<<
>>

§ 3. Современное состояние приграничного сотрудничества территориальных органов МВД России с компетентными органами иностранных государств в сфере оперативно-розыскной деятельности

Современные международные отношения характеризуются активными интеграционными процессами в области политики, экономики, социальных отношений. Эти факторы влекут за собой не только позитивные последствия, но и становятся детерминантом негативных явлений, таких как интеграция преступности разных государств.

Международная преступность, приобретая высокий криминальный профессионализм и организованность, вызывает потребность объединения усилий разных государств в борьбе с ней. Единство целей и задач является основной причиной поиска правоохранительными органами разных стран новых форм и методов противодействия трансграничной преступности. В данных условиях особую значимость приобретает взаимодействие компетентных органов приграничных государств.

В приграничном сотрудничестве компетентных территориальных органов, несмотря на упрощенность сношения, все же возникают некоторые проблемы.

Прежде чем продолжить рассмотрение современного состояния приграничного сотрудничества органов внутренних дел, следует определиться с терминологией, используемой в данном параграфе и далее в других главах.

Ученые-исследователи, рассматривавшие аналогичные вопросы,

используют различные понятия для определения характера преступности с учетом изучаемой в данной диссертации ее специфики. Например, используются следующие термины: «транснациональная», «трансграничная», «международная» преступность или «преступления международного характера». С точки зрения диссертанта, все эти термины носят общую смысловую нагрузку, везде говорится о преступлениях, имеющих иностранный элемент. Другими словами, преступление совершено гражданином иностранного государства или в отношении его самого или преступление совершено на территории одного государства, тяжкие последствия наступили на территории другого государства.

Пространство, где совершалось преступление, охватывает территории нескольких государств.

Например, преступники одного государства совершили преступление на территории другого, похищенные вещи сбыли на территории третьего, а вырученные деньги потратили в четвертом государстве. Таким образом, подобные преступления следует называть транснациональными или имеющими международный характер. В связи с чем, диссертант полагает, что все выше рассмотренные понятия имеют тождественное значение.

Состояние приграничного сотрудничества территориальных органов МВД России с компетентными органами иностранных государств, в сфере оперативно-розыскной деятельности складывается из условий, в которых функционируют органы внутренних дел. По мнению О. З. Клушина, «условия можно подразделить на две группы: внешние и внутренние1. Внешние условия выступают определяющими, существующими независимо от органов внутренних дел. Они как бы окружают правоохранительные структуры, объективно определяя задачи, и как следствие, характер и направленность их деятельности. Однако внутренние условия, непосредственно характеризующие сами органы внутренних дел, в свою очередь оказывают определенное влияние на внешние факторы, способствуя укреплению правопорядка на территории обслуживания»[115] [116].

С точки зрения Н. Н. Иванова, оперативная обстановка представляется как два блока взаимодействующих условий. Один из них составляет внешние условия функционирования органов внутренних дел, а другой - внутренние условия, отражающие цели, задачи, полномочия, внутрисистемное построение, ресурсы, деятельность органов внутренних дел субъектов Федерации, городов,

районов, муниципальных образований и ее результативность .

Принимая во внимание позиции вышеназванных авторов, диссертант

сделал вывод, что исследование необходимо начинать с анализа внешних условий территориальных органов МВД России, дислоцирующихся в приграничных территориях. Прежде всего необходимо обозначить условия, которые следует принимать как «внешние» по отношению к органам внутренних дел, обслуживающим приграничные территории.

По мнению О. З. Клушина, «внешние условия, в которых органам внутренних дел приходится решать свои задачи, представляют собой систему географических, климатических, административно-территориальных, экономических, социальных, демографических, этнических, политических, религиозных экологических, криминальных и других характеристик любой территории - страны в целом, республики, края, области, города, района, муниципального образования»[117].

С точки зрения В. В. Герасимова, «внешние условия включают в себя правонарушительство и среду функционирования». К последнему он относит также совокупность географических, климатических, административнотерриториальных, экономических, социальных, демографических, этнических, политических, религиозных экологических, криминальных и других характеристик любой территории2.

Применительно к внешним условиям функционирования органов внутренних дел по исследуемой диссертантом теме следует отметить, что одним из факторов, оказывающих влияние на оперативную обстановку в приграничных регионах, является наличие хорошо охраняемой Государственной границы. Так, для сравнения можно рассмотреть Российско-монгольскую и РоссийскоКазахстанскую границы, географически которые расположены практически на одном уровне, следуя друг за другом.

Общая протяженность Российско-монгольской границы составляет 3 485 км. Она официально имеет 29 пунктов пропуска. В настоящее время с

Монголией граничат 4 субъекта РФ: Республика Алтай, Республика Тыва, Республика Бурятия и Забайкальский край[118]. Значительная часть границы проходит по малонаселенной и труднодоступной местности. Как показывает практика, главной проблемой на Российско-Монгольской границе, особенно на её тувинском участке, являются угон скота и контрабанда мяса.

Как заметил В. Г. Дацышен, «эта проблема наличествовала и в период существования СССР, причем в преступления нередко вовлекалась молодежь. Случалось, что границу пересекали «нелегалы» в поисках местного алкогольного напитка «араги».

Однако после распада Советского Союза проблема обострилась. В 1996-2002 гг. пограничниками задерживалось по 123-127 нарушителей в год, среди которых граждан Монголии было в несколько раз меньше, чем россиян. На границе каждый год фиксировались убитые или раненые, в том числе и при нападении на пограничников, есть пострадавшие и среди самих пограничников»2.

Тем не менее, наличие границы и принимаемые меры по охране Государственной границы обладают упреждающим характером. Нападения на пограничников свидетельствуют о неформальной охране границы. Зачастую лица, сталкивающиеся с пограничниками, несущими службу по охране Государственной границы Российской Федерации, в целях уклонения от задержания и сокрытия совершенного преступления, зачастую применяют насилие, в том числе и вооруженное, в отношении сотрудников пограничной службы.

Наличие хорошо оснащенной и охраняемой границы, сдерживает лиц от незаконного ее пересечения и от совершения преступлений на территории другого государства. Однако, несмотря на принимаемые меры, преступления все же совершаются.

Современная государственная граница между Республикой Казахстан и Российской Федерацией являлась ранее административно-территориальной границей между Казахской ССР и РСФСР. Современные очертания она приобрела в 1930-е гг., а межгосударственный статус - после распада СССР в 1991 г.

Российско-казахстанская граница практически полностью сухопутна. Протяжённость сухопутной границы - 7 512,8 км. Протяжённость морской границы - 85,8 км. Делимитизация границы завершилась в 2005 г. Демаркационные работы ведутся по настоящее время, в данный момент они завершены в местах пересечения границы основными транспортными магистралями[119].

Вполне очевидно, что по сравнению с Российско-монгольской границей, на Российско-казахстанской границе до сих пор ведутся демаркационные работы. Они не завершены на тех участках, где нет магистралей и основных автомобильных трасс, но в этих местах есть грунтовые дороги, пригодные для передвижения транспортных средств.

В основном этими путями и перемещаются нелегальные мигранты и преступники, занимающиеся незаконным оборотом наркотиков, контрабандным ввозом различных товаров, на которых требуется специальное разрешение и для совершения различных видов преступлений

По информации пресс-службы УФСБ России по Новосибирской области, сотрудники силовых структур и надзорных ведомств приняли участие в спецоперации «Анаконда», которая проходила в течение недели на Российскоказахстанской границе. По итогам операции было возбуждено 370 уголовных дел, из которых 50 дел - за незаконный сбыт и пересылку наркотиков, а более 200 уголовных дел возбуждено по фактам неправомерного завладения транспортными средствами. К участию в операции привлекались силы УФСБ и Пограничного управления ФСБ России по Новосибирской области, УФСКН

России и УФМС России по Новосибирской области, таможенных органов и государственного автодорожного надзора1.

Были найдены четыре автомобиля, которые находились в розыске. Из незаконного оборота изъято более 80 единиц нарезного и гладкоствольного оружия. Выдворены за пределы РФ 15 иностранных граждан, задержаны 19 чел., находившихся в местном розыске[120] [121].

Таким образом, сравнительный анализ показывает, что при наличии хорошо оснащенной и охраняемой границы преступления совершаются гораздо реже. По сообщению пресс-службы УФСБ России по Новосибирской области, только за неделю проведения операции было возбуждено 370 преступлений с участием граждан соседнего государства. В то время как при хорошо охраняемых границах в течение года задерживалось всего 123-127 нарушителей.

Однако не стоит забывать, что различные сферы жизнедеятельности во всем мире активно развиваются. С каждым годом появляются новые виды средств связи, возможности передвижения из одного государства в другое без специальных разрешений, дистанционная безналичная оплата услуг и товаров и другие возможности, реализуемые преступными элементами, активно используется ими при совершении различных преступлений.

Например, из практики территориальных органов МВД России по некоторым регионам Сибирского федерального округа видно, что в настоящее время налажена устойчивая связь между криминальными элементами приграничного государства Монголии. Так, по оперативным сводкам МВД по Республике Тыва регулярно нарядами пограничной службы обнаруживаются следы животных на контрольно-следовой полосе, перешедших на какую-либо сторону. Однако, фактов перегона, перепаса или хищения животных в органах внутренних дел приграничных районов не регистрируется. Интервьюирование оперативных сотрудников территориальных органов внутренних дел по приграничным районам Республики Тыва показало, что элементы преступной среды активно посещают сопредельные аймаки Монголии под предлогом участия в традиционных праздниках животноводов, проходящих ежегодно на данных территориях, тем временем налаживая связи с преступными структурами данного государства. Впоследствии разрабатываются преступные схемы хищений скота в одном государстве и их перемещения на территорию другого государства, где похищенных животных реализуют как легально приобретенных, тем самым помогая друг другу сбыть имущество, добытое преступным путем. Подобная информация поступает от граждан, оказывающих конфиденциальное содействие приграничным органам внутренних дел, которая впоследствии реализовывается в рамках дела оперативного учета.

Наличие границ и незнание языка народа приграничного государства является препятствием для правоохранительных органов, так как преступность действует в обход установленных правил и международных договоров, а органы внутренних дел строго руководствуются ими. Это требует определенного порядка и алгоритма действий, что естественно создают дополнительные препятствия.

Иная система отношений сложилась между приграничными территориальными органами внутренних дел на районном уровне в государствах-участниках СНГ. Как показало анкетирование сотрудников органов внутренних дел приграничных регионов, на вопрос «На каком уровне осуществляется взаимодействие с компетентным органом иностранного государства?» 33% опрошенных ответили: «На районном уровне». Однако соглашения о сотрудничестве органов внутренних дел приграничных регионов, заключаемые между МВД России и с компетентными органами сопредельных государств, предусматривают взаимодействие только на региональном уровне. Тем не менее это не мешает компетентным органам полиции (милиции) государств-участников СНГ налаживать отношения и на районном уровне. По нашему мнению, это связано в первую очередь с исторически сложившимися отношениями между этими органами, хотя с момента распада СССР и образования независимых государств прошло уже более 25-ти лет. Во-вторых, существует межгосударственный язык для общения - русский, который позволяет решать многие вопросы устно посредством телефонной связи.

Таким образом, диссертант приходит к выводу, что современное состояние приграничного сотрудничества территориальных органов МВД России с компетентными органами государств-участников СНГ налаживается даже на уровне органов внутренних дел районного звена. И это взаимодействие, по мнению соискателя, должно быть нормативно регламентировано на международном уровне с определением прав и обязанностей должностных лиц, уполномоченных взаимодействовать в рамках приграничного сотрудничества.

Исходя из результатов проведенного исследования, необходимо подчеркнуть, что с учетом современного состояния уровня развития отношений, приграничное сотрудничество территориальных органов МВД России с компетентными органами иностранных государств может быть классифицировано по следующим аспектам:

- приграничное сотрудничество с компетентными органами государств- членов Европейского союза;

- приграничное сотрудничество с компетентными органами государств- участников Содружества Независимых Г осударств;

- приграничное сотрудничество с компетентными органами азиатских

стран.

Эта классификация, по мнению диссертанта, в большей мере соответствует современному состоянию рассматриваемой темы исследования. Поскольку в Европе с Россией граничат страны, в основном не стремящиеся к тесному сотрудничеству с Российской Федерацией. Страны Европейского союза обладают единой политикой во всех сферах отношений. Этот фактор, по мнению диссертанта, является определяющим при ведении странами-участниками Евросоюза внешней политики. Так, по мнению некоторых ученых, другие страны, в частности страны востока, и те государства, исповедующие ислам, рассматриваются как страны, населяющие с необразованными или полуобразованными народами, которые не готовы исполнять свои международные обязательства в силу своей отсталости. По мнению Ф. Ф. Мартенса, «общие социальные задачи, преследуемые народами во взаимных сношениях, и одинаковые усвоенные ими нравственные и правовые воззрения - эти необходимые условия международного юридического порядка - выработались первоначально в Европе и до сих пор существуют далеко не во всех государствах земного шара. Согласно с этим, пространство действия международного права ограничивается только теми народами, которые признают основные начала европейской культуры и достойны названия образованных народов»1. Для Европейских государств важно иметь гарантию взаимных обязательств, соблюдения общих признанных принципов.

Справедливо замечает Дж. Ст. Милль, что «применять европейское международное право к необразованным народам значит дурно понимать право, основанием которого служит взаимность, т.е. именно то практическое условие, которое заставляет цивилизованные государства относиться с уважением к их обоюдным правам и интересам и которое не находит места в сношениях с необразованными народами»[122] [123].

В связи с чем, приграничное сотрудничество с компетентными органами приграничных регионов государств-членов Европейского союза недостаточно активно развивается.

Кроме этого, как показывает статистические данные, гражданами европейских сопредельных государств крайне редко совершаются преступления на территории приграничных регионов Российской Федерации.

Например, Псковская область, приграничный регион Российской Федерации, граничит с Республикой Беларусь и со странами Европейского союза - Эстонией и Латвией.

Республика Беларусь по сравнению с Эстонией и Латвией - государство - участник Содружества Независимых Государств. Но все эти три государства ранее входили в состав СССР, находились в едином пространстве, не отделялись государственными границами, существовал единый государственный язык - русский.

Однако в настоящее время Эстония и Латвия находятся в составе Европейского союза и имеют единую внешнюю политику со всеми странами Евросоюза. Несмотря на историческое прошлое, они особо не пытаются сближаться с Российской Федерацией. Возможно, что это обстоятельство стало основной причиной низкой раскрываемости преступлений, совершаемых гражданами рассматриваемых государств.

На территории Псковской области иностранными гражданами и лицами без гражданства за январь - декабрь 2016 г. совершено 197 преступлений, из них 125, гражданами государств - участников СНГ и только 12 преступлений совершены гражданами стран Балтии: Эстонии и Латвии.

Другой пример, Калининградская область является эксклавом России, т.к. не имеет с основной территорией страны общей сухопутной границы. Калининградская область, расположенная в Центральной Европе, на юге граничит с Польшей, на севере и востоке — с Литвой. За 12 месяцев 2016 г. на территории Калининградской области иностранными гражданами и лицами без гражданства совершено 187 преступлений, из них 125 - гражданами государств - участников СНГ, гражданами государств Балтии совершено всего 4 преступления. Аналогичная ситуация прослеживается и в течение предыдущих 5-ти лет[124].

Из этого следует сделать вывод, что граждане государств-членов Европейского союза практически не совершают на территории Российской Федерации преступлений. Причиной этому, полагаем, должны быть политические отношения России со странами Евросоюза. Либо преступления, совершаемые гражданами государств Европейского союза, не раскрываются в связи с отсутствием налаженного взаимодействия с компетентными органами данных государств.

Однако стоит отметить, что в городе Калининграде 29 марта 2007 г. Комендантом воеводского управления полиции в Гданьске Республики Польша и Управлением внутренних дел по Калининградской области Российской Федерации был подписан протокол «О взаимодействии между Комендантом воеводского управления полиции в Гданьске Республики Польша и Управлением внутренних дел по Калининградской области Российской Федерации», направленный на борьбу с преступностью. Основанием для подписания протокола послужило Соглашение о сотрудничестве между Министерством внутренних дел Республики Польша и Министерством внутренних дел Российской Федерации, подписанный в Москве 20 ноября 1992 г. В частности, в ст. 3 данного Соглашения говорится, что «договаривающиеся Стороны будут способствовать установлению и развитию прямых контактов между органами милиции Калининградской области Российской Федерации и полиции Элъблонского, Олъштынского, Сувалкского северо-восточных воеводств Республики Польша»[125]. Наряду с названным международным документом были подписаны аналогичные протоколы и с другими приграничными комендатурами

Л

полиции упомянутых в Соглашении воеводств Республики Польша .

По содержанию протоколов можно судить, что взаимодействие осуществляется в сфере оперативно-розыскной деятельности. Поскольку основные формы сотрудничества предполагают следующее: обмен информацией о готовящихся или совершенных преступлениях, о лицах в них участвующих, а также о лицах, совершивших преступления на территории приграничных регионов; обмен законодательными и другими нормативными актами, научной литературой по вопросам деятельности милиции / полиции, а также ведомственной архивной информацией и документами; оказание взаимной

помощи в повышении квалификации кадров, обмен профессиональным опытом работы, в том числе по совершенствованию уровня знаний польского и русского языков сотрудниками, осуществляющими информационный обмен в рамках настоящего Протокола; проведение рабочих встреч по вопросам, указанным в ст. 1 настоящего Протокола1.

Кроме этого, в ст. 3 Протокола о сотрудничестве между Управлением внутренних дел Калининградской области Российской Федерации и Комендатурой полиции Варминьско-Мазурского воеводства Республики Польша (Калининград, 26 августа 2004 г.) обозначено, что «для реализации положений настоящего Протокола Участники уполномочивают своих представителей для координации взаимодействия и обеспечения взаимного обмена информацией:

- сотрудника Воеводского управления полиции в Ольштыне;

- сотрудника криминальной милиции управления внутренних дел Калининградской области[126] [127] [128] [129] [130] [131] [132].

Из этого вытекает, что Стороны договорились наделить специальными полномочиями должностных лиц, ответственных за взаимодействие оперативных подразделений, в том числе с возможностью обмена информацией устно, чего не было предусмотрено в соглашениях о сотрудничестве органов внутренних дел приграничных регионов государств-участников СНГ . Однако, при этом следует отметить, что рассматриваемый Протокол не является международным нормативным правовым актом, поскольку территориальные органы компетентных субъектов не наделены правом самостоятельно заключать договоры на международном уровне. В связи с этим данное положение не легитимно и не может быть применено на практике. Тем не менее закрепление

подобного положения в международных документах свидетельствует о существующей потребности взаимодействия между территориальными правоохранительными органами, выделения отдельных субъектов приграничного сотрудничества в лице отдельных должностных лиц, наделенных полномочиями непосредственно обращаться в компетентный орган иностранного государства.

Однако в настоящее время органы полиции европейских стран не заинтересованы в развитии отношений с территориальными органами МВД России. По мнению диссертанта, это связано с политической конъюнктурой, устоявшейся в этом регионе.

Большую заинтересованность в тесном взаимодействии с правоохранительными органами России проявляют государства-участники Содружества Независимых Г осударств. Этому не требуется никаких объяснений. Имея единые исторические, культурные, экономические корни, государства- участники СНГ стремятся наладить отношения и в правоохранительной сфере. Кроме того, состояние оперативной обстановки в данных странах обуславливает необходимость обращения правоохранительных органов стран Содружества за помощью к своим зарубежным коллегам. По данным ГИАЦ МВД России основная часть преступлений, совершаемых иностранными гражданами на приграничных территориях Российской Федерации, приходится именно на граждан государств-участников Содружества Независимых Государств[133]. Это немаловажное обстоятельство вызывает необходимость принятия правоохранительными органами Российской Федерации экстраординарных мер по борьбе с преступностью совместно с партнерами из стран СНГ.

Приграничное сотрудничество органов внутренних дел с правоохранительными органами сопредельных государств-участников СНГ берет свое начало с 90-х гг. прошлого столетия. С одобрением Советом Министров внутренних дел государств-участников Содружества Независимых Государств Типового соглашения о сотрудничестве органов внутренних дел приграничных регионов1, приграничное сотрудничество приобрело свою правовую базу и признание государствами данного вида международного сотрудничества в борьбе с преступностью.

По сравнению с другими сопредельными странами, рассматриваемая сфера отношений с компетентными органами государств-участников СНГ более развита и имеет практическую реализацию.

По мнению диссертанта, это связано с высоким уровнем преступности с участием граждан государств-участников СНГ на территориях приграничных регионов Российской Федерации. Преступность с участием граждан государств- участников СНГ является объективной причиной, обуславливающей взаимодействие компетентных органов данных государств.

Кроме этого, результаты анкетирования, проведенного в территориальных органах внутренних дел соседней Республики Беларусь, показали, что существуют устойчивые связи между преступными группами приграничных государств[134] [135] [136]. 47% опрошенных ответили, что возраст преступников колеблется от 25 до 30 лет. Также изучен уровень выявляемости и раскрываемости преступлений, совершаемых в приграничных территориях. Так, 32% анкетируемых полагают, что преступления, совершаемые иностранными гражданами, раскрываются гораздо меньше. Более половины респондентов (58%) ответили, что чаще всего преступления совершаются преимущественно ранее судимыми иностранными гражданами» . Проведенный опрос позволил сделать вывод о наличии активно действующих высокопрофессиональных криминальных элементов, широко использующих государственную границу для уклонения от ответственности. Эти обстоятельства требуют объединения усилий приграничных ОВД в борьбе с преступностью на их территориях и активного

использования сил, средств и возможностей оперативно-розыскной

деятельности.

Особую актуальность приграничное сотрудничество приобрело в связи с изменениями, произошедшими с созданием Евразийского экономического союза в 2014 году. В рамках Союза обеспечивается свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, проведение скоординированной, согласованной или единой политики в отраслях экономики1. Принятые политические решения оказывают влияние и на рост преступности в приграничных регионах Российской Федерации с Республикой Казахстан[137] [138] [139].

Несмотря на наличие подписанных сторонами соглашений на межведомственном уровне, существует ряд проблем в правовом регулировании, которые рассматривались в предыдущих параграфах. Эти вопросы требуют незамедлительного решения. Наличие существующих правил в правовом регулировании, особенно в части, касающейся проведения скоординированных операций, оказывает негативное влияние на эффективность взаимодействия. Тем не менее взаимодействие территориальных органов МВД России с компетентными органами приграничных государств оценивается в целом положительно, о чем свидетельствует решение объединенной коллегии

Министерств внутренних дел Республики Казахстан и Российской Федерации . Так, например, Коллегией отмечено, что в 2014 г. и в первом полугодии 2015 г. в ходе реализации трех этапов операции «Розыск» в приграничных регионах Российской Федерации задержано 9 лиц, обвиняемых в совершении преступлений и скрывающихся от правоохранительных органов Республики

Казахстан1.

В ходе заседания Коллегии была положительно оценена работа по взаимодействию органов внутренних дел приграничных регионов. В частности отмечено следующее:

- налажено исполнение международных следственных поручений, направляемых в органы внутренних дел приграничных регионов Российской Федерации и Республики Казахстан через компетентные органы двух стран;

- осуществляется практика обмена информацией о прибытии делегаций, маршрутах их передвижения и используемом автотранспорте при проведении на сопредельных территориях массовых мероприятий, в том числе с участием спортивных команд;

- обеспечивается охрана общественного порядка при проведении матчей Континентальной хоккейной лиги с участием команд "Авангард" (Омск), "Металлург" (Магнитогорск), "Сибирь" (Новосибирск), "Трактор" (Челябинск) и "Барыс" (Астана);

- осуществляется эстафетное сопровождение пассажирских поездов межгосударственного сообщения ОВД на транспорте на постоянной основе, на протяжении всего пути следования из Республики Казахстан в Российскую Федерацию. Так, только в 2014 году в соответствии с планом единой дислокации сопровождено 1390 поездов межгосударственного сообщения. За указанный период в сопровождаемых поездах и на объектах транспортной инфраструктуры сотрудниками органов внутренних дел Российской Федерации с использованием автоматизированных информационно-поисковых систем в интересах казахстанских правоохранительных органов задержано 14 разыскиваемых лиц[140] [141].

Отмечая положительную динамику приграничного сотрудничества, Коллегия все же высказалась о целесообразности реализации дополнительного

комплекса мер по совершенствованию взаимодействия территориальных органов внутренних дел приграничных регионов. В частности было обращено внимание на внесение корректив в действующую правовую базу, регламентирующую вопросы приграничного российско-казахстанского

сотрудничества в правоохранительной сфере. Коллегией было признано, что заслуживает дополнительного обсуждения вопросы, связанные с введением упрощенного порядка согласования выезда сотрудников органов внутренних дел в служебные командировки на территорию сопредельного государства.

Кроме этого, указывалась: необходимость распространения практики проведения рабочих встреч руководителей; подписания протоколов о взаимодействии; создания координационных групп на всех приграничных органах внутренних дел Российской Федерации и Республики Казахстан на региональном уровне.

Особое внимание уделялось обмену информацией. Было отмечено, что более широкое применение должен получить обмен информацией об административных и уголовных правонарушениях, совершенных гражданами сопредельных государств, постоянно проживающими на территориях приграничных регионов; о лицах, находящихся в розыске или представляющих оперативный интерес; о похищенном имуществе, в том числе об оружии, взрывчатых веществах, культурных ценностях, автотранспорте, а также сведениями о состоянии оперативной обстановки на обслуживаемых приграничных территориях и опытом работы.

По мнению членов Коллегии, активизации данного направления деятельности способствовало бы заключение двустороннего межведомственного соглашения об информационном взаимодействии в электронном виде с определением уполномоченных подразделений, разработкой протоколов технического и технологического взаимодействия, защитой информации в

автоматизированных системах1.

Появление в настоящее время на пространстве СНГ новых криминогенных субкультур требует включения в информационный обмен территориальных органов министерств внутренних дел двух государств, также сведений о планируемых массовых передвижениях участников байкерского движения по территориям, прилегающим к российско-казахстанской границе.

В рамках этого вопроса Коллегия рассмотрела возможность использования потенциала экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел для проверки дактилоскопических карт по базам данных следов отпечатков пальцев рук, изъятых с мест нераскрытых преступлений, направленных в порядке информационного обмена, учитывая возможности перемещения преступников с использованием упрощенного порядка пересечения российскоказахстанской границы[142] [143] [144].

Приграничное сотрудничество территориальных органов МВД России с компетентными органами полиции / милиции государств-участников СНГ развито лучше по сравнению с другими государствами, не являющимися членами СНГ. Более того следует еще раз подчеркнуть, что взаимодействие с органами внутренних дел Республики Беларусь и Казахстана осуществляется не только на уровне территориальных органов внутренних дел на региональном уровне, но и на районном уровне, тогда как заключенные соглашения о сотрудничестве органов внутренних дел приграничных регионов не предусматривают такого взаимодействия . О налаженных связях на районном уровне свидетельствуют результаты анкетирования, проведенного в приграничных территориальных ОВД Российской Федерации и Республики

Беларусь. Так, 33% респондентов из числа опрошенных в Республике Беларусь ответили, что «при необходимости выходим на прямую связь с компетентным органом приграничного государства на уровне оперативных подразделений на районном уровне посредством телефонной связи»1. 14% опрошенных

сотрудников территориальных органов МВД России на вопрос: «На каком уровне происходит взаимодействие?» ответили: «На районном уровне» .

Исходя из этого, необходимо еще раз выделить, что в настоящее время назрела необходимость наделения территориальных органов МВД России на районном уровне полномочиями по взаимодействию с компетентными органами приграничных государств - участников СНГ, поскольку это вызвано объективной необходимостью и заинтересованностью всех сторон в таком взаимодействии.

К третьей группе относятся страны Азии - это Монголия и Китайская Народная Республика, которые с точки зрения диссертанта, придерживаются пассивной позиции, не проявляя особого интереса к развитию приграничного сотрудничества территориальных органов. Тем не менее, они открыты для переговоров в сфере противодействия транснациональной преступности в приграничных регионах. Например, соглашения о сотрудничестве органов внутренних дел приграничных регионов подписаны и действуют с Министерством юстиции и внутренних дел Монголии и Министерством общественной безопасности Китайской Народной Республики[145] [146] [147] [148]. На основе этих соглашений на региональном уровне подписаны протоколы совместных совещаний территориальных органов МВД России и управлений и отделов полиции аймаков Монголии[149].

Помимо этого, следует отметить о развитии отношений между другими органами данных государств. Межправительственным Соглашением Российской Федерации и Монголии, заключенным 14 ноября 2000 г. в г. Улан-Батор Монголии «О принципах сотрудничества между органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и местными администрациями Монголии» предусмотрено, что органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и местные администрации Монголии могут достигать договоренности о сотрудничестве по вопросам, входящим в компетенцию органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и местных администраций Монголии согласно национальному законодательству каждого из этих государств. Основываясь на данном Соглашении, в пределах своих полномочий обозначенные компетентные органы Российской Федерации (высшие исполнительные органы Республик Алтай, Бурятия и Тыва, Иркутской области и Забайкальского края) и Монголии (местные администрации аймаков Восточный, Хентейский, Селенгинский, Булганский, Хубсугульский, Завханский, Баян-Ульгийский и Увс) проводят различные культурно-массовые и торгово-экономические мероприятия на своих территориях с привлечением к участию в них различных организаций, обществ и физических лиц, в том числе из приграничного государства. С Монголией действует безвизовый режим, который позволяет гражданам обоих государств свободно посещать территории приграничных регионов.

Безвизовый режим посещения стран активно используется преступными элементами для реализации своих замыслов, расширения криминальных связей и т.д. Интервьюирование оперативных сотрудников территориальных органов МВД России по приграничным регионам с Монголией свидетельствует о некоторых существующих проблемах в раскрытии и в расследовании преступлений. Из их пояснений следует, что граждане Монголии активно совершают преступления на территории Российской Федерации. Сотрудниками территориальных органов МВД России во взаимодействии с отделами полиции приграничных аймаков Монголии посредством проведения оперативнорозыскных мероприятий устанавливаются полные данные подозреваемых граждан Монголии. Кроме этого, от них даже получают явки с повинной с признанием в совершенных им преступлениях на территории России. Однако полученные данные в иностранном государстве не находят своего практического применения и не служат основанием для возобновления уголовных дел, возбужденных на территории Российской Федерации. Причиной этого опрошенные оперативные сотрудники назвали не компетентность сотрудников следственных подразделений и прокурорских работников. Поступающие явки с повинной оформлены в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Монголии, причем все на монгольском языке. Сотрудники следственных подразделений и прокурорские работники не владеют монгольским языком, поэтому сомневаются в достоверности полученных данных и не видят правового основания для возобновления расследования по уголовному делу, основываясь только на явке с повинной на иностранном языке. Следовательно, без возобновления производства по уголовному делу не может быть направлен запрос об оказании правовой помощи по уголовному делу в иностранное государство.

Из этого следует заключить, что результаты оперативно-розыскных мероприятий, предоставленные компетентным органом иностранного государства в рамках приграничного сотрудничества в сфере оперативнорозыскной деятельности в настоящее время не нашли своего практического применения. В связи с этим требуется более детальная регламентация использования полученных оперативно-розыскным путем данных на

международном уровне.

Несмотря на это, следует отметить, что взаимодействующие стороны активно используют силы и средства оперативно-розыскной деятельности. Так, было проведено анкетирование в территориальных ОВД Республики Беларусь. На вопрос «В каком виде ваше подразделение или орган осуществляет взаимодействие с компетентным органом приграничного государства?» 28% ответили: «Обмен оперативно-розыскной, криминалистической и иной информацией по запрос», 25% - «Обмен оперативно-розыскной,

криминалистической и иной информацией инициативно», 21% - «Направление и исполнение запросов о проведении оперативно-розыскных мероприятий». Осуществлен также опрос с целью изучения оперативно-розыскных мероприятий проводятся в рамках приграничного сотрудничества. Так, 42% респондентов проводят наведение справок, 37% - опрос, 7% - отождествление личности, 6% - наблюдение, 3% - снятие информации с технических каналов связи, 1% - прослушивание телефонных переговоров, 1% - контролируемая поставка.

Исходя из этого, уверенно можно утверждать, что приграничное сотрудничество носит оперативно-розыскной характер и взаимодействие осуществляется преимущественно между оперативными подразделениями органов внутренних дел. Кроме этого, необходимо отметить, что по российскому праву международное сотрудничество в борьбе с преступностью делится на две составляющие: оказание правовой помощи по уголовным делам и сотрудничество в сфере оперативно-розыскной деятельности. Приграничное сотрудничество территориальных органов МВД России с компетентными органами иностранных государств не рассматривает вопросы оказания правовой помощи по уголовным делам, следовательно, оно регулирует вопросы сотрудничества приграничных территориальных органов внутренних дел с компетентными органами соседних государств в сфере оперативно-розыскной деятельности.

В заключение следует сделать ряд выводов по данному параграфу:

- состояние приграничного сотрудничества территориальных органов МВД России с компетентными органами иностранных государств в сфере оперативнорозыскной деятельности находится в прямой зависимости от складывающейся политической обстановки и межгосударственных отношений;

- назрела необходимость наделения территориальных органов МВД России на районном уровне полномочиями по взаимодействию с компетентными органами иностранных государств;

- современное состояние приграничного сотрудничества территориальных органов МВД России с компетентными органами сопредельных государств в сфере оперативно-розыскной деятельности классифицируется по трем основным видам, исходя из выстроенных взаимоотношений: приграничное сотрудничество с компетентными органами государств-членов Евросоюза; приграничное сотрудничество с компетентными органами государств - участников СНГ; приграничное сотрудничество с компетентными органами стран Азии;

- фактор наличия надлежащим образом оснащенных и охраняемых границ создает препятствия для преступников и носит упреждающий характер, напротив слабо охраняемые границы являются препятствием для взаимодействующих органов полиции / милиции приграничных государств;

- современное состояние приграничного сотрудничества территориальных органов МВД России с компетентными органами сопредельных государств носит оперативно-розыскной характер, который в первую очередь связан с тем, что преступления на приграничных территориях совершаются преимущественно ранее судимыми лицами с высоким криминальным профессионализмом и налаженными устойчивыми связями в соседнем государстве, что требует для выявления и раскрытия совершенных ими преступлений применения сил, средств и методов оперативно-розыскной деятельности;

- имеется потребность более детальной правовой регламентации использования результатов ОРД, полученных с приграничного компетентного органа в уголовном процессе.

<< | >>
Источник: ОНДАР Алдын-Херел Эзир-оолович. ПРИГРАНИЧНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ОРГАНОВ МВД РОССИИ С КОМПЕТЕНТНЫМИ ОРГАНАМИ ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ В СФЕРЕ ОПЕРАТИВНОРОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2018. 2018

Еще по теме § 3. Современное состояние приграничного сотрудничества территориальных органов МВД России с компетентными органами иностранных государств в сфере оперативно-розыскной деятельности:

  1. § 1.3. Правовое регулирование организации противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов оперативными подразделениями ОВД
  2. Оглавление
  3. Введение
  4. § 2. Правовая основа приграничного сотрудничества территориальных органов МВД России с компетентными органами иностранных государств в сфере оперативно-розыскной деятельности
  5. § 3. Современное состояние приграничного сотрудничества территориальных органов МВД России с компетентными органами иностранных государств в сфере оперативно-розыскной деятельности
  6. § 1. Система приграничного сотрудничества территориальных органов МВД России с компетентными органами иностранных государств в сфере оперативно-розыскной деятельности
  7. § 2. Формы взаимодействия в приграничном сотрудничестве территориальных органов МВД России с компетентными органами иностранных государств в сфере оперативно-розыскной деятельности
  8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  9. § 2.3. Основные формы международного сотрудничества Европей­ской полицейской организации с правоохранительными органами Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -