<<
>>

§ 3. Владение на чужое имя как аномалия

Административный характер зашиты владения также выявля­ет в этой схеме принадлежности объективный, позитивно-право­вой момент. Отказ от интердиктиой защиты фактической принад­лежности вещи в некоторых ситуациях (осмысленных как владе­ние на чужое имя) демонстрирует зависимость публично-правово­го восприятия держания от критерия, взятого вне плана факти­ческого.

Специфика ius postliminii (права, по (которому вернувшийся из плена автоматически восстанавливает все свои права) в отно­шении владения — что обычно привлекается в обоснование фак­тической природы отношения[42] — обязана скорее публичной зна­чимости владения. По возвращении ив плена римлянин обретал вновь все свои права: личный статус, власть над домочадцами, если ,он до плена был домов лады,кой (Gai, 1, 129)[43], собствен­ность (dominium) и другие вещные права. Однако владение (как и брак — D. 49, 15, 8) при этом не восстаиавливается автомати­чески: требуется специальное возобновление отношения (как и бра­ка). Авторитетное обобщение іПапиниана, согласно которому фак­тические ситуации не подлежат восстановлению по праву возвра­щения из плена («causa vero faicti non continetur postliminio» — Pap., D. 4, 6, 19; cp. Tryph,, D. 49, 15, 12, 2), ие следует пони­мать как юридическую квалификацию владения. Прекращение брака в случае плена связано не с нарушением факта а с утра-

той .прежнего статуса лица: даже .при сов мести ом пленении суп- пупо® дети, рожденные ® плену, не считались рожденными в пра­вильном бране. Лишь в начале III в. .императорский рескрипт (постановил, чтобы после возвращения из плена дети, прижитые в плену, считались законными (С. 8, 50, 1; D. 49, 15, 9; 38, 17, 1.3),

Утрата владения также обязг ной личности. D. 41, 2, 23, 1: lav., In his, qui in hostium potesta- tem pervenerunt, in retinendo iura rerum suarum singulare ius est; corporaliter tamen possessionem amittunt; neque enim possunt videri aliquid pos­sidere, cum ipsi ab alio possi- deantur; sequitur ergo, ut re- versis his nova possessions opus sit, etiamsi nemo medio tempore res eorum pos^ederit.

на утрате (статуса самюдеятель- 1 epist.;

В .отношении тех, кто .попал во власть врагов, существует специфическое право, по кото­рому они удерживают права на свои .вещи; однако они ут­рачивают владение в телес­ном отношении: ведь они не могут считаться чем-либо вла­деющими, .когда ими самими владеют; итак, следует, что по их возвращении возникает но­вое владение, даже если ник­то тем временем не владел их вещами.

Пленный утрачивает владение, и .восстановленная им после возвращения в римскую .гражданскую общину (civitas) связь с вещами считается новым владением независимо от действитель­ной судьбы вещей. Дефект владения corpore недостаточен для прекращения отношения. Причина в том, что animus пленного теряет значение для общества, поскольку само лицо как таковое выбывает из гражданского коллектива и .не учитывается более публичной властью. Контраст с таким сугубо частным отношени­ем, как положение в семействе, которое не меняется во время пребывания в плену, показывает, что animus possidendi не свя­зан с системой частноправовых отношений, с (волей третьих лиц. Он является одним нз элементов фактического отношения (утра­ченного .в случае плена), значение которого определяется публич­ным (пріизнаннем непосредственной связи лица с вещью. Положе­ние домовладнійи в семействе консервируется на время пребыва­ния .в -плену благодаря spes revertendi (надежде на возвраще­ние) у его домочадцев (D. 49, 15, 12, 1; 38, 17, 2, 7). Такое же ожидание со стороны гражданского коллектива обусловливает и восстановление вещных прав по возвращении из плена. Власть и ад вещами определяется пол йотой ира.в осп оообиости (potestas) и связана с положением в структуре семейства (pater famiiias). Владеть также может лишь домовладыка, но положение во .вла­дении .не сохраняется на время плена даже потенциально. Част­ное отношение, основанное на правоспособности, определяемой сем'ейны.м статусом, существует только (при условии признания на публичном уровне. Признание (и соответствующая защита) дер­жания — это результат вторжения .публичного в частное, когда акцентируется строго индивидуальная связь с вещью лица, взято­го ине корпоративных связей, независимо от качеств, обретае­мых в социальных группах, отличных от гражданской общины.

Индивидуальный характер связи владельца с вещью выразил­ся и в ее исключительности: солидарное владение невозможно. Это лравнло исходит из трактовки владения как фактической ’принадлежности, но такой, которая отвечает природе овладения человеком внешним миром: дискретный характер этого процесса, соответствующий конечности человеческой (Природы, выделяет ИЗ предметного пространства отдельные фрагменты, подчиненные ин­дивидуальной воле. Такое безусловное присутствие индивида в вещи исключает возможность вмешательства третьих лиц по то- (му же основанию. D. 41, 2, 3, 5: Paul., 54 ed ■

...plures eandem rem in solidum possidere non possunt* contra naturam quippe est, ul, cum ego aliquid teneam, tu quoque id te- nere videaris. Sabinus tamen scribit eum qui precario dederit et ipsum possidere et eum qui precario acceperit idem Treba- tius probabat existimans posse alium iuste, alium iniuste pos­sidere, duos iniuste vel duos iuste non posse, quem Labeo reprehendit, quoniam in summa possessionis non multum inte­rest, iuste quis an iniuste possi- deat quod est verius non ma- gis enim eadem possessio apud duos esse potest, quam ut tu stare videaris in eo loco, in quo ego sto, vel in quo ego sedeo, xu sedere videaris

. несколько лиц не могут одно­временно в полной мере вла­деть одной и той же вещью: ведь прошивно природе, чтобы ■когда я держу что-либо, счи­талась, что ты тоже это дер­жишь. Сабин, однако, пишет, что владеет и тот, кто отдал вещь в прекарий, и тот, кто получил в прекарий. То же утверждает Требаций, пола­гая, что одно лицо может вла­деть правильно, другое пороч­но; двое же правильно или двое порочно владеть не мо­гут. Его опровергает Лабеон, так как в отношении владе­ния как понятия нет разницы, владеет ли кто-то правильно или порочно: и это вернее. Ибо одно владение может быть у двоих не более чем если бы считалось, что ты СТОИШЬ (В том месте, где я стою, или что там, где я си­жу, ІИ ты сидишь

Павел апеллирует к фактической природе владения, употреб­ляя глагол «tenere», а не «possidere».

С этой точки зрения раз­деление оснований владения при прекар ном соглашении (удер­жавшееся в римском классическом праве) предстает абсурдным, поскольку отрицает самостоятельное значение личности прекари- сты Не могут двое в равной — социально значимой — мере при­сутствовать в одном месте, если речь идет о держати, осознан­ной непосредственной материальной связи с вещью

Административный характер защиты владения показывает,

что зладеюие — это го вещное право, (которое признается за ин­дивидом как членом публичной организации общества и объек­том административного управления Позитивно-правовое призна­ние держания фактом общественной жизни сообщает индивиду ^ак субъекту этой оитуадои принадлежности значение стандарт­ной социальной единицы в ее самостоятельной связи с вещью. За­щита владеющего несобственника против частных лиц (в пользу вмешательства публичной власти в спорных случаях) — это не неизбежное зло, как полагал Иеринг, а, говоря словами И, А Пок­ровского, кульминационный пункт идеи личности[44], Г Пухта справедливо усматривал во владении (особый вид права личности («erne besondere Species des Rechts der Personlichkeit»). Атоми- зироваїнньїй характер публичного восприятия отношения законо­мерно придает любой ситуации индивидуальной принадлежности значение владения — подлежащей уважению со стороны всех граждан фактической связи индивида с вещью,

С этой точки зрения аномальными следует объявить именно те ситуации, когда держание іне признается владением. Аномалия отражает несоответствие древнего института его современному со­стоянию, поэтому констатировать специфику имеет смысл лишь для того, чтобы, объяснив ее логику в древней правовой системе, охарактеризовать развитие изучаемого института

Непризнание владения на стороне поклажепринимателя (de- positarius), ссудопринимателя (commodatanus), мавдатаріия іили прокуратора (procurator), которые подобно несамостоятельным субъектам правового общения — подвластным членам семейства (personae alieni iuris), рабам, лицам, манципираванныч в другую семью, где они находятся на положении рабов (personae in causa mancipii), їй лицам, находящимся в услужении (homo bonae fide semens}, — рассматриваются как держатели, осуществляющие впадение на чужое имя (possessio, detentio alieno nomine), отри­цает самостоятельность этих лиц как субъектов правового обще­ния, означает непризнание их правосубъектности.

Отличие депо­зитария, ссудопринимателя и прокуратора от подвластных н ра­бов состоит лишь в том, что они лишены юридически релевант­ного лица лишь в отношении вещи, объекта контракта. Юридиче­ский режим владения на чужое имя при этом одинаков во всех случаях и описывается словами «alienae possessioni praestare ministerium» — служить чужому владению (например, о прокура­торе- D, 41, 2, 18 pr; Cels., 23 dig.). Gai, 4, 153-

Possidere autem videmur non Считается, что мы владеем, не solum si ipsi possideamus, sed только когда владеем мысами,

etiam si nostro nomine aliquis но и если другой находится во

in possessone sit, licet is nost­ro mri subiectus non sit, qualis est colonus et inquilinus; per

владении от нашего имени, хо­тя бы он не был подчинен нашей власти, каковы колон

eos quoque apud quod deposue- rimus, aut quibus commodave- rimus, aut quibus gratuitam ha- bitationem praestiterimus, ipsi possidere videmur. Et hoc est quod vulgo dicitur retineri pos­sessionem posse per quemlibet, qui nostro nomine sit in posses­sion.

и ииквилюн; считается также, что через тех, у кого мы ос­тавили (вещь) на сохранение, или жому сдали ® ссуду, или кому предоставили бесплат­ное жилье, владеем мы сами. И это то, о чем обычно гово­рят, что владение .можно удер­живать посредством любого, кто пребывает во владении от нашего имени.

Таким образом, конструкция владения на чужое имя отрицает правоспособность держателя, автономию его личности. Ее распро­странение «а лиц, не подчиненных власти домовладыки, неадек­ватно, особенно корда такая ситуация является результатом не консенсуального, как аренда (к этой гипотезе относятся cotonus, арендатор участка, и inquilinus, квартиросъемщик), а реального контракта (поклажи или ссуды, если использовать гипотезы, ука­занные Гаем), три котором несомненно присутствие -воли контр­агента в самой вещи. Утратить самостоятельность їв отношении вещи, которая была предметом сделки, превратиться в орудие соб­ственника означает стать в объеме нрав на данную вещь лицом чужого права.

Избирательность защиты владения доказывает, кто оно явля­ется особым вещным правом и что отношения владения и собст­венности пребывают в разных плоскостях правового взаимодей­ствия. Владение признается там, где право собственности .невоз­можно, например в отношении части составной вещи. Определе­ние владения, которое дает Элий Галл (I в. до

<< | >>
Источник: Д.В. Дождев. ОСНОВАНИЕ ЗАЩИТЫ ВЛАДЕНИЯ В РИМСКОМ ПРАВЕ Москва, 1996. 1996

Еще по теме § 3. Владение на чужое имя как аномалия:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -