<<
>>

1.2. Уголовно-правовые детерминанты предмета доказывания.

Успешное решение задач уголовно-процессуального доказывания во многом предопределяется четким представлением о предмете данной дея­тельности - предмете доказывания, являющимся важным условием достиже­ния целей судопроизводства.

Законодатель не использует термин «предмет доказывания». Реформа не изменила отношения к этому термину. Так, в УПК РФ также нет этого термина, не используют его и практики. Вместе с тем предмет доказывания незримо «присутствует» в каждом уголовном деле.

В российском праве так сложилось, что предмет доказывания пред­ставлен комплексным набором фактов, которые и являются яблоком раздора, о существовании которых или несуществовании идёт спор. Например, в на­учной литературе нет единого мнения о соотношении (уравновешивание и разграничение) понятий фактов и обстоятельств1.

Я.И. Баршев в начале XIX века указывал «Предмет уголовного следст­вия составляет полное уяснение и приведение в известность того, действи­тельно ли и в какой мере нарушена правда, выраженная в известном законе, деянием или не деятельностью известного лица, и должны ли пасть на него последствия этого нарушения и наказание»[LVIII] [LIX].

Г.М. Миньковский, В.А. Танасевич и А.А. Эйсман пишут: «Предмет доказывания - система обстоятельств, выражающих свойства и связи иссле­дуемого события, существенные для правильного разрешения уголовного де­ла и реализации в каждом конкретном случае задач судопроизводства»[LX].

А.С. Кобликов определяет предмет доказывания как «совокупность для дела обстоятельств, которые должны быть установлены в процессе доказы­вания по уголовному делу в интересах его правильного разрешения и приня­тия необходимых мер»1.

Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев, П.С. Элькинд пишут: «Вопрос о предмете доказывания - вопрос о том, что подлежит доказыванию в уголовном судо­производстве, иначе говоря, вопрос о совокупности явлений внешнего мира, познание которых необходимо для достижения задач уголовного судопроиз­водства»[LXI] [LXII].

Цивилист А.К. Сергун дает такое понятие предмета доказывания: «Со­вокупность юридических фактов, от установления которых зависит разреше­ние дела по существу...»[LXIII].

Еще один цивилист И.В. Решетникова полагает, что это «обстоятельст­ва, подлежащие доказыванию, которые вытекают из диспозиции нормы ма­териального права»[LXIV].

Доктринальное (более или менее устоявшееся) представление об этом понятии можно сформулировать таким образом: предмет доказывания пред­ставляет собой обобщенное выражение объекта уголовно-процессуального познания, осуществляемого посредством судебных доказательств[LXV].

К числу традиционных можно отнести и представление о том, что в нормы материального права в сочетании с процессуальными определяют, ка-

кие обстоятельства следует установить для разрешения определённой кате­гории дел. Отсюда основным содержанием предмета доказывания всегда яв­ляется состав преступления, по поводу которого ведется предварительное следствие и судебное рассмотрение дела и все элементы которого должны быть доказаны.

В Уголовном Уложении 1903 г. в главе «О преступлениях и поступках против постановлений, ограждающих народное здравие» появляется норма «о нарушении правил, установленных для продажи, хранения и употребления веществ ядовитых и сильнодействующих». Но, тем не менее, прямого указа­ния на непосредственно наркотические средства и психотропные вещества дореволюционное законодательство не содержало.

Впервые уголовная ответственность за изготовление и хранение с це­лью сбыта кокаина, морфия и других одурманивающих веществ была преду­смотрена в УК РСФСР 1924 г. Спустя два года, в УК РСФСР 1926 г. законо­дательно была закреплена ответственность за изготовление и хранение с це­лью сбыта и «самый сбыт» кокаина, опия, морфия, эфира и других одурма­нивающих веществ без соответствующего разрешения.

Принятие в 30-х годах XX века первых международных документов в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков, повлекло соответствую­щие изменения отечественного законодательства.

Так, в 1934 г. УК РСФСР дополняется статьей 179А, предусматривающей ответственность за произ­водство посевов опийного мака и индийской конопли без соответствующего разрешения «за исключением тех посевов, урожаи которых идут исключи­тельно на покрытие медицинских и научных потребностей Союза ССР».

В дальнейшем, большое влияние на разработку отечественного уголов­ного законодательства оказали также международно-правовые документы - Протоколы о международном контроле над наркотическими средствами. И, как следствие, УК РСФСР 1960 г. предусмотрел ответственность за преступ­ления, непосредственно связанные с незаконным оборотом наркотиков: их изготовлением, приобретением, хранением, перевозкой, сбытом, а также с

посевом и выращиванием запрещенных к возделыванию культур, содержа­щих наркотические вещества.

В 1974 г. Уголовный кодекс РСФСР был дополнен нормой, в соответ­ствии с которой преступными признавались деяния, связанные с незаконным изготовлением, приобретением, хранением, перевозкой и сбытом сильнодей­ствующих и ядовитых веществ.

По действующему УК РФ к видам преступлений, связанных с незакон­ным оборотом наркотических средств можно отнести:

1. Незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, пере­работка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (ст. 228 УК РФ[LXVI]);

2. Незаконное производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (ст. 228.1 УК РФ).

3. Нарушение правил оборота наркотических средств или психотроп­ных веществ (ст. 228.2 УК РФ).

4. Хищение (путем кражи, грабежа, разбоя, мошенничества, в том чис­ле с использованием поддельных рецептов, материально ответственными ли­цами путем присвоения либо растраты) либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229 УК РФ);

5. Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ (ст. 230 УК РФ);

6. Незаконное культивирование запрещенных к возделыванию расте­ний, содержащих наркотические вещества (ст.

231 УК РФ);

7. Организация либо содержание притонов для потребления наркотиче­ских средств или психотропных веществ, (ст. 232 УК РФ);

8. Незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных ве­ществ (ст. 233 УК РФ);

9. Подделка и использование заведомо подложного документа, в том числе рецепта на получение наркотических средств (ст. 327 УК РФ);

10. Контрабанда наркотических средств и психотропных веществ (ст. 188 Ч.2УК РФ);

11. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества приобретенного незаконным путем, в том числе путем незаконного оборота наркотических средств (ст. 174 УК РФ);

12. Создание, руководство и участие в преступном сообществе или ор­ганизации (ст. 210 УК РФ).

Единого взгляда на содержание классификации обстоятельств в про­цессуальной науке не существует, тем не менее, можно выделить классифи­кацию обстоятельств, располагая их в следующей последовательности.

Первую группу обстоятельств, на наш взгляд, в структуре предмета до­казывания должны образовывать факты и обстоятельства, находящиеся в рамках конструктивных признаков того или иного состава преступления. Общее для них состоит в том, что они при решении вопроса о наличии или отсутствии определенного состава преступления все имеют непосредствен­ное уголовно-правовое значение. Таковыми являются:

а) противоправное и общественно опасное деяние, степень его осуще­ствления, время, место, способ и иные обстоятельства его совершения;

б) факт деяния или участие в нем лиц, достигших возраста, с которого можно признание их субъектами преступления;

в) отягчающие и смягчающие вину обстоятельства, в том числе харак­теризующие личность правонарушителей, когда они рассматриваются в каче­стве конструктивных признаков состава преступления (прежняя судимость; признание его в прошлом особо опасным рецидивистом).

Все указанные обстоятельства, будучи доказанными, становятся фак­тическим содержанием формируемого по делу обвинения, а затем - вывода суда о признании подсудимого виновным.

Необходимость их первоочередно­го включения в предмет доказывания по делу прямо вытекает из смысла ст.

ст. 73 УПК. Интегрирующим элементом в этих обстоятельствах выступает «вина».

Так, Верховным Судом РФ был отменен приговор Московского город­ского суда в части осуждения Лымарева по ч. 1 ст. 228 УК РФ за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере. Приговор отменен с прекращением производства по делу за недока­занностью вины. Анализ хода доказывания показал массу ошибок органа дознания.

Во-первых, изъятие вещественных доказательств из автомашины Лы­марева производилось в его отсутствие.

Во-вторых, выяснилось только в суде, что автомашина не принадлежа­ла Лымареву, а автомобилем он управлял по доверенности.

В-третьих, как видно из приговора, наркотическое средство весом 175 г обнаружено в автомашине, а при личном обыске в отделении милиции у Лы­марева изъято 157 мг наркотического средства. Осталось неясным, речь идет об одном и том же объеме или же различном?

В-четвертых, в указанное в протоколе личного обыска время совпадает со временем, когда Лымареву в другом месте оказывалась медицинская по­мощь (это время отмечено в карте «скорой помощи»).

В-пятых, упаковка и объемы наркотических веществ, указанные в за­ключении экспертов не совпадают с описанием и объемом того, что перечис­лено в протоколах осмотра автомашины и личного обыска.

В-шестых, проведенная экспертиза называется «судебно­наркологическая», но из акта экспертизы видно, что специалиста-нарколога в составе экспертной комиссии не было. Точный вес героина, входящего в со­став изъятой смеси героина и наполнителя, не являющегося наркотическим средством, не установлен.

Наконец, в-седьмых, подписей экспертов в том, что их предупредили об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, не имеется.

Эти данные свидетельствуют о том, что доказательства вины Лымарева спорны и противоречивы, а возникшие сомнения неустранимы.

В соответст­вии с ч. 3 ст. 49 Конституции Российской Федерации неустранимые сомне­ния в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого и подсудимого1.

Вторую группу составляют обстоятельства, имеющее иное юридиче­ское значение по делу. Общее для них заключается в том, что все они хотя и находятся за рамками состава преступления, но, тем не менее, обладают та­кими юридическими свойствами, которые непосредственно влияют на реше­ние вопроса о наличии необходимых предпосылок для ведения судопроиз­водства, об уголовной ответственности и наказании виновного.

К этой группе относятся обстоятельства, которые по действующему за­конодательству могут освободить виновного от уголовной ответственности и наказания (см. примечание к ст. 228 УК РФ). Например, Верховный Суд РФ разъясняет, что не может квалифицироваться как незаконная перевозка (п. «в» ч. 3 ст. 228 УК РФ) хранение лицом во время поездки наркотического средства в небольшом количестве, предназначенного для личного потребле­ния[LXVII] [LXVIII].

Законодатель при определении предмета процессуального доказывания пользуется выражением «обстоятельства», но придает ему более широкое смысловое значение. В этимологическом плане «обстоятельство» означает: «явление, сопутствующее какому-нибудь другому явлению и с ним связан­ное»[LXIX]. Так, например, при обвинении лица, сбывшего наркотическое средство (ст. 228 УК РФ), обстоятельствами, входящими в предмет доказывания, явля­ется:

а) субъект - общий, физическое лицо, достигшее 16-ти лет;

б) сбываемое средство является наркотиком;

в) извлечение прибыли;

г) субъективная сторона - прямой умысел.

Этими элементами определяется предмет доказывания при обвинении в сбыте наркотического средства и все элементы которого должны быть дока­заны по делу.

В число обстоятельств, имеющих значение для доказывания, включа­ются обстоятельства:

1) значимые для обнаружения доказательств (установление свидетелей, мест, где находятся вещественные доказательства и др.) и проверки их дос­товерности;

2) характеризующие взаимоотношение свидетеля с участниками про­цесса;

3) свидетельствующие о нарушениях установленного законом порядка следственных действий;

4) объясняющие причины противоречий в показаниях (необходимость их выяснения вытекает из содержания ст. 76 - 80 УПК РФ).

Факты такого рода имеют значение для дела в связи с тем, что они по­могают проверке и оценке доказательств, устанавливающих предмет доказы­вания. Введение законом самостоятельного понятия обстоятельств, имеющих значение для дела, более широкое, нежели предмета доказывания, направле­но на обеспечение полноты, всесторонности, объективности исследования предмета доказывания, достоверности доказательственного материала.

Так или иначе, мы видим, что все эти обстоятельства носят модельный характер. Поскольку норма (ст. 73 УПК РФ) не содержит исчерпывающих обстоятельств, то в обстоятельства предмета доказывания «подставляются» реальные обстоятельства дела. Причём, каждый из противоположных субъ­ектов доказывания стремится подставить именно свои «константы». При этом, несомненно, субъект доказывания будет использовать только те факты, которые способствуют достижению его целей доказывания. Причём «факты

могут быть заложены так глубоко, что верхние пласты совсем скрывают их от рядового наблюдателя. Ваша задача будет в том, чтобы цепью рассужде­ний и естественных выводов добраться до них через длинные судебные след­ствия»1.

В этом смысле трудно говорить о «правде факта»[LXX] [LXXI]. Здесь, пожалуй, уместно отметить, что «обвинительный уклон» на досудебных стадиях есть объективная закономерность, хотя закон запрещает следователю быть обви­нителем[LXXII]. Но нельзя не заметить трудность соблюдения этого запрета на практике. В юридической литературе давно уже отмечалось, что «созданное законом положение следователя психически фальшиво... Трудно на деле... одновременно сосредоточить внимание, равномерно напряженное на двух различных сторонах дела... Если предварительное следствие все же сущест­вует и приводит к цели, то это объясняется тем, что следователь давно отре­шился от этой двойственности и определенно занял сторону обвинительной власти. К этому привело его все построение предварительного следствия»[LXXIII].

Видимо, по причине того, что промежуточные (вспомогательные) фак­ты, устанавливаемые по уголовному делу, не могут быть перечислены в за­коне, то они и не называются, хотя реально используются. Получается, что факт - составная часть определенного обстоятельства, подлежащего доказы­ванию, одновременно служит средством установления другого обстоятельст­ва. Так, в соответствии с п. 1 ст. 73 УПК факт совершения преступления мо­жет одновременно служить для определения виновности определенного лица (т.е. играть роль вспомогательного факта).

Например, по делу о хранении наркотических средств свидетель С. по­казал, что лицо, сбывшее наркотическое средство - неизвестный ему человек, но помнит, что жену неизвестного человека зовут Мария. После ее допроса она, в свою очередь, рассказала, что ее муж занимается сбытом наркотиче­ских средств[LXXIV]. Факт - имя жены обвиняемого - не может быть отнесен к предмету доказывания по делу. Однако этот факт на определенном этапе рас­следования может быть предметом внимания следователя, суда.

Многозначность одних и тех же фактов реальной действительности не в коей мере не колеблет принципиального положения о необходимости четко ограничить факты, входящие в предмет доказывания от промежуточных фак­тов. Однако, стоит заметить, что и законодатель, наряду с понятием «обстоя­тельства, подлежащие доказыванию» (ст. 73 УПК РФ) использует и более широкое понятие «обстоятельств, имеющих значение для данного уголовно­го дела» (ст. ст, 159, 220 УПК РФ).

Так, в качестве квалифицированных составов преступлений в сфере не­законного оборота наркотиков, присутствующих в большинстве норм уго­ловного закона можно указать: «совершение повторно», «группой лиц по предварительному сговору», «с использованием служебного положения», «организованной группой», «с применением насилия или угрозой его приме­нения», «если предметом действий выступают наркотики в крупных разме­рах».

Заметим, что Верховный Суд РФ, понимая возможность широкой ин­терпретации предмета доказывания, систематически дает «разъяснения». По существу эти разъяснения - с разными целями - используются сторонами уголовного процесса в доказывании тех или иных обстоятельств. Официаль­ное толкование Пленума Верховного Суда зачастую настолько существенно, что от этого зависит наличие или отсутствие состава преступления.

Во-первых, «разъяснения» касаются того, каким Перечнем наркотиче­ских средств и психотропных веществ и их прекурсоров нужно пользоваться при классификации того или иного вещественного доказательства1.

Во-вторых, даются рекомендации, обладающие нормативными предпи­саниями, какими Списками сильнодействующих и ядовитых веществ необ­ходимо руководствоваться при экспертной диагностике тех или иных пред­метов[LXXV] [LXXVI].

В-третьих, определяется, методиками должны пользоваться эксперты, которые исследуют вещественные доказательства, решая вопросы о их клас­сификации[LXXVII].

В-четвертых, раскрываются понятия «незаконное изготовление», «не­законное приобретение», «незаконное хранение», «незаконная переработка», «незаконная перевозка», «незаконная пересылка», «незаконный сбыт», «доб­ровольная сдача» и др.[LXXVIII]

Характерно, что криминалисты неоднократно делали попытки уйти от уголовно-правовой сущности и классификации преступлений. Мотивировки, главным образом, сводилась к тому, что в криминалистической науке следует

изучать не то, за что наказывают по уголовному закону, а то, что является «деятельностью по подготовке, совершению и сокрытию преступлений»1.

Так, например, Г.А. Густов писал, что «в криминалистическом аспекте преступление - это обусловленная обстановка и в ней отображающаяся ре­альность, целеустремленная, обладающая структурной устойчивостью и внутренней информативностью система, появление которой законодатель стремился предотвратить угрозой уголовного наказания»[LXXIX] [LXXX].

Однако, на наш взгляд, криминалистические классификации преступ­лений не были удачными. Так или иначе, авторы в качестве основания деле­ния выбирали элементы состава преступления или же квалифицирующие об­стоятельства[LXXXI].

По нашему мнению, стороны, принимавшие участие в этой дискуссии, не поняли друг друга. Мы имеем ситуацию, когда одна точка зрения не ис­ключает другую. Более того, криминалистические представления о преступ­лении (преступной деятельности) должны базироваться на уголовно­правовой характеристике деяния. Тогда и происходит взаимное «суммирова­ние» научных продуктов, а точнее - происходит так называемый синергизм смежных наук[LXXXII].

С понятием предмета доказывания в процессуальной литературе ино­гда связывается понятие, так называемого, «главного факта». Единого взгля­да на содержание этого понятия в процессуальной литературе не существует.

Так, одни авторы считают, что «в понятие «главный факт» входят все обстоя­тельства, указанные в законе»1. В нашем понимании, «главный факт» равно­значен общепризнанному понятию «предмет доказывания», в связи с чем его существование наряду с этим является излишним. Скорее всего, появление этого термина вызвано потребностью разграничения «законных» элементов предмета доказывания и иных - промежуточных (вспомогательных) - об­стоятельств.

В.Я. Колдин полагает, что «главный факт - это фактический состав единичного события, содержащий информацию для разрешения дела по су­ществу», т.е. объединяет первое и второе значение. О соотношении главного факта и предмета доказывания В.Я. Колдин указывает, что они соотносятся, как конкретное и абстрактное. Юридическое значение главного факта он ви­дит в том, что главный факт содержит информацию о всех необходимых для разрешения уголовного (иного юридического. - С.Л.) дела обстоятельствах. По этому структурному свойству учёный отграничивает главный факт «от доказательств и доказательственных фактов»[LXXXIII] [LXXXIV].

Существуют и иные интерпретации этого понятия. В частности, «под главным фактом понимают иногда виновность в совершении преступления или факт совершения преступления данным лицом»[LXXXV].

На наш взгляд, это понятие лишено реального содержания: им обычно охватывается сложный комплекс реальных фактов, каждый из которых для расследования и разбирательства дела является столь же главным, как и об­разуемая ими совокупность.

Выделение из подлежащих доказыванию фактических обстоятельств главного факта означает отнесение всех остальных фактов к числу второсте­пенных, что противоречит самой сущности доказывания в уголовном процес-

се и не приносит пользы теории и практике уголовного судопроизводства и является по меньшей мере «терминологическим излишеством».

Данная общая характеристика предмета доказывания позволяет перей­ти к анализу его структуры - упорядоченного разложения элементов системы в их взаимосвязи, а также содержания самих элементов.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 73 УПК факт совершения преступления может одновременно служить для определения виновности определенного лица (т.е. играть роль средства).

Конкретизацией указанного перечня, его содержания - обстоятельств, подлежащих доказыванию, в каждом конкретном случае служат диспозиция статьи УК РФ, по которой квалифицируется обвинение привлекаемого по де­лу лица, а также соответствующие положения Общей части УК РФ. Избрание законодателем именно такой системы обстоятельств, подлежащих доказыва­нию, обусловлено целенаправленностью их выявления и наиболее логиче­ской последовательностью разрешения.

Конкретное событие и связанные с ними, подлежащие обязательному выяснению обстоятельства представляют собой совокупность фактов, имев­ших место в реальной действительности. Эти факты всегда конкретны, по­этому предмет доказывания по определенному делу конкретен и индивидуа­лен. При этом каждое из упомянутых в законе «обстоятельств» выражается не в одном конкретном факте, а в совокупности их.

Предмет доказывания - один для всех стадий уголовного процесса, за исключением стадии исполнения приговора, а так же для стадии возбужде­ния уголовного дела. Содержание предмета доказывания в этих стадиях спе­цифично: оно определяется их значением и задачами. Основным (а нередко и единственным) обстоятельством, которое необходимо выяснить в стадии возбуждения уголовного дела - это наличие или отсутствие события престу­пления.

В ст. 73 УПК РФ не говорится о главном признаке объективной сторо­ны состава преступления - действии или бездействии. По-видимому, законо-

датель имеет их в виду под термином «событие преступления». Г.М. Минь- ковский, В.Г. Танасевич и А.А. Эйсман считают, что этот термин, «присущий языку уголовно-процессуального закона, условно используется для обозна­чения круга обстоятельств, характеризующих, в основном, существенные признаки объективной стороны и объекта преступления»1.

Такое толкование указанного термина представляется в основном пра­вильным. В.А. Банин также считает, что «законодатель имеет в виду уста­новление обстоятельств, составляющих все элементы состава преступления, а не некоторые из них»[LXXXVI] [LXXXVII].

Безусловно, термин «событие преступления», применяющийся в уго­ловно-процессуальном законодательстве наряду с терминами: «состав пре­ступления», «виновность обвиняемого» и др., на наш взгляд, следует при­знать явно неудачным. В этой интерпретации событие преступления охваты­вает далеко не все уголовно-релевантные обстоятельства и его доказанность сама по себе не означает обоснованности суждения о наличии или отсутст­вии состава преступления. «Состав преступления можно рассматривать как коньюкцию - логически необходимую совокупность признаков понятия, от­сутствие хотя бы одного из которых влечет те же последствия, что и отсутст­вие всей совокупности»[LXXXVIII]. На уровне процессуального доказывания составу соответствует круг обстоятельств, названных в ст. 73 УПК РФ

Практике известен ряд ошибок, причиной которых было именно то, что вопрос о доказанности обвинения относительно события, приписываемого обвиняемому, игнорировался, а положения, содержащиеся в постановлении о возбуждении уголовного дела, рассматриваются как бесспорные. Включая в предмет доказывания обстоятельства, устанавливающие существование со­бытия, инкриминируемого обвиняемому, следует помнить, что речь идет не о

С.175.

событии «вообще», но о событии, прошедшем в определенное время, в опре­деленных условиях и вызвавшем определенные последствия. «Установление существования события, инкриминируемого обвиняемому, представляет лишь этап решения вопроса о совершении обвиняемым преступления»[LXXXIX].

Если же вне пределов доказывания остался хоть один из элементов (будь то время или место), то это означает, что осталась не устраненной воз­можность для многозначного истолкования характера события. Определяя пределы доказывания в части выяснения того, существует ли интересующее следствие событие и каковы его обстоятельства, нельзя ограничиваться зара­нее рамками постановления о возбуждении уголовного дела. По целому ряду дел событие, по поводу которого возбуждено уголовное дело, является лишь эпизодом в цепи событий, представляющих результат деятельности одних и тех же лиц и являющиеся при этом однородными и связанными между собой единством намерения.

Обстоятельства, устанавливающие наличие или отсутствие других эпи­зодов, должны обязательно включаться в предмет доказывания. Раскрытие целого ряда эпизодов является обычным, в частности, по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств. Важное значение приобретает, в связи с этим, изучение следователем материалов уголовных дел, прекра­щенных в связи с тем, что лицо, совершивших преступление, не установлено.

Детализирование времени совершения преступления очень важно, ко­гда возникает вопрос об алиби, о наличии негативных обстоятельств и другие обстоятельства. В других случаях важно лишь установить время начального и конечного моментов преступной деятельности виновного. В таких случаях не требуется точно устанавливать время совершения каждого из эпизодов преступной деятельности.

В тех случаях, когда время не является необходимым признаком объек­тивной стороны состава преступления, важно установить:

а) мог ли обвиняемый совершить данное преступление;

б) возможно ли совершить те или иные действия за данный период или в определенное время;

в) могут ли быть причастны к данному преступлению иные лица.

Время и место могут выступать в качестве признаков обстановки, в ко­торой было совершено преступление. По каждому уголовному делу должна быть выяснена обстановка совершения преступления, то есть жизненная си­туация, в которой было совершено деяние, взаимоотношения действующих лиц.

Обстановка может быть элементом состава преступления. Она может быть доказательством, устанавливающим виновность обвиняемого в тех слу­чаях, когда преступление было совершено при помощи средств, которые бы­ли доступны ограниченному кругу лиц в обстановке, в которой находится ог­раниченный круг лиц.

Событие преступления не может считаться выясненным также, если не установлен способ совершения преступления, Способ совершения преступ­ления представляет собой комплекс совершаемых преступником в опреде­ленной последовательности, действий, которые приводят к преступному ре­зультату. В ряде составов необходимой чертой объективной стороны престу­пления является способ действия, его особенности.

Совершение преступления определенным образом подлежит доказыва­нию не только для полноты освещения события преступления, необходимой конкретизации его. Нередко оно имеет и определенное значение для точного установления характера деяния. Установление фактических обстоятельств, связанных со способом совершения преступления, может помочь и в реше­нии вопроса о виновности обвиняемого.

Здесь уместно остановиться на том, что ранее указанные составы пре­ступлений, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и пси­хотропных веществ, имеют так называемый бланкетный характер. В частно-

сти, речь идет Федеральном законе №3-Ф3, который был принят 8 января 1998 года «О наркотических средствах и психотропных веществах»1.

Во-первых, в Федеральном законе определены термины и основные понятия, такие как наркотические средства, психотропные вещества, прекур­соры наркотических средств и психотропных веществ, препарат и др.

Во-вторых, устанавливается порядок лицензионной деятельности, свя­занной с оборотом наркотических средств и психотропных веществ[XC] [XCI].

В-третьих, регулируются вопросы, связанные с контролем над оборо­том прекурсоров, использованием наркотических средств и психотропных веществ в медицинских целях, в ветеринарии, в научных и учебных целях, экспертной деятельности и др.

В-четвертых, законом предусматривается запрещение незаконного (без назначения врача) потребления наркотических средств и психотропных ве­ществ.

В-пятых, определяются финансовые меры по противодействию неза­конному обороту наркотических средств, психотропных веществ и их пре­курсоров.

В-шестых, регламентируются вопросы, связанные с медицинским осви­детельствованием лиц, в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они больны наркоманией, незаконно потребляют наркотические средства, психотропные вещества или находятся в состоянии наркотического опьянения (ст. 44).

Важным новшеством для охраны нравственности населения России стало положение федерального закона о запрещении пропаганды и ограниче­нии рекламы в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров (ст. 46).

Обобщенный, «свернутый», характер описания в законе предмета дока­зывания не исключает возможность введения в него конкретного перечня

элементов.

Потому, например, в ходе первоначальных проверочных действий под­лежат установлению следующие обстоятельства (многие из них являются промежуточными):

1. Точные установочные данные лица задержанного (или проверяемо­го) в процессе изготовления, сбыта, перевозки или хранения наркотических средств. Достаточно важно получить сведения об образе жизни проверяемого лица и его связях.

2. Данные о встречах проверяемого, его связях, маршрутах передвиже­ния, адресах поездок, телефонных и других контактах с использованием компьютерных сетей.

3. Факт нахождения проверяемого в местном розыске, под администра­тивным надзором, на учете в наркологическом, психоневрологическом дис­пансерах, наличие у него судимости.

4. Место, время и способ совершения действий, связанных с культиви­рованием, изготовлением, переработкой, нарушением правил оборота, хище­нием, сбытом, перевозкой, пересылкой, приобретением, хранением, склоне­нием к употреблению, незаконной выдачей или подделкой рецептов на право получения наркотических средств или психотропных веществ, а также орга­низацией либо содержанием притонов для их потребления.

5. Вид наркотиков, количество наркотических средств или психотроп­ных веществ с которыми производились или производятся незаконные дей­ствия, источник их поступления, каналы распространения среди потребите­лей.

6. Содержательная сторона участия конкретного лица в совершении действий, указанных в п. 5.

7. Мотивация конкретных лиц в совершении криминальных действий. Указанные действия могут быть основаны:

а) на корыстных мотивах, а, следовательно, установлению подлежат факты получения денег или иного материального эквивалента за участие оп­ределенного лица в незаконном обороте наркотиков (например, прощение долга или дополнительное кредитование субъекта);

б) на мотивах наркотической зависимости, а, следовательно, установ­лению подлежат факты передачи проверяемому лицу наркотиков за его уча­стие в преступной деятельности.

Специфическим элементом предмета доказывания по рассматриваемой категории уголовных дел является установление (доказывание) того, что ре­альный оборот наркотических средств является нелегальным (не законным).

Легальный оборот наркотических лекарственных средств (НЛС) преду­смотрен в деятельности лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ): больниц, поликлиник, санаторий, пансионатов, домов отдыха , профилакто­рий и т.д., фармацевтических учреждений, (аптечных складов, аптек и аптеч­ных пунктов и киосков), в ветеринарных лечебницах, на предприятиях их из­готовляющих, а прекурсоров на предприятиях их изготавливающих, распре­деляющих, использующих., и реализующих, а также на объектах граждан­ской обороны (складах).

Например, более 20 килограммов не уничтоженного вовремя просро­ченного психотропного препарата «тарен» в таблетках изъяли сотрудники Управления ФСКН по Челябинской области. При проведении поверки на предприятии Южно-Уральской железной дороги было обнаружено несколько ящиков с индивидуальными аптечками, в которых находился «тарен», общим весом 21 килограмм 860 граммов. В случае попадания препаратов в неле­гальный оборот в отношении руководителя предприятия могло быть возбуж­дено уголовное дело.

В ЛПУ указанные лекарства поступают во внутрибольничную аптеку (либо в материальную комнату старшей медсестры), где поступившие НЛС должны отражаться в специальном журнале, прошитом и опечатанном печа­тью Фармацевтического управления. При отсутствии в ЛПУ зарегистриро-

ванной в Фармацевтическом управлении внутрибольничной аптеки журнал должен быть заверен подписью руководителя ЛПУ с указанием даты заведе­ния. В журнале указывается НЛС, их количество, номер приходного доку­мента накладной), дата поступления, серия, а также ежедневное их количест­во, отпускаемое по требованиям в отделения ЛПУ.

В отделениях ЛПУ, полученные из внутрибольничной аптеки (от стар­шей медсестры) НЛС, заносятся в специальные книги, которые должны быть также прошиты и опечатаны печатью ЛПУ, заверены подписями руководите­ля ЛПУ с датой их заведения. В этой книге делаются записи о списании НЛС с указанием фамилий больных для лечения которых они использовались, но­мера историй болезни, разовые дозы использованных лекарств.

В истории болезни должна быть записана схема использования ле­карств на сутки и произведены записи о сделанных инъекциях, подписанные медсестрой, сделавшей инъекции, и лечащим врачом.

При проверке количества фактического остатка НЛС книга движения этих средств должна находится у проверяющего, который в присутствии от­ветственного лица осматривает содержимое сейфа, записывает количество и наименование находящихся там лекарственных средств, после чего сверяет данные об остатках с записями в книге.

Записи в книге о движении НЛС сверяются с приходными накладными и с требованиями на отпуск лекарств , а также с записями в историях болезни больных.

Проверяя истории болезни умерших больных, на лечение которых спи­сывались НЛС, следует сравнивать время последнего применения лекарства и время смерти больного так как возможно незаконное списание наркотиче­ских и других лекарственных средств на уже умершего больного.

В акте по результатам проверки лечебно-профилактического учрежде­ния необходимо указать:

- основание проведения проверки: проверка соблюдения требований приказа МВД РФ № 625-98 года (для работающих с наркотическими средст­вами / психотропными веществами) и Минздрава РФ № 330-97 года;

- полное наименование учреждения, его ведомственная принадлеж­ность наличие свидетельства о государственной регистрации;

- наличие лицензий на виды деятельности , сроки их действия ;

- для внутрибольничных аптек (получивших аккредитацию Фармацев­тического управления администрации муниципального образования) наличие лицензии на фармацевтическую деятельность;

- наличие лицензии УНОН ГУВД МО (для ЛПУ работающих с нарко­тическими средствами и психотропными веществами) на помещения, где осуществляется оборот НЛС;

- состояние технической укреплености и наличие охранно-пожарной сигнализации в помещениях для хранения НЛС;

- наличие в учреждении расчета трехдневной потребности (для прием­ные отделений - пятидневного запаса) НЛС, а для внутрибольничных аптек - месячного запаса, утвержденного руководителем учреждения;

- перечень и количество наркотических и других лекарственных средств стоящих на предметно-количественном учете, состояние их учега, соответствие их фактического остатка книжному, по каждому месту их полу­чения, порядок использования и хранения (в материальных комнатах отделе­ний больниц, внутрибольничной аптеке, сейфе, шкафу, столе и т. д.);

К акту проверки, в случае выявления уголовного или административ­ного правонарушения, должны быть приложены объяснения проверяемых лиц, а также копии (ксерокопии) документов, заверенные подписями долж­ностных лиц проверяемого ЛПУ и его печатью:

- свидетельства о государственной регистрации;

- лицензий;

- структуры учреждения;

- книг движения наркотических и других лекарственных средств;

- справки-расчета 3-х дневного, пятидневного, месячного запаса нарко­тических средств и психотропных веществ;

- копии приказов о назначении на должность руководителя учреждения и лиц, допустивших серьезные правонарушения , их должностные обязанно­сти;

- заключение главного врача ЛПУ о допуске определенных лиц к рабо­те с наркотическими средствами и психотропными веществами;

- иные документов, упомянутые в акте проверки.

В случае выявления каких-либо нарушений правил хранения и учета наркотических средств и психотропных веществ, от лиц их допустивших не­обходимо незамедлительно получить письменные объяснения по выявлен­ным фактам.

При проверке фармацевтических учреждений (аптек, аптечных скла­дов, киосков и т.д.), проверяется наличие наркотических средств и др. в ма­териальной и ассистентских комнатах , а также в отделах готовых лекарст­венных форм. При наличии информации о незаконном отпуске или реализа­ции (без лицензионном или без рецепта) лекарственных средств, подлежащих контролю, с целью документирования таких фактов, перед началом проверки целесообразно проведение проверочной закупки.

Акт проверки составляется аналогичным образом, как и при проверке ЛПУ с приобщением к акту копий необходимых документов.

Кроме того, в аптеках, производящих отпуск населению наркотических средств по рецептам, проводится сверка рецептов больных, получающих наркотические средства, со списками больных, закрепленных за проверяе­мым аптечным учреждением.

Также целесообразно проверить наличие сертификатов соответствия на проверяемые лекарственные средства, приходно-расходные документы (на­кладные, счета-фактуры).

Если фармацевтическое учреждение приобретает лекарственные сред­ства за наличный расчет, то целесообразно проверить их оприходование по

бухгалтерским документам. Для этого стоимость товара, указанная в наклад­ной, сверяется с суммой, отраженной в журнале-ордере № 2 счета 41 «Това­ры по учетным ценам», аналогичная сумма должна быть отражена и в Глав­ной книге на счете № 41 и на счете № 60 «Расчеты с поставщиками».

При получении аптечным учреждением импортных лекарственных средств непосредственно с таможни или от посредников, проверяется соот­ветствие их наименования и количества, заявленных в грузовой таможенной декларации и в других сопроводительных документах, их фактическому на­личию в проверяемой организации.

В случае выявления признаков преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, сообщается об этом в ФСНК или в органы внутренних дел (с представлением необходимых материалов).

В рамках настоящего параграфа можно сделать следующие выводы:

1. Предмет доказывания при расследовании и раскрытии преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, детерминирован, во-первых, составом преступления, предусмот­ренным особенной частью УК РФ, во-вторых, ст. 73 УПК РФ, в-третьих, Фе­деральным законом №3-Ф3 и его приложениями и иными подзаконными ак­тами.

2. Предмет доказывания состоит из атрибутивных (обязательных) эле­ментов, образующих состав преступления, и факультативных, имеющих зна­чение для правильной квалификации и принятия обоснованного уголовно­процессуального решения.

3. Факультативные обстоятельства устанавливаются, возможно, не пу­тем собирания следователем фактических, а путем получения этих выводов в «готовом виде». В данном случае речь идет лишь о некоторых обстоятельст­вах (например, судимости).

<< | >>
Источник: ЛУБИН Сергей Александрович. Формирование системы обвинительных доказательств по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород - 2006. 2006

Скачать оригинал источника

Еще по теме 1.2. Уголовно-правовые детерминанты предмета доказывания.:

  1. 46. Предмет доказывания в гражданском судопроизводстве.
  2. Предмет доказывания (понятие, состав фактов, порядок формирования).
  3. 3. Предмет доказывания. Основания освобождения от доказывания
  4. Вопрос 20. Предмет доказывания. Определение предмета доказывания. Факты, не подлежащие доказыванию.
  5. 34. Предмет доказывания и порядок его определения по конкретным делам. Факты, не подлежащие доказыванию.
  6. 28. Понятие и цель доказывания. Предмет доказывания. Определение его по конкретным гражданским дела. Факты, не подлежащие доказыванию.
  7. § 1. Уголовно-правовая квалификация убийства
  8. § 4. Уголовно-правовой аспект факультативных признаков субъективной стороны состава преступления[206]
  9. § 3. Правовое положение субъектов доказывания и система уголовно-процессуальных отношений между ними на стадии предварительного расследования уголовных дел о преступлениях террористического характера
  10. Понятие и классификации преступлений по мусульманским уголовно-правовым нормам, действовавшим на территории Таджикистана
  11. 1.1 Явление взяточничества и необходимость уголовно-правовой борьбы с ним посредством применением оперативно-розыскных мероприятий.
  12. Уголовно-правовая оценка эвтаназии как общественно опасного деяния и отграничение от основного состава убийства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -