный интерес представляет теория приобретенных прав «thetheoryofvestedoracquiredrights», обосновывающая признание и исполнение иностранных судебных решений и получившая освещение в трудах А.Дайси, Дж. Биела, О. Холмса. В соответствии с данным подходом проблема признания иностранного судебного решения связана с принципом необходимости охраны прав, приобретенных в иностранном государстве. Так, «любое право, которое было надлежащим образом приобретено на основании права любого цивилизованного государства, подлежит признанию и, по общему правилу, принудительному исполнению английскими судами, и никакое право, которое не было надлежащим образом приобретено, не подлежит признанию и, по общему правилу, не подлежит принудительному исполнению английскими судами»[62]. Следуя данной теории, можно уполномочить любое лицо, в пользу которого вынесен судебный акт, на признание и исполнение его на территории других государств.

Данная теория не учитывает особенности правовых систем различных стран, поскольку не всегда решение, вынесенное судом на территории иностранного государства, может быть исполнено, поскольку не исключена вероятность противоречия его публичному порядку страны, в которой испрашивается признание и дальнейшее исполнение решения. Как справедливо замечает Р.В. Зайцев, судебный акт, который будет считаться справедливым в одном регионе мира, совершенно необязательно будет оценен равным образом в другом месте[63].

Допустимость признания и исполнения иностранных судебных решений получила свое обоснование в рамках доктрины гармонии между решением и правовой системой государства. Данная теория приравняла иностранное судебное решение к lex specialis, смешав категории закона и судебного решения. Решение суда рассматривается как специальный закон, направленный на разрешение конкретного случая[64]. Доктрина обязательства получила косвенное закрепление в законодательстве Франции, согласно которому признание судебного решения возможно только в случае, если оно вынесено в соответствии с правом, подлежащим применению на основании французских коллизионных норм[65].

Исследование доктринальных подходов к признанию и исполнению иностранных судебных решений позволило сделать следующие выводы:

-несостоятельность теории международной вежливости обусловлено отсутствием четких ориентиров для регулирования отношений по применению экстерриториального действия иностранного права;

-сомнительность концепции обязательства, согласно которой решение иностранного суда порождает для сторон спора права и обязанности, связана с перенесением частноправовых категорий в сферу публично-правовых отношений. При добровольном исполнении обязательств сторонами нет необходимости в признании и исполнении решения иностранного суда на территории страны;

- теория приобретенных прав, обосновывающая признание и исполнение иностранных судебных решений принципом необходимости охраны прав, приобретенных в иностранном государстве, не учитывает особенности правовых систем различных стран. Не всегда решение, вынесенное судом на территории иностранного государства, может быть исполнено, поскольку не исключена вероятность противоречия его публичному порядку страны, в которой испрашивается признание и дальнейшее исполнение решения;

-доктрина гармонии между решением и правовой системой государства приравняла иностранное судебное решение к lexspecialis, смешав категории закона и судебного решения. Решение суда рассматривается как специальный закон, направленный на разрешение конкретного случая;

-принцип взаимности, являясь одним из важнейших правовых начал международного частного права, позволяет обеспечить устойчивые отношения между государствами и предоставляет субъектам частноправовых отношений различной принадлежности возможность реализации своих прав на территории иностранного государства.

1.3.

<< | >>
Источник: АМИНОВ МУХАМАДЖОН МАХМАДРИЗОЕВИЧ. ПРОБЛЕМЫ ПРИЗНАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ ПО СЕМЕЙНЫМ ДЕЛАМ В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Душанбе 2015. 2015

Еще по теме Доктринальные подходы к признанию и исполнению иностранных судебных решений:

  1. § 2. Экстраординарные инстанционные способы проверки судебных актов дореволюционной эпохи и советского периода.
  2. §2. Юридическая природа инвестиционных споров и порядок их разрешения в АТЭС
  3. §5. Применение доктрины свободы усмотрения государств в практике международных судебных инстанций
  4. 1. Взаимосвязь международного гражданского процесса и коллизионного права
  5. 2, Проблемы кодификации международного гражданского процесса как составной части гражданского процессуального законодательства
  6. § 1. Стадия возбуждения уголовного дела как элемент уголовнопроцессуального механизма противодействия преступлениям террористического характера: общие проблемы нормативно-правового регулирования и доктринального толкования
  7. Судебная практика в системе правовых источников защиты прав потребителей.
  8. Подходы к понятию трансграничной несостоятельности в теории и их отражение в нормах права
  9. Подходы к понятию трансграничной несостоятельности в теории и их отражение в нормах права
  10. Подходы к понятию трансграничной несостоятельности в теории и их отражение в нормах права
  11. Подходы к понятию трансграничной несостоятельности в теории и их отражение в нормах права
  12. §3. Конституционализация права на судебную защиту основных прав и свобод человека и гражданина и арбитражная судебная практика
  13. ВВЕДЕНИЕ.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -