<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе проведенного исследования в диссертации сделанві следующие выводы :

I. В резулвтате возникновения реалвнвіх общественнвіх отношений в связи с совершением деяния, запрещенного уголовнвш законом, между лицом, совершившим данное деяние, и потерпевшим, интересві которого представляет государство в лице его компетентнвіх органов, начинают «работатв» поочередно, последователвно звенвя единой системы.

Правоприменители приступает познавать и толковать объективную действительность через юридические конструкции, пользуясь ими, наполняя их конкретным содержанием. Например, это такие конструкции, как состав преступления, уголовная ответственность, уголовное преследование. Последние, являясь звеньями системы более высокого порядка, приводят ее (систему) в действие, называемую межотраслевым механизмом уголовно-правового регулирования.

Механизм уголовно-правового регулирования способен оказывать влияние на содержание и организацию уголовного судопроизводства при рассмотрении последнего как деятельности по реализации норм материального уголовного права, предусматривающих уголовную ответственность. В этом контексте уголовное судопроизводство не исчерпывается только процедурами по привлечению виновного лица к уголовной ответственности, оно включает их как один из элементов наряду с целью, задачами, средствами. В то же время, у головно-процессуальный закон не столько нормирует уголовное судопроизводство, сколько устанавливает правила производства конкретных процессуальных действий и процессуальную форму. Собственно уголовное судопроизводство в данном представлении «нормируется» несколько иными средствами - отраслевыми юридическим конструкциями, в том числе и из материального уголовного права.

Вместе с тем, уголовное судопроизводство, само являясь в определенном смысле отраслевой юридической конструкцией, выступает наряду с уголовной ответственностью звеном системы более высокого уровня - элементом механизма уголовно-правового регулирования, и, безусловно, одним из средств содержа- телвного нормирования, т.е.

как императивная логика права. В этом смвісле воспроизведение отраслевик юридических конструкций в структуре механизма уголовно-правового регулирования в процессе законотворчества и юридической практики вполне может рассматриватвся и как условие воспроизводства самого механизма уголовно-правового регулирования с точки зрения его содержания и генезиса.

2. В межотраслевом механизме уголовно-правового регулирования рассматриватв метод регулирования не с позиций отделвно взятой отрасли, а - в надотраслевом аспекте. Разница заключается в том, что при рассмотрении метода регулирования конкретной отрасли права как набора средств и приемов регулирования, например, в материалвном уголовном праве, где метод определяется как система взаимосвязаннвіх элементов - средств (обязвіваний - активнвіх и пассив- HBix - и дозволений) и приёмов уголовно-правового регулирования (привлечение к уголовной ответственности, освобождение от уголовной ответственности и неприменение уголовной ответственности), в надотраслевом уровне неизбежно проявляется императивное (и усечено диспозитивное) регулирование. Как известно, это является общим как для материалвного, так и процессуалвного уголовного права, посколвку в каждой фундаменталвной отрасли права содержание отраслевого метода предопределяется природой, характером регулируемвіх общественник отношений (предметом регулирования).

Нормативная основа такой межотраслевой юридической конструкции как механизм уголовно-правового регулирования обогащается не толвко нормами ма- териалвного и процессуалвного националвного уголовного права, но и нормами права иностраннвіх государств и международного права, входящих в структуру единого уголовного правоприменителвного комплекса, обеспечивающего их согласованное применение. В связи с чем, предложена авторская структура единого уголовного правоприменителвного комплекса, содержание которого раскрвіто в приложении №4 к диссертации.

3. В качестве основных элементов (звенвев) межотраслевого механизма уголовно-правового регулирования следует рассматриватв нормы материалвного и процессуалвного уголовного права как нормативную основу механизма; дея- телвноств компетентных органов власти по привлечению лица к уголовной ответственности как процессуалвную форму реализации уголовно-правоввіх норм; наказание и инвіе мерві уголовно-правового характера как резулвтат воздействия механизма уголовно-правового регулирования на тот срез объективной действительности, который попал в его «орбиту»; уголовное судопроизводство (уголовное преследование) и уголовная ответственность как проводники указанного воздействия; преступление-юридический факт и преступление-юридическая конструкция как промежуточные, связующие звенья между уголовно- процессуальными и уголовно-правовыми элементами механизма.

В нормативно-логической формуле назначение наказания не является завершающим звеном в структуре элементов механизма уголовно-правового регулирования, поскольку функционально структура элементов механизма уголовноправового регулирования описывается не классической формулой «преступление => наказание», а более сложной ее моделью, обусловленной формами человеческого поведения, небезразличных уголовному закону - «преступление - уголовное преследование - уголовная ответственность - наказание; запрещенное уголовным законом деяние лица, страдающего расстройством психики - уголовное преследование - принудительные меры медицинского характера; поведение, исключающее преступность деяния - уголовное преследование - никаких мер уголовно-правового характера».

При этом, конфискация не является (и не может являться) иной мерой уголовно-правового характера и совершенно естественно не вписывается в качестве таковой в нормативно-логическую формулу механизма уголовно-правового регулирования, причем последняя, с учетом трансляции отраслевых юридических конструкций выполняет также и определенную «цементирующую» роль относительно процессуальной формы - обеспечивает ее единство и одновременно задает пределы ее дифференциации, нашедшие свое отражение в нормативно-правовом комплексе.

4. Нормативно-логическая формула механизма уголовно-правового регулирования указвівает на необходимости установления отделвного особого порядка уголовного судопроизводства в случае фактического проведения военнвіх действий или введения чрезввічайного положения, введения режима контртеррористической операции, посколвку действующий у гол о вно - процес су алв HBi й закон рассчитан на применение в мирное время - соответствующие конституционнвіе законні не отвечают отмеченнвш потребностям, а специалвного закона, обеспечивающего выполнение обязателвств по международному гуманитарному праву, так до сих пор не принято.

5. Антисистема (как и любая система) находит отражение в своих элементах, закрепленнвіх в соответствующих источниках. В источниках виден генезис антисистемы. Для источников антисистемві характернві те же особенности, что и для источников права, что позволяет их классифицироватв по трем основним формам позитивного права («право законодателя», «обвічное право», «право суда»), В особую группу источников антисистемві можно выделить конструкции умолчания - это такие юридические конструкции, которые по тем или иным причинам нормативно не закреплены, однако их наличие презюмируется.

Антисистема существует до тех пор, пока она оставляет что-то обществу. Как только она отберет у общества все, общество станет неподвластно ей. А потому само наличие антисистемы не является необходимым условием существования общества, фактором ее генезиса выступает волевая, сознательная деятельность конкретной группы людей, заинтересованной в ее существовании. Одни элементы антисистемы формируются в результате осмысления идей, фундаментальных ценностей человеческого существования, закрепляясь, как правило, в виде антиморали. Другие - складываются в результате неоднократно повторяющихся поведенческих актов, в итоге возникают образцы и стереотипы под видом давно существующих обычаев и правил. Третьи создаются в процессе целенаправленного нормотворчества с последующей реализацией в правоприменители ном процессе.

Цели антисистемві - разбалансировать, дезинтегрировать уголовный правоприменительный комплекс, устранить его стабильность, динамизм, целостность и автономность, разрушить взаимосвязь содержания и формы, а как конечный итог - систем права.

В свою очередь, введение и применение понятия антисистемы в юриспруденции сразу вскрывает в тенденциях её (юриспруденции) развития нечто новое и очень глубокое, позволяет, наконец, объяснить, почему усилиями тех или иных групп людей создаются соответствующие предпосылки, например, для отрицания конструкции механизма уголовно-правового регулирования.

6. Акты толкования не отличаются той стабильностью, которой обладают нормы права, их предназначение - повысить эффективность реализации норм с учетом единства и дифференциации процессуальной формы. Игнорирование данного предназначения влечет образование в системе уголовного судопроизводства «процессуальных матрешек», когда фактические обстоятельства дела смешиваются с их юридической оценкой. При этом, разъяснение практики применения уголовного закона по иным правилам, чем установлены в самом уголовном законе, приводит фактически к обратной силе последнего и изменению ранее вынесенных приговоров в соответствии с уголовным законом в порядке кассации и (или) надзора.

7. В российском законодательстве закреплена зависимость уголовной юрисдикции Российской Федерации от судебного решения органа власти иностранного государства. Вместе с тем, возможная отмена такого решения по основаниям, предусмотренным процессуальным законодательством соответствующего иностранного государства, влечет фактически возобновление производства по «отказному» материалу, собранному по данному факту. Кроме того, получается, российские органы уголовного судопроизводства лишены возможности принимать решения об отказе в возбуждении уголовного дела ввиду отсутствия такого основания в ст. 24 УПК РФ, а и.4 или 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ допускает только прекращение уголовного преследования причем «по тому же обвинению», которое таковым же бвітв не всегда может по причине применения уголовного закона иностранного государства в случае осуждения такого лица на территории этого государства. Очевидно, что в таких случаях российским органам уголовного судопроизводства при принятии решения об отказе в возбуждении уголовного дела придется сослатвся на ст. 12 Уголовного кодекса РФ, как очевидно и то, что в случае возбуждения уголовного дела по такому факту приговор иностранного государства и примененный закон по данному преступлению будут входитв в предмет доказвівания как обстоятелвство, исключающее наказуемости этого деяния. В этой связи предлагаются изменения и дополнения в уголовно- процессуальный закон, которвіе изложенві в приложении №5 к диссертации.

8. Обоснована допустимости проведения допроса в режиме видеоконференцсвязи находящихся за пределами РФ потерпевших - граждан (подданных) иностраннвіх государств в связи с невозможноствю их явки к следователю (дознавателю), а также в судебное заседание российского суда. Наиболее оптималвнвш вариантом является направление соответствующего поручения органом предвари- телвного расследования или судом главам дипломатических представителиств и консулвских учреждений Российской Федерации, расположеннвіх в стране нахождения потерпевшего - иностранного гражданина (поданного), о производстве данного следственного действия путем ввізова потерпевшего в указанное учреждение (п.З.ч.З.ст.40 УПК РФ). Указанное полномочие отнесено к таким кон- сулвским функциям, как передача судебнвіх и несудебнвіх документов или исполнение судебнвіх поручений или же поручений по снятию показаний для судов представляемого государства в соответствии с действующими между народивши соглашениями или, при отсутствии таких соглашений, в любом ином порядке, не противоречащем законам и правилам государства пребвівания (и. j ст. 5 Венской конвенции о консулвских сношениях от 24.04.1963 г. ; ч. 2 ст. 3 Венской конвенции о дипломатических сношениях от 18.04.1961г., ч. 2 ст. 12 Конвенции о правовой помощи и правовик отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993).

9. Неустановление потерпевшего не всегда препятствует производству по уголовному делу. А если категория «потерпевший» относится к неопределенному кругу лиц, потерпевших от преступления, то модели «группового потерпевшего» позволяет без потери «процессуалвного качества» производства по уголовному делу облегчитв предварителвное расследование и рассмотрение такого дела в суде. Появление данного вида потерпевшего в первую очередв связано с массовыми нарушениями прав весвма болвшого круга лиц, иными словами, когда в уголовном процессе возникает необходимоств защитві интересов болвшой груп- пві граждан, оказавшихся в одинаковой юридико-фактической ситуации вследствие нарушения их интересов в резулвтате преступления, совершенного одним и тем же лицом.

Положительный эффект от такого подхода очевиден:

Во-первых, это делает процессуально целесообразным расследование органами дознания и предварительного следствия и рассмотрение такого уголовного дела в суде, когда большое количество потерпевших, каждому из которых в отдельности причинен небольшой имущественный вред, не вызывается и не допрашивается органами уголовного судопроизводства, а их интересы защищает прокурор;

Во-вторых, это позволяет наиболее экономно и скоро (в разумный срок) выявить весь круг потерпевших и уравнять их возможности на получение возмещения вреда, причиненного преступлением. Причем, возможны два варианта. Первый - когда прокурор заявляет и поддерживает такой «групповой» гражданский иск по уголовному делу. Второй - когда после постановления обвинительного приговора (1) граждане могут обратиться с групповым иском в порядке гражданского судопроизводства, где сама процедура разбирательства, связанная с необходимостью оповещения и выявления всех участников группы, позволяет сделать неопределенный состав группы потерпевших на момент возбуждения гражданского дела вполне определенным и персонифицированным к вынесению судебного решения, или (2) каждый гражданин вправе обратиться с иском по отдельности в защиту своих собственных прав, если в приговоре при квалификации действий осужденного судом они были указаны как потерпевшие (в уголовно-правовом смвісле).

В-третьих, достигается и социальная справедливость, поскольку одновременно эффективно защищается как публичный интерес (с наименьшими процессуальными затратами и без потери качества расследования обстоятельств дела пресекается противоправная деятельность виновного), так и частноправовые интересы (возможно взыскание убытков в пользу участников группы потерпевших без особых проволочек и затрат).

10. Статья 42 УПК РФ не предусматривает признание потерпевшим государства и других публично-правовых образований, в связи с чем в случае причинения ущерба Российской Федерации, субъектам Российской Федерации или муниципальным образованиям они не могут быть признаны потерпевшими по уголовным делам, в том числе через представителя в лице Министерства финансов Российской Федерации или его территориального органа. Вместе с тем, органы государственной власти и органы местного самоуправления как юридические лица не лишены права требовать признания их потерпевшими в случае причинения преступлением вреда непосредственно их имуществу или деловой репутации.

В тех случаях, когда преступлением причинен вред исключительно интересам общества или государства и отсутствует потерпевший в понимании статьи 42 УПК РФ, положения статьи 76 УК РФ применены быть не могут. Лицо, совершившее преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности по иным предусмотренным законом основаниям.

Часть 1 статьи 75 УК РФ не устанавливает каких-либо ограничений в зависимости от вида, числа и приоритета объектов преступного посягательства, от наличия или отсутствия потерпевшего, поэтому применение данной нормы допускается как за преступления против личности, так и за иные преступления.

Вместе с тем, не исключается применение в таких случаях особых порядков судебного разбирательства.

11. Необходимо ввести запрет на прекращение уголовных дел по основаниям, предусмотренным статьями 75,76,76.1 Уголовного кодекса РФ, в отношении лиц, совершающих хищения, поскольку заглаживание вреда, причиненного преступлением, как правило, в денежной форме, провоцирует этих лиц к совершению следующего хищения с целью возмещения вреда по первому преступлению, а потерпевшего делает невольным соучастником легализации доходов, полученных таким преступным путем.

Невозмещение имущественного вреда потерпевшему может не препятствовать освобождению лица от уголовной ответственности, если потерпевший не предъявил к нему соответствующее требование или отказался от предъявленного требования и такой отказ был принят судом.

Указание в части 2 статьи 76.1 УК РФ на возмещение ущерба и перечисление в федеральный бюджет дохода не предполагает возможность возмещения вреда, причиненного в результате преступления, путем его заглаживания иным, кроме возмещения в полном объеме и в денежной форме, образом, если в результате преступления пострадали организация, не являющаяся юридическим лицом, или государство. В том случае, когда в результате преступления пострадал потерпевший, в понимании статьи 42 УПК РФ, ущерб которому не возмещен или возмещен не в полном объеме, но при этом произведено перечисление в федеральный бюджет денежного возмещения в размере пятикратной суммы причиненного ущерба, лицо может быть освобождено от уголовной ответственности по правилам части 2 статьи 76.1 УК РФ, если невозмещение или неполное возмещение ущерба обусловлено позицией самого потерпевшего, который не ограничен в осуществлении своего гражданского права требовать от лица, совершившего преступление, возмещения имущественного вреда (статья 9 ГК РФ, часть 1 статьи 44, пункт 11 части 4 статьи 44 УПК РФ).

<< | >>
Источник: Козубенко Юрий Вячеславович. Уголовно-процессуальные аспекты межотраслевого механизма уголовно-правового регулирования. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Екатеринбург - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. Статья 7. Заключение договора потребительского кредита (займа)
  2. Заключение эксперта как доказательство.
  3. Заключение эксперта в гражданском судопроизводстве.
  4. 48.Заключение эксперта.
  5. 35. Заключения экспертов. Процессуальные права и обязанностиэкспертов. Дополнительная и повторная экспертизы. Комиссионная и комплексная экспертизы.
  6. Структура заключения эксперта.
  7. 3. Структура заключения эксперта. Ход и результаты проведенного исследования оформляются в виде заключения эксперта.
  8. § 2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА КАК СУДЕБНОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО И ЕГО ОЦЕНКА
  9. § 1. Соотношение заключения и показаний эксперта в континентальном и англо-американском уголовном процессе.
  10. Препятствия к заключению брака
  11. § 4.2. Значение института консультативных заключений Международного суда ООН для обеспечения выполнения международных договорных обязательств
  12. § 4.3. Роль института консультативных заключений международных региональных судебных органов по правам человека в институциональном механизме обеспечения выполнения международных договорных обязательств
  13. § 3. Заключение эксперта и заключение специалиста: соотношение и роль в судебном доказывании
  14. § 2. Заключение трудового договора: корректировка норм с учетом правовой доктрины
  15. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  16. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  17. Умозаключение и взаимосвязь (взаимоотношение) предметов
  18. Умозаключение и связь предложений
  19. Условное умозаключение
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -