<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Уголовное судопроизводство строится на публично-правовой основе, однако проявления публичности в зависимости от исторических периодов развития права менялись как в части защищаемых интересов, так и при определении носителей и средств защиты этих интересов.

Менялись и доктринальные подходы к пониманию публичности. Формулирование понятия публичности и раскрытие его содержания на современном этапе будет содействовать дальнейшему развитию уголовного судопроизводства в направлении сбалансированной защиты интересов личности, общества и государства.

Надзорное производство является последней, завершающей стадией (исключение составляет лишь возобновление дел ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств), в которой может исправлено незаконное итоговое или промежуточное судебное решение, как правило, прошедшее проверку в кассационном порядке в судах, указанных в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации. Поэтому институциональные характеристики этой стадии должны обеспечивать выполнение стоящих перед ней задач.

Несмотря на существенное развитие состязательности и предоставление участникам новых диспозитивных прав в стадии надзорного производства, успешность решения этих задач в решающей степени зависит от деятельности наделенных дискреционными полномочиями должностных лиц и государственных органов. В этой связи требуется анализ того, насколько современное законодательное регулирование обеспечивает баланс публичных и частных интересов в данной стадии, и насколько предоставленные различным участникам властные полномочия и диспозитивные права позволяют решать задачи, указанные в ст. 6 УПК РФ и ч. 1 ст. 2 УК РФ.

Применительно к надзорному производству эти вопросы приобрели особую остроту в связи с проводимой с 2013 года реформой проверки судебных решений, призванной в известной степени унифицировать формы пересмотра в разных видах судопроизводства и привести их в соответствие с международными стандартами.

Одним из вопросов, требующих анализа, является эффективность процедуры предварительной проверки (фильтрации) надзорных жалоб и представлений: позволяет ли она обеспечить право на обжалование и доступ к правосудию, учитывая незначительное число возбуждаемых надзорных производств. Так, в первом полугодии 2017 года в Верховный Суд Российской Федерации поступило 3106 надзорных жалоб и представлений, в то время как Президиум Верховного Суда Российской Федерации рассмотрел лишь 109 уголовных дел в отношении 127 лиц. В 2013—2016 гг. положительные решения о возбуждении надзорного производства выносились еще реже — лишь в 2,3 % случаев. В этой связи требуется анализ того, требуются ли и какие дополнительные гарантии обеспечения законности и обоснованности принимаемых решений.

В связи с этим необходимо рассмотреть вопрос о расширении и конкретизации полномочий отдельных должностных лиц — носителей публичного интереса по обращению в суд надзорной инстанции (Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации) и принятию решений о передаче дела для рассмотрения Президиумом Верховного Суда Российской Федерации (Председатель Верховного Суда Российской Федерации, его заместитель).

Кроме того, незначительное число рассматриваемых в порядке надзора дел затрудняет выполнение такой важной задачи как обеспечение единства судебной практики. В связи с этим требует рассмотрения вопрос об установлении гарантий выполнения Президиумом Верховного Суда Российской Федерации задачи обеспечения единства судебной практики путем установления дополнительного основания отмены и изменения судебных решений.

Необходимость разработки теоретических положений о содержании публичности на современном этапе, выработки предложений по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики с тем, чтобы институциональные характеристики надзорного производства позволяли выполнять стоящие перед ним задачи, и обусловила актуальность избранной темы.

Степень научной разработанности темы исследования.

В научных трудах надзорному производству и публичности в уголовном судопроизводстве уделяется значительное внимание.

Публично-правовой основе уголовного судопроизводства и принципу публичности посвящены труды ряда представителей уголовно-процессуальной науки как дореволюционного периода — С. И. Викторского, И. В. Михайловского, Н. Н. Розина, В. К. Случаевского, Д. Г. Тальберга, И. Г. Щегловитова, А. П. Чебышева-Дмитриева, П. П. Пусторослева, так и советского — Л. А. Названовой, Н. Н. Полянского, Р. Д. Рахунова, М. С. Строговича, М. А. Чельцова-Бебутова.

После принятия УПК РФ вопросы публичности подверглись глубокому исследованию в работах Л. А. Александровой, М. Т. Аширбековой, А. С. Барабаша, С. С. Безрукова, В. Н. Бояринцева, С. А. Касаткиной, А. Н. Козловой, Л. Н. Масленниковой и др.

Однако в науке уголовно-процессуального права отсутствует единое представление о природе публичности, о возможности отнесения ее к числу принципов современного уголовного судопроизводства, особенно в условиях, когда в главе 2 УПК РФ отсутствует специальная статья, посвященная публичности. Данный вопрос требует разрешения.

Кроме того, формулировки публичности, предлагаемые в науке уголовнопроцессуального права (например, С. Г. Бандуриным) и содержащиеся в законодательстве ряда государств имеют общий недостаток, заключающийся в том, что нередко содержание публичности сводится исключительно либо преимущественно к обязанностям органов предварительного расследования и прокурора, а проявлениям ее в судебных стадиях и в деятельности суда уделяется недостаточно внимания или об этом не упоминается вовсе. В связи с этим требуется разработка проекта статьи, посвященной принципу публичности в уголовном судопроизводстве, в которой этот недостаток будет устранен.

Специальных исследований, посвященных проявлениям публичности в надзорном производстве, не проводилось. Вместе с тем в ряде работ советского периода, посвященных надзорному производству, затрагивались вопросы действия принципов уголовного процесса при пересмотре судебных решений в порядке надзора, включая принцип публичности, в первую очередь — в трудах И.

Д. Перлова.

После введения в действие главы 481 УПК РФ с 1 января 2013 года1 проблемы совершенствования надзорного производства были предметом специальных исследований, по результатам которых подготовлены и защищены диссертации Т. Г. Бородиновой, И. С. Дикаревым, Э. О. Безмельницыной, К. В. Ивасенко, А. С. Червоткиным. Однако эти исследования либо не затрагивают вопросы влияния принципа публичности на основные черты пересмотра судебных решений в порядке надзора, либо затрагивают их косвенно.

Поэтому в настоящее время отсутствует целостное комплексное исследование, посвященное анализу особенностей надзорного производства, обусловленных действием публичности, в условиях значительного расширения состязательности сторон и диспозитивных прав граждан.

Все это позволяет сделать вывод о необходимости дальнейшей разработки темы исследования.

Объектом диссертационного исследования являются процессуальноправовые отношения, складывающие между должностными лицами и 1 Федеральный закон от 29 декабря 2010 года № 433-ФЗ «О внесении изменений в Уголовнопроцессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» : (ред. от 31.12.2014) // СПС «КонсультантПлюс».

государственными органами, осуществляющими предоставленные им

дискреционные полномочия, и другими участниками уголовного

судопроизводства при пересмотре вступивших в законную силу судебных решений в порядке надзора.

Предметом исследования являются уголовно-процессуальные нормы российского и зарубежного законодательства, закрепляющие публичноправовые средства регулирования процессуальной деятельности и

устанавливающие порядок производства в суде надзорной инстанции, основанная на них правоприменительная практика, достижения уголовнопроцессуальной науки по вопросам содержания и значения публичности в уголовном судопроизводстве, ее реализации на стадиях, связанных с пересмотром судебных решений, вступивших в законную силу,

взаимообусловленности публичности и основных черт надзорного

производства, а также связанные с этим вопросы обеспечения прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве.

Целью исследования является выявление влияния публичности на основные черты надзорного производства, выработка обоснованных рекомендаций и предложений по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики по вопросам производства в суде надзорной инстанции с тем, чтобы обеспечить в данной стадии баланс (оптимальное соотношение) интересов государства, общества, прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

Для достижения указанной цели определен следующий комплекс задач:

— сформулировать понятие публичности как правовой основы современного российского уголовного судопроизводства;

— обосновать действие в современном уголовном судопроизводстве принципа публичности, раскрыть содержание;

— показать, в каких формах публичность проявляется в надзорном производстве по уголовным делам с учетом задач и особенностей данной стадии;

— провести ретроспективный анализ становления и развития надзорного производства по уголовным делам и показать влияние публичности на основные черты данной стадии на разных исторических этапах;

— выявить влияние публичности на правовое регулирование надзорного производства по уголовным делам на современном этапе;

— провести сравнительное исследование обязанностей и

дискреционных полномочий должностных лиц и государственных органов при пересмотре вступивших в законную силу судебных решений в российском уголовном процессе и в схожих производствах других государств для выявления общих черт и различий в правовом регулировании, возможного заимствования положительного опыта.

Методологической основой исследования послужил общий диалектический метод научного познания, на основе которого использованы различные общенаучные и специальные методы правового исследования, включая принципы развития предмета исследования, его логической определенности, исторической конкретности и диалектической связи между логическим и историческим способами познания, системный общенаучный подход, методы анализа и синтеза, теоретического моделирования, аналогии, экстраполяции и юридической интерпретации, культурно-исторического анализа.

Теоретическую основу диссертационного исследования составили научные концепции и воззрения в области общей теории государства и права, уголовно-процессуального права, а также отдельные доктринальные позиции из иных процессуальных отраслей права и уголовного права, связанные с объектом и предметом исследования, то есть с определением содержания публичности, ее значения для уголовного судопроизводства и влияния на основные черты пересмотра вступивших в законную силу судебных решений в порядке надзора.

Нормативную основу исследования составили Конституция РФ, международно-правовые акты, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, Устав уголовного судопроизводства 1864 года, уголовно-процессуальное законодательство СССР и РСФСР, ряд федеральных конституционных и федеральных законов, приказы Генерального прокурора Российской Федерации. Использованы Уголовно-процессуальные кодексы зарубежных государств: Грузии, Латвийской Республики, Литовской Республики, Республики Армения, Республики Беларусь, Китайской Народной Республики, Кыргызской Республики, Республики Болгария, Республики Молдова, Республики Таджикистан, Туркменистана, Республики Узбекистан, Социалистической Республики Вьетнам, Украины, Французской Республики, Федеративной Республики Германии, Чешской Республики, Швейцарской Конфедерации, Эстонской Республики.

Эмпирическую основу диссертационного исследования составили:

— результаты анкетирования 185 практических работников: 61 судьи, включая 6 судей Верховного Суда РФ и 55 судей из 9 судов областного уровня, 39 сотрудников уголовно-судебных подразделений прокуратур и 85 адвокатов из Москвы, Брянской, Владимирской, Воронежской, Калужской, Московской, Оренбургской, Тульской и Ярославской областей;

— 765 надзорных постановлений Президиума Верховного Суда РФ, вынесенных с 2013 года по 2017 год;

— 147 постановлений судей Верховного Суда РФ о передаче надзорных жалобы, представления с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда РФ либо об отказе в этом, вынесенных с 2013 года по 2017 год;

— статистические данные о деятельности Президиума Верховного Суда РФ за 2013-2017 гг., опубликованные на официальных сайтах Верховного Суда РФ и Судебного департамента при Верховном Суде РФ в сети Интернет;

— результаты личного присутствия автора в открытых заседаниях Президиума Верховного Суда Российской Федерации 16 октября 2013 года и 25 октября 2017 года при рассмотрении им 6 и 4 уголовных дел в порядке надзора соответственно.

В работе нашли отражение правовые позиции Европейского Суда по правам человека, Конституционного Суда Российской Федерации и постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, по рассматриваемым проблемам.

Кроме того, использовались сведения, полученные другими авторами.

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что в нем сформулировано авторское понятие публичности в широком и узком значении (как правовой основы уголовного судопроизводства и как одного из его принципов) с учетом задач, указанных не только в ст. 6 УПК РФ, но и в ст. 2 УК РФ; дополнена аргументация в пользу закрепления принципа публичности в гл. 2 УПК РФ, предложена его авторская формулировка, которая, в отличие от предлагаемых в ряде научных исследований, не ограничивается указанием на дискреционные обязанности органов предварительного расследования и прокурора в уголовном судопроизводстве, но также определяет проявления данного принципа в деятельности суда, в том числе при пересмотре вступивших в законную силу решений в порядке надзора; выявлены проявления публичности на стадии производства в суде надзорной инстанции и ее влияние на основные черты надзорного производства на современном этапе (характер проверяемых решений, особенности возбуждения надзорного производства, предмет и пределы проверки, порядок исследования доказательств, полномочия суда надзорной инстанции, пределы и условия действия запрета поворота к худшему), сформулированы предложения по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики надзорного производства с тем, чтобы в нем получил эффективную защиту публичный интерес, выраженный в ст. 6 УПК РФ и ст. 2 УК РФ.

Научная новизна диссертационного исследования детализируется в положениях, выносимых на защиту:

1. Вывод о том, что публичность в уголовном судопроизводстве понимается в широком значении как правовая основа уголовного судопроизводства и в узком — как один из его принципов.

В широком значении публичность — это обусловленная объективными факторами общественного развития (формой государства, политикой, экономикой и др.) правовая основа устанавливаемого и обеспечиваемого государством порядка уголовного судопроизводства, имеющего своим назначением защиту прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, предупреждение преступлений (публичных интересов), а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод посредством действий (бездействия) и решений управомоченных субъектов.

2. Вывод о том, что публичность (в узком значении) обладает всеми выделяемыми в научных исследованиях признаками принципа уголовного судопроизводства (концептуальность, объективная обусловленность, субъективный характер формы выражения, сквозной характер, невыводимость, взаимосвязь с назначением уголовного судопроизводства и др.), и предложение о необходимости закрепления принципа публичности в главе 2 УПК РФ. В этой связи предлагается дополнить УПК РФ статьей 71 следующего содержания:

«Статья 71. Публичность уголовного судопроизводства.

1. Государство гарантирует каждому защиту от преступных посягательств.

2. Государственные органы, должностные лица, уполномоченные осуществлять уголовное преследование, в каждом случае обнаружения признаков преступления обязаны в пределах своей компетенции принимать предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления, созданию условий для постановления судом законного, обоснованного и справедливого приговора, а равно по недопущению необоснованного уголовного преследования.

3. Суд, сохраняя объективность и беспристрастность, вправе по собственной инициативе собирать доказательства в предусмотренном настоящим Кодексом порядке.

4. При наличии предусмотренных настоящим Кодексом оснований суд вправе по своей инициативе возвратить уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, в том числе — когда фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, обвинительном акте или обвинительном постановлении, свидетельствуют о наличии в действиях обвиняемого признаков более тяжкого преступления либо когда в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства установлены фактические обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации деяния как более тяжкого преступления.

5. При пересмотре итоговых и промежуточных судебных решений в апелляционном, кассационном и надзорном порядке суд не связан доводами жалобы или представления и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме. Отмена или изменение судебного решения в сторону ухудшения положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей, заявляющих соответствующее требование, и с соблюдением установленных настоящим Кодексом сроков.

6. Пересмотр вступивших в законную силу итоговых и промежуточных судебных решений осуществляется после принятия уполномоченным должностным лицом решения о возбуждении кассационного, надзорного производства либо производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств ».

3. Ретроспективный анализ российского уголовно-процессуального законодательства позволил сформулировать авторскую периодизацию развития проявлений принципа публичности в надзорном производстве по уголовным делам в зависимости от соотношения дискреционных полномочий государственных органов и должностных лиц, с одной стороны, и диспозитивных прав других субъектов уголовного процесса, — с другой:

1) период с 1917 по 1957 гг. характеризуется тем, что возбуждение, развитие и окончание надзорного производства в полном объеме зависели от действий и решений уполномоченных государственных органов и должностных лиц; диспозитивные права субъектов уголовного процесса, не наделенных властными полномочиями, ограничивались правом обратиться с надзорной жалобой, которая подлежала обязательной проверке и могла стать поводом к принесению протеста;

2) период с 1958 по 2001 гг. характеризуется тем, что уголовнопроцессуальная деятельность в стадии надзорного производства по-прежнему представляла собой преимущественно действия и решения уполномоченных должностных лиц и государственных органов; вместе с тем получили развитие диспозитивные права субъектов уголовного процесса, не наделенных властными полномочиями (возможность осужденного, оправданного, их защитников, законных представителей несовершеннолетних, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей участвовать в рассмотрении дела судом надзорной инстанции, выступать в судебном заседании, заявлять ходатайства, представлять дополнительные материалы);

3) современный период (с 2001 года по настоящее время), характеризуется расширением состязательности и равноправия сторон в надзорном производстве, существенной трансформацией дискреционных полномочий государственных органов и должностных лиц, ведущих уголовный процесс (единые правовые последствия принесения надзорного представления прокурором и надзорных жалоб другими участниками, преобразование ревизионного порядка из обязанности в право суда и др.), и развитием диспозитивных прав участников, не наделенных властными полномочиями.

Данная периодизация позволяет выявить тенденцию в развитии проявлений принципа публичности в надзорном производстве по уголовным делам, которая заключается в постепенном отступлении от доминирующего

значения для возникновения и развития уголовно-процессуальных

правоотношений действий и решений должностных лиц и государственных органов, наделенных властными полномочиями, и расширении диспозитивных прав участников, не наделенных властными полномочиями.

4. Сформулирована авторская классификация государственных органов и должностных лиц, реализующих принцип публичности на стадии надзорного производства в зависимости от характера принадлежащих им дискреционных полномочий:

1) государственные органы и должностные лица, наделенные властными полномочиями по ведению уголовного судопроизводства и принятию процессуальных решений в данной стадии (судья Верховного Суда Российской Федерации, изучающий надзорные жалобу, представление и выносящий постановление о передаче надзорных жалобы, представления с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации либо об отказе в этом; Председатель Верховного Суда Российской Федерации или его заместитель, которые вправе вынести постановление об отмене постановления об отказе в передаче надзорных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации и о передаче надзорных жалобы, представления с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации; Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассматривающий уголовное дело по надзорным жалобе, представлению в судебном заседании и проверяющий правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального законов

нижестоящими судами, рассматривавшими дело; Верховный Суд Российской Федерации как высший судебный орган по уголовным делам, осуществляющий в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью нижестоящих судов и дающий разъяснения по вопросам судебной практики);

2) должностные лица, не наделенные властными полномочиями по ведению уголовного судопроизводства и принятию процессуальных решений в стадии надзорного производства, но уполномоченные (а) приносить надзорное представление (Генеральный прокурор Российской Федерации и его заместители) и надзорное ходатайство (Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации) либо (б) вести протокол судебного заседания (секретарь судебного заседания суда надзорной инстанции).

Данная классификация показывает, что принцип публичности реализуется посредством деятельности не только субъектов, ведущих уголовных процесс, но и других должностных лиц - участников уголовного судопроизводства.

5. Предложение о расширении средств правовой защиты публичного интереса в стадии надзорного производства посредством наделения Председателя Верховного Суда Российской Федерации, его заместителя правом внесения в Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановления о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора по любому уголовному делу, по которому судебные решения вступили в законную силу. В этой связи статью 4121 УПК РФ предлагается дополнить частью 1.1 следующего содержания:

«1.1. Председатель Верховного Суда РФ, его заместитель вправе вынести постановление о возбуждении надзорного производства по любому уголовному делу, по которому судебные решения могут быть пересмотрены в порядке надзора в соответствии с ч. 3 ст. 4121 УПК РФ, независимо от наличия надзорных жалоб, представления, ходатайства. Такое постановление не может быть направлено на ухудшение положения осужденного, оправданного или лица, дело в отношении которого прекращено».

6. Вывод о необходимости расширения средств правовой защиты публичного интереса при пересмотре судебных решений в порядке надзора посредством конкретизации процессуального статуса Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в стадии надзорного производства по уголовным делам. В этой связи предлагается дополнить статьи 4121, 41210 и др.

УПК РФ комплексом положений, в совокупности закрепляющих право Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации заявлять надзорное ходатайство о пересмотре вступившего в законную силу судебного решения, осуществляемое им как по собственной инициативе, так и по результатам жалобы любого лица, как в интересах стороны обвинения, так и в интересах стороны защиты, а также право участвовать в рассмотрении дела Президиумом Верховного Суда Российской Федерации в случае возбуждения надзорного производства по его ходатайству.

7. Заключение о необходимости расширения средств правовой защиты публичного интереса в стадии надзорного производства посредством расширения оснований отмены или изменения судебных решений в порядке надзора. В этой связи обосновано предложение о дополнении части первой статьи 4129 УПК РФ перечнем указанных оснований, изложив ее в следующей редакции:

«1. Вступившие в законную силу приговор, определение или постановление суда подлежат отмене или изменению в порядке надзора если:

1) по делу допущены существенные нарушения уголовного, уголовнопроцессуального и (или) иных федеральных законов, повлиявшие на исход дела;

2) выявлены данные, свидетельствующие о несоблюдении лицом условий и невыполнении им обязательств, предусмотренных досудебным соглашением о сотрудничестве;

3) приговор, определение или постановление суда нарушают единообразие в применении и (или) толковании судами норм права».

8. Предложение о необходимости расширения средств правовой защиты прав и законных интересов осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, посредством восстановления в уголовнопроцессуальном законе нормы, ограждающей этих лиц от возможных негативных последствий принесения ими надзорных жалоб. В этой связи сформулировано предложение о дополнении статьи 412 УПК РФ частью 1.1 следующего содержания:

«1.1. При пересмотре судебного решения в надзорном порядке суд вправе вынести постановление, влекущее ухудшение положения осужденного, оправданного или лица, дело в отношении которого прекращено, лишь по тому правовому основанию и по тем доводам, которые указаны в надзорном представлении прокурора, надзорном ходатайстве Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, надзорной жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей».

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что сформулированные в нем теоретические положения и выводы развивают и дополняют разделы уголовно-процессуального права, посвященные правовой природе надзорного производства, понятию и содержанию публичности в уголовном судопроизводстве, соотношению публичности и диспозитивности в современном надзорном производстве.

Теоретические положения и выводы работы могут быть использованы в преподавательской деятельности, при подготовке дальнейших научных исследований, учебных и методических программ и пособий по курсу «Уголовный процесс», спецкурсу, посвященному проверке судебных решений вышестоящими судами, при проведении обучающих семинаров и занятий в системе повышения квалификации судей, прокуроров и адвокатов.

Практическая значимость исследования заключается в том, что содержащиеся в диссертации положения и выводы могут быть использованы при совершенствовании норм уголовно-процессуального законодательства, при разработке постановлений Пленума Верховного Суда РФ, а также в учебном процессе и при проведении научных исследований по проблемам пересмотра вступивших в законную силу судебных решений по уголовным делам, системы принципов уголовного судопроизводства, соотношения публичности,

диспозитивности, состязательности.

Апробация результатов исследования.

Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в 8 научных работах, в том числе в 7 научных статьях, опубликованных в ведущих научных журналах, входящих в перечень ВАК.

Научно-практические положения и практические выводы

диссертационного исследования неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики Российского университета дружбы народов, докладывались на шести международных и всероссийских научно-практических конференциях: XII, XIII и XIV Международных научно-практических конференциях «Традиции и новации в системе современного российского права» (Москва, 2013 г., 2014 г., 2015 г.); Международной научно-практической конференции «Уголовное

судопроизводство: история и современность» посвященной 150-летию с момента принятия Устава уголовного судопроизводства Российской Империи (Москва, 2014 г.), II Всероссийской научно-практической конференции

«Судебная защита в системе государственного обеспечения прав и свобод граждан», посвященной 80-летию Вологодского областного суда (Вологда, 2017 г.), совместной XVIII Международной научно-практической конференции Юридического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова и XIII Международной научно-практической конференции «Кутафинские чтения» Московского государственного юридического

университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА) на тему «Современное российское право: взаимодействие науки, нормотворчества и практики» (Москва, 2017 г.), а также на круглом столе «Проблемы пересмотра судебных актов в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве», организованном

Университетом имени О. Е. Кутафина (МГЮА) (Москва, 2017 г.).

Результаты исследования были внедрены в практическую деятельность Адвокатской палаты города Москвы.

Отдельные вопросы диссертации были использованы при проведении практических занятий со студентами факультета юриспруденции и ювенальной юстиции ФГБОУ ВО «Российской государственный социальный университет» по курсу уголовного процесса.

Структура работы обусловлена предметом и целью исследования. Она состоит из введения, трех глав, объединяющих семь параграфов, заключения, списка литературы и приложения.

<< | >>
Источник: Ничипоренко Александр Александрович. ПУБЛИЧНОСТЬ В НАДЗОРНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва —2018. 2018

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -