<<
>>

Возбуждение надзорного производства решением уполномоченного должностного лица как проявление публичности при пересмотре судебных решений в порядке надзора по уголовным делам

Особенностью современной процедуры возбуждения надзорного производства является предварительное рассмотрение жалобы, заявления уполномоченным должностным лицом, которую Конституционный Суд РФ называет процедурой допуска (фильтрации) жалоб и представлений.

Возбуждение производства исключительно властным волеизъявлением уполномоченного государственного органа или должностного лица означает отсутствие деволютивного начала1.

Деволютивное начало по-разному проявляется на разных стадиях: для одних стадий оно характерно, для других — нет. Например, на стадии возбуждения уголовного дела каждое заявление о совершенном, совершаемом или готовящемся преступлении подлежит принятию, проверке, и влечет обязательное вынесение постановления по результатам проверки. При этом закон не устанавливает требований к форме и содержанию заявления о возбуждении уголовного дела (оно может быть как устным, так и письменным, сообщение о преступлении излагается в свободной форме). Уполномоченное должностное лицо обязано рассмотреть и разрешить заявление, поступившее от лица любого возраста, любого гражданства и т. д. Деволютивное начало присуще и апелляционному производству: апелляционные жалоба, представление, отвечающие установленным законом требованиям, поданные надлежащим лицом в установленный срок, в надлежащий суд в обязательном порядке будут рассмотрены и разрешены судом апелляционной инстанции.

Напротив, деволютивное начало отсутствует в том числе в надзорном производстве. Должностные лица и государственные органы, правомочные возбуждать соответствующие производства, указаны в ст. 401 , 401 , 412 и ч. 1 и 5 ст. 415 УПК РФ.

Конституционный Суд РФ отмечает, что процедура фильтрации судьей Верховного Суда РФ надзорных жалоб и представлений в условиях, когда стороны не извещаются и не вызываются, судебное заседание не проводится и др., обусловлена целью обеспечить баланс публичного и частного интересов и исключить явно необоснованные обращения1.

Анализ законодательства зарубежных государств приводит к выводу, что подходы к порядку возбуждения исключительных производств различаются. Существуют три способа возбуждения надзорного производства в зависимости от того, процессуальные акты (представления, протесты, жалобы, ходатайства, постановления) каких субъектов приводят к обязательному возбуждению надзорного производства:

1. Надзорное производство в равной степени может возбуждаться как вследствие принесения представления должностным лицом, так и по жалобам других участников уголовного процесса. В этом случае в полной мере проявляется свобода обжалования, состязательность и равенство прав сторон. Этот способ закреплен, например, в ст. 374 и 375 УПК Кыргызской Республики , ст. 404 УПК Республики Таджикистан .

2. Надзорное производство может возбуждаться не только вследствие властного решения уполномоченного должностного лица, но перечень субъектов, правомочных возбудить надзорное производство, строго ограничен, а к субъектам, не являющихся должностными лицами, предъявляются особые [237] [238] [239] требования. Такой способ закреплен, например, в ст. 404, 425 УПК Республики Армения1.

3. Преобладающим способом является возбуждение надзорного производства исключительно по протесту (представлению) уполномоченного должностного лица, будь то председатель суда, прокурор или министр юстиции[240] [241] [242], а равно решением суда (единоличного или коллегиального) о передаче обращений (жалоб, ходатайств) участников для рассмотрения в заседании суда надзорной инстанции. Этот порядок предусмотрен ст. 511 УПК Республики Узбекистан , ч. 1 ст. 408, ч. 2 ст. 404, ст. 406 УПК Республики Беларусь, ст. 203 УПК Китайской Народной Республики[243]

Такой способ возбуждения надзорного производства, в котором в наибольшей степени проявляется принцип публичности, традиционно применяется в российском уголовном процессе. В советский период инициаторами возбуждения пересмотра дела в порядке надзора выступали председатели судов (их заместители) и прокуроры.

УПК РФ (ч. 1-3 ст. 406[244]) ввел возбуждение надзорного производства постановлением судьи, выносимым по результатам рассмотрения жалоб и представлений, что придает этой процедуре подлинно состязательный характер, обеспечивая равенство прав сторон. В настоящее время (с 1 января 2013 года) это полномочие принадлежит судье Верховного Суда РФ (ч. 1 ст. 4125 УПК).

Статистические данные свидетельствуют, что положительные решения о возбуждении надзорного производства выносятся лишь в 2,3 % случаев. Вместе с тем результаты рассмотрения уголовных дел Президиумом Верховного Суда Российской Федерации показывают, что в большинстве случаев (98,6 %)

надзорные жалобы и представления удовлетворяются.

п.п.

Показатель Год Всего

за

2013

2016

гг.

20131 2014[245] [246] 2015[247] 2016[248]
1 Количество надзорных жалоб и (или) представлений, рассмотренных судьей Верховного Суда РФ в порядке ст. 412[249] УПК Нет

сведений

5831 8308 6833
2 Количество уголовных дел, рассмотренных Президиумом Верховного Суда РФ в порядке надзора 229 171 141 161 702
3 Число лиц, в отношении которых рассмотрены уголовные дела Президиумом Верховного Суда РФ в порядке надзора 315 209 167 181 872
4 Соотношение показателя 3 и показателя 1 (%) Нет

сведений

2,9 1,7 2,4
5 Число лиц, в отношении которых надзорные жалобы и (или) представление удовлетворены постановлением Президиума Верховного Суда РФ 313 206 162 180 861
6 Соотношение показателя 5 и показателя 3 (%) 99,4 98,6 97,0 99,5 98,6

Возбуждение надзорного производства решением должностного лица без ограничения срока на принесение надзорных жалоб, представления явилось основанием для признания Европейского Суда по правам человека надзорного производства в России неэффективным средством судебной защиты1.

Данная позиция применительно к действующему в настоящее время порядку надзорного производства в российском уголовном процессе подтверждена Европейским Судом по правам человека в постановлении от 19 апреля 2016 года о приемлемости жалобы № 60189/15 по делу «Тимур Иванович Кашлан (Timur Ivanovich Kashlan) против Российской Федерации» . Как указал Европейский Суд по правам человека, возможность обжалования окончательного приговора в

3

течение неограниченного срока порождает неприемлемую неопределенность .

Поэтому по уголовным делам исчерпанием внутригосударственных средств правовой защиты (которое является условием обращения российских граждан в межгосударственные органы правовой защиты) считается вступление решения суда в законную силу.

Однако вывод о неэффективности надзорного производства ввиду отсутствия деволютивного начала представляется весьма спорным. Предварительное рассмотрение жалоб, представлений направлено на исключение передачи в суд явно необоснованных обращений.

Конституционный Суд РФ отмечает, что в процедуре допуска (фильтрации) жалоб и представлений определяются правовые основания для дальнейшего [250] [251] [252] движения дела; а сама она соответствует исключительному, резервному характеру надзорного производства1.

Таким образом, отсутствие деволютивного начала обусловлено тем, что пересмотр в порядке надзора возможен в отношении лишь актов, вступивших в законную силу, а рассмотрение дел в надзорной инстанции как дополнительная гарантия законности таких актов носит исключительный, резервный характер.

Кроме того, указание на неэффективность российского надзорного производства вследствие отсутствия деволютивного начала противоречит позиции, изложенной в разъяснительном докладе («rapport explicatif») Комиссии по правам человека для Комитета Министров Совета Европы к протоколу № 7 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод[253] [254] [255], согласно которому допустима процедура выдачи в некоторых случаях судом или административным органом разрешения на апелляцию лицам, желающим обратиться в вышестоящий суд, и это само по себе должно рассматриваться как одна из форм пересмотра (п.

19) .

Помимо указанных государств предварительное рассмотрение обращений уполномоченным должностным лицом для возбуждения надзорного производства предусмотрен, например, ст. 431-434 УПК Республики Молдова, ст. 451 УПК Украины.

На основании изложенного может быть сделан вывод о правомерности такого построения надзорного производства, при котором его возбуждение осуществляется постановлением судьи Верховного Суда РФ.

Вместе с тем данная процедура — проявление ярко выраженного государственного начала и принципа публичности, поскольку в ней отсутствуют такие элементы состязательности и диспозитивности как извещение и вызов сторон, проведение судебного заседания и др. Поэтому требуется установление дополнительных гарантий законности и обоснованности постановления, выносимого по результатам рассмотрения надзорных жалобы, представления.

Во-первых, одной из таких гарантий являются требования, установленные в ст. 412 УПК РФ к содержанию данного постановления. Указанное постановление должно, среди прочего, содержать мотивы вынесения решения. Это положение является частным проявлением общего требования, закрепленного в ч. 4 ст. 7 УПК РФ, о том, что выносимые в уголовном судопроизводстве решения должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Обращает на себя внимание положительная динамика развития законодательства по этому вопросу: ст. 406 УПК РФ, действовавшая до 1 января 2013 года, не устанавливала требования обоснованности и мотивированности постановления судьи, а лишь закрепляла виды решений, принимаемых судьей по результатам изучения надзорных жалобы или представления.

Как отмечалось выше, ряд процессуальных решений не требует письменного обоснования, мотивировки (например, вердикт присяжных заседателей, приговор, постановленный в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, в части доказанности виновности лица в совершении преступлении и др.).

Кроме того, далеко не во всех государствах предусмотрена подобная гарантия. Например, такое требование отсутствует в законодательстве Республики Беларусь (ч.

2 ст. 410 УПК Республики Беларусь).

Вместе с тем в других государствах помимо требования о мотивировке вывода о «недопустимости» жалобы, устанавливается перечень оснований для отказа в передаче жалобы для рассмотрения в суд надзорной инстанции. Так, согласно ст. 431-434 УПК Республики Молдова суд в составе трех судей единогласно выносит мотивированное определение о недопустимости поданной кассационной жалобы в случае установления, что:

— кассационная жалоба не соответствует по форме и содержанию требованиям, предусмотренным законом (ст. 429 и 430 УПК Республики Молдова);

— кассационная жалоба подана с пропуском срока;

— основания, на которые ссылается кассатор, не предусмотрены законом (ст. 427 УПК Республики Молдова);

— кассационная жалоба явно необоснованна;

— в кассационной жалобе не ставится правовой вопрос всеобщего значения для судебной практики.

Определение о недопустимости поданной кассационной жалобы является вступившим в законную силу и сообщается сторонам.

Конституционный Суд РФ неоднократно указывал, что закон не освобождают судью от обязанности проанализировать все изложенные в надзорной жалобе доводы и принять обоснованное решение[256].

Данная правовая позиция была реализована в ст. 412 УПК РФ, действующей с 1 января 2013 года.

Во-вторых, такой гарантией является характеристика (свойства) должностного лица или государственного органа, принимающего решение.

Состав суда, принимающего решение о передаче жалобы на приговор, постановление, определение, вступившее в законную силу, может быть как

коллегиальным, так и единоличным.

Как известно, отечественный уголовный процесс за последнюю четверть века прошел путь от коллегиального к преимущественно единоличному составу суда. С учетом того, что проверка вступивших в законную силу решений требует повышенного уровня процессуальных гарантий, требуется оценка возможности единоличного вынесения решения о возбуждении надзорного производства.

В ряде государств такое решение принимается только коллегиально. Например, в Республике Молдова допустимость кассационной жалобы на решения апелляционной инстанции проверяется судом в составе трех судей без вызова сторон в совещательной комнате на основании материалов дела1. Для признания кассационной жалобы недопустимой необходимо единогласное решение всех троих судей. Если хотя бы один судья не согласен с недопустимостью, состав суда из трех судей своим определением направляет кассационную жалобу на рассмотрение Расширенной коллегии Высшей судебной палаты в составе пяти судей и назначает дату судебного заседания, о чем сообщает на веб-странице Высшей судебной палаты (ст. 431-434 УПК Республики Молдова).

Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что пересмотр судебных решений в порядке надзора будет осуществляется Президиумом Верховного Суда РФ. Передача дел в Президиум должна осуществляться коллегией из трех судей (п. 53.3).

Однако хотя коллегиальный состав суда предпочтителен, единоличное принятие решения о передаче дела в суд надзорной инстанции судьей также возможно, но при условии установления дополнительных гарантий законности и обоснованности принимаемого им решения.

Конституционный Суд РФ признал, что единоличное возбуждение надзорного производства не противоречит Конституции РФ, так как решение судьи может быть обжаловано председателю суда или его заместителю, а также потому, что рассмотрение дела судом надзорной инстанции должно [257] [258] осуществляться с соблюдением процессуальных принципов и гарантий1. При этом на судью распространяется требование мотивировать свое решение, проанализировать все доводы, содержащиеся в жалобах, представлении[259] [260].

Еще одной гарантией законности и обоснованности постановления, выносимого судьей Верховного Суда РФ единолично в Российской Федерации является ч. 3 ст. 412[261] [262] УПК РФ о том, что Председатель Верховного Суда РФ или его заместитель правомочны отменить постановление судьи и передать надзорные жалобы, представления с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда РФ. Аналогичное положение действует в гражданском, арбитражном и административном судопроизводстве (ч. 3 ст. 3915 ГПК РФ[263], ч. 7 ст. 308[264] АПК РФ4, ч. 4 ст. 337 КАС РФ5).

Спорной представляется позиция М. Т. Аширбековой и Н. Н. Ковтуна о том, что указанная деятельность Председателя Верховного Суда РФ либо его заместителя носит административный, а не процессуальных характер .

В данном случае Председатель Верховного Суда РФ или его заместитель выступают не в административной роли, поскольку выполняют процессуальные (предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством) функции.

Согласно ч. 3 ст. 12 Федерального конституционного закона «О Верховном Суде Российской Федерации»1 Председатель Верховного Суда РФ осуществляет не только полномочия по организации работы Верховного Суда РФ, но также полномочия судьи Верховного Суда РФ, а равно процессуальные полномочия, установленные для Председателя Верховного Суда РФ федеральными конституционными законами и федеральными законами.

Действующее законодательство предусматривает целый ряд

процессуальных полномочий, осуществляемых именно Председателем

Верховного Суда РФ или его заместителями, причем по разным категориям дел. Многие из этих полномочий связаны с его участием в пересмотре вступивших в законную силу судебных решений. По своему содержанию все они носят процессуальный, а не административный характер.

Обязательность исполнения решения Председателя Верховного Суда РФ также основана не на его административном положении, а на обязательности судебных постановлений, закрепленной в ст. 6 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» .

На процессуальный характер деятельности Председателя Верховного Суда РФ или его заместителя указывает и форма принятия ими решения — вынесение постановления (п. 25 ст. 5 УПК РФ).

В силу ч. 3 ст. 412[265] [266] [267] [268] [269] УПК РФ Председатель Верховного Суда РФ, его заместитель обязаны при наличии соответствующих оснований передать жалобу, представление для рассмотрения в Президиум Верховного Суда РФ . Эта обязанность Председателя Верховного Суда РФ, его заместителя также основана на действии принципа публичности в уголовном судопроизводстве.

Поскольку надзорное производство является одной из завершающих инстанций, Председателя Верховного Суда РФ, его заместителя следует наделить правом вносить в Президиум Верховного Суда РФ представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора по любому уголовному делу, по которому имеются вступившие в законную силу судебные решения, независимо от наличия надзорных жалоб, представления, ходатайства[270], будь то по своей собственной инициативе либо по результатам рассмотрения обращений любых лиц, в том числе не являющихся участниками уголовного судопроизводства. Это полномочие явится дополнительным средством защиты публичного интереса в данной исключительной стадии.

Однако такое право может использоваться Председателем Верховного Суда РФ или его заместителем только в интересах улучшения положения осужденного, оправданного или лица, дело в отношении которого прекращено, но не ухудшения. Указанное ограничение диктуется принципом презумпции невиновности.

Подводя итог, следует отметить, что отсутствие «прямого» обжалования вступивших в законную силу судебного решения в порядке надзора, наличие процедуры предварительной проверки надзорных жалоб, представления уполномоченным должностным лицом и принятие им решения о дальнейшем движении жалобы, представления является проявлением принципа

публичности, так как эти должностные лица используют предоставленные им дискреционные полномочия в публично значимых целях: ограждение правовой определенности и неопровержимости вступивших в законную силу (окончательных) судебных решений, выявление обоснованных жалоб и представлений и возбуждение своим решением надзорного производства в целях исправления допущенных нарушений закона, а также ограждение

Президиума Верховного Суда РФ от чрезмерной загруженности, следствием которой может стать снижение эффективности его деятельности. Реализация сформулированного в настоящем параграфе предложения по наделению Председателя Верховного Суда РФ или его заместителя дополнительными полномочиями по возбуждению надзорного производства явится дополнительным средством защиты публичного интереса в стадии надзорного производства.

3.3.

<< | >>
Источник: Ничипоренко Александр Александрович. ПУБЛИЧНОСТЬ В НАДЗОРНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва —2018. 2018

Еще по теме Возбуждение надзорного производства решением уполномоченного должностного лица как проявление публичности при пересмотре судебных решений в порядке надзора по уголовным делам:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -