<<
>>

Заключение

Результаты проведенного исследования позволяют сформулировать следующие научные положения, выводы, рекомендации и предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства:

1.

На базе основных положений науки информатики дано определение информационных технологий в уголовном процессе, под которыми следует понимать определенную совокупность средств, приемов и способов собирания (поиска, обнаружения, фиксации, изъятия), обработки и передачи должностными лицами органов дознания и предварительного следствия первичной информации о расследуемом событии для получения уголовно- процессуальных доказательств, позволяющих в ходе производства по уголовному делу устанавливать наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельств, имеющих значение для расследования конкретного преступления.

2. Сделан вывод о том, что уголовно-процессуальная форма информационных технологий, прежде всего, основывается на общетеоретических началах об уголовно-процессуальной форме, однако уголовно-процессуальной форме производства следственных действий с использованием информационных технологий присущи следующие особенности:

1) участие «особенных» участников уголовного процесса - специалистов, ввиду того, что производство действий, а также использование их результатов требуют специальных познаний;

2) УПК РФ регулирует исключительно юридическую сторону процессуальной формы таких действий, техническая сторона не регулируется уголовно-процессуальными нормами;

3) использование информационной (технической) терминологии (например, составление протокола о выемке электронного носителя информации) требует конкретизации названного объекта с технической точки зрения.

3. На основании анализа предложено понятие «уголовнопроцессуальной формы информационных технологий» как законодательно установленных условий совершения, последовательности и правил оформления действий с использованием информационных технологий и технических устройств, осуществляемых в ходе производства по уголовному делу.

4. Выделены и раскрыты следующие группы информационных технологий по текстуальному оформлению в действующем УПК РФ:

1) как средства фиксации — «в случае производства следственного действия без участия понятых применяются технические средства фиксации его хода и результатов...» (ст. 170);

2) как средства для протоколирования — «протокол может быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств» (ст. 166);

3) как средства, конструктивно предназначенные для установления необходимых сведений — «применение технических средств в исследовании материалов уголовного дела» (ст. 58);

4) как средства проверки — «в целях осуществления контроля могут использоваться аудиовизуальные, электронные и иные технические средства контроля» (ст. 107).

5. Выделены следующие группы уголовно-процессуальных форм, содержащими «информационный» элемент:

1) регламентирующие общий порядок применения техники в ходе производства следственных действий (ст. 58, 81, 82, 164, 166 УПК РФ) и специальный порядок, относящийся к отдельным следственным действиям (ст. 170, 178, 179, 180, 182, 183, 185, 186, 186.1, 189, 190, 192, 193 УПК РФ);

2) определяющие порядок применения технических средств при ознакомлении с материалами уголовного дела для различных участников уголовного судопроизводства (ст. 42, 47, 53, 54, 58 УПК РФ);

3) определяющие условия применения технических средств в судах первой (ст. 241 УПК РФ) и апелляционной (гл. 45.1.), кассационной (гл. 47.1.) и надзорной инстанций (гл. 48.1.);

4) допускающие возможность применения технических средств для изготовления различных процессуальных документов (ст. 166, 259, 303 УПК РФ).

6. На основании исторического анализа уголовно-процессуального законодательства России выделены следующие этапы развития нормативноправового регулирования информационных технологий в уголовном процессе:

I. «доправовой» (с момента принятия Устава уголовного судопроизводства 1864 г. и до принятия Уголовно-процессуального кодекса РСФСР1960г.), характеризующийся тем, что некоторые технические средства фактически применялись при расследовании преступлений, однако никакого законодательного регулирования не имели.

II. «правовой аналоговый этап» (с момента принятия Уголовнопроцессуального кодекса РСФСР 1960г. и до начала 1990-х гг.), характерными чертами которого были реальное использование информационных технологий при отсутствии законодательного регулирования, при этом вопросы внедрения широко обсуждались в научной уголовно-процессуальной и криминалистической литературе.

III. «правовой цифровой этап» (с момента принятия УПК РФ 2001г. и до настоящего времени), использование информационных цифровых технологий на основании законодательно регламентированных в уголовнопроцессуальном законодательстве требований;

220

IV. «правовой панцифровой этап» (настоящее время), характеризующийся несоответствием уровня развития законодательного регулирования и развития информационных технологий.

7. На основании анализа опыта создания и функционирования интегрированных информационных систем органов уголовной юстиции зарубежных стран выделены следующие общие тенденции. Безусловно, затруднения при ее построении также связаны с необходимостью предварительного правового регулирования, что не только трудоемко, но и требует длительного времени. Проведенное исследование законодательных актов отдельных стран показало, что большинство законов, регулирующих использование электронного документооборота в уголовном судопроизводстве, было принято в период с 1994 по 1999 г. Одной из проблем разработки информационных систем правоохранительных органов стала сложность создания и обслуживания программного обеспечения, сопряженная с большим количеством трудно прогнозируемых следственных и судебных ситуаций. Вступление России в Совет Европы накладывает на нашу страну обязательства, связанные с достижением международных стандартов по обмену правовой информацией (включая судебную) в электронном виде по сети Интернет. Разработка средств автоматизации судопроизводства, судебного делопроизводства и сбора судебной статистики направлена на создание единой информационной системы, информационного пространства, включающего такие информационные кластеры, как информация о суде, его предметной и территориальной подсудности (компетенции), месте расположения, времени работы, правилах обращения в суд и порядке судопроизводства; информация о ходе конкретного судебного процесса, архивы.

Последнее предполагает внедрение компьютерных технологий как собственно в процессе судопроизводства (возможность

220 Прим. Приставки пан- имеет значение всеохватывающий, всеобъемлющий / См. Быков, А.А. Анатомия терминов 400 словообразовательных элементов из латыни и греческого / А. А. Быков. - М.: НЦ Энас. - 2007.

подачи исковых заявлений и иных документов в электронной форме, электронные способы фиксации судебного процесса, электронные архивы суда и т.п.), так и компьютеризацию иных, непроцессуальных, аспектов деятельности суда, таких, как ведение электронных календарей судебных заседаний и т.п.

Эффективным примером использования информационных технологий в уголовном процессе зарубежных стран являются негласные следственные (розыскные) действия, которые представляют собой разновидность следственных (розыскных) действий, сведения о факте и методы проведения которых не подлежат разглашению, за исключением случаев, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством. Так, согласно ст. ст. 246, 253, 261 УПК Украины негласные следственные действия, в зависимости от их вида и конкретной цели, проводятся в отношении подозреваемого или иного лица, если только в результате их проведения есть возможность получить сведения о преступлении и лице, его совершившем, или обстоятельствах, имеющих значение для предварительного расследования (о событиях, вещах и документах, имеющих существенное значение для предварительного расследования) .

На основании рассмотрения зарубежного опыта нормативного регулирования информационных технологий в уголовном процессе, представляется необходимым проанализировать перспективы их применения в России. Возможность введения в России негласных следственных действий, регламентированных в Уголовно-процессуальном Кодексе Украины, представляется дискуссионной и с высокой долей вероятности не будет воспринята положительно обществом ввиду того, что по своей сущности такие негласные следственные действия противоречит принципу разделения властей (система сдержек и противовесов), презумпции

221

См.: Уголовно-процессуальный кодекс Украины: Закон № 4651 от 13.04.2012// Режим доступа: URL: www.Kalinovsky-k.narod.ru/zakon/upk_ukr.rar.

невиновности, а также будет ограничивать закрепленные в ст. 22 Конституции РФ права на свободу личности и передвижения. Наравне с обозначенным, интересен институт электронной корреспонденции в качестве самостоятельного доказательства, закрепленный в федеральном законодательстве США, заимствование опыта регламентации электронной корреспонденции в качестве отдельного вида доказательств представляется перспективным, в первую очередь, в связи с широким распространением мессенджеров для осуществления коммуникации. Кроме того, опыт США по моделированию «презентации совершения преступлений» в судебном заседании, состоящий в воссоздании события и реального места преступления с использованием очков для трехмерного видения, экранов, аудиоаппаратуры и технологий голографии, может быть полезен для рассмотрения многоэпизодных, уголовных дел.

На наш взгляд, эффективным могло бы стать детальное нормативное закрепление информационных технологий с выделением в отдельный раздел УПК РФ, это позволило бы на законодательном уровне предусмотреть все нюансы использования информационных технологий при соблюдении интересов сторон. Помимо этого, актуальность внедрения новых методов получения доказательств с использованием передовых технологий, в частности видеоконференцсвязи, на всех стадиях уголовного судопроизводства сегодня уже не вызывает сомнений. Основными целями применения видеоконференцсвязи в сфере уголовной юстиции можно считать повышение результативности и качества расследования уголовных дел при неукоснительном соблюдении конституционных прав участников процесса; сокращение сроков расследования, а также исполнения международных запросов о правовой помощи по уголовным делам; обеспечение безопасности участников уголовного процесса; защиту свидетелей и потерпевших.

Сделан вывод о том, что в теоретическом смысле, информационная безопасность в уголовном процессе включает два компонента: 1) охрана прав и свобод личности и безопасность личности 2) охрана общества и государства при возможной утечке или хищении информации из информационной телекоммуникационной системы государственного учреждения.

УПК РФ не содержит норм, специально направленных на обеспечение безопасности информационных технологий, используемых в уголовном процессе. В связи с обозначенным тезисом, а также актуализацией использования информационных технологий в уголовном процессе в настоящее время, необходимо внесение изменений в ч. 3 ст. 11 УПК РФ «Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве» и изложение ее в следующей редакции: «При наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества, искажением или повреждением информации о таковых в материалах уголовного дела, способных повлиять на дальнейший ход расследования или судебного разбирательства, либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные ст. 166 ч. 9, 186 ч.2, 193 ч. 8, 241 п. 4 ч. и 278 ч. 5 УПК РФ, а также иные меры безопасности, в том числе и направленные на обеспечение безопасности используемых информационных технологий, предусмотренные законодательством Российской Федерации.»

8. Анализ действующего законодательства выявляет недостаточно актуальное регулирование понятия «доказательства», в связи с чем необходимо расширение общего понятия «доказательства», а также определение «электронных доказательств», критериев их относимости, допустимости и достоверности. Прогнозируется наличие возможности изготовления протоколов следственных действий в электронной форме, дачи и последующей фиксации показаний свидетеля, потерпевшего, эксперта и других лиц в электронной форме, возможности приобщения к материалам дела вещественных доказательств в электронной форме.

Кроме того, в настоящее время электронный документооборот в публичной сфере права используется достаточно редко, но за последние годы назрела тенденция как к увеличению электронного документооборота, так и решению вопроса о собирании доказательств в электронном виде. Как нам видится, в ближайшее время электронные виды доказательств станут наравне с доказательствами, выполненными в типографической форме, после чего будет последовательным осуществление ухода от собирания доказательств только в типографической (бумажной) форме и перехода к электронному документообороту. Однако данный переход будет связан с рядом проблем. Одной из которых, на наш взгляд, будет являться формализация (форма выражения доказательств в электронной форме). В связи с обозначенным рассуждениями, нами был сделан вывод о необходимости расширения общего понятия доказательства с учетом необходимости дополнения его «информационными элементами», а также определение «электронных доказательств», критериев их относимости, допустимости и достоверности, установления возможности изготовления протоколов следственных действий в электронной форме, дачи и последующей фиксации показаний свидетеля, потерпевшего, эксперта и других лиц в электронной форме, возможности приобщения к материалам дела вещественных доказательств в электронной форме. Именно поэтому считаем целесообразным изложить ч. 1 ст. 74 УПК РФ «Доказательства» в следующей редакции:

«1. Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения и информация, отраженные в документах, процессах, предметах или объектах, полученные с соблюдением процессуальной формы, установленной настоящим Кодексом и доступные для верификации и установления аутентичности, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

1.2. Доказательства могут быть представлены в рукописной, типографской и электронной формах. Под электронной формой доказательств понимается файл, содержащий текстовую, графическую информацию, аудио-, видеоинформацию и (или) их сочетание. Юридическая сила электронных доказательств равнозначна юридической силе доказательств, представленных в иной форме.»

10. Использование в уголовном процессе информации в электронной форме предполагает существование четких способов определения удостоверения ее подлинности. В этой связи необходимо регулирование, в первую очередь, основных начал проведения следственных действий и иной деятельности с использованием информационных технологий и электронных документов. С учетом сказанного предлагается предусмотреть в УПК РФ дополнительную статью в гл. 11 УПК РФ «Доказывание»:

«Статья 87.1. Гарантии подлинности электронных доказательств.

1. При использовании в доказывании электронной информации производимые следственные действия не должны каким-либо образом изменять ее.

2. Следственные действия, производимые в целях изъятия, хранения, передачи информации, должны быть надлежащим образом оформлены протоколом следственного действия, защищены от возможных посягательств и доступны для последующего изучения.

3. Нарушение установленного процессуального порядка изъятия, хранения, передачи информации, а также несоответствие ее сведениям в соответствующем протоколе следственного действия влечет за собой признания доказательства недопустимым.

4. Информация, представленная в электронном виде, подлежит обязательному депонированию - созданию электронных копий искомых электронных доказательств. При проведении следственных действий, связанных с копированием, депонированием, осмотром, изъятием электронной информации, обязательно участие специалиста.»

11. В качестве перспективной технологической инновации представляется возможным рассматривать внедрение системы уголовного дела и электронного документооборота, включающих в том числе и использование общедоступных компьютерных программ и устройств для электронного видеопротоколирования хода и результатов следственных действий и судебного заседания. Необходимо отметить, что электронный документооборот в уголовном судопроизводстве, включающий систему электронного уголовного дела, являющуюся информационным ресурсом, открытым для участников конкретного уголовного дела, должен быть дифференцированным. Однако подобный информационный ресурс не может быть свободным и доступным в любой момент и для всех участников. В целях соблюдения требований УПК РФ будет целесообразна дифференциация прав доступа к системе электронного документооборота в зависимости от статуса участника, например, участники уголовного судопроизводства вправе знакомиться только с результатами тех следственных действий, где они участвовали, в связи с чем возможно предусмотреть выдачу конкретного верифицированного ключа доступа. В этой связи необходимо установление общих начал осуществления электронного документооборота в уголовном процессе в соответствующей статье УПК РФ в главе 56 «Порядок использования электронных документов и бланков процессуальных документов»:

«Статья 474.2. Электронный и бумажный документооборот на стадии предварительного расследования и судебного разбирательства».

1) Электронный документооборот в уголовном судопроизводстве равнозначен по своей юридической силе бумажному документообороту.

2) Электронный документооборот в уголовном судопроизводстве включает систему электронного уголовного дела, являющуюся информационным ресурсом, открытым для участников уголовного дела в пределах прав доступа, установленных настоящим Кодексом для каждого конкретного процессуального действия.

3) Документы уголовного дела хранятся в системе электронного уголовного дела с дублированием копий на бумажном носителе.

4) Протоколы следственных действий, а также протоколы судебного заседания и иные составляются в электронному виде, подписываются электронно-цифровой подписью уполномоченного должностного лица и приобщаются к электронному уголовному делу с дублированием копий на бумажном носителе.

5) Юридическая сила электронного документа и бумажного при изготовлении бумажного документа на основе электронного равна.

6) Участники уголовного процесса могут подавать свои жалобы, ходатайства, возражения посредством направления электронного документа, подписанного электронно-цифровой подписью в систему электронного уголовного дела.»

<< | >>
Источник: МЕДВЕДЕВА МАРИЯ ОЛЕГОВНА. УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ФОРМА ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме Заключение:

  1. Статья 7. Заключение договора потребительского кредита (займа)
  2. Заключение эксперта как доказательство.
  3. Заключение эксперта в гражданском судопроизводстве.
  4. 48.Заключение эксперта.
  5. 35. Заключения экспертов. Процессуальные права и обязанностиэкспертов. Дополнительная и повторная экспертизы. Комиссионная и комплексная экспертизы.
  6. Структура заключения эксперта.
  7. 3. Структура заключения эксперта. Ход и результаты проведенного исследования оформляются в виде заключения эксперта.
  8. § 2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА КАК СУДЕБНОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО И ЕГО ОЦЕНКА
  9. § 1. Соотношение заключения и показаний эксперта в континентальном и англо-американском уголовном процессе.
  10. Препятствия к заключению брака
  11. § 4.2. Значение института консультативных заключений Международного суда ООН для обеспечения выполнения международных договорных обязательств
  12. § 4.3. Роль института консультативных заключений международных региональных судебных органов по правам человека в институциональном механизме обеспечения выполнения международных договорных обязательств
  13. § 3. Заключение эксперта и заключение специалиста: соотношение и роль в судебном доказывании
  14. § 2. Заключение трудового договора: корректировка норм с учетом правовой доктрины
  15. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  16. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -