<<
>>

§ 2.2. Выявление и раскрытие легализации (отмывания) имущества, приобретенного преступным путем, в условиях отсутствия информации о предикатных преступлениях

В работах ученых, а также в некоторых методических пособиях и рекомендациях, рассматриваются несколько типовых ситуаций, предопределяющих последующие направления работы правоохранительных органов по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, предусматривающих уголовную ответственность за легализацию (отмывание) имущества, приобретенного преступным путем.

Так, например, в методическом пособии[116] НИИ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры РФ рассматриваются 3 подобные ситуации: И.С. Тумаков[117] выделяет 5 таких ситуаций, а Я.М. Злоченко[118] доводит их число до 8.

Указанные ситуации, в зависимости от исходной информации и последующего направления работы можно разделить на две группы. К первой группе относятся ситуации, когда сотрудники правоохранительного органа располагают информацией о признаках легализации преступных доходов и их работа направлена на выявление предикатных преступлений. Ко второй группе относятся ситуации, когда при наличии информации о предикатных преступлениях, работа направлена на выявление фактов легализации.

Работа оперативных подразделений по выявлению и раскрытию фактов легализации преступных доходов в условиях отсутствия информации о предикатных преступлениях, в отличие от ситуаций второй группы, усложняется в связи со следующими обстоятельствами:

— неочевидный характер легализации преступных доходов, имеющей, как правило, документальное оформление в соответствии с нормами закона;

— проблемы в обнаружении конкретных банковских проводок, посредством которых совершена легализация, очередности и времени их совершения[119];

— сложности в доказывании субъективной стороны преступления, предусмотренного статьей 174 УК РФ при отсутствии результатов ОРД и других объективных данных, подтверждающих наличие осведомленности у членов организованных преступных групп о совершении иными лицами предикатного преступления;

— трудности в доказывании причастности к совершению легализации сотрудников кредитных учреждений, использующих в своей незаконной деятельности конспиративные формы и методы, а также компьютерные программы со скрытыми текстовыми файлами, обладающими способностью к самоуничтожению в случае доступа к ним иных лиц;

— наличие конспирации среди членов организованных преступных формирований, разбивки преступных схем легализации на несколько этапов с реализацией не только в разных кредитных учреждениях, но и в различных регионах страны[120].

Таким образом, даже при выявлении сомнительных финансовых операций при отсутствии возможности доказать совершение предикатного преступления (т. е. доказать преступность происхождения имущества, в связи с которым совершена выявленная сомнительная финансовая операция), возбудить уголовное дело по статьям 174, 174.1 УК РФ не представляется возможным.

Подтверждением данного вывода является тот факт, что случаев возбуждения уголовных дел по статьям 174 и 174.1 УК РФ вне расследования предикатных преступлений, в настоящее время в России практически не встречается. Последний раз в Северо-Западном федеральном округе РФ уголовное дело по ст. 174 УК РФ подобным образом возбуждалось в 2004 г. в отношении гр. Е., который, являясь номинальным руководителем юридического лица ООО «Глория», предпринял попытку перевода денежных средств, похищенных из федерального бюджета в качестве неправомерного возмещения НДС, и находящихся на счету указанного юридического лица, на счет другого юридического лица, в целях их вывода из-под ареста и дальнейшего получения преступниками [121]. При этом уголовное дело по предикатному преступлению было возбуждено несколькими месяцами ранее и расследовалось самостоятельно.

Необходимо отметить, что пунктом 1.7. Приказа Генпрокуратуры РФ от 19.01.2010 № 11 установлено, что при проведении мероприятий по надзору за исполнением законов о противодействии легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, полученных преступным путем и финансированию терроризма, прокурорам необходимо не допускать случаев незаконного и необоснованного возбуждения уголовных дел по признакам преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174.1 УК РФ, реагировать на факты преждевременного их возбуждения при отсутствии признаков преступления, в результате совершения которого получены преступные доходы[122].

Как следствие, уголовное преследование по статьям 174, 174.1 УК РФ, подлежит прекращению, в случае прекращения уголовного преследования по предикатному преступлению.

Модель работы «от выявления признаков легализации преступных доходов — к выявлению предикатных преступлений», безусловно, имеет право на существование (тем более что именно по этой схеме осуществляется деятельность Росфинмониторинга), но, по нашему мнению, она может быть эффективной только в случаях совершения не конспирируемой или мало конспирируемой преступной деятельности, когда имеется возможность установить явную связь между легализуемыми преступными доходами и конкретными предикатными преступлениями. В случае совершения хорошо замаскированных предикатных преступлений, особенно если они совершены не в кредитно-финансовой сфере, рассматриваемое направление работы малоэффективно, т. к. фактически будет представлять собой попытку выявить одно высоколатентное преступление (первоначальное, предикатное), о котором нет конкретной информации через связанное с ним другое высоколатентное преступление (легализацию преступных доходов), о совершении которого имеются лишь отдельные признаки.

Как показывают материалы исследования, в настоящее время первичная информация о возможных фактах легализации преступных доходов, поступающая из Росфинмониторинга в оперативные подразделения ОВД, в зависимости от позиции руководства оперативных подразделений, проверяется либо гласным путем, посредством проведения проверки в соответствии со статьями 144 и 145 УПК РФ (43 %), либо негласным путем, с помощью заведения дела оперативного учета (57 %).

По нашему мнению, как выявление предикатного преступления, так и документирование фактов легализации преступных доходов, должно преимущественно осуществляться в рамках оперативно-розыскной деятельности с комплексным использованием ее специальных форм и методов, так как гласная доследственная проверка указанной информации, проводимая в порядке, предусмотренном статьями 144 и 145 УПК РФ, будет более ограниченной по следующим причинам:

— трудность проведения в установленные частью 3 статьи 144 УПК РФ сроки комплексов ОРМ, в первую очередь таких, как: наблюдение с применением негласной аудиозаписи и негласного видеодокументирования в офисах и автотранспортных средствах; оперативное внедрение; контролируемая поставка и оперативный эксперимент; в некоторых случаях прослушивание телефонных переговоров (особенно, когда преступники пользуются несколькими sim-картами) и снятие информации с технических каналов связи, в связи с необходимостью их определенной подготовки;

— сроки проверки информации, установленные статьей 144 УПК РФ, значительно меньше, чем сроки, установленные ведомственными нормативными актами, регламентирующими ОРД для ведения дел оперативного учета;

— возникновение угрозы осведомленности преступников о проводимых в отношении них мероприятиях, так как проведение проверки в порядке, предусмотренном статьями 144, 145 УПК РФ, предполагает получение от них объяснений;

— наличие грифа «для служебного пользования» на материалах, направляемых Росфинмониторингом.

Характерным примером, иллюстрирующим отсутствие возможности выявить факт совершения предикатного преступления и последующей легализации преступного дохода, исключительно в ходе гласной проверки материалов, предоставленных Росфинмониторингом, без использования возможностей ОРД, является вынесение сотрудником УБЭП ГУВД по г. Санкт- Петербургу и Ленинградской области постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по материалам проверки КУСП № 4885 от 06.11.2010 г.[123]. Так, в 2010 г. МРУ ФСФМ РФ по СЗФО выявило признаки хищений денежных средств у покупателей недвижимости на общую сумму 1.724.190.829 рублей, совершенных руководителями группы строительных компаний, а также факты обналичивания указанных денежных средств. Материалы финансового расследования по данным фактам были направлены в прокуратуру г. Санкт- Петербурга, которая, в свою очередь, направила их в УБЭП ГУВД по г. Санкт- Петербургу и Ленинградской области. Полученные оперативным подразделением материалы проверялись гласным путем, в соответствии со статьями 144 и 145

УПК РФ в течение 30 суток. Результатом проверки был отказ в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления, с мотивировкой неполучения информации о движении денежных средств на момент принятия процессуального решения.

По нашему мнению, информацию о возможных фактах легализации преступных доходов (в том числе результаты финансовых расследований Росфинмониторинга) в связи с необходимостью проведения проверочных мероприятий как гласного, так и негласного характера, в течение продолжительного периода времени, целесообразно проверять в ходе ОРД органами, имеющими право на ее осуществление, в рамках работы по делам оперативного учета.

Следует отметить, что сроки ведения дел оперативного учета, как правило, являются достаточными для проведения любых необходимых для документирования преступной деятельности мероприятий.

Как показало исследование, первичная информация о возможных фактах легализации имущества, приобретенного преступным путем, поступает в оперативные подразделения органов, осуществляющих ОРД, различными способами.

Она может поступать напрямую, через органы прокуратуры, от Росфинмониторинга, который в свою очередь получает ее в результате процедур внутреннего или обязательного контроля, предусмотренных Федеральным законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 07.08.2001 № 115-ФЗ, а также от подразделений финансовых разведок иностранных государств. Непосредственно в оперативные подразделения информация о возможных фактах легализации имущества, приобретенного преступным путем, может поступать от граждан, оказывающих содействие органам, осуществляющим ОРД, а также в форме результатов проведенных ОРМ, обращений физических или юридических лиц (в том числе анонимных), актов налоговых, аудиторских и иных проверок, информационных писем из органов федеральной налоговой службы, федеральной регистрационной службы, контрольных, надзорных и иных организаций, других субъектов ОРД.

Как показало проведенное исследование, в целях организации выявления преступлений рассматриваемого вида, оперативным подразделениям органов, осуществляющих ОРД, необходимо обеспечить возможность получения информации о возможных признаках легализации имущества, приобретенного преступным путем, посредством проведения ОРМ или использования содействия граждан, на следующих объектах:

1. В организациях, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом.

С учетом наиболее распространенных способов совершения легализации преступных доходов, к числу указанных организаций относятся: кредитные организации; профессиональные участники рынка ценных бумаг; страховые организации, страховые брокеры и лизинговые компании; организации федеральной почтовой связи; ломбарды; организации, осуществляющие скупку, куплю - продажу драгоценных металлов и драгоценных камней, ювелирных изделий из них и лома таких изделий; организации, содержащие тотализаторы и букмекерские конторы, а также организующие и проводящие лотереи, тотализаторы (взаимное пари) и иные основанные на риске игры, в том числе в электронной форме; управляющие компании инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов; организации, оказывающие посреднические услуги при осуществлении сделок купли - продажи недвижимого имущества; операторы по приему платежей; коммерческие организации, заключающие договоры финансирования под уступку денежного требования в качестве финансовых агентов; кредитные потребительские кооперативы; микрофинансовые организации; общества взаимного страхования; негосударственные пенсионные фонды.

Обеспечение возможности получения интересующей оперативные подразделения информации в указанных организациях, позволит получать следующую информацию:

— о фактах совершения сомнительных финансовых операций и иных сделок (в том числе о месте и времени их совершения, их периодичности, документальном оформлении; номерах банковских счетов, по которым проводятся легализуемые денежные средства, наименованиях используемых преступниками фиктивных юридических лиц);

— о лицах, совершающих сомнительные финансовые операции (в том числе их персональные данные, используемые ими транспортные средства и средства связи, с возможностью осуществить их фото и видеосъемку);

— об очевидцах преступной деятельности.

Так, например, выявить факт попытки легализации денежных средств, похищенных из федерального бюджета в качестве неправомерного возмещения НДС, находящихся на расчетном счету ООО «Глория», и задержать с поличным лиц, пытавшихся совершить данное преступление, стало возможным благодаря своевременному обращению в ОВД сотрудника операционного отдела банка, заранее предупрежденного сотрудниками ОВД о возможности совершения соответствующих преступных действий, который предоставил сведения о лицах, пытавшихся совершить вышеуказанную финансовую операцию, а также о представленных ими в банк документах1.

2. В государственных органах, осуществляющих регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, прав на недвижимое имущество и сделок с ним, транспортных средств, земельных участков, маломерных судов.

Из указанной группы органов государственной власти наиболее важными, на наш взгляд, с точки зрения получения информации о признаках легализации преступных доходов, являются органы федеральной налоговой службы Российской Федерации (далее — ФНС РФ).

Как показывают опросы специалистов, обеспечение возможности получения интересующей оперативные подразделения информации в органах ФНС РФ предоставляет возможность получать следующие данные: [124] [125]

— о юридических лицах, образованных через подставных лиц;

— о фактах совершения сомнительных финансовых операций и иных сделок (как отраженных в актах налоговых проверок, так и не отраженных);

— о коррумпированных сотрудниках ФНС РФ, оказывающих содействие лицам, совершающим преступления в сфере экономики.

Проведение ОРМ, в том числе с использованием содействия граждан, в органах, осуществляющих регистрацию прав на недвижимое имущество, транспортные средства, земельные участки, маломерные суда, а также на иные объекты, права на которые подлежат государственной регистрации, предоставляет возможность получения информации об их реальных собственниках (бенефициарных владельцах), регистрации указанных объектов на имя подставных лиц, о фактах вложений денежных средств лицами, представляющими оперативный интерес, о приобретении указанных объектов.

3. В государственных контролирующих органах.

Как показало проведенное исследование, к таким органам, в первую очередь, относятся Федеральная служба финансово-бюджетного надзора РФ, Федеральная служба страхового надзора, Банк России, контрольно-счетные палаты всех уровней, органы Федеральной антимонопольной службы.

Проведение ОРМ, в том числе, с использованием содействия граждан, на указанных объектах позволяют добывать следующие сведения:

— о подозрительных операциях с денежными средствами или иным имуществом в организациях, уполномоченных на их осуществление, а также об участниках этих операций;

— об организациях и их сотрудниках, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, допускающих нарушения предписаний, направленных на противодействие отмыванию доходов, полученных преступным путем;

— о фактах нарушения организациями установленных правил осуществления валютных операций, в том числе международных (проведение таковых без наличия соответствующих лицензий и разрешений, с нарушениями правил проверки обоснованности платежей, с нарушениями правил учета и отчетности по операциям);

— о кредитных организациях и их учредителях, аккумулирующих средства игорных заведений, а также основными клиентами которых являются лица, зарегистрированные в оффшорных зонах;

— о наличии у подконтрольных преступным сообществам предприятий дочерних организаций, зарегистрированных в оффшорных зонах;

— о выявленных фирмах - «однодневках», их бенефициарных владельцах (выгодоприобретателях)[126].

Необходимо отметить, что сотрудники контрольно - надзорных органов зачастую обладают большим объемом информации, как о фактах совершения предикатных преступлений, так и о фактах легализации имущества, приобретенного преступным путем. В практике работы оперативных подразделений выявлялись случаи, когда обнаруженные правонарушения не отражались в актах проверок в связи с хорошими личными отношениями между руководителями проверяемого юридического лица и проверяющей организации, при этом акты проверки не направлялись в правоохранительные органы для решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности виновных лиц. Кроме того, выявлялись случаи, когда при обнаруженных признаках возможных правонарушений не проводилась должная проверка, как по уже указанным выше причинам, так и в связи с отсутствием необходимых возможностей у сотрудников контрольных подразделений. В подобных ситуациях, проверка информации, поступившей от сотрудников государственных контролирующих органов, осуществляемая оперативными подразделениями, приносит наибольший эффект, в силу ее преимущественно негласного характера и значительных возможностей, обусловленных проведением, при необходимости, оперативно-поисковых и специальных технических мероприятий.

Необходимо отметить, что при ОРМ, проводимых в целях противодействия легализации преступных доходов, целесообразно использовать содействие граждан, которые для получения необходимой информации могут использоваться по двум основным направлениям:

— как источники информации о деятельности организованных преступных формирований (далее — ОПФ), специализирующихся на легализации преступных доходов, при этом лица, оказывающие содействие, являются членами указанных ОПФ либо состоят в связи с ними;

— как источники информации о предикатных преступлениях и легализации имущества, приобретенного в результате их совершения, при этом содействие граждан изначально использовалось преимущественно в целях противодействия совершению преступлений, непосредственно не связанных с легализацией преступных доходов.

Проведенное исследование показало, что использование содействия граждан, находящихся в криминальной среде, применительно к задаче выявления и раскрытия фактов легализации преступных доходов, позволяет оперативным подразделениям получать следующую информацию:

— о конкретных фактах легализации имущества, приобретенного преступным путем, в том числе о способе легализации, месте и времени совершения преступниками конкретных финансовых операций и иных сделок, наименованиях и счетах использованных для преступных целей юридических лиц;

— о фактическом месте нахождения имущества, приобретенного преступным путем;

— о соучастниках деятельности по легализации преступных доходов (в том числе о подставных лицах, работниках кредитных учреждений, коррумпированных сотрудниках органов государственной власти), их фактическом месте нахождения, способах связи между ними, об используемом ими автотранспорте;

— о подконтрольных преступникам организациях, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом;

— о номинальных и фактических (бенефициарных) владельцах легализованного имущества;

— о фактах приобретения представителями криминальной среды движимого и (или) недвижимого имущества (в том числе земельных участков, жилья, коммерческой недвижимости, транспортных средств, драгоценностей и т. д.), юридических лиц, совершения денежных вкладов в кредитные учреждения, покупки акций и (или) иных ценных бумаг.

Кроме того, содействие граждан может быть использовано при проведении мероприятий по документированию фактов легализации преступных доходов, в том числе при осуществлении негласной аудио и видеозаписи действий преступников, при проведении оперативно-поисковых и специальных технических мероприятий, а также в ходе мер по обеспечению сохранности следов преступной деятельности, в том числе посредством копирования документов, представляющих оперативный интерес.

Как отмечается в работах некоторых ученых, в частности, у Р.В. Жубрина, Ю.В. Быстровой , К.Г. Сафаралиева, О.В. Зимина, одной из особенностей структуры и характера легализации преступных доходов в России является ее распределение по различным отраслям экономики, при этом правоохранительная практика, статистические данные, материалы исследований показывают, что к числу сфер, в которых наиболее распространено «отмывание», можно отнести: кредитно-финансовую, потребительский рынок, топливно-энергетический

3

комплекс . [127] [128]

Указанные выводы соответствуют результатам анкетирования сотрудников подразделений экономической безопасности и противодействия коррупции субъектов Российской Федерации, входящих в состав Северо-Западного федерального округа, проведенного в ходе исследования.

Так, указанное анкетирование показало, что наиболее часто преступные доходы размещаются в кредитно-финансовой системе (65,9 %), сфере

строительства и на рынке недвижимости (59,8 %), сфере внешнеэкономической деятельности (31,2 %), лесопромышленном комплексе (25,8 %), топливноэнергетическом комплексе (22,4 %), потребительском рынке (21 %),

агропромышленном комплексе (12,2 %).

Следовательно, для выявления фактов легализации преступных доходов, целесообразно использовать содействие граждан, имеющих возможность предоставления оперативно значимой информации о теневых процессах в указанных отраслях экономики.

В целях получения оперативно значимой информации, сотрудники оперативных подразделений и лица, оказывающие им содействие, должны знать признаки легализации преступных доходов, с учетом ее особенностей и способа совершения в конкретных отраслях экономики.

И.А. Киселевым, Р.В. Жубриным и А.Н. Чашиным выделяются следующие наиболее распространенные в настоящее время признаки легализации преступных доходов:

— снятие со счета или зачисление на счет лица денежных средств в наличной форме, когда это не обусловлено характером его деятельности;

— зачисление наличных денежных средств лицом на счета в течение одного дня в разных филиалах банка;

— зачисление на счет денежных средств, поступивших со счета в банке, зарегистрированном в одном из регионов, имеющих статус оффшорных или свободных экономических зон, а также из регионов с нестабильной политической и экономической ситуацией или связанных с производством наркотических веществ[129];

— стоимость сделок, заключаемых организацией, многократно

превышает ее активы и уставный капитал, в договорах зачастую не содержатся существенные условия, гарантии исполнения обязательства, реальное движение товаров отсутствует;

— денежные средства накапливаются на счетах без расходов на

осуществление коммерческой деятельности, затем вся денежная сумма перечисляется на счета сторонних фирм;

— денежные средства перечисляются по крупному контракту при

отсутствии соответствующей хозяйственной базы[130];

— невозможность установления контрагентов клиента кредитного учреждения;

— запутанный или необычный характер сделки;

— предложение или попытка клиента совершить сделку с недвижимым имуществом, на которое наложено обременение[131].

Изучение в ходе проведенного исследования дел оперативного учета и уголовных дел показало, что указанные выше признаки можно дополнить следующими:

— частая смена собственника недвижимого имущества;

— перечисление юридическим лицом денежных средств другому

юридическому лицу в аналогичном размере непосредственно сразу после их получения;

— заключение договоров комиссии, предусматривающих получение комиссионных в больших размерах;

— продажа имущества по явно низким ценам;

— заключение сделок между аффилированными юридическими лицами;

— заключение сделок между родственниками;

— регистрация дорогостоящего имущества на имя лиц, имеющих низкий уровень доходов: студентов, безработных, лиц, имеющих алкогольную или наркотическую зависимость, страдающих игроманией.

Приведенный перечень поисковых признаков фактов легализации преступных доходов, безусловно, не является исчерпывающим. Необходимо отметить, что рассматриваемые признаки предопределяются способом легализации, который, в свою очередь, зависит от вида имущества, выбранной преступниками сферы экономики, организованности преступной деятельности, дальнейших целей использования легализуемого имущества, а также других факторов.

Необходимо отметить, что при проведении поиска первичной информации о легализации преступных доходов, при отсутствии информации о предикатных преступлениях, возможности оперативных подразделений значительно ограничены, поскольку у них нет конкретных оснований для ОРМ, предусмотренных статьей 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

После получения первичной информации о признаках легализации преступных доходов, основной целью для оперативных подразделений ОВД становится выявление предикатного преступления.

Преступные доходы, с учетом специфики способов их легализации, можно разделить на две группы: во-первых, денежные средства, как в наличной, так и безналичной форме, и, во-вторых, иные виды имущества, к которым относятся недвижимое имущество, в том числе транспортные средства, маломерные суда, ценные бумаги, доли в уставном капитале юридических лиц и иные объекты, права на которые подлежат регистрации.

В первом случае, основной задачей является установление источника поступления денежных средств, имеющих сомнительное происхождение. По нашему мнению, данная задача должна решаться на основе взаимодействия правоохранительных органов с Росфинмониторингом, который, имея необходимые полномочия, закрепленные в действующем законодательстве[132], обладает возможностью оперативно получать информацию о движении денежных средств по счетам в кредитных учреждениях.

Нередки случаи, когда денежные средства в безналичной форме, приобретенные преступным путем, многократно переводятся по, так называемым, «транзитным» счетам большого количества специально созданных для этих целей юридических лиц и, в итоге, расходуются по усмотрению преступников. В таких ситуациях роль Росфинмониторинга возрастает, так как, во-первых, для выявления схем перевода денежных средств по «транзитным» счетам необходимы соответствующие специалисты, которыми являются специально подготовленные для этого сотрудники Росфинмониторинга, а, во-вторых, по техническим причинам (наличие телекоммуникационных связей между Росфинмониторингом и кредитными учреждениями), необходимая информация из кредитных учреждений в органы ФСФМ РФ поступает значительно быстрее, чем в оперативные подразделения ОВД.

Характерным примером взаимодействия Росфинмониторинга и оперативных подразделений, при работе по схеме «от фактов легализации к предикатным преступлениям», является следующая ситуация. Гражданка России А., действуя по доверенности от В., являющегося гражданином одной из среднеазиатских стран, регулярно вносила на его счета денежные средства в размере ниже суммы, подлежащей обязательному банковскому контролю. Затем средства переводились за рубеж на счета большого количества физических лиц как частные переводы, не имеющие коммерческих целей. Внимание банка привлекли интенсивность операций и значительное количество получателей

платежей у гражданки, не занимающейся предпринимательской деятельностью. Кроме того, вызывало подозрение то, что все операции по внесению наличных на счет осуществлялись в размере ниже контролируемой суммы. Банк направил сообщения по операциям гражданки А. в Росфинмониторинг. В ходе проверки было установлено, что гражданин В. проживал в регионе Средней Азии, характеризующемся производством наркотических средств. ФСФМРоссии была выдвинута версия о том, что проводимые операции могут быть связаны с расчетами в сфере наркобизнеса, что впоследствии подтвердилось в ходе работы правоохранительных органов \

В настоящее время правовым основанием для взаимодействия оперативных подразделений ОВД с Росфинмониторингом является Приказ Генпрокуратуры России № 309, МВД России № 566, ФСБ России № 378, ФСКН России № 318, ФТС России № 1460, Следственного комитета при прокуратуре РФ № 43, Росфинмониторинга № 207 от 05.08.2010 «Об утверждении Инструкции по организации информационного взаимодействия в сфере противодействия легализации (отмыванию) денежных средств и иного имущества, полученных преступным путем»[133] [134].

Пунктом 11.1 указанной Инструкции предусмотрена такая стадия информационного обмена между Росфинмониторингом и правоохранительными органами, в том числе, оперативными подразделениями ОВД, как выявление и проверка первичной информации о фактах легализации денежных средств и иного имущества, а также о предикатных преступлениях.

В соответствии с пунктом 12.2 Инструкции, основными задачами на этой стадии для правоохранительных органов являются:

1. Проверка лиц на причастность к совершению преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174.1 УК РФ.

2. Выявление признаков совершения предикатных преступлений посредством установления наличия (отсутствия) в базе данных Росфинмониторинга сведений о совершении лицами, проверяемыми на причастность к таким преступлениям операций, сделок, имеющих признаки связи с легализацией денежных средств и иного имущества.

Исходя из положений Инструкции, отработка запросов органов, осуществляющих ОРД, подразделениями Росфинмониторинга заключается в проверке лиц, указанных в запросе, по имеющимся базам данных о совершении сомнительных финансовых операций. Базы данных Росфинмониторинга пополняются посредством сообщений из организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, перечень которых содержится в статье 5 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 07.08.2001 № 115-ФЗ. Необходимо отметить, что в случае совершения финансовых операций на сумму ниже предела, с которого начинаются меры обязательного контроля, информация о последних не направляется в Росфинмониторинг. Отдельным аспектом рассматриваемой проблемы является участие в совершении, как предикатных преступлений, так и в последующей легализации преступных доходов сотрудников организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, в результате чего информация о сделках, подлежащих контролю, умышленно не направляется ими в органы Росфинмониторинга.

Указанные факторы приводят к отсутствию в базе данных Росфинмониторинга информации, необходимой для выявления, как предикатных преступлений, так и фактов легализации преступных доходов.

Типичным примером подобной ситуации является маскировка преступных доходов осужденными З. и Ж., которые при перечислении похищенных денежных средств в сумме 5.978.000 рублей раздробили легализуемую сумму на двенадцать частей таким образом, чтобы каждое перечисление было менее 600.000рублей, в результате чего в базе ФСФМ РФ сведения об указанных финансовых операциях на момент возбуждения уголовного дела по предикатному преступлению отсутствовали \

Безусловно, указанные обстоятельства значительно снижают возможности помощи Росфинмониторинга органам, осуществляющим ОРД в выявлении предикатных преступлений.

Руководители правоохранительных органов также констатируют тот факт, что в значительной мере негативное воздействие на работу по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений экономической направленности оказывает недопонимание функций и возможностей Росфинмониторинга, само взаимодействие с которым необходимо выводить на качественно новый уровень[135] [136].

Необходимо отметить, что Росфинмониторинг имеет право после завершения финансового расследования, при наличии достаточных оснований о том, что операция или сделка связаны с легализацией денежных средств или иного имущества, по собственной инициативе, на основании статьи 8 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 07.08.2001 № 115-ФЗ, в порядке, предусмотренном разделом 3 Инструкции по организации информационного взаимодействия в сфере противодействия легализации (отмыванию) денежных средств и иного имущества, полученных преступным путем, направлять соответствующие информацию и материалы в правоохранительные органы, в том числе в оперативные подразделения ОВД. В числе указанных материалов, согласно пункту 21 Инструкции Росфинмониторинг предоставляет документы, полученные им от организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, налоговых, таможенных и иных государственных органов, а также Банка России, сведения о финансовых операциях проверяемых лиц, схемы финансовых операций и учредительских связей проверяемых лиц, выписки из государственных реестров и регистров, а также информацию, в отношении которой необходима дополнительная проверка с использованием методов оперативно-розыскной деятельности.

В результате полученной информации из Росфинмониторинга, а также наведения справок в организациях, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, и иных ОРМ, направленных на установление источников появления денежных средств, с которыми были совершены сомнительные сделки, в некоторых случаях возможно установить счета реально действующих юридических лиц, на которых указанные денежные средства появились первоначально (в результате совершения предикатного преступления).

Как отмечают О.В. Зимин и Ю.В. Быстрова, в преступной схеме легализации преступных доходов всегда имеется два-три начальных звена, состоящих из действующих фирм, а последующие оформлены на умерших лиц, либо граждан, утерявших паспорт[137]. Соглашаясь с указанными учеными, необходимо дополнить, что при образовании юридических лиц через подставных лиц, в качестве последних также могут использоваться нуждающиеся граждане с низким уровнем доходов: студенты, безработные, лица, имеющие алкогольную или наркотическую зависимость, страдающие игроманией.

При установлении реально действующих юридических лиц, в целях выявления предикатных преступлений, проверке подлежат финансовые операции и иные сделки, в результате которых указанные денежные средства поступили на их счета. Тот факт, что предпринимались попытки легализовать указанные денежные средства (а именно такой вывод позволяет сделать информация о мнимости совершенных с ними сделок) дает основание полагать, что их получение реально действующим юридическим лицом произошло в результате совершения преступления его сотрудниками.

Так, в уже упомянутом примере[138], осужденный З., являясь руководителем филиала ФГУП «Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ» в республике Коми, похитил денежные средства своего учреждения в размере 32.535.525 рублей, путем заключения фиктивных сделок с ООО «НефтьГазЦентр», со счетов которого похищенные денежные средства, перечислялись фирме - «однодневке», а также тратились по усмотрению преступников иным образом. В этом случае, если бы первоначально были выявлены факты легализации, то последующие проверочные мероприятия, с высокой степенью вероятности, привели бы к выявлению факта хищения денежных средств у ФГУП «Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ», в том числе потому, что являлось возможным проследить движение денежных средств по счетам всех причастных юридических лиц.

Направление работы по схеме «от факта легализации к предикатному преступлению», на наш взгляд, более эффективно в тех случаях, когда предметом преступления являются не денежные средства, а имущество, право на которое подлежит регистрации (недвижимое имущество, транспортные средства, маломерные суда, ценные бумаги, доли в уставном капитале юридических лиц и иные объекты). При получении информации о совершении сомнительных сделок с указанным имуществом проверке подлежат все сделки, на основании которых оно было отчуждено от первоначального собственника. Как правило, сделки, совершаемые в целях легализации преступного дохода, характеризуются высокой частотой, при этом у имущества меняется несколько собственников в течение короткого промежутка времени. Еще одной существенной чертой, которую необходимо учитывать сотрудникам оперативных подразделений является то, что преступники стремятся практически сразу же легализовать имущество, которое они приобрели преступным путем, и совершают сделки, направленные на его легализацию спустя непродолжительный период после совершения предикатного преступления.

При выявлении предикатных преступлений, их документирование осуществляется на основе соответствующих методик для преступлений данного вида (незаконного предпринимательства, взяточничества и т. д.) исходя из оперативной ситуации и возможностей субъекта ОРД. При наличии достаточных данных, указывающих на признаки совершения предикатного преступления, в соответствии с Инструкцией о порядке представления результатов оперативно - розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд[139], субъекты ОРД осуществляют представление оперативных материалов в органы следствия для решения вопроса о возбуждении уголовных дел по статье УК РФ, предусматривающей ответственность за совершение предикатного преступления и по статье 174 или 174.1 УК РФ.

В последующем, в ходе работы по возбужденному уголовному делу следователь или действующий по его поручению орган дознания закрепляют доказательства, как совершения предикатного преступления, так и легализации преступных доходов, и принимают необходимые меры процессуального принуждения, в том числе наложение ареста на легализуемое имущество. Вопросы взаимодействия субъектов ОРД и следственных подразделений в ходе работы по противодействию легализации преступных доходов, проводимой после возбуждения уголовного дела, более подробно изложены в следующем параграфе настоящей главы.

Таким образом, первичная информация о легализации имущества, приобретенного преступным путем при ее дальнейшей отработке субъектами ОРД, с комплексным использованием ими специальных форм и методов ОРД на основе взаимодействия с Росфинмониторингом, предоставляет возможность выявить предикатные преступления и лиц их совершивших. Возбуждение уголовного дела по предикатному преступлению, дает возможность возбудить уголовное дело по статье УК РФ, предусматривающей ответственность за легализацию преступных доходов и принять меры, обеспечивающие их возврат законному владельцу или обращение в доход государства. В силу особенностей предмета легализации, направление работы «от факта легализации преступного дохода — к предикатному преступлению» более эффективно при легализации преступниками недвижимого и иного имущества, подлежащего регистрации в государственных органах.

<< | >>
Источник: Родичев Максим Леонидович. ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЛЕГАЛИЗАЦИИ ИМУЩЕСТВА, ПРИОБРЕТЕННОГО ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ (НА ПРИМЕРЕ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА РФ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2.2. Выявление и раскрытие легализации (отмывания) имущества, приобретенного преступным путем, в условиях отсутствия информации о предикатных преступлениях:

  1. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КРЕДИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ДОХОДОВ, ПОЛУЧЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  2. Глава 1. Меры, направленные на противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма
  3. Глава 3, Организация деятельности по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем
  4. Глава 4, Ответственность за нарушение законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма
  5. 3.5. УЧАСТИЕ БАНКОВ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ СИСТЕМЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ДОХОДОВ, ПОЛУЧЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕ
  6. Противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма
  7. Криминалистическая характеристика легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем.
  8. ЛЕГАЛИЗАЦИЯ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ (ИНОГО ИМУЩЕСТВА), ПРИОБРЕТЕННЫХ НЕЗАКОННЫМ ПУТЕМ
  9. ЛЕГАЛИЗАЦИЯ ИМУЩЕСТВА, ПРИОБРЕТЕННОГО НЕЗАКОННЫМ ПУТЕМ, - см. "Легализации денежных средств, приобретенных незаконным путем".
  10. "ОТМЫВАНИЕ" ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ - см. "Легализация денежных средств (иного имущества), приобретенных незаконным путем".
  11. § 12. Отмывание доходов, полученных преступным путем
  12. §3. Контрольные полномочия кредитных организаций в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем
  13. Содержание
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -