<<
>>

§ 2. Понятие оперативно-разыскного обеспечения противодействия коррупциив пограничных органах

Деятельность пограничных органов играет колоссальную роль в обеспечении национальной безопасности и развития Российской Федерации. Пограничные органы призваны охранять Государственную границу Российской Федерации на суше, море, реках, озерах и иных водных объектах, в пунктах пропуска через Государственную границу, а также осуществлять пропуск через Государственную границу.

Среди полномочий, которыми наделены пограничные органы в соответствии со ст. 30 Закона РФ от 1 апреля 1993 г. № 4730-1 «О государственной границе Российской Федерации»[84], можно отметить:

- осуществление контроля за соблюдением правил режима Государственной границы, пограничного режима и режима в пунктах пропуска через Государственную границу;

- осуществление производства по делам об административных правонарушениях, отнесенным к их ведению законодательством Российской Федерации, рассмотрение этих дел в пределах своей компетенции и исполнение постановлений по ним;

- ведение дознания по делам, отнесенным законодательством Российской Федерации к их ведению;

- осуществление профилактики правонарушений, борьба с которыми входит в компетенцию пограничных органов;

- осуществление контроля в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства, въезжающих на территорию Российской Федерации (в том числе лиц, ищущих убежище), а также иностранных граждан и лиц без гражданства, следующих транзитом через территорию Российской Федерации, осуществление их идентификации (сличение документов, удостоверяющих личность, с личностью предъявителя) и ведение различных учетов в пунктах пропуска через Государственную границу.

Для реализации своих полномочий пограничные органы вправе, в частности:

- осуществлять пограничными нарядами задержание и личный досмотр лиц, в отношении которых имеются основания подозревать их в нарушении режима Государственной границы, пограничного режима, режима в пунктах пропуска через Государственную границу;

- осуществлять административное задержание лиц, совершивших нарушения режима;

- задерживать с санкции прокурора иностранных граждан и лиц без гражданства, совершивших незаконное пересечение Государственной границы;

- делать в документах на право пересечения Государственной границы соответствующие отметки и при необходимости временно изымать такие документы, а также изымать недействительные документы;

- продлевать действие просроченных российских виз иностранным гражданам и лицам без гражданства в местах, где отсутствуют представительства Депар

тамента консульских служб Министерства иностранных дел Российской Федерации;

- временно ограничивать или запрещать движение лиц и транспортных средств, а также не допускать граждан на отдельные участки местности.

Эти полномочия и права объективно создают предпосылки для коррумпированности должностных лиц, на которых эти полномочия возложены. Кроме того, военнослужащие пограничных органов осуществляют свою деятельность на разрозненных, удаленных от руководства участках, и персонал этих участков невелик. В таких условиях возникают проблемы с обеспечением действенного контроля за деятельностью сотрудников пограничных органов, что повышает коррупционный риск. Поскольку традиционные формы контроля за деятельностью пограничных органов недостаточно эффективны для предотвращения фактов коррупции, повышается значение оперативно-разыскного обеспечения противодействия этому явлению в пограничных органах.

Коррупция в России достигла таких размеров, что стала представлять опасность для национальной безопасности, на что обращалось внимание в юридической литературе. Справедливо отмечает А.И. Гуров: «Серьезную угрозу национальной безопасности оставляет проникновение во властные органы представителей организованной преступности. Это произошло благодаря огромным капиталам, присвоенным в период необдуманных реформ крайнего либерализма, за счет денег, а также угроз и бандитского террора. Этот процесс можно назвать «огосударствлением мафии»[85].

Особенно опасны коррупционные проявления в правоохранительных органах и различных специальных службах. Коррупция в правоохранительных органах, как отмечает В.П. Кувалдин, «чаще всего выражается в различных отступлениях и нарушениях действующего законодательства и нормативного регулирования сфер правоохранительной и правоприменительной деятельности органов внутренних дел, прокуратуры и суда. Представители правоохранительных органов используют свои служебные полномочия как в личных корыстных целях, так и в криминальных интересах организованных групп или преступных сообществ. Для извлечения корыстной выгоды используется практически весь спектр функциональных обязанностей, определяемых полномочиями сотрудников правоохранительных органов»[86].

Решение проблемы коррупции на практике невозможно без теоретического анализа содержания оперативно-разыскного обеспечения противодействия коррупции в целом как опасному социальному явлению, представляющему реальную угрозу безопасности государства. При этом получаемые научные результаты и рекомендации должны доводиться до сведения практических работников, внедряться в практику, использоваться для повышения их квалификации, поскольку, как пишет С.В. Дьяков, «результат работы спецслужб зависит от того, насколько они мобильны, интегрированы в зависимости от решаемых задач, от профессионального уровня их сотрудников, от их умения привлекать к сотрудничеству конфиденциальных источников и получать от них информацию, применять институты и нормы уголовного и уголовно-процессуального права, достижения криминалистики в оперативно-разыскной деятельности, правильно давать правовую оценку поступающей оперативной информации»[87].

Сохраняющийся рост преступных посягательств, связанных с коррупцией, признается Стратегией национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.[88] одним из основных источников угрозы национальной безопасности страны. Национальный план противодействия коррупции[89] предусматривает некоторые меры, направленные на повышение эффективности оперативно-разыскного обеспечения противодействия коррупции. В частности, речь идет о сокращении категорий лиц, в отношении которых согласно ст. 447 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее -УПК РФ)[90] [91] применяется особый порядок производства по уголовным делам и ведения оперативно-разыскных мероприятий; об установлении в качестве задачи оперативно-разыскной деятельности обнаружения имущества, подлежащего конфискации;о возможности осуществления оперативно-разыскных мероприятий для проверки достоверности представленных лицами, претендующими на замещение должностей судей, судьями, лицами, замещающими должности федеральной государственной службы, государственной службы субъектов Российской Федерации, государственными и муниципальными служащими сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера и др.

Таким образом, оперативно-разыскному обеспечению и в целом оперативно-разыскной деятельности отводится важная роль в борьбе с коррупцией. Для более четкого уяснения сути и содержания оперативно-разыскного обеспечения следует вначале рассмотреть понятие оперативно-разыскной деятельности.

Оперативно-разыскная деятельность призвана обеспечивать безопасность и неприкосновенность личности, общества и государства, их защиту от преступных посягательств, в том числе связанных с коррупцией, предотвращать готовящиеся преступления, выявлять и раскрывать совершенные преступления. Основа правового регулирования оперативно-разыскной деятельности установлена Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» , который придал оперативно-разыскной деятельности официальный статус как государственно-правовой форме борьбы с преступностью.

Легальное определение оперативно-разыскной деятельности содержится в ст. 1 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Российский законодатель понимает оперативно-разыскную деятельность как вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то Федеральным законом «Об оперативнорозыскной деятельности», в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-разыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.

К наиболее существенным моментам, характеризующим оперативноразыскную деятельность, российский законодатель относит следующие:

- ее субъектный состав. Субъектами оперативно-разыскной деятельности являются уполномоченные законом оперативные подразделения государственных органов и их должностные лица;

- элементы содержания оперативно-разыскной деятельности. В содержание оперативно-разыскной деятельности включены в основном оперативноразыскные мероприятия (проводимые гласно или негласно);

- цели оперативно-разыскной деятельности.

Законодатель указывает, что она может проводиться только в целях защиты (обеспечения безопасности) личности, общества и государства от преступных посягательств.

Формулировка оперативно-разыскной деятельности, изложенная в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности» (ст. 1), носит описательный характер, поскольку определяет эту деятельность путем указания на ее признаки и свойства. Такая формулировка позволяет на практическом уровне отграничивать оперативно-разыскную деятельность от иных видов деятельности государственных органов, применять по отношению к ней нормы закона, осуществлять контроль и надзор за оперативно-разыскной работой.

Однако это не исключает необходимости доктринального толкования данного понятия, поскольку, как отмечает К.К. Горяинов, одного законодательного определения недостаточно для уяснения специфики оперативно-разыскной дея- тельности[92].

Но легальное определение оперативно-разыскной деятельности не позволяет полностью раскрыть ее сущность и содержание, оно не показывает ее место среди иных видов деятельности, не помогает понять суть и назначение оперативно-разыскных мероприятий. Поэтому возникает необходимость в доктринальной трактовке понятия оперативно-разыскной деятельности. Между тем, как справедливо указывают В.Н. Омелин и Р.Х. Пардилов, «разнобой в определении понятия оперативно-розыскных мероприятий затрудняет выработку научно обоснованных рекомендаций, касающихся проведения оперативно-разыскных мероприятий, затрудняет ответ на вопрос, какие действия оперативного работника считать оперативно-разыскным мероприятием (с учетом положений ч. 1 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»), а какие нет. Поэтому не вызывает малейшего сомнения то обстоятельство, что устранение «разноголосицы» в трактовке указанного понятия вовсе не является второстепенным вопросом, а представляет собой одну из задач теории и имеет важное практическое значе-

ние»[93].

Большинство ученых-юристов, исходя из того, что оперативно-разыскная деятельность может осуществляться только уполномоченными на то государственными органами, рассматривают ее как специфический вид государственной деятельности[94].

Авторы учебника «Теория оперативно-разыскной деятельности» выделяют оперативно-разыскную деятельность в узком и широком смысле слова. В «узком» значении она понимается как «основанный на федеральном законодательстве вид социально полезной юридической государственной деятельности уполномоченных на то законодателем субъектов, представляющий собой систему поведенческих актов конспиративного и гласного применения специальных сил, средств и методов, а также совершения оперативно-разыскных действий и принятия оперативно-значимых решений, осуществляемый с целью защиты человека и общества от преступных посягательств при наличии объективного затруднения или невозможности достижения этой цели посредством реализации иных законных средств»[95].

В широком смысле слова в определении оперативно-разыскной деятельности изменяется содержание ее цели. Вместо ее узкой направленности (защита охраняемых законом объектов от преступных посягательств) целью данной деятельности выступает обеспечение безопасности человека и общества (включая и государство)[96] [97].

В то же время в юридической литературе высказан несколько иной взгляд на характер оперативно-разыскной деятельности. Некоторые авторы полагают, что к оперативно-разыскной деятельности следует подходить не как к особому виду государственной деятельности, а как к деятельности социальной .

Однако, во-первых, нужно отметить, что социальная деятельность включает в себя деятельность государственную как неотъемлемую часть. Государственная деятельность обеспечивает должное функционирование гражданского общества, осуществляется в интересах всех социальных слоев. Во-вторых, российский законодатель рассматривает оперативно-разыскную деятельность как деятельность государственную, осуществляемую исключительно государственными органами. Сходную с оперативно-разыскной по содержанию деятельность частных детективов и детективных агентств законодатель определяет как «частную детективную (сыскную) деятельность» (Закон РФ от 11 марта 1992 г.№ 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»[98]. В-третьих, государственную деятельность, в отличие от иных видов социальной деятельности, характеризует то, что через нее выражаются государственно-властные полномочия. Эта специфика характерна и для оперативно-разыскной деятельности. В п. 5 ст. 15 Федерального закона «Об оперативно-разыскной деятельности» устанавливается, что законные требования должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность, обязательны для исполнения физическими и юридическими лицами, к которым такие требования предъявлены. Неисполнение законных требований должностных лиц органов, осуществляющих оперативноразыскную деятельность, либо воспрепятствование ее законному осуществлению влекут ответственность, предусмотренную законодательством России.

Кроме того, необходимо учитывать, что проведение оперативно-разыскных действий означает ограничение прав граждан, в чем также проявляются государственно-властные полномочия. Так, государственно-властные полномочия непосредственно реализуются при проведении таких оперативно-разыскных мероприятий, как осуществление контроля почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров с подключением к станционной аппаратуре предприятий, учреждений и организаций, снятие информации с технических каналов связи.

Поэтому представляется обоснованным подход к данной проблеме А.Ю. Шумилова, рассматривающего оперативно-разыскную деятельность как такую разновидность социально полезной человеческой профессиональной деятельности (вида общественной практики), которая относится к государственной деятельности и может быть определена как «комплексный вид государственной профессиональной сыскной деятельности, содержанием которой является система поведенческих актов ее участников, осуществляемых в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», как правило, негласно, для достижения целей и решения задач, в нем предусмотренных»[99].

В.К. Зникин подчеркивает информационный аспект оперативно-разыскной деятельности. По его мнению,эта деятельность представляет собой антикриминальную разыскную конспиративно-информационную деятельность[100].

Безусловно, смысл оперативно-разыскной деятельности состоит в том, чтобы получить необходимую информацию о готовящемся или совершенном преступлении и о лицах, совершающих преступления, с тем, чтобы принять своевременные и действенные меры, направленные на предотвращение преступной деятельности и изобличение всех виновных лиц. Однако информационный аспект присущ любой познавательной деятельности человека, и здесь оперативноразыскная деятельность не является исключением.

Е.С. Лапин выделяет оперативно-разыскную деятельность в узком и широком смысле. В узком смысле оперативно-разыскная деятельность понимается автором как «деятельность по выявлению, пресечению, расследованию и предупреждению преступлений, а также розыск лиц, совершивших преступление, и без вести пропавших». Оперативно-разыскная деятельность в узком смысле - это уголовно-разыскная деятельность или уголовный розыск. В широком смысле, по мнению автора, «под оперативно-разыскной деятельностью понимают деятельность, осуществляемую в целях обеспечения безопасности человека, общества и государства», оперативно-разыскная деятельность в широком смысле - сыскная государственная деятельность или государственный сыск[101].

Здесь оперативно-разыскная деятельность в узком смысле является одним из видов оперативно-разыскной работы в широком смысле. Но понимание автором оперативно-разыскной деятельности в широком смысле допускает и деятельность, выходящую за рамки определяемой Федеральным законом «Об оперативно-разыскной деятельности»,например, получение стратегически важной информации не путем проведения оперативно-разыскных мероприятий, а путем контент-анализа зарубежных изданий.

Неоднозначно решается и вопрос о соотношении оперативно-разыскной и правоохранительной деятельности.

Большинство ученых-юристов придерживаются точки зрения, что оперативно-разыскная деятельность представляет собой особого рода правоохранительную деятельность. Так, по мнению Ю.Ф. Кваши, ее следует рассматривать как самостоятельную разновидность правоохранительной деятельности, равноценной иным ее разновидностям (в частности, уголовно-процессуальной)[102].

Авторы работы «Юридическое, техническое и информационноаналитическое обеспечение оперативно-разыскной деятельности» подчеркивают, что «оперативно-разыскная деятельность является одним из видов правоохранительной деятельности, которая включает в себя функции специальных государственных органов с целью охраны права путем применения юридических мер воздействия в соответствии с законом и при соблюдении установленного им порядка»[103].

Аналогичную позицию занимают О.А. Вагин и К.К. Горяинов[104], В.И. Басков[105] и ряд других авторов. Однако указанная позиция не нашла единодушной поддержки в юридической литературе. По мнению А.И. Александрова и А.В. Федорова, относить оперативно-разыскную деятельность к правоохранительной деятельности было бы неправильным, поскольку такое понятие в российском законодательстве отсутствует.[106]

В.Л. Ильиных[107] и А.Н. Гущин[108] также полагают, что не следует рассматривать оперативно-разыскную деятельность именно как деятельность правоохранительную.

На наш взгляд, точка зрения указанных авторов не вполне справедлива. Прежде всего необходимо отметить, что отсутствие легального определения правоохранительной деятельности не умаляет того факта, что такая деятельность объективно осуществляется государством в лице соответствующих уполномоченных органов. При этом определение сущности и содержания правоохранительной деятельности, ее соотношение с деятельностью оперативно-разыскной входит в задачу юридической науки.

Следует также отметить, что в настоящее время термин «правоохранительная деятельность» российским законодателем употребляется в ряде законодательных актов. Так, например, в п. 2 ст. 10 Таможенного кодекса Российской Федерации[109] [110] [111] говорилось о порядке передачи федеральным органам исполнительной власти «информации, связанной с осуществлением правоохранительной деятельности» . Используется указанное понятие в Законе РФ «О государственной тайне» (ст. 5), а также в федеральных законах, которыми утверждается федеральный бюджет[112] (в них предусматриваются расходы по разделу «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность»).

Однако легального определения правоохранительной деятельности российский законодатель не дает. Это понятие раскрывается на доктринальном уровне.

В теории государства и права понятие «правоохранительная деятельность» рассматривается в аспекте проблем государственной деятельности, связанной с применением права. При этом правоохранительная деятельность определяется как деятельность компетентных органов по охране норм права от каких бы то ни было нарушений, по защите прав и свобод человека и гражданина, по предупреждению правонарушений и привлечению к юридической ответственности виновных лиц и т. п.[113] Эта деятельность, как отмечается в юридической литературе, отличается тем, что:

- осуществляется с помощью применения юридических мер воздействия - предусмотренных законом мер государственного принуждения и взыскания;

- реализуется в установленном законом порядке, с соблюдением определенных процедур;

- возлагается на специально уполномоченные государственные органы - правоохранительные органы.[114]

Сравнивая доктринальное определение правоохранительной деятельности и ее особенности с определением оперативно-разыскной деятельности, содержащимся в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности», можно заключить, что те характеристики, которые свойственны правоохранительной деятельности, также в целом присущи и деятельности оперативно-разыскной. Она осуществляется уполномоченными государственными органами и реализуется в установленном законом порядке, а в ее задачи, согласно ст. 2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», входят выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Что же касается признака применения юридических мер воздействия, то, во- первых, этот признак следует признать альтернативным. Например, деятельность суда или следователя по сбору и оценке доказательств является правоохранительной, но, тем не менее, не обязательно связана с применением юридических мер воздействия.

Кроме того, следует иметь в виду, что результаты оперативно-разыскной деятельности могут служить основанием для применения юридических мер воздействия. В соответствии со ст. 11 Федерального закона «Об оперативнорозыскной деятельности», результаты оперативно-разыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий. Кроме того, они могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовнопроцессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими сбор, проверку и оценку доказательств.

Поэтому логично рассматривать оперативно-разыскную деятельность как специфическую разновидность правоохранительной деятельности.

Некоторые авторы, исследующие проблемы оперативно-разыскной деятельности, относя ее к государственной деятельности, характеризуют эту работу не как правоохранительную, а шире - как юридическую деятельность вообще.

Так, например, Ю.П. Дубягин пишет: «В теоретико-правовом понимании оперативно-разыскная деятельность рассматривается как один из видов юридической деятельности, имеющей государственный характер, поскольку осуществляется она исключительно в интересах и по велению государства специально уполномоченными на то государственными органами, имеет четко выраженную правовую основу и направленность, проводится в строгом соответствии с правовыми предписаниями государства и требованиями законности»[115] [116].

Также оперативно-разыскную деятельность относят к юридической деятельности В.А. Лукашов и В. С. Овчинский .

Однако указанные авторы не раскрывают понятия «юридическая деятельность». Между тем в научной юридической литературе данный термин как научное понятие не нашел распространения, его сущность и содержание не определены. Поэтому без формулирования понятия юридической деятельности отнесение к ней оперативно-разыскной деятельности, как представляется, не способствует выявлению специфики оперативно-разыскной деятельности, а, наоборот, вносит неясность в понимание места и значения оперативно-разыскной работы как особого рода государственной деятельности.

Таким образом, оперативно-разыскную деятельность следует признать специфической государственной правоохранительной деятельностью, особенность которой состоит в том, что она осуществляется только специально уполномоченными государственными органами (как правило, негласно) и в целях защиты законных прав и интересов человека, общества и государства от преступных посягательств.

Переходя к анализу понятия оперативно-разыскного обеспечения, необходимо, прежде всего, отметить, что в российском законодательстве определение данного понятия (в отличие от понятия оперативно-разыскной деятельности) отсутствует.

Термин «обеспечение» обозначает: «совокупность мер»[117] [118], «снабжение, создание условий для осуществления чего-либо»2, т.е. в самом общем смысле обеспечение можно понимать как некую деятельность, направленную на достижение некоторой цели.

В научной литературе, несмотря на широкое употребление термина оперативно-разыскного обеспечения, его сущность трактуется неоднозначно.

В.И. Козлов и М.И. Прохорова рассматривают оперативно-разыскное обеспечение как одну из организационно-тактических форм оперативно-разыскной деятельности (наряду с выявлением лиц и фактов, представляющих оперативный интерес, оперативно-разыскной профилактикой и оперативной разработкой)[119].

С такой трактовкой оперативно-разыскного обеспечения трудно полностью согласиться. Прежде всего, нужно указать, что выявление лиц и фактов, представляющих оперативный интерес, оперативно-разыскная профилактика и оперативная разработка могут осуществляться в рамках оперативно-разыскного обеспечения раскрытия совершенного или предупреждения подготавливаемого преступления. Следовательно, сама классификация организационно-тактических форм оперативно-разыскной деятельности, предложенная авторами, не вполне корректна. Далее следует заметить: форма в философском смысле представляет собой способ организации и способ существования предмета, процесса, явления[120] [121] [122] [123]. Применительно к оперативно-разыскной деятельности форма ее осуществления выступает как внешнее выражение содержания данной разновидности государственной правоохранительной сыскной деятельности, и с этих позиций в оперативноразыскной теории выделяют две взаимодополняющие формы осуществления оперативно-разыскной деятельности: 1) гласную; 2) негласную или конфиденциаль- 2

ную .

Это теоретическое положение было признано российским законодателем и получило закрепление в легальном определении оперативно-разыскной деятельности как деятельности, осуществляемой гласно и негласно (ст. 1 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»).

О.Н. Пономаренко рассматривает оперативно-разыскное обеспечение как проведение оперативно-разыскной деятельности по делу и использования результатов оперативно-разыскной деятельности .

Однако такой подход к пониманию сущности оперативно-разыскного обеспечения содержит в себе в скрытом виде раздвоение рассматриваемого понятия по субъектному составу, поскольку оперативно-разыскная деятельность по уголовному делу проводится оперативными работниками соответствующих спецслужб, а используют результаты их деятельности в ходе расследования и судебного рассмотрения дела, соответственно, следователь и суд.

По мнению В.В. Борискина, оперативно-разыскное обеспечение представляет собой «систему мер, реализуемых субъектами оперативно-розыскной дея-

4

тельности в ходе оперативно-розыскного процесса» .

На наш взгляд, точка зрения В.В. Борискина на понятие оперативноразыскного обеспечения заслуживает внимания. Этот подход исходит из понимания обеспечения как особой целенаправленной деятельности. Можно также отметить, что в аналогичном смысле использует понятие обеспечения (в различных контекстах) и российский законодатель. Так, например, информационное обеспечение оперативно-разыскной деятельности понимается законодателем как деятельность по созданию и использованию информационных систем, направленная на решение задач, указанных в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности» (ст. 10 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»). В ст. 11.2 Федерального закона от 03 апреля 1995 г. № 40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности»[124] [125] (введена Федеральным законом от 30 июня 2003 г. № 86-ФЗ ) обеспечение информационной безопасности определяется как деятельность органов федеральной службы безопасности, осуществляемая ими в пределах своих полномочий:

- при формировании и реализации государственной и научно-технической политики в области обеспечения информационной безопасности, в том числе с использованием инженерно-технических и криптографических средств;

- при обеспечении криптографическими и инженерно-техническими методами безопасности информационно-телекоммуникационных систем, а также систем шифрованной, засекреченной и иных видов специальной связи в Российской Федерации и ее учреждениях, находящихся за пределами Российской Федерации.

Развивая подход к определению понятия оперативно-разыскного обеспечения как специфической деятельности, направленной на решение конкретных задач противодействия преступным посягательствам и реализуемой субъектами оперативно-разыскной деятельности в виде системы мер, можно выделить основные признаки оперативно-разыскной деятельности.К таким признакамследует отнести:

1) комплексность оперативно-разыскного обеспечения. Отдельно проведенное оперативно-разыскное мероприятие, не связанное с другими, нельзя признать оперативно-разыскным обеспечением. Только взаимосвязанная система оперативно-разыскных мероприятий способна обеспечить выполнение задач по предупреждению, раскрытию и расследованию преступлений, посягающих на законные права и интересы личности, общества и государства;

2) целенаправленность оперативно-разыскного обеспечения. Оперативноразыскное обеспечение представляет собой систему оперативно-разыскных мероприятий, осуществляемых с целью решения определенной, конкретной задачи. Например, оперативно-разыскное обеспечение раскрытия и расследования совершенного преступления представляет собой комплекс оперативно-разыскных мероприятий, осуществляемых с целью получения информации, которая может быть использована:

а) в качестве доказательства по уголовному делу (например, определение банковских счетов, на которых хранятся деньги, полученные в результате коррупционной деятельности);

б) как основание для проведения следственных действий (например, выявление мест хранения денежных сумм и иных ценностей с целью проведения обысков);

в) для определения тактики следственного действия (например, выявление преступных связей подозреваемого и использование этой информации в ходе его допроса).

Целенаправленность оперативно-разыскного обеспечения может выражаться в том, что оперативно-разыскная деятельность осуществляется ее субъектами для противодействия преступным посягательствам в конкретной области общественной жизни, для раскрытия определенного преступления или для расследования определенного уголовного дела, для предотвращения преступной деятельности в каком-либо органе государственной власти и в какой-либо общественной или частной структуре либо организации и т.п. Отсюда вытекает третий признак оперативно-разыскного обеспечения:

3) подчиненность оперативно-разыскного обеспечения задачам защиты законных прав и интересов личности, общества и государства.

Таким образом, оперативно-разыскное обеспечение можно определить как систему взаимосвязанных оперативно-разыскных мероприятий, направленных на полное раскрытие и расследование преступлений и на предупреждение преступных посягательств на защищаемые законом права и интересы личности, общества и государства.

Исходя из такого понимания оперативно-разыскного обеспечения, оперативно-разыскное обеспечение противодействия коррупции выступает как система оперативно-разыскных мероприятий, направленных на предупреждение, раскрытие и расследование коррупционных преступлений, к каковым российский законодатель относит: злоупотребление служебным положением, дачу взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами, а равно совершение указанных деяний от имени или в интересах юридического лица (п. 1 ст. 1 Федерального закона «О противодействии коррупции»[126]). При этом оперативно-разыскное обеспечение борьбы с коррупцией выступает в качестве одной из форм противодействия коррупции как деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, институтов гражданского общества, организаций и физических лиц в пределах их полномочий:

1) по предупреждению коррупции, в том числе по выявлению и последующему устранению причин коррупции (профилактика коррупции);

2) по выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию и расследованию коррупционных правонарушений (борьба с коррупцией);

3) по минимизации и (или) ликвидации последствий коррупционных правонарушений (п. 2 ст. 1 Федерального закона «О противодействии коррупции»).

Оперативно-разыскное обеспечение противодействия коррупции реализуется через оперативно-разыскные мероприятия. Здесь можно выделить:

1) комплекс оперативно-разыскных мероприятий, направленных на выявление, раскрытие и пресечение фактов коррупции (с последующей передачей материалов в следственные органы для возбуждения уголовного дела и проведения расследования);

2) комплекс оперативно-разыскных мероприятий, направленных на оказание содействия следователю в расследовании фактов коррупции - проведение по заданию следователя оперативно-разыскной деятельности, направленных на установление обстоятельств расследуемого преступления, предоставление следователю необходимой оперативной информации для планирования расследования и производства отдельных следственных действий и т.д.

Российский законодатель легальной формулировки оперативно-разыскных мероприятий не дает, а перечисляет в самом законе (ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности») те действия, которые следует считать оперативно-разыскными мероприятиями. К таковым относятся следующие:

1. «Опрос».

2. «Наведение справок».

3. «Сбор образцов для сравнительного исследования».

4. «Проверочная закупка».

5. «Исследование предметов и документов».

6. «Наблюдение».

7. «Отождествление личности».

8. «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств».

9. «Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений».

10. «Прослушивание телефонных переговоров».

11. «Снятие информации с технических каналов связи».

12. «Оперативное внедрение».

13. «Контролируемая поставка».

14. «Оперативный эксперимент».

Этот список расширительному толкованию не подлежит. Он может быть изменен или дополнен только федеральным законом.Между тем, отказ российского законодателя от легального определения понятия оперативно-разыскного мероприятия и одновременно закрепление в законе жесткого перечня таких мероприятий вызывают возражения.

Понятие оперативно-разыскного мероприятия - одно из центральных в теории оперативно-разыскной деятельности. Выяснение сущности оперативноразыскных мероприятий, указывает В.Г. Бобров, это вопрос, от решения которого во многом зависит рассмотрение различных сторон проведения таких мероприя- тий[127]. Отсутствие в законе определения данного понятия, как справедливо отмечает С. И. Захарцев, «... лишает научных работников отправной точки. В свою очередь, это влечет разное понимание сущности оперативно-разыскного мероприятия у практических работников, что неминуемо вызывает ошибки в работе»[128] [129].

В научной литературе под оперативно-разыскными мероприятиями понимаются специфические действия, нацеленныена решение задач оперативноразыскной деятельности и являющиеся составным структурным элементом оперативно-разыскной деятельности. Так, А.Ю. Шумилов определяет оперативноразыскные мероприятия как «общественно значимое умышленно и конфиденциально (в организационном и тактическом аспекте) совершаемое предусмотренное Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» оперативноразыскное активное деяние (действие, мероприятие или операция), посредством которого осуществляется ОРД» . Аналогичного подхода к пониманию оперативно-разыскных мероприятий придерживаются В.В. Петров и С.М.Паршин. При этом, как правило, отмечаются такие свойства оперативно-разыскных мероприятий, как их разведывательно-поисковый характер и направленность на получение информации[130].

С.И. Захарцев, соглашаясь в целом с таким подходом к пониманию оперативно-разыскных мероприятий, возражает против того, что оперативноразыскные мероприятия непосредственно направлены на получение информации. Свою позицию С.И. Захарцев обосновывает следующим: «В науке встречаются мнения о том, что все оперативно-разыскные мероприятия непосредственно направлены на получение информации. Это считают одним из отличительных признаков мероприятия. Однако нам представляется, что такой подход не вполне верен. Если его придерживаться, то из перечня оперативно-разыскных мероприятий следует исключить оперативное внедрение и сбор образцов для сравнительного исследования. В результате исключительно этих мероприятий информацию не получить: полученные образцы следует в дальнейшем исследовать (а это другое оперативно-разыскное мероприятие), факт внедрения в преступную среду сам по себе тоже информацию не предоставляет (для ее получения внедренному лицу необходимо проводить опросы и другие действия). Более того, в результате сбора образцов или оперативного внедрения информацию можно вообще не получить (например: полученные образцы оказались не пригодны для исследования, внедренный сотрудник был «вычислен» и убит)»[131].

На наш взгляд, данная точка зрения не вполне обоснована. Во-первых, С. И. Захарцев смешивает направленность на получение информации как цель действия с результатом этого действия, т.е. удалось или нет получить искомые сведения. Во-вторых, автор сужает содержание информации, получаемой в результате проведения оперативно-разыскных мероприятий. Так, сбор образцов для сравнительного исследования, вопреки мнению автора, дает возможность получить информацию о месте нахождения этих образцов, что может служить доказательством связи образцов с местом преступления или с лицом, подозреваемым в совершении преступления.

Введение в Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» легального определения оперативно-разыскных мероприятий позволило бы, на наш взгляд, отказаться от их жесткого перечня, поскольку, как справедливо отмечают С.С. Галахов и А.П. Миронов, законодательное определение исчерпывающего перечня оперативно-разыскных мероприятий не учитывает потребностей практики в поиске и внедрении в деятельность оперативных подразделений новых форм и методов[132] [133] [134].

Следует также отметить: в юридической литературе было высказано мнение, что парадигма оперативно-разыскной деятельности, лежащая в основе, Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», не отмечает современным условиям. Так, по мнению А.Е. Шарихина, «в настоящее время именно отсутствием адекватной современным условиямпарадигмы оперативно-разыскной деятельности можно только объяснить тот факт, что на законодательном уровне имеется право на проведение оперативного эксперимента, что определено в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности», а в ст. 204 УК РФ ,

3

предусматривается возможность наказания за проведение такого эксперимента» .

С этим мнением трудно согласиться. При проведении оперативного эксперимента с целью изобличения должностного лица в получении взятки, действия, которые А.Е. Шарихин трактует как провокацию, не представляются общественно опасными, поскольку препятствуют наступлению гораздо большего вреда правоохраняемым общественным отношениям, служат пресечению коррупционной деятельности, т.е. подпадают под признаки крайней необходимости.

Согласно ч. 1 ст. 39 УК РФ, не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть, для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. При этом превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный.

В нашем случае оперативно-разыскной эксперимент следует рассматривать как действия, совершенные в состоянии крайней необходимости, на что обращалось внимание в юридической литературе[135]. Он позволяет получить доказательства коррупционной деятельности, которые не могут быть получены иным путем, привлечь виновное должностное лицо к уголовной ответственности и, тем самым, предотвратить наступление более значительного вреда общественным отношениям.

Выводы по параграфу. Оперативно-разыскное обеспечение можно определить как систему взаимосвязанных оперативно-разыскных мероприятий, направленных на полное раскрытие и расследование преступлений и на предупреждение преступных посягательств на защищаемые законом права и интересы личности, общества и государства.

Исходя из такого понимания оперативно-разыскного обеспечения, оперативно-разыскное обеспечение противодействия коррупции выступает как система оперативно-разыскных мероприятий, направленных на предупреждение, раскрытие и расследование коррупционных преступлений.

Оперативно-разыскное обеспечение противодействия коррупции реализуется через оперативно-разыскные мероприятия. Здесь можно выделить:

1) комплекс оперативно-разыскных мероприятий, направленных на выявление, раскрытие и пресечение фактов коррупции;

2) комплекс оперативно-разыскных мероприятий, направленных на оказание содействия следователю в расследовании фактов коррупции.

Представляется необходимым дополнить ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» абзацем, содержащим следующую формулировку оперативно-разыскного мероприятия:

«оперативно-разыскное мероприятие - действие или комплекс действий, выполняемые сотрудниками органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность, направленные на получение информации об обстоятельствах готовящегося, совершаемого или совершенного преступления, имеющие целью обеспечить выполнение задач оперативно-разыскной деятельности и проводимые на основании и в соответствии с настоящим Федеральным законом».

<< | >>
Источник: СКОЛОТНЕВ Максим Александрович. ОПЕРАТИВНО-РАЗЫСКНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ В ПОГРАНИЧНЫХ ОРГАНАХ ФСБ РОССИИ. Д И СС Е Р Т А Ц И Я на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Люберцы - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Понятие оперативно-разыскного обеспечения противодействия коррупциив пограничных органах:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. § 1. Исторический генезис противодействия коррупции в России
  4. § 2. Понятие оперативно-разыскного обеспечения противодействия коррупциив пограничных органах
  5. § 1. Понятие и элементы механизма оперативно-разыскного обеспечения противодействия коррупции в пограничных органах
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  8. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  9. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -