<<
>>

§ 2.1. Предупреждение и пресечение легализации (отмывания) преступных доходов оперативными подразделениями органов внутренних дел

Предупреждение преступлений является одной из задач ОРД, предусмотренной в статье 2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ.

Под предупреждением преступлений понимается деятельность, направленная на недопущение их совершения путем выявления и устранения причин преступлений, условий, способствующих их совершению, оказания предупредительного воздействия на лиц с противоправным поведением[99].

Следует отметить, что в соответствии с пунктом 1 Инструкции о деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений, утвержденной Приказом МВД России от 17.01.2006 № 19[100], под предупреждением преступлений органами внутренних дел понимается деятельность служб, подразделений и сотрудников ОВД, осуществляемая в пределах их компетенции, направленная на недопущение преступлений путем выявления, устранения или нейтрализации причин, условий и обстоятельств, способствующих их совершению, оказания профилактического воздействия на лиц с противоправным поведением.

Известный специалист в области предупреждения преступлений в сфере экономики А.Ю. Арефьев считает, что под предупреждением преступлений аппаратами по борьбе с экономическими преступлениями (далее — БЭП) понимается вид деятельности служб, подразделений и сотрудников БЭП, осуществляемый в пределах компетенции, по предотвращению и пресечению преступлений и административных правонарушений, выявлению обстоятельств, способствующих их совершению, принятию мер к устранению данных обстоятельств, воздействию на лиц с устойчивым противоправным поведением с целью недопущения с их стороны противоправных деяний, позитивному влиянию на потенциальных жертв преступлений и правонарушений[101].

Различные аспекты предупреждения легализации преступных доходов рассматривались в работах А.Ю. Арефьева[102], Ю.В. Быстровой[103], В.С.

Кириленко[104], К.Г. Сафаралиева[105], а также некоторых других ученых. Изучение указанных работ показало, что большинство из них посвящено уголовно-правовым и административно-правовым мерам противодействия легализации преступных доходов.

В соответствии с Перечнем № 2, утвержденным Указанием Г енпрокуратуры России № 744/11, МВД России № 3 от 31.12.2014, преступления,

предусмотренные статьями 174 и 174.1 УК РФ, относятся к категории преступлений экономической направленности, предварительное расследование которых производится в форме предварительного следствия[106] [107].

Приказом МВД России «О статистической отчетности органов внутренних дел Российской Федерации о преступлениях экономической и коррупционной направленности» от 03.04.2013 № 189 и другими ведомственными правовыми актами установлено, что выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений экономической направленности, предварительное расследование которых производится в форме предварительного следствия, относится к компетенции подразделений ЭБиПК ОВД.

Таким образом, субъектом оперативно-розыскной профилактики легализации преступных доходов в системе ОВД являются подразделения ЭБиПК.

В соответствии с пунктом 16 указанной Инструкции , сотрудники подразделений ЭБиПК выявляют причины и условия совершения преступлений экономической и коррупционной направленности; вносят предложения по своевременному информированию органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных уполномоченных органов, а также собственников имущества о необходимости устранения причин и условий, способствующих совершению преступлений экономической и коррупционной направленности; проводят ОРМ по выявлению лиц, занимающихся приготовлением к преступлению и покушением на преступления экономической и коррупционной направленности, принимают к ним меры в соответствии с законодательством Российской Федерации; осуществляют ежемесячный анализ состояния преступности экономической и коррупционной направленности и принимают в соответствии с законодательством Российской Федерации меры по устранению причин и условий, способствующих совершению указанных преступлений; осуществляют ОРМ по выявлению и разобщению организованных преступных групп или преступных сообществ, действующих в сфере экономики; участвуют в освещении средствами массовой информации деятельности и результатов работы подразделений экономической безопасности и противодействия коррупции.

В соответствии с указанными выше правовыми актами МВД России, к числу основных направлений деятельности ОВД по предупреждению преступлений относятся:

— выявление и анализ причин и условий, способствующих совершению преступлений, принятие мер по их устранению;

— выявление и постановка на профилактические учеты лиц, имеющих намерение совершить преступление;

— установление лиц, осуществляющих приготовление к преступлению и (или) покушение на преступление, и принятие мер по пресечению их противоправной деятельности в соответствии с законодательством Российской Федерации;

— привлечение к работе по предупреждению преступлений общественных объединений правоохранительной направленности и граждан.

С учетом специфики совершения преступлений рассматриваемого вида, предупреждение легализации преступных доходов оперативными подразделениями ОВД и иных органов, осуществляющих ОРД, осуществляется, как правило, по следующим двум направлениям: выявление и анализ причин и условий, способствующих совершению преступлений, принятие мер по их устранению (общая профилактика) и установление лиц, осуществляющих приготовление к преступлению и (или) покушение на преступление, и принятие мер по пресечению их противоправной деятельности в соответствии с законодательством Российской Федерации (индивидуальная профилактика).

Как показало проведенное исследование, предупреждение легализации (отмывания) денежных средств и иного имущества, приобретенного преступным путем, представляет, в настоящее время, значительную проблему для ОВД и иных органов, осуществляющих ОРД, в первую очередь, благодаря наличию не устранённых причин и условий, способствующих совершению указанных преступлений.

В соответствии с диспозициями составов преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174.1 УК РФ, под легализацией (отмыванием) имущества, приобретенного преступным путем, в уголовно-правовом смысле, понимается совершение финансовых операций и других сделок с указанным имуществом, в целях придания правомерного вида его владению, пользованию и распоряжению.

Таким образом, предупреждение легализации (отмывания) денежных средств и иного имущества, приобретенного преступным путем, должно, по нашему мнению, в первую очередь, заключаться в предупреждении совершения указанных выше финансовых операций и сделок и, как следствие, в предупреждении установления, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей в отношении имущества, приобретенного преступным путем.

Законодатель сконструировал указанные составы преступлений как формальные, и среди признаков объективной стороны предусмотрел только общественно опасные действия — совершение финансовых операций и других сделок, не закрепляя соответствующих общественно опасных последствий. Конструкции рассматриваемых составов преступлений сформулированы именно таким образом, в том числе и потому, что в результате совершения указанных действий имущество, приобретенное преступным путем, может выбыть в дальнейший гражданский оборот и риск его невозврата законному собственнику (потерпевшему) возрастает многократно.

Так, например, при одном из наиболее распространенных в настоящее время способов легализации — перечислении преступно приобретенных денежных средств по «транзитным» счетам фирм - «однодневок», при мнимых основаниях их перевода, и их конечном обналичивании, установить фактическое местонахождение указанных денежных средств и их нового собственника, как правило, достаточно затруднительно.

Необходимо иметь ввиду, что совершение сделок с имуществом, приобретенным преступным путем, в ряде случаев влечет такое правовое последствие, как признание добросовестности приобретателя (если он не знал о том, что имущество приобретено преступным путем) и невозможность его возврата первоначальному собственнику.

Так, понятие добросовестного приобретателя разъясняется в пункте 38 Постановления Пленума ВС РФ, Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» № 10/22 от 29.04.2010, в котором установлено: «Приобретатель признается добросовестным, если докажет, что при совершении сделки он не знал и не должен был знать о неправомерности отчуждения имущества продавцом, в частности принял все разумные меры для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества»[108].

В пункте 3.2. Постановления КС РФ от 21.04.2003 № 6-П установлено, что, содержащиеся в пунктах 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации общие положения о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, — по их конституционно-правовому смыслу в нормативном единстве со статьями 166 и 302 ГК Российской Федерации — не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом, а потому не противоречат Конституции Российской Федерации»[109].

Следовательно, в результате сделок с имуществом, приобретенным преступным путем (при которых новый приобретатель имущества не располагает информацией о его преступном происхождении), владельцем становится добросовестный приобретатель, а само имущество становится легализованным и не имеет ограничений в дальнейшем гражданском обороте, за исключениями, предусмотренными законом.

Таким образом, предупреждение легализации (отмывания) денежных средств и иного имущества, приобретенного преступным путем, должно, в первую очередь, помимо иных мер, заключаться в предупреждении и пресечении совершения указанных выше финансовых операций и сделок и, как следствие, в профилактике установления, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей в отношении имущества, полученного в результате совершения преступления.

Как показало проведенное исследование, подобные меры предупреждения легализации преступных доходов должны заключаться в действиях государственных органов, правомочных на осуществление ОРД, по приостановлению (блокированию) финансовых операций и иных сделок с имуществом, приобретенным преступным путем. Указанные меры будут способствовать тому, что указанное имущество не будет скрыто преступниками, а право на него не приобретет добросовестный приобретатель.

В настоящее время полномочия подобного характера есть только у органов предварительного расследования, которые, в соответствии со статьями 115 и 116 УПК РФ, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в части 1 статьи 104.1 УК РФ, вправе возбудить перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия.

В соответствии с частями 2 и 3 статьи 115 УПК РФ, наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение. Арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Следует отметить, что наложение ареста на указанное имущество, в соответствии со статьями 115 и 116 УПК РФ, возможно только в ходе предварительного расследования преступления.

Как показало проведенное исследование, сотрудники оперативных подразделений, в ходе проведения ОРМ, проводимых при отсутствии возбужденного уголовного дела, нередко сталкиваются со случаями совершения преступниками финансовых операций и иных сделок с имуществом, приобретенным преступным путем, в результате которых указанное имущество «отсекается» от источника — предикатного преступления и, в последующем, легализуется.

Например, подобная ситуация имеет место при, так называемом, «бесконтактном» сбыте наркотических средств или психотропных веществ, осуществляемом посредством использования платежных терминалов. В этом случае, денежные средства, внесенные потребителями наркотиков на счета электронных платежных систем, впоследствии, как правило, переводятся преступниками на другие счета и обналичиваются.

Типичным примером являются действия обвиняемых Л., Т. и Р., которые после поступления денежных средств от покупателей наркотических средств на «мобильный кошелек», посредством использования ноутбука через Интернет переводили указанные денежные средства на текущий счет физического лица в банке, с последующим перечислением на пластиковые карты, открытые на имя Ц. и Б., не имеющих отношения к преступной деятельности Л., Т. и Р.; кроме того — на сетевые реквизиты системы WebMoney гражданина Ш. Последний, в свою очередь, по просьбе Л., действующего с ведома и согласия Т. и Р., не будучи осведомленным о преступной деятельности указанных лиц, переводил денежные средства на счет физического лица, открытый на свое имя в

Набережночелнинском отделении № 8219 ОАО «Сберегательный банк России»[110].

Необходимо отметить и существующую в настоящее время опасность легализации денежных средств, передаваемых в качестве взяток, в безналичной форме. В такой ситуации оперативные подразделения при документировании преступной деятельности рискуют утратить предмет взятки — денежные средства, зачисленные на счет юридического лица по требованию взяткополучателя, так как указанные денежные средства после зачисления на банковский счет, указанный преступником, могут быть сразу перечислены на счета других юридических лиц с помощью системы интернет - банкинга, обналичены или легализованы иным образом.

В практике оперативных подразделений существует множество и иных случаев, когда необходимо пресечь совершение преступниками финансовых операций и иных сделок с имуществом, приобретенным преступным путем.

Таким образом, в целях решения рассматриваемых проблем и расширения возможности предупреждения легализации преступных доходов, необходимо предоставить оперативным подразделениям полномочия приостанавливать совершение финансовых операций и иных сделок с имуществом, приобретенным преступным путем.

Необходимо отметить, что помимо органов предварительного расследования, полномочиями по блокированию финансовых операций и иных сделок с преступными доходами, обладает Межведомственная комиссия по противодействию финансированию терроризма (далее — Межведомственная комиссия).

Так, в соответствии с частью 1 статьи 7.4 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 07.08.2001 № 115-ФЗ, при наличии достаточных оснований подозревать причастность организации или физического лица к террористической деятельности (в том числе к финансированию

терроризма), если при этом отсутствуют предусмотренные пунктом 2.1 статьи 6 указанного Федерального закона основания для включения таких организации или физического лица в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, в том числе при наличии поступившего в Росфинмониторинг от компетентного органа иностранного государства обращения о возможной причастности организации или физического лица к террористической

деятельности, Межведомственной комиссией может быть принято решение о замораживании (блокировании) денежных средств или иного имущества указанных организации или физического лица[111].

Следует отметить, что в соответствии с частью 3 статьи 7.4 Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ, Межведомственной комиссии предоставлено право самостоятельно определять достаточность оснований подозревать причастность организации или физического лица к террористической

деятельности.

В случае принятия решения о замораживании (блокировании) денежных средств или иного имущества организации или физического лица, Росфинмониторинг незамедлительно размещает указанное решение в сети Интернет на своем официальном сайте в целях обеспечения принятия организациями, осуществляющими операции с денежными средствами или иным имуществом, мер по замораживанию (блокированию) указанных денежных средств или иного имущества.

После размещения указанного решения на официальном сайте Росфинмониторинга, организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны незамедлительно, но не позднее одного рабочего дня со дня размещения соответствующего решения, принять меры по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества, незамедлительно проинформировав о принятых мерах Росфинмониторинг.

Конкретные сроки замораживания денежных средств или иного имущества организации или физического лица, действующим законодательством не определены.

Следует отметить, что в соответствии Перечнем № 22, утвержденным Указанием Генпрокуратуры России № 744/11, МВД России № 3 от 31.12.2014[112], к числу преступлений террористического характера относятся преступления, предусмотренные статьями: 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 277, 281, 360 УК РФ, а также, при наличии дополнительных условий,

предусмотренные статьями: 207, 211, 220, 221, 278, 279, ст. 282.1, 282.2, 209, 210, 295, 317, 318 УК РФ.

Таким образом, действующим законодательством предусмотрена возможность замораживания денежных средств или иного имущества, только в случае причастности их обладателей к совершению небольшого ограниченного количества преступлений, предусмотренных Особенной частью УК РФ. К указанным преступлениям не относятся преступления в сфере экономики, преступления коррупционной направленности, а также многие другие преступления, в результате совершения которых преступники получают доходы в крупных и особо крупных размерах. Как следствие, действующее законодательство не предоставляет возможность ограничить распоряжение указанными доходами вне рамок предварительного расследования преступления.

Одним из вариантов решения данной проблемы могло бы быть расширение прав Межведомственной комиссии и предоставление последней возможности замораживания преступных доходов, полученных в результате совершения и иных преступлений, а не только террористического характера.

Однако, по нашему мнению, представляется нецелесообразным использовать право блокирования (замораживания) имущества, приобретенного преступным путем, Межведомственной комиссией по инициативе органов, осуществляющих ОРД, главным образом потому, что это объективно приведет к снижению оперативности и увеличению сроков реагирования на выявленные факты совершения финансовых операций и иных сделок с преступными доходами.

Необходимо отметить, что подразделениями Росфинмониторинга низового уровня являются управления Росфинмониторинга по федеральным округам. Указанные подразделения отсутствуют в подавляющем большинстве субъектов Российской Федерации. Следовательно, для того, чтобы представить необходимые документы в Росфинмониторинг, большинству сотрудников оперативных подразделений органов, осуществляющих ОРД, будет необходимо направлять их в другой субъект Российской Федерации, что, в свою очередь, приведет к утрате оперативности реагирования на факты легализации преступных доходов и может повлечь иные затруднения, которые вполне можно было бы избежать.

Кроме того, действующим законодательством предусмотрено, что Росфинмониторинг обязан разместить информацию о лице, имущество которого будет заморожено, на своем официальном сайте. Данное обстоятельство будет препятствовать дальнейшему эффективному осуществлению ОРД, поскольку содержит риск угрозы ознакомления преступников с указанной информацией.

В настоящее время у органов, осуществляющих ОРД, нет полномочий по замораживанию (блокированию) имущества, приобретенного преступным путем. Это приводит к тому, что оперативные подразделения ОВД, а также и иные субъекты ОРД, располагая проверенной информацией о фактах совершения финансовых операций и иных сделок с имуществом, приобретенных преступным путем, при отсутствии возбужденного уголовного дела, не имеют возможности воспрепятствовать их совершению.

Необходимо отметить, что возможность блокирования (замораживания) сделок с имуществом, находящимся в собственности преступников, прямо предусмотрена Венской Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, ратифицированной СССР 9 октября 1990 г.

Так, под понятием «замораживания» в статье 1 указанной Конвенции понимается временное запрещение перевода, конверсии, размещения или перемещения собственности, или временный арест или взятие под контроль собственности на основании постановления, выносимого судом или компетентным органом[113].

Частями 2 и 3 статьи 5 Венской Конвенции установлено, что «Каждая Сторона принимает также такие меры, которые могут потребоваться с тем, чтобы ее компетентные органы могли определить, выявить и заморозить или арестовать доходы, собственность, средства или любые другие предметы, полученные в результате совершения правонарушений. С целью осуществления мер, упомянутых в настоящей статье, каждая Сторона уполномочивает свои суды или другие компетентные органы издавать постановления о предоставлении или аресте банковских, финансовых или коммерческих документов»[114].

Исходя из указанных норм, право замораживания сделок с собственностью, полученной в результате совершения правонарушений, предоставляется не только судам, но и компетентным органам, круг которых Конвенцией не определен.

По нашему мнению, отнесение к числу последних, органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, не будет противоречить действующим международным правовым актам.

Необходимо отметить, что в соответствии со статьей 5 Венской Конвенции, право на замораживание имущества не взаимосвязано с возбуждением уголовного дела, а также иными уголовно-процессуальными институтами и допускается вне рамок уголовного судопроизводства.

По нашему мнению, в целях предупреждения и пресечения совершения финансовых операций и иных сделок с имуществом, приобретенным преступным путем, представляется целесообразным предоставить органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность полномочия по блокированию совершения указанных финансовых операций и сделок.

Подобная идея высказывалась некоторыми специалистами в рассматриваемой проблеме, в частности, О.А. Абрамовым. Последний предлагает включить в статью 15 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» норму, предоставляющую право субъектам ОРД направлять в суд материалы оперативно-розыскной деятельности для принятия решения о наложении ограничений на операции с движимым и недвижимым имуществом, добытым преступным путем, при осуществлении проверки, проводимой в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, на срок до 30 суток[115].

По нашему мнению, принятие подобной нормы нецелесообразно в современных условиях практики работы оперативных подразделений.

Как показало исследование, при проведении ОРМ нередки ситуации, когда необходимо блокировать сделки с денежными средствами или иным имуществом, до реализации оперативной информации и проведения доследственной проверки, проводимой в соответствии со статьями 144, 145 УПК РФ. Например, к таким ситуациям относится подготовка к реализации материалов ОРД по фактам получения взяток безналичным способом или принятие экстренных мер по предотвращению вывода преступно приобретенных денежных средств за рубеж.

На наш взгляд, в целях профилактики легализации (отмывания) имущества, приобретенного преступным путем, а также иных преступлений необходимо предоставить государственным органам, правомочным на осуществление ОРД, в исключительных, не терпящих отлагательства случаях, на основании мотивированного постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД возможность блокировать совершение финансовых операций и иных сделок с указанным имуществом в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности, вне зависимости от того, проводится ли проверка в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством или нет.

Предоставление права блокировать сделки с имуществом органам, осуществляющим ОРД, рассматривается нами как исключительная мера, направленная на предупреждение и (или) пресечение сокрытия имущества, приобретенного преступным путем, в условиях отсутствия возбужденного уголовного дела и правовой возможности наложения ареста на имущество в соответствии со статьями 115 и 116 УПК РФ. Подобная мера имеет вынужденный характер и призвана своевременно пресечь сокрытие имущества преступниками в ситуациях, когда использовать иные правовые возможности не представляется возможным.

Как показало исследование, срок, на который возможно было бы приостанавливать совершение финансовых операций и иных сделок по инициативе субъектов ОРД, должен составлять не более 72 часов. За это время орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, имеет реальную возможность представить результаты ОРД органам предварительного расследования для решения вопроса о возбуждении уголовного дела и последующего наложения ареста на имущество в соответствии со статьями 115 и 116 УПК РФ.

Этот срок, на наш взгляд, является разумным и с точки зрения возможной коррупциогенности предлагаемой нами правовой нормы. Некоторые исследователи предлагают предоставить возможность органам, осуществляющим ОРД, блокировать на основании судебной санкции сделки с имуществом на срок до 30 суток. На наш взгляд, этот срок является чрезмерным, подобное правомочие фактически подменяет собой действующие уголовно-процессуальные процедуры и, кроме того, содержит опасность нанесения существенного вреда правоохраняемым интересам в результате возможного произвола со стороны недобросовестных сотрудников оперативных подразделений.

Безусловно, у лица, полагающего, что действия органа, осуществляющего ОРД, связанные с блокировкой финансовых операций и иных сделок, привели к нарушению его прав и законных интересов, должно быть право на получение копии постановления руководителя органа, осуществляющего оперативнорозыскную деятельность, на основании которого были совершены указанные выше действия, с возможностью его последующего обжалования.

С учетом вышеизложенного, в целях расширения возможностей оперативно-розыскной профилактики легализации преступных доходов, необходимо включить в действующее законодательство норму, предоставляющую право органам, осуществляющим ОРД в случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к сокрытию доходов, полученных преступным путем, на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность приостанавливать (временно запрещать) на срок до 72 часов совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, если имеются достаточные основания полагать, что указанные денежные средства или иное имущество получены в результате совершения преступления.

Указанное постановление руководителя органа, осуществляющего ОРД, о приостановлении совершения финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом должно быть обязательным для органов, осуществляющих в соответствии с федеральными законами государственную регистрацию прав на имущество и сделок с ним, а также для организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, и подлежащим немедленному исполнению при поступлении в соответствующий орган или организацию.

Необходимо отметить, что система мер предупреждения легализации преступных доходов не ограничивается предложенной нами мерой и может предусматривать и иные правовые, организационные и экономические средства профилактики преступности рассматриваемого вида.

<< | >>
Источник: Родичев Максим Леонидович. ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЛЕГАЛИЗАЦИИ ИМУЩЕСТВА, ПРИОБРЕТЕННОГО ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ (НА ПРИМЕРЕ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА РФ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2.1. Предупреждение и пресечение легализации (отмывания) преступных доходов оперативными подразделениями органов внутренних дел:

  1. Глава 3, Организация деятельности по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем
  2. 3.5. УЧАСТИЕ БАНКОВ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ СИСТЕМЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ДОХОДОВ, ПОЛУЧЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕ
  3. § 4. Установление требований к внутреннему контролю в кредитной организации и противодействие легализации преступных доходов
  4. § 2Правовое обеспечение деятельности органов и подразделений МВД Кыргызской Республики по предупреждению и пресечению внутренних волнений и беспорядков
  5. Глава I. Теоретические основы взаимодействия органов внутренних дел на транспорте с территориальными органами внутренних дел по охране общественного порядка и борьбе с преступностью
  6. Глава II. Совершенствование правовых и организационных основ взаимодействия органов внутренних дел на транспорте с территориальными органами внутренних дел по вопросам борьбы с преступностью и охраны общественного порядка
  7. §3. Контрольные полномочия кредитных организаций в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем
  8. Содержание
  9. Введение
  10. Глава 1. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ПРЕСТУПНЫХ ДОХОДОВ ОПЕРАТИВНЫМИ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯМИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
  11. § 1.1. Оперативно-розыскная характеристика легализации (отмывания) имущества, приобретенного преступным путем
  12. § 1.2. Анализ современных способов совершения легализации (отмывания) преступных доходов как наиболее значимого элемента оперативно-розыскной характеристики
  13. § 1.3. Правовое регулирование организации противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов оперативными подразделениями ОВД
  14. Глава 2. ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ПРЕСТУПНЫХ ДОХОДОВ ОПЕРАТИВНЫМИ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯМИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
  15. § 2.1. Предупреждение и пресечение легализации (отмывания) преступных доходов оперативными подразделениями органов внутренних дел
  16. § 2.2. Выявление и раскрытие легализации (отмывания) имущества, приобретенного преступным путем, в условиях отсутствия информации о предикатных преступлениях
  17. § 2.3. Выявление и раскрытие легализации (отмывания) имущества, приобретенного преступным путем, в условиях наличия информации о предикатных преступлениях
  18. Новые полномочия органов внутренних дел по выявлению, предупреждению и пресечению налоговых преступлений.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -