<<
>>

§ 1. Понятие и элементы уголовно-правового обеспечения оперативно-разыскной деятельности

Термин «правовое обеспечение» (как и производное от него понятие «уголовно-правовое обеспечение») в юридической литературе используется достаточно часто, при этом его значение раскрывается далеко не всегда.

Представляется совершенно естественным, что это базовое понятие должно быть разработано в теории права. На данное обстоятельство указывали ученые еще во второй половине прошлого века[4]. Однако представители соответствующей научной специальности явно не уделяют этому вопросу необходимого внимания. Так, содержание рассматриваемой категории не раскрывается ни в классических рабо- тах[5], ни в современных учебниках[6] по теории государства и права. Встречающиеся немногочисленные определения в опубликованных исследованиях по различным отраслям правовой науки отличаются отсутствием единства взглядов авторов. Сложившееся разнообразие мнений по данному вопросу влечет за собой появление диссонанса в системе юридических понятий, что противоречит природе правовой науки, которая по своей сущности стремится к гармонизации.

Об обеспечении в уголовном праве упоминается довольно часто. Например, Ю. И. Ляпунов считал, что регулятивная функция уголовного права состоит в том числе и в «обеспечении нормального функционирования наиболее ценных позитивных общественных отношений, регулируемых другими отраслями права (гражданского, государственного и др.)»[7].

B. В. Мальцев упоминает об уголовно-правовых отношениях, которые обеспечивают предмет уголовно-правовой охраны[8].

По мнению Ю. Е. Пудовочкина и С. С. Пирвагидова, уголовное право обеспечивает равные средства правовой охраны человека, общества и госу- дарства[9].

А. П. Бойко считает, что уголовное право имеет обеспечительный характер по отношению к «созидательным» отраслям права[10].

Л. И. Г аманенко рассматривает понятие уголовно-правового обеспечения применительно к реализации назначенного наказания.

Под ним он понимает гарантирование реального осуществления наказания при помощи уголовно-правовых средств[11].

C. С. Кузьмин пишет о том, что уголовное право обеспечивает различные виды общественно полезной деятельности. В частности, это выражается в «поддержании уголовно-правовыми средствами установленного порядка осуществления оперативно-разыскной деятельности, в защите ее от разрушающего внутреннего и внешнего преступного воздействия»[12].

Термин «уголовно-правовое обеспечение» нередко употребляется и в названиях диссертаций по уголовному праву. К их числу можно отнести следующие: «Криминологическое и уголовно-правовое обеспечение экономической безопасности Российской Федерации в сфере таможенной деятельности»[13]; «Теоретические и методологические проблемы уголовно-правового обеспечения права человека на гражданскую самозащиту»[14]; «Уголовноправовое обеспечение конституционных прав и свобод человека и гражданина по законодательству Российской Федерации и Г ермании»[15] и др.

Между тем анализируемая форма встречается и в официальных документах Верховного Суда РФ. Так, высший судебный орган в трех своих постановлениях обращает внимание на то, что в целях уголовно-правового обеспечения противодействия терроризму[16], коррупции[17] и легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, добытых преступным путем[18], Уголовный кодекс Российской Федерации устанавливает уголовную ответственность за соответствующие преступления.

Таким образом, термин «уголовно-правовое обеспечение» не только активно используется в теории уголовного права, но и, исходя из правовой позиций законодателя и Верховного Суда РФ, служит одной из наиболее важных целей по противодействию совершению наиболее опасных преступлений. Однако, несмотря на достаточно распространенное применение, в обширной научной юридической литературе подробного анализа содержания этого термина не содержится. Подобное объяснимо тем, что в своих публикациях авторы используют это словосочетание как общепонятное и не вызывающее вопросов.

Как правило, исходя из содержания опубликованных работ, в названиях которых встречается термин «уголовно-правовое обеспечение», можно сделать вывод о том, что под таковым подразумевается не более как совокупность уголовно-правовых норм, направленных на охрану или регулирование определенной группы общественных отношений[19].

Такой вывод, сделанный исходя из контекста, не отвечает уровню и потребностям нашего исследования, поэтому попытаемся дать собственное определение данного понятия. Для этого обратимся к другим отраслям правовой науки, где говорится как в целом о правовом, так и о других видах правового обеспечения, а также рассмотрим гносеологию слова «обеспечение». Определив коренное понятие, мы сформулируем собственное, применительно к уголовному праву.

В основе анализируемого термина находится слово «обеспечение». В русском языке оно означает предоставить кому-нибудь достаточные средства к жизни для дальнейшего существования[20], снабдить чем-либо в необходимом количестве[21].

Исходя из анализа доступных научных источников, можно утверждать, что термин «правовое обеспечение» становится предметом рассмотрения ученых примерно с середины второй половины ХХ века. В работах того времени высказывались первые предложения о необходимости научного определения рассматриваемого понятия для его использования в сфере правового обеспечения автоматизированных систем управления. Следует согласиться с мнением И. Л. Бачило о том, что в основе формирования новой правовой категории «правовое обеспечение» находятся не столько особенности объекта правового регулирования, сколько проблемы в праве в связи с необходимостью урегулирования нового направления[22].

Ю. А. Копытов под правовым обеспечением систем управления понимал, во-первых, наличие юридических средств регулирования, а во-вторых, упорядоченность систем управления в результате действия юридических средств[23]. А. Г. Ольшанецкий также считал, что правовое обеспечение шире понятия правового регулирования и помимо совокупности нормативных актов включает в себя комплекс мероприятий организационно-правового и правоприменительного характера[24].

Позже рассматриваемая категория также становится предметом анализа как в научных исследованиях, так и в учебной литературе. Существует мнение, что правовое обеспечение представляет собой фактически лишь правовую основу, то есть совокупность норм права, регулирующих определенные общественные отношения[25]. Однако в публикациях обращается внимание на то, что анализируемое понятие по своему содержанию шире, чем понятия «правовая основа» и «правовое регулирование»[26], поэтому многие авторы более подробно исследуют этот вопрос.

Например, В. В. Дралов указывает на двойственное понимание правового обеспечения. Он считает, что это, с одной стороны, система правил (норм), предусмотренных правовыми актами, а с другой - нормотворческая деятельность, направленная на формирование этой системы норм[27].

Н. Н. Толмачева правовое обеспечение деятельности государственного органа рассматривает также в двух аспектах. Во-первых, как совокупность правовых актов, регулирующих вопросы формирования государственного органа и осуществления им определенных функций, а также определяющих его юридический статус. Во-вторых, как совокупность имеющих правовое значение действий, обеспечивающих реальное исполнение такого рода норм, законность и обоснованность принимаемых правовых актов[28].

В. А. Козбаненко в своей работе «Правовое регулирование и правовое обеспечение государственного управления: сущность и содержание» более подробно раскрывает рассматриваемую проблему. В целом правовое обеспечение он определяет как систему «социально-правовых элементов и юридически значимых мер (средств, приемов и способов), влияющих на формирование и реализацию права»[29]. При этом автор разделяет правовое обеспечение в широком и узком смысле. В широком понимании это вся система социально-правовых элементов и весь процесс выработки юридически значимых мер (средств, приемов и способов) и использования их в практической деятельности субъектов права по воздействию на предмет юридической регуляции для достижения фактических результатов в конкретной сфере общественных отношений.

В узком смысле слова правовое обеспечение есть система законодательных, иных нормативных и других актов, регулирующих организацию и деятельность субъектов права в конкретной сфере общественной жизни. В таком понимании анализируемый термин в целом совпадает с понятием правового регулирования и подразумевает урегулированность тех или иных от- ношений нормативно-правовыми актами[30]. Предложенный В. А. Козбаненко подход разделяется и другими учеными[31].

Схожая позиция высказывается С. М. Зубаревым, который также рассматривает правовое обеспечение в широком и узком смысле. В первом случае - это процесс выработки средств юридической регуляции и использования их в практической деятельности субъектов права для достижения фактических результатов в конкретной сфере общественных отношений. В узком понимании правовое обеспечение - это совокупность нормативно-правовых и иных актов, регулирующих определенный вид деятельности[32].

Анализ научной литературы по исследуемой проблематике позволяет выделить несколько элементов, имеющих существенное значение. Во-первых, правовое обеспечение включает в себя правоформирование (В. В. Дралов,

С. М. Зубарев, В. А. Козбаненко). Считаем, что следует согласиться с перечисленными авторами. Термин «обеспечение» необходимо рассматривать в двух значениях. Одно из них состоит в предоставлении необходимых средств как процесс. Применительно к праву это «предоставление» выражается в правоформировании (правообразовании). Оно также представляет собой достаточно широкую сферу деятельности и включает в себя правотворчество и предшествующее ему в том числе и научное обеспечение. Кроме того, «обеспечение» понимается и как результат. В этом смысле правоформирование включает в себя сам факт наличия совокупности правовых средств (В. В. Дралов, С. М. Зубарев, В. А. Козбаненко, Ю. А. Копытов, А. Г. Ольша- нецкий, Н. Н. Толмачева).

Вторым элементом правового обеспечения, на наш взгляд, следует считать реализацию правовых средств (норм права) в процессе законодательного регулирования общественных отношений (С.

М. Зубарев, В. А. Козбаненко, Ю. А. Копытов, А. Г. Ольшанецкий, Н. Н. Толмачева).

Таким образом, в самом общем виде под правовым обеспечением следует понимать совокупность формирования норм права и их реализации в процессе правового регулирования общественных отношений. В этом смысле следует согласиться с В. М. Редкоусом, который считает, что в рамках правового обеспечения объединяется как правотворческая деятельность по созданию правовой основы, сама правовая основа, так и деятельность по ее реализации[33].

С учетом проведенного анализа рассматриваемого понятия, используемого различными отраслями права, можно сделать вывод о том, что уголовно-правовым обеспечением является совокупность формирования норм уголовного права и их реализации в процессе уголовно-правового регулирования общественных отношений. Приведенное нами определение в целом совпадает с мнениями представителей наук уголовного права и оперативноразыскной деятельности, которые были высказаны в ходе проведенного нами социологического опроса (прил. 1). Так, на вопрос «Что, на Ваш взгляд, включает в себя термин «уголовно-правовое обеспечение»?» только 3,9 % ответили, что в рассматриваемое понятие входит лишь процесс формирования уголовно-правовых норм. Синонимизируют его с правовым регулированием 7,7 % опрошенных. Большинство (76,9 %) ответили, что правовое обеспечение включает в себя и правоформирование, и правовое регулирование. Остальные 11,5 % респондентов рассматривают уголовно-правовое обеспечение как более широкое понятие.

Уголовное право обеспечивает различные виды деятельности, в том числе и оперативно-разыскную. Понятие оперативно-разыскной деятельности является законодательно определенным. В соответствии со ст. 1 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» под ней понимается вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно уполномоченными на то оперативными подразделениями государственных органов в пределах своих полномочий посредством проведения оперативно-разыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств. Обратим внимание, что в оперативно-разыскной науке данное определение подвергается критике. Некоторые авторы справедливо обращают внимание на то, что такое понимание является узким и не соответствует фактическому состоянию[34]. Не вступая в дискуссию по данному вопросу, так как он непосредственно не относится к предмету нашего исследования, отметим, что в настоящей работе мы ведем речь о тех действиях, правомерность которых предусмотрена вышеназванным законом. Только в этом случае могут возникнуть соответствующие правоотношения. По этой причине и понятие оперативно-разыскной деятельности мы будем использовать такое, которое предусмотрено действующим законодательством.

В целом вопросы уголовного права при оперативно-разыскной деятельности в большей степени исследуются представителями науки о сыске[35]. Одними из первых, кто разрабатывал данную проблему еще во второй половине ХХ века, были М. П. Карпушин и А. Ф. Возный[36]. На сегодняшний день вопросы рассматриваемых межотраслевых связей освещаются либо в общем виде в учебной литературе[37] или научных статьях1, либо в монографических

или диссертационных работах, посвященных узким проблемам[38] [39]. Такое положение вещей сложилось не только вследствие обозначенных А. А. Чистяковым психологических и методологических проблем межотраслевых исследований[40]. Одной из причин этого является так называемая проблема секретности исследований, видимо по которой представители уголовного права избегают разработок в данной области. При этом в самой оперативноразыскной науке неоднократно обращалось внимание на то, что вопросы правового регулирования оперативно-разыскных мероприятий носят открытый, несекретный характер[41].

Более того, потребность в исследованиях именно с точки зрения уголовного права инициируется самими представителями оперативно-разыскной науки[42]. В этом отношении весьма интересными являются труды А. Ю. Шумилова, в которых анализируются отдельные уголовно-правовые аспекты оперативно-разыскной деятельности[43]. Однако комплексные монографические исследования проблем именно уголовно-правового обеспечения оперативноразыскной деятельности на сегодняшний день практически отсутствуют.

Таким образом, предложенное нами ранее общее понятие и приведенное законодательное определение позволяют сформулировать содержание уголовно-правового обеспечения оперативно-разыскной деятельности. Под ним следует понимать процесс и результат правоформирования, а также реализацию уголовно-правовых норм, регулирующих общественные отношения, возникающие при деятельности, осуществляемой гласно и негласно уполномоченными на то оперативными подразделениями государственных органов в пределах своих полномочий посредством проведения оперативноразыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.

Раскрывая элементы данного понятия, отметим, что правоформирование (правообразование) в данном случае практически ничем не отличается от общего понимания данного юридического явления. К нему относят в первую очередь процесс, осуществляющийся под воздействием разнообразных факторов общественного развития, которые получают свое отражение в юридически значимых социальных интересах и последующем их воспроизведении в правовых идеях и научных исследованиях. Поэтому представленный нами труд является частным примером одной из первоначальных стадий правоформирования, состоящей в теоретическом осмыслении проблемы и выработке соответствующих предложений. В современной теории права рассматриваемый элемент сочетает в себе спонтанное (общесоциальное) и планомерно-рациональное (правотворческое) «формирование системы правовых норм, обеспечивающих упорядоченность общественных отношений»[44] (выделено авт. - Г. Ш.). В этом смысле тема проводимого нами исследования в большей степени соответствует его содержанию, чем если бы речь шла об уголовно-правовом регулировании оперативно-разыскной деятельности. В последнем случае можно говорить об анализе тех общественных отношений, которые уже получили статус правовых в результате появления соответствующих законодательных норм. Предметом же нашего исследования, помимо уголовно-правовых, являются прежде всего общественные отношения, которые по своему характеру следует относить к таковым, но, в силу отставания законодателя, прямо не урегулированные нормами уголовного права.

Таким образом, необходимо отличать уголовно-правовое обеспечение от такого же регулирования оперативно-разыскной деятельности. Последнее выражается в реализации уголовно-правовых норм, воздействующих на общественные отношения, возникающие при осуществлении оперативноразыскной деятельности. «Уголовно-правовое обеспечение оперативноразыскной деятельности» - более широкое понятие, включающее в себя и создание, и законодательное закрепление уголовно-правовых норм, а также их реализацию в процессе правового регулирования соответствующих общественных отношений. Другими словами, о рассматриваемом обеспечении в самом полном объеме следует вести речь в тех случаях, когда существуют общественные отношения, являющиеся по сути уголовно-правовыми, но при этом необходимые предписания уголовного закона отсутствуют. Если же соответствующие нормы уже имеются, то следует говорить прежде всего о правовом регулировании.

В рассматриваемых нами случаях нормы уголовного законодательства выступают средствами уголовно-правового обеспечения[45]. При этом следует иметь в виду, что к таковым относятся лишь те из норм, которые могут реализовываться при осуществлении оперативно -разыскной деятельности.

Переходя к анализу второго элемента уголовно-правового обеспечения оперативно-разыскной деятельности, отметим, что правореализация выражается в следующих четырех формах, выделяемых в теории права: применение, исполнение, соблюдение и использование норм права[46]. Реализация средств уголовно-правового обеспечения оперативно-разыскной деятельности осуществляется лишь в рамках правоотношений. Их субъектами в данном случае являются, с одной стороны, должностные лица органа, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность, а также лица, оказывающие им конфиденциальное содействие[47], с другой стороны - государство в лице уполномоченных органов и должностных лиц. Содержанием таких правоотношений являются взаимные права и обязанности, которыми наделены субъекты.

Прежде чем перейти к анализу форм правореализации, обратим внимание на то, что сфера уголовно-правового обеспечения направлена только на те социальные явления, которые тем или иным образом связаны с причинением или воздержанием от причинения вреда охраняемым уголовным законом объектам. Именно эти обстоятельства являются теми юридическими фактами, которые порождают уголовно-правовые отношения.

Учитывая, что оперативно-разыскная деятельность предусмотрена действующим законодательством, она соответственно не может быть по определению противоправной, а, напротив, является общественно полезной. Данное обстоятельство указывает на то, что случаи совершения преступлений лицами, которые ее осуществляют, к самой такой деятельности имеют лишь опосредованное отношение, так как она не предусматривает преступного поведения, поэтому формулировки типа «преступления, совершенные при осуществлении оперативно-разыскной деятельности» являются неверными. Преступления в рассматриваемой сфере можно совершить только при нарушении требований, предъявляемых к ее проведению. В связи с этим вопросы квалификации злоупотребления должностными полномочиями или их превышения (ст. 285, 286 УК РФ), фальсификации результатов оперативноразыскной деятельности (ч. 4 ст. 303 УК РФ) либо совершения иных преступлений против личности, собственности, интересов государственной власти и интересов государственной службы и др., которые, безусловно, могут иметь место при нарушении условий правомерности оперативно-разыскных мероприятий, находятся за пределами уголовно-правового обеспечения оперативно-разыскной деятельности.

Приведенные аргументы позволяют определить границы анализируемого понятия и проводимого исследования. Они состоят в ситуациях воздержания от совершения преступления, а также общественных отношениях, возникающих при осуществлении оперативно-разыскной деятельности, в результате которой причиняется вред объектам уголовно - правовой охраны. Реализация же норм уголовного права в таких случаях может происходить только в рамках позитивных (предупредительных) правоотношений[48], а также правоотношений, складывающихся при совершении деяний, причиняющих правомерный вред[49] (часть регулятивных правоотношений).

Рассмотрим конкретные формы реализации норм уголовного права при осуществлении оперативно-разыскной деятельности. Применение норм права представляет собой осуществляемую в специально установленных законом формах государственно-властную, организующую деятельность компетентных органов государства, заключающуюся в вынесении на основе норм права и соответствующих фактических обстоятельств индивидуально-конкретных правовых предписаний (индивидуальных правоприменительных актов)[50].

Нормы уголовного права применяются в связи с привлечением к уголовной ответственности, освобождением от нее, назначением и освобождением от наказания, со снятием судимости[51], а также в связи с решением вопроса о наличии или отсутствии обстоятельств, исключающих преступность деяния[52].

Применение уголовно-правовой нормы предполагает властные полномочия того, кто ее применяет, и возможность оказать в соответствующих случаях принудительное воздействие в целях реализации закона. Эти полномочия заключаются не только в реальной возможности применить уголовноправовую норму в действие, но и в особом праве решать вопрос о соответствии закона тем отношениям или тем фактам, по поводу которых он реализу- ется[53]. Такими полномочиями наделены соответственно только суд, органы дознания и предварительного следствия[54]. Лица, осуществляющие оперативноразыскную деятельность, такой компетенцией не обладают, поэтому непосредственно и в полной мере не применяют уголовный закон. Однако необходимо признать, что они участвуют в некоторых из начальных стадий этой формы правореализации - выявление и раскрытие преступления, розыск лиц, скрывающихся от дознания, следствия или суда, уклоняющихся от уголовного наказания. Такие действия практически всегда совершаются в рамках негативных (охранительных) правоотношений. При этом происходит обратный исследуемому нами процесс воздействия. В этих случаях не уголовное право обеспечивает оперативно-разыскную деятельность, а, наоборот, уже оперативно-разыскная деятельность направлена на обеспечение решения задач уголовного законодательства. Именно такому аспекту посвящены большинство из известных работ, рассматривающих соотношение уголовно-правовых и оперативно-разыскных отношений[55]. Так, совершенно справедливо, на наш взгляд, отметил А. Ф. Возный, что возникшие в момент совершения преступления уголовно-правовые отношения достаточно часто являются теоретической абстракцией и для того, чтобы они таковой не оставались, и осуществляется оперативно-разыскная деятельность[56].

Исполнение права состоит в поведении субъектов охранительного уголовного правоотношения, направленного на реализацию юридических прав и обязанностей, закрепленных в уголовно-правовой норме, после принятия решения в стадии применения[57]. Оно считается завершающей формой реализации права, следующей за его применением. Для исполнения характерны охранительные уголовно-правовые отношения. Исполнение прав и обязанностей, предусмотренных уголовно-правовой нормой, означает реализацию санкции уголовно-правовой нормы[58]. В данном случае лицо, совершившее преступление, является одновременно и субъектом уголовно-исполнительного правоотношения. Осуществление в данном случае оперативно-разыскной деятельности органами Федеральной службы исполнения наказаний, как справедливо отмечает

А. В. Кудрявцев, есть один из способов обеспечения исполнения наказания[59]. По этой причине мы не можем при исполнении норм уголовного права говорить об уголовно-правовом обеспечении оперативно-разыскной деятельности.

Соблюдение права характеризуется таким поведением лиц, которое соответствует правовым запретам. Фактически эта форма реализует запретительные нормы[60]. Сущность соблюдения состоит в воздержании от совершения действий, запрещаемых законодателем[61]. Таким образом, под соблюдением уголовно-правовой нормы понимается правомерное поведение лица, выраженное в ненарушении предписанных установлений уголовно - правовой нормы[62]. Применительно к теме нашего исследования соблюдение состоит в том, что лица, осуществляющие оперативно-разыскную деятельность, воздерживаются от совершения преступлений. Другими словами, как указывает А. А. Чистяков, физическое лицо и государство взаимодействуют по поводу необходимости соблюдения норм уголовно-правовых запретов[63].

Данной форме правореализации характерны позитивные уголовноправовые отношения. В подавляющем большинстве случаев оперативноразыскная деятельность здесь не является объектом специального воздействия. Лица, ее осуществляющие, на общих основаниях несут позитивную уголовную ответственность, воздерживаясь от совершения преступления.

Однако, как это обычно бывает, из любого правила есть исключения. Это касается двух обстоятельств. Первое - в уголовном законодательстве закреплена норма, предусматривающая уголовную ответственность за отдельные случаи злоупотребления в рассматриваемой сфере. Это фальсификация результатов оперативно-разыскной деятельности (ч. 4 ст. 303 УК РФ). Соблюдение указанных в ней запретов представляет собой фактически специальное уголовно-правовое обеспечение оперативно-разыскной деятельности. Такие действия могут совершить только лица, уполномоченные на проведение оперативно-разыскных мероприятий. Возникающие при этом отношения уже подробно рассматривались в уголовном праве[64] и поэтому нами в данной работе не исследуются.

Вместе с тем по данному вопросу в уголовном праве встречаются и иные мнения. Отдельными авторами приводится классификация уголовноправовых норм, соблюдение которых обеспечивает оперативно-разыскную деятельность. Так, С. С. Кузьмин делит их на три группы:

1) нормы УК РФ, непосредственно обеспечивающие оперативноразыскную деятельность путем установления запретов на незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (ст. 138.1 УК РФ), и фальсификацию результатов оперативно-разыскной деятельности (ч. 4 ст. 303 УК РФ);

2) нормы УК РФ, регулирующие оперативно-разыскную деятельность в рамках правоохранительной деятельности путем установления ответственно- сти за неисполнение сотрудником органа внутренних дел приказа (ст. 286.1 УК РФ), разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса (ст. 311), посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317), применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318), оскорбление представителя власти (ст. 319), разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст. 320), дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК РФ);

3) иные положения уголовного законодательства (отдельные преступления против конституционных прав и свобод человека с использованием служебного положения [ч. 2 ст. 137, ч. 2 ст. 138, ч. 3 ст. 139, ст. 140 УК РФ и др.); преступления против основ конституционного строя и безопасности государства (ст. 275, 283, 283.1, 284 УК РФ и др.); должностные преступления (ст. 285, 286, 290, 291.1, 292, 293 УК РФ и др.); преступления против правосудия (ст. 302, 304 УК РФ и др.)][65].

Мы не можем согласиться с приведенной точкой зрения. Субъектами перечисленных преступлений являются не только лица, имеющие право на осуществление оперативно-разыскной деятельности, но и другие, которые таким правом не обладают. По этой причине считаем недостаточно обоснованным выделение по рассматриваемому критерию в самостоятельную группу уголовно-правовых норм, кроме ч. 4 ст. 303 УК РФ.

Второе обстоятельство, указывающее на особенность соблюдения норм уголовного закона в сфере оперативно-разыскной деятельности, касается проведения оперативно-разыскных мероприятий. Так, лица, участвующие в некоторых из них, часто совершают деяния, которые по своему характеру граничат с преступными, поэтому в таких случаях принципиальным является следование уголовно-правовым запретам, поскольку «перейдя границу» лицо может стать субъектом преступления. Данная ситуация характерна прежде всего для соблюдения норм уголовного закона, которые относятся к институтам неоконченного преступления, соучастия в преступлении и обстоятельств, исключающих преступность деяния. Например, не соблюдая положения нормы о приготовлении к преступлению, отграничивающей преступное деяние от обнаружения умысла, лицо, участвующее в проведении проверочной закупки или оперативном эксперименте, может совершить провокацию преступления. В случае игнорирования норм о соучастии в преступлении правомерные действия внедренного лица могут перерасти в подстрекательство к преступлению или его организацию.

Использование норм уголовного права при оперативно-разыскной деятельности состоит в осуществлении субъективных прав, предоставляемых участникам правовых отношений. Таковыми прежде всего являются права на причинение вреда при наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния, предусмотренных статьями гл. 8 УК РФ[66]. Использование этих прав является реализацией возможностей и дозволений, которые законодатель предоставляет участникам отношений. В целом, использование уголовноправовых норм зависит от усмотрения субъекта, который может и отказаться от такового. Однако для лица, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность, при определенных обстоятельствах это право может перерасти в обязанность. Проблемы использования норм об обстоятельствах, исключающих преступность деяния при осуществлении оперативно-разыскной деятельности, ранее частично рассматривались в уголовном праве[67], в том числе и нами[68].

Вместе с тем следует обратить внимание на то, что в большинстве случаев причинение вреда при проведении оперативно-разыскных мероприятий происходит в рамках общественных отношений, прямо не урегулированных ни одним из предусмотренных гл. 8 УК РФ обстоятельств, исключающих преступность деяния. Именно такое положение вещей и является основной причиной говорить именно об уголовно-правовом обеспечении подобных отношений.

Определившись с формами реализации норм уголовного права, при которых происходит обеспечение оперативно-разыскной деятельности, ответим на вопрос: все ли ее виды может обеспечивать уголовное право? На наш взгляд, одна из наиболее полных классификаций, которую мы и возьмем за основу, предложена А. Ю. Шумиловым. Он выделяет уголовно-сыскную работу (деятельность); смешанную оперативно-разыскную деятельность и «не- уголовно-сыскную» работу[69].

Уголовно-сыскная работа состоит в осуществлении гласной или негласной деятельности субъектами, уполномоченными на то Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», по предупреждению и обнаружению преступлений, розыску лиц, их совершивших и (или) уклоняющихся от правосудия либо исполнения уголовного наказания[70].

Смешанная оперативно-разыскная деятельность связана не только с преступлениями, но и с обнаружением иных правонарушений или угроз безопасности обществу или государству. Автор выделяет следующие направления этого вида деятельности[71]: информационно-аналитическая работа по обеспечению безопасности государства; оперативно-разыскное направление обеспечения собственной безопасности; удостоверительно-разыскная работа; обеспечение режимов в уголовно-исполнительной системе посредством оперативноразыскной деятельности; осуществление оперативно-разыскной деятельности в экстремальных условиях (в чрезвычайной ситуации, боевой обстановке, военное время); оперативно-разыскное противодействие коррупции.

«Неуголовно-сыскная» работа не предназначена для защиты от преступных посягательств[72]. В ее содержание входят следующие направления: административная оперативно-проверочная работа; справочноинформационная работа с зарубежными контрагентами; работа по подготовке и предоставлению результатов оперативно-разыскной деятельности в арбитражный и гражданские процессы.

Не вдаваясь в подробный анализ приведенных видов и их направлений оперативно-разыскной деятельности, отметим, что уголовное право обеспечивает каждое из них. Это происходит в рамках позитивных правоотношений и состоит в том, что уголовный закон устанавливает границы, которые лица, осуществляющие оперативно-разыскную деятельность, соблюдают.

Вместе с тем такое обеспечение нельзя считать абсолютным, поскольку использование норм уголовного права как формы их реализации в полном объеме возможно не при всех видах оперативно-разыскной деятельности. Так, право на причинение вреда возникает только в тех случаях, когда встает вопрос о защите объектов уголовно-правовой охраны. Такие ситуации возможны практически во всех случаях уголовно-сыскной, а также в большинстве вариантов «смешанной» и «неуголовно-сыскной» деятельности. Несмотря на то что в последних двух вариантах оперативно-разыскная деятельность не всегда осуществляется в отношении преступных деяний, ее цели и задачи, как правило, направлены на защиту объектов уголовно - правовой охраны.

Таким образом, уголовно-правовому обеспечению оперативноразыскной деятельности характерны только две формы реализации норм уголовного права - это соблюдение и использование. При реализации уголовного права в форме исполнения или применения происходит обратный процесс. В возникающих при этом общественных отношениях лица, осуществляющие оперативно-разыскную деятельность, участвуют в обеспечении задач уже уголовного или уголовно-исполнительного права.

<< | >>
Источник: Шкабин Геннадий Сергеевич. УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОПЕРАТИВНО-РАЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНЫЕ И ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Понятие и элементы уголовно-правового обеспечения оперативно-разыскной деятельности:

  1. § 1.1. Понятие криминалистической идентификации человека по признакам внешнего облика, запечатленным на видеоизображениях, ее цели и задачи.
  2. § 2.2. Порядок создания и использование видеоучетов в деятельности органов внутренних дел
  3. Понятие и сущность организации правоохранительной деятельности территориальных органов МВД России на районном уровне
  4. Совершенствование правовых основ и организационных условий научно-методического обеспечения организации правоохранительной деятельности в территориальных органах МВД России на районном уровне
  5. § 2. Понятие оперативно-разыскного обеспечения противодействия коррупциив пограничных органах
  6. § 1. Понятие и элементы механизма оперативно-разыскного обеспечения противодействия коррупции в пограничных органах
  7. ОГЛАВЛЕНИЕ
  8. § 1. Понятие и элементы уголовно-правового обеспечения оперативно-разыскной деятельности
  9. § 1. Категория вреда в уголовном праве и оперативно-разыскном законодательстве
  10. § 2. Обстановка причинения вреда при проведении оперативно-разыскных мероприятий
  11. Сущность приграничного сотрудничества территориальных органов МВД России с компетентными органами иностранных государств в сфере оперативно-розыскной деятельности
  12. 1.2. Теоретические проблемы обеспечения законности в административной деятельности полиции
  13. § 1. Понятие и сущность уголовно-процессуального доказывания на досудебных стадиях в свете представлений классической теории доказывания
  14. § 1. Получениедоказательств в рамках стадии возбуждения уголовного дела
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -