<<
>>

§ 4. Прекарное владение: относительность порочного владения

Конструкция прекарного владения отличается столь яркой спе­цификой, что ее генетическая природа общепризнанна. Скудость сведений о прекарном владении стимулирует обращение романи­стов к параллели с владением на ager publicus и институтом клиен- телы, когда странности одного института связываются с особенно­стями другого малоизвестного и рано исчезнувшего отношения.

Определение прекария, взятое из «Институций» Ульпиана, выде­ляет две характерные черты этого вида владения чужой вещью: она получена из милости в ответ на просьбу (preces) и может быть в любой момент (ad nutum) изъята концессионером (precario dans). Ulp., 1 inst. D. 43, 26, 1 pr:

Precarium est, quod precibus petenti utendum conceditur tamdiu, quamdiu is qui conces­sit patitur.

Акцентируя имплицированную в структуре отношения возмож­ность произвольного изъятия вещи, уступленной в прекарий, боль­шинство исследователей усматривают параллель прекарного вла­дения с владением на ager publicus, также подверженным конфи­скации[442]. CIL., II 5041 (=Dessau 15):

L. Aimilius L. f. inperator de- creivit, utei quei Hastensium servei in turn Lascutana habi- tarent, leiberei essent; agra op- pidumqu., quod ea tempestate posedisent, item possidere habe- reque iousit, dum poplus sena- tusque Romanus vellet.

Прекарием является то, что уступается в ответ на просьбы в пользование до тех пор, пока терпит тот, кто уступил.

Л. Эмилий, сын Луция, импе­ратор, постановил, чтобы те Гастезиевы рабы, что прожи­вали в крепости Ласкутана, были свободны: полями и го­родками, которыми они владе­ли в это время, он приказал им также владеть и обладать, пока этого хочет Римский на­род и сенат.

Параллель действительно настолько очевидна, что осторожные авторы особо оговаривают недопустимость идентификации: Так, прекарий отбирается посредством интердикта «de precario» (D. 43, 226, 2 pr), a possesio на ager publicus — посредством цензорской publicatio.

Между тем упускается из виду публичный аспект владе­ния на ager publicus, невозможный в случае прекарного владения.

Параллель с клиентелой подчеркивает тесную личную связь, предполагаемую прекарным отношением. Идея выдвигалась уже Б. Г. Нибуром[443], но только П. Цаморани[444] указал на просьбу к precario dans как на самый существенный момент в отношении, от которого зависит и возможность безусловного отзыва сделанно­го предоставления. Этот подход оправдан уже тем, что само назва­ние института происходит от слова «preces» («ргех») — просьба[445]. Наличие тесной личной связи прекаристы с концессионером согла­суется с порочностью прекарного владения, которое защищено про­тив третьих лиц, но не против precario dans (D. 43, 26, 17: Pomp., 23 ad Sab.):

Qui precario fundum possidet, is interdicto uti possidetis ad­versus omnes praeter eum, quem rogavit, uti potest.

Тот, кто владеет полем прекар­но, активно управомочен на интердикт «uti possidetis» про­тив всех, кроме того, у кого он его испросил.

Возражение о порочном владении (exceptio vitiosae possessio­nis), упоминающее прекарное владение: «пес vi пес clam пес precario alter ab alteri possidetis» (если вы владеете один в от­ношении другого не насильно, не тайно, не прекарно), является важнейшим источником для понимания прекарного владения. Бу­дучи составной частью большинства владельческих интердиктов, возражение описательным образом указывает на владение, которое может быть нарушено силой, и, таким образом, отрицает его как владение. Exceptio не просто усиливает общий запрет на примене­ние силы, дозволяя самозащиту[446] и делая бессмысленным силовое присвоение владения[447], но и определяет критерий правильного вла­дения (possessio iusta), пользующегося абсолютной защитой (erga omnes). Насильственное, тайное и прекарное владение имеет силу только в отношении третьих лиц (D. 41, 2, 53: Ven., 5 interd.).

Только ограничение «пес vi» в структуре владельческих интер­диктов, соответствующее приказу «vim fieri veto», могло бы иметь чисто процессуальный смысл.

Присутствие «пес precario» позво­ляет отнести возникновение exceptio к тому моменту в развитии понятия владения, когда на первый план выступил факт облада­ния вещью отдельным (индивидуально определенным) лицом, а связь держателя с предшественником сохранила значение только в отношениях между этими лицами. Качества vi, clam, precario относятся к характеру связи с предшественником, которая, таким образом, является критерием признания индивидуальной опреде­ленности всякого владельца. В процессуальном аспекте, где отно­сительность владения существенна, доказательство порочности равносильно устранению противника. Exceptio vitiosae possessio­nis, игнорируя порочного владельца в качестве самоценного субъ­екта отношения, выражает признание порочного владения владе­нием. В материальном аспекте порочный владелец оказывается своеобразным представителем своего предшественника: его владе­ние в отношении третьих лиц обслуживает интерес непорочного- владельца[448]. Прекариста владеет для precario dans, как бы снимая с него бремя защиты вещи от посторонних. Однако владеет пре­кариста на свое имя, и в этом заключается противоречивость этого института. Здесь владение выступает формой свободной службы другому лицу, когда собственная юридическая роль лица, активно управомоченного на владельческий интердикт, не утрачивается (как при держании на чужое имя — alienae possession! praestare- ministerium), но по функции сливается с юридической ролью кон­трагента.

Вторичность exceptio в структуре интердиктов «uti possidetis» и «utrubi»[449] ставит вопрос о режиме прекарного держания в пред­шествующий период. Исходя из того что возможность произволь­ного изъятия вещи концессионером (которая выражает личную- зависимость от него прекаристы) определяет прекарное отноше­ние, следует признать, что изначально прекариста владельцем не считался.

В классическую эпоху интересы precario dans защищала не только exceptio vitiosae possessionis, но и специальный интердикт «de precario».

П. Цаморани убедительно показал, что exceptio стадиально предшествует этому интердикту[450]. В самом деле, в отсутствие exceptio в тексте поссессорных интердиктов применение- интердикта «de precario» не могло бы обеспечить восстановление вещи, поскольку прекариста, располагая интердиктом «uti possi­detis» (или «utrubi», если объектом прекария была движимая вещь), мог бы успешно защищаться. Подозрение в избыточности вторич­ного средства защиты концессионера снимается указанием на то, что интердикт «de precario» можно было предъявить и против того

прекаристы, который умышленно передал вещь другому лицу, же­лая избежать ответственности по интердикту, снабженному excep­tio vitiosae possessions (D, 43, 26, 2 pr: Ulp,, 71 ad ed.):

Ait praetor: Quod precario ab iLlo habes, aut dolo malo feci- sti ut desineres habere, id illi restituas.

Претор заявляет: «То, чем ты обладаешь от него прекарно или чем ты по злому умыслу перестал обладать, это ему восстанови».

Введение специального интердикта «de precario» несомненно означает и определенное смягчение квалификации прекарного владения как порочного, выражает прогресс в утверждении взгля­да иа precario habere как на нормальный вид владения.

Управомочение прекаристы на владельческие интердикты до появления в них exceptio vitiosae possessionis означало бы невоз­можность для precario dans произвольно изъять у него вещь ad nu­tum, что отрицало бы прекарный характер отношения. В то же время упоминание прекария в exceptio vitiosae possessionis пред­полагает известность и распространенность этой формы ко време­ни введения exceptio. Таким образом, первоначально прекарное держание не могло пользоваться поссессорной защитой: признание прекария владением произошло с возникновением exceptio vitio­sae possessionis. Впервые exceptio зафиксирована в комедии Те­ренция «Евнух», поставленной в 161 г. до и. э.76 В ней упоминают­ся все три фигуры порочного владения (Ter., Eun., 319—320):

СН. Hanc tu mini Херея: Ты мне ее теперь хоть

vel vi vel clam vel precario силой, тайно или прекарно

Fac tra das...

добудь...

Exceptio vitiosae possessionis предстает именно как процессу­альная мера, что объясняет ее включение в разные по содержанию интердикты77. Однако учитывая ее общий систематизирующий смысл, именно этот факт отражает происхождение exceptio вне процессуальной сферы. Идея порочного владения как такового не могла сформироваться в отношениях на ager publicus; само воз­никновение exceptio vitiosae possessionis указывает на известность режима possessio в сфере сугубо частных отношений.

Если принять тезис о происхождении прекария от клиентелы, владение прекаристы на свое имя будет, очевидно, выражением признания самостоятельной ценности клиента как субъекта права: прежнее слияние социальной роли клиента с familia патрона73 уступает место зависимому, но индивидуально обособленному по­ложению прекаристы. Preces формализуется как своеобразный эквивалент предоставления, уравнивающий положение прекаристы и придающий его связи с вещью значение непосредственной инди­видуальной принадлежности. Реликтом прежнего режима высту­пает возможность произвольного изъятия вещи ее хозяином. [451] [452]

<< | >>
Источник: Д.В. Дождев. ОСНОВАНИЕ ЗАЩИТЫ ВЛАДЕНИЯ В РИМСКОМ ПРАВЕ Москва, 1996. 1996

Еще по теме § 4. Прекарное владение: относительность порочного владения:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -