<<
>>

§ 2.1. Следователь как субъект уголовно-процессуальной деятельности

Рассмотренные в предыдущей главе настоящего диссертационного исследования вопросы становления, развития и перспектив реформирования органов предварительного следствия являются основой для анализа современного состояния процессуального положения должностных лиц органов предварительного следствия: ведомственная принадлежность следователей и их руководителей определенным образом влияет на специфику реализации их полномочий, в особом ракурсе высвечивает проблемы правоприменения, с которыми сталкиваются на практике конкретные следственные работники.

Следователь занимает особое место в системе участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения в отечественном уголовном процессе, т.к. именно он, возбуждая уголовное дело и проводя по нему большую часть следственных и иных процессуальных действий, не только определяет направление расследования, но и во многом предопределяет как характер, так и структуру дальнейших уголовно-процессуальных правоотношений. А с учетом того, что более половины преступлений расследуется в форме предварительного следствия (см. рис. 1), значимость надлежащей регламентации правового статуса следователя как участника уголовно-процессуальных отношений возрастает. Это актуализирует исследования, направленные на разработку оптимальных теоретических моделей деятельности следователя на современном этапе реформирования уголовного судопроизводства.

следствия //

1200

900

600

300

0

? Следствие

? Дознание

2013

2014

2015

2016

2017

Рис. 1. Соотношение количества преступлений, расследованных в формах предварительного следствия и дознания (в тыс.).

Реализуя свои полномочия, следователь является неизменным участником взаимодействия субъектов обвинения. Однако данное взаимодействие носит дифференцированный характер в зависимости от его участников.

Так, например, с руководителем следственного органа взаимодействие следователя основано на внутриведомственном подчинении и процессуальном руководстве в соответствии с УПК РФ. В основе взаимоотношений с прокурором, в свою очередь, лежат полномочия последнего по надзору за деятельностью органов предварительного следствия.

В настоящее время часть вопросов, связанных как с процессуальным статусом следователя, так и с его взаимодействием с другими участниками уголовного судопроизводства, до сих пор остаются остро дискуссионными. Не можем не согласиться с мнением ученых-процессуалистов[100], полагающих, что для повышения эффективности деятельности всей системы предварительного следствия необходимо:

1. Определить уголовно-процессуальный статус следователя.

2. Установить круг его полномочий, задач и функций.

3. Разрешить вопрос обеспечения процессуальной самостоятельности следователя, гарантий законности и обоснованности его деятельности.

Назначение уголовного судопроизводства, указанное в ст. 6 УПК РФ, очерчивает содержание деятельности как государственных органов (являющихся участниками уголовного судопроизводства), так и их должностных лиц лишь в общем плане. Несмотря на закрепление в законодательстве функций следователя, а также на наличие множества исследований по данной теме, вопрос о проблемных аспектах процессуального статуса следователя остается спорным по настоящее время. На наш взгляд, требуют уточнения полномочия следователя при расследовании им уголовного дела, а также стоящие перед ним задачи. Помимо этого, не до конца остаётся решенным вопрос о процессуальной самостоятельности последнего.

Особо острую дискуссию вызывает вопрос о позиционировании следователя как участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения. По мнению некоторых авторов, относить следователя к участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения (так как это предусматривает ст. 38 УПК РФ) - неверно. А.В. Пиюк полагает, что данное отнесение «нелогично»[101].

А.П. Г уськова, в свою очередь считает, что наделение следователя полномочием разрешать уголовное дело, одновременно обвиняя и защищая от незаконного обвинения, явно противоречит как законам логики, так и психологии2. Вполне обоснованной, на наш взгляд, является позиция С.А. Шейфера, согласно которой следователь испытывает внутреннюю раздвоенность, поскольку с одной стороны он обязан собирать доказательства, подтверждающие вину подозреваемого (обвиняемого), с другой же, вынужден опровергать самого себя в процессе установления обстоятельств, которые несовместимы с обвинением1. В широком смысле, осуществляя государственно-правовую функцию, следователь «восстанавливает справедливость». По мнению В.И. Зажицкого, следователь и вовсе не сторона в уголовном процессе, поскольку он лишь формирует предмет

Л

судебного спора . По мнению А.П. Блинкова, следователь - прежде всего исследователь, в виду чего он не должен быть ограничен односторонней обвинительно-выигрышной направленностью, неизменно ведущей к

обвинительному уклону .

Не можем не согласиться с позицией В.М. Быкова[102] [103] [104] [105], который вполне справедливо задает вопрос: если вышеуказанные авторы не согласны с отнесением следователя к стороне обвинения, то кто же тогда вместо следователя выполняет процессуальную функцию обвинения? Попытка ответить на этот вопрос будет дана нами далее, при рассмотрении процессуальных функций следователя.

Реформирование органов предварительного следствия, которое было проведено в 2007 году, и продолжилось в 2010 году, повлекло изменение уголовно-процессуального статуса многих участников уголовного судопроизводства, в том числе, и следователя, и иных должностных лиц органов предварительного следствия.

Исследование процессуального статуса следователя невозможно без анализа категории «должностное лицо». Определения должностного лица, имеющиеся в юридической литературе, весьма противоречивы.

Так, по мнению Ц.А. Ямпольской должностные лица - это осуществляющие служебную компетенцию государственные служащие, наделенные правом совершения юридически значимых действий1. Ю.А. Петров, при этом, не соглашался с высказанным мнением Ц.А. Ямпольской, полагая, что право на совершение юридически значимых действий не может являться единственным критерием для отграничения должностных лиц от иных служащих. В обоснование своей позиции он указывал, что всякий государственный и общественный служащий в определенном смысле осуществляет юридически значимые действия. Ввиду чего правильным было бы к должностным лицам относить всех государственных и общественных служащих, которые осуществляют управление как людьми, так и «вещами»[106] [107] [108].

Несколько иной взгляд на определение понятия «должностное лицо» предлагали Б.В. Волженкин, Е.В. Додин, И.Н. Пахомов. По их мнению, под должностными лицами следует понимать лишь особую категорию служащих, наделенных исполнительно-распорядительными полномочиями по осуществлению юридически-властных функций, влекущих определенные правовые последствия . Схожее определение понятия «должностное лицо» давал и советский законодатель в «Основах законодательства Союза ССР о труде», Указе Президиума ВС СССР «О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан», в Постановлении Совмина СССР «О расширении прав Министров СССР» и др., применяя рассматриваемый термин к работникам административно-управленческого аппарата как государственных, так и общественных организаций, наделенным управленческими и (или) распорядительными полномочиями по: организации работы подчиненных им лиц; контролю и проверке исполнения принятых решений; приему, увольнению и переводу служащих; применению мер взыскания и поощрения; рассмотрению поступивших обращений граждан и др.[109]

Пленум Верховного суда РФ в своем постановлении «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», наиболее полно раскрывает признаки рассматриваемого понятия, указывая, что «должностными признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно - распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации» .

Несмотря на наличие официального толкования категории «должностное лицо», до настоящего времени учеными-правоведами не выработана единая согласованная позиция доктринального толкования этого понятия. По нашему мнению, рассматривая процессуальный статус следователя целесообразно исходить из общетеоретического понятия «статус субъекта права». При этом необходимо учитывать тесную взаимосвязь процессуального статуса следователя как должностного лица с его правовым положением гражданина вообще, так как правовой статус любого должностного лица является специальным, ввиду чего он существует на основе общего правового статуса гражданина.

Из этого следует, что правовой статус следователя как должностного лица есть не что иное, как нормативно закрепленное положение гражданина, выступающего в уголовно-процессуальных отношениях в качестве представителя правоохранительного органа, наделенного определенной уголовнопроцессуальной компетенцией.

Рассматривая следователя как субъекта уголовно-процессуальной деятельности, необходимо дать определение двум понятиям: уголовнопроцессуальная деятельность и субъект такой деятельности.

Так, П.С. Элькинд в качестве признаков уголовно-процессуальной деятельности отмечала ее регламентацию нормами уголовно-процессуального права и осуществление ее путем реализации субъектами своих уголовнопроцессуальных прав и обязанностей, что влечет возникновение, изменение или прекращение уголовно-процессуальных отношений1.

С точки зрения М.С. Строговича, уголовно-процессуальная деятельность - это совокупность действий, совершаемых участниками уголовного процесса в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом[110] [111] [112] [113].

По мнению С.П. Ефимичева, уголовно-процессуальная деятельность - это деятельность суда, органов прокуратуры и предварительного расследования, а также других участников уголовного судопроизводства, реализуемая ими в установленном уголовно-процессуальным законом порядке при условии соблюдения прав и законных интересов граждан, осуществляемая в целях предупреждения, выявления, пресечения преступлений, расследования и разрешения уголовных дел и направленная на разрешение задач, стоящих перед

3

уголовным судопроизводством .

Н.А. Моругина полагает, что уголовно-процессуальная деятельность представляет собой, в первую очередь, деятельность государственных органов и должностных лиц, в компетенцию которых входят возбуждение, расследование и

4

разрешение уголовных дел .

Согласимся с позицией Л.И. Малаховой, которая считает, что рассматриваемая деятельность носит не обвинительный характер, а направлена, прежде всего, на объективное раскрытие и расследование преступлений, поэтому уголовно-процессуальная деятельность - совокупность целенаправленных действий участников уголовного процесса, которая осуществляется ими в ходе реализации прав и обязанностей, пределы которых установлены уголовнопроцессуальным законом1.

Рассматривая понятие субъекта уголовно-процессуальной деятельности, необходимо ответить на вопрос: данная деятельность - прерогатива государственных органов и должностных лиц или же в ее содержание могут быть включены действия всех лиц, вовлеченных в сферу головного процесса?

М.С. Строгович в качестве субъектов уголовно-процессуальной

деятельности рассматривает государственные органы, должностных лиц и частных лиц, которые отстаивают определенный интерес в деле[114] [115] [116].

Г.Н. Колбая, поддерживая точку зрения М.С. Строговича, под субъектами уголовно-процессуальной деятельности понимает либо лиц, от действий которых зависит то или иное направление производства по делу, либо тех лиц, которые вступают в уголовный процесс для отстаивания определенного интереса,

- 3

заявляют претензии или возражают против претензий других лиц .

Любые лица, вовлеченные в уголовный процесс, приобретают определённые права и обязанности, реализовать которые они могут лишь путем совершения определенных действий, которые и составляют сущность уголовно-процессуальной деятельности. В виду этого, разделяем точку зрения Л.Д. Кокорева[117],

1 л 9

Н.Н. Полянского , Р.Д. Рахунова , В.Н. Шпилева , согласно которой субъект уголовно-процессуальной деятельности - это любое лицо, принимающее участие в уголовном судопроизводстве путем реализации прав и обязанностей, предоставленных ему уголовно-процессуальным законом.

Рассматривая объект уголовно-процессуальной деятельности следователя, стоит выделить ряд позиций, высказанных на этот счет в научной литературе. Так, И.В. Макеева полагает, что объектом деятельности последнего является исследование всех обстоятельств уголовного дела, сбор и оценка доказательств для принятия обоснованного решения по делу4. Несколько иной позиции придерживается А.В. Раздрогин, указывая, что объектом деятельности следователя является своевременное раскрытие и расследование преступлений, изобличение лиц, их совершивших, и принятие к ним мер ответственности, предусмотренных законом. Однако почти все действия, проводимые следователем, носят профилактический характер5. По мнению Ю.К. Якимовича, объектом уголовно-процессуальной деятельности следователя может являться и лицо, в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера, поскольку он не наделен процессуальными правами6. С точки зрения З.В. Макаровой, объектом уголовно - процессуальной деятельности следователя является предмет доказывания, предусмотренный ст. 73 УПК РФ . [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124]

По нашему мнению, объектом уголовно-процессуальной деятельности следователя являются правоотношения по поводу разрешения заявления (сообщения) о преступлении, а также расследования преступления. Рассматривая принятый в философии подход к предмету деятельности как её результату, продукту, ради которого она осуществляется, полагаем, что предметом деятельности следователя является привлечение лица, виновного в совершении преступления, к уголовной ответственности, а также защита невиновных лиц от незаконного и необоснованного обвинения.

Хотя Л.И. Малахова считает понятия объект и предмет уголовнопроцессуальной деятельности следователя тождественными, поясняя, что объектом (предметом) уголовно-процессуальной деятельности следователя является установление и исследование как самого преступного деяния, так и обстоятельств, связанных непосредственно с ним1.

Определить роль следователя в системе правоохранительных органов невозможно без установления его компетенции, являющейся основным элементом его процессуального статуса. Компетенция следователя, в данном случае, есть не что иное, как законодательно установленный объем его полномочий. При этом определенная совокупность полномочий следователя используется в качестве способа реализации его отдельных уголовнопроцессуальных функций, выступая своеобразным инструментарием для воплощения в жизнь этих функций.

Рассматривая вопрос об уголовно-процессуальных функциях следователя, необходимо определить понятие функций участника уголовного

судопроизводства.

По мнению В.К. Шимановского, уголовно-процессуальная функция - это установленная законом основная обязанность участника процесса, проявляющая его назначение и роль . М.С. Строгович и В.А. Стремовский полагали, что [125] [126] уголовно-процессуальная функция - это отдельная часть, вид или направление деятельности участника уголовного судопроизводства1. С точки зрения Л.В. Кречетовой, уголовно-процессуальную функцию следует рассматривать не как саму деятельность, а как ее модель (направление)[127] [128] [129]. Б.А. Тугутов под уголовно-процессуальной функцией участника понимает ту закрепленную законодателем роль, при исполнении которой достигаются цели уголовного

судопроизводства . По мнению Д.М. Беровой, уголовно-процессуальные функции участников уголовного судопроизводства - это направления (виды) их уголовнопроцессуальной деятельности. При этом, уголовно-процессуальные функции подчинены реализации назначения уголовного судопроизводства[130]. Е.А. Зайцева раскрывает смысл данного уголовно-процессуального термина через категорию «направления уголовно-процессуальной деятельности участников процесса», которая отражает их предназначение в системе уголовного процесса в соответствии с их правовым статусом[131]. Я.А. Климова под уголовнопроцессуальными функциями понимает основные направления уголовнопроцессуальной деятельности участника уголовного процесса, направленные на реализацию принципа состязательности сторон[132] [133]. С точки зрения Е.Н. Гринюк, уголовно-процессуальные функции участника уголовного судопроизводства

необходимо рассматривать как сферы реализации им своих уголовному

процессуальных полномочий .

По нашему мнению, функциями участника уголовного процесса являются

основные направления его деятельности, предусмотренные уголовнопроцессуальным законом, обеспечивающие в итоге достижение целей уголовного судопроизводства в целом.

Так, М.С. Строгович вполне обоснованно, на наш взгляд, считает, что следователь, являясь самостоятельным участником уголовного судопроизводства, наделен уголовно-процессуальным законом тремя функциями: обвинения, защиты и разрешения уголовного дела по существу; указывая при этом, что первыми двумя наделяется лишь после появления обвиняемого по уголовному делу1.

Р.Д. Рахунов и П.С. Элькинд полагают, что у следователя имеется одна процессуальная функция - расследование преступлений[134] [135] [136] [137].

По мнению Л.Н. Гусева следователь осуществляет одну процессуальную функцию - всесторонне, полно и объективно исследует обстоятельства

3

уголовного дела .

С точки зрения А.П. Гуляева, в уголовно-процессуальной деятельности следователя следует выделять следующие функции: рассмотрение заявлений и сообщений о совершенных преступлениях и принятие по ним решений; исследование всех обстоятельств преступления; предъявление обвинения лицу, совершившему преступление; защита лиц от необоснованного привлечения в качестве обвиняемого; принятие мер по возмещению материального вреда, причиненного преступлением; выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления, принятие мер к их устранению; розыск подозреваемых и обвиняемых, скрывшихся от органов следствия; прекращение

4

уголовных дел в случае установления оснований, предусмотренных законом .

Д.М. Берова полагает, что следователь осуществляет пять уголовнопроцессуальных функций, основная из которых - функция обвинения (уголовного преследования). Содержание данной функции составляет установление всех обстоятельств уголовного дела. Помимо функции обвинения (уголовного преследования), следователь наделен функциями: охраны и защиты прав и законных интересов человека и гражданина; принятия решений в ходе производства предварительного следствия; принятия мер по возмещению вреда, причиненного преступлением; превентивной (воспитательно-предупредительного характера), заключающейся в предупреждении совершения новых преступлений1.

Г.Р. Г ольст и Л.А. Мариупольский усматривают в деятельности следователя осуществление пяти функций: трёх, предложенных М.С. Строговичем, и еще двух - воспитание и привлечение общественности к борьбе с преступностью[138] [139] [140].

Достаточно интересной выглядит позиция А.М. Ларина, который считает, что следователь в ходе своей деятельности выполняет 8 функций: исследование обстоятельств преступления; уголовное преследование лица, совершившего преступление; защита лиц от незаконного и необоснованного обвинения; принятие мер по устранению и возмещению вреда, причиненного преступлением; обеспечение соблюдения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства; предупреждение совершения новых преступлений; процессуальное руководство деятельностью иных участников уголовного процесса; разрешение уголовного дела по существу. При этом необходимо учитывать, что данные функции выделены автором, исходя из данного им определения процессуальных функций как видов осуществляемой следователем

3

деятельности, различающихся по своим целям .

Схожего с М.С. Строговичем мнения по поводу процессуальных функций следователя придерживался В.П. Нажимов, указывая при этом, что следователь как субъект уголовно-процессуальной деятельности осуществляет три вида уголовно-процессуальных функций: уголовное преследование (обвинение), защита, разрешение уголовного дела[141] [142]. Однако, ссылаясь на основы психологии человека, автор поясняет, что объективно осуществлять все вышеуказанные уголовно-процессуальные функции следователь может только до тех пор, пока с учетом конкретных обстоятельств уголовного дела и на основе своего внутреннего убеждения не будет сделан окончательный выбор о продолжении уголовного преследования лица или отказе от уголовного преследования (и дальнейшем восстановлении его прав)2.

Таким образом, на наш взгляд, процессуальные функции следователя выступают связующим звеном между назначением уголовного судопроизводства и правовым положением следователя в частности. Мы выделяем шесть функций, обусловливающих реализацию назначения уголовного судопроизводства, которыми наделен следователь:

1. Принятие решения по рассмотренному заявлению или сообщению о преступлении. Статьи 144-145 УПК РФ возлагают на следователя обязанность рассмотрения любого сообщения о совершенном или готовящемся преступлении. При этом следует отметить, что рассмотрение сообщения или заявления о преступлении выделено нами в отдельную функцию, поскольку следователь, являясь должностным лицом, от имени государства реагирует на поступивший сигнал, не осуществляя при этом иных рассмотренных нами ниже функций. Бесспорно, на момент принятия решения по материалу процессуальной проверки, следователь обязан обеспечивать защиту прав всех лиц, вовлеченных в данную проверку, однако, сущность рассматриваемой функции заключается в установлении факта (события) преступления, в виду чего без осуществления данной функции невозможна реализация последующих.

2. Исследование обстоятельств дела. Данная функция является

исходной для функций обвинения и защиты1, поскольку в момент получения следователем информации, имеющей значение для уголовного дела, не всегда возможно определить, направлена она на изобличение виновного или же

оправдание лица, в отношении которого осуществляются действия по уголовному преследованию.

3. Обеспечение защиты граждан от незаконного и необоснованного привлечения к ответственности или ограничения их прав. Содержание этой функции представляет комплекс процессуальных действий, совершаемых следователем с целью установления обстоятельств преступления, подтверждающих невиновность лица, либо смягчающих его ответственность. Это направление деятельности непосредственно вытекает из назначения уголовного судопроизводства.

4. Функция обвинения. Данная функция представляет собой

деятельность следователя, осуществляемую с целью изобличения в совершении преступления лица, которому предъявлено обвинение.

5. Осуществление мер по возмещению вреда, причиненного

преступлением. При наличии в уголовном деле достаточных данных, свидетельствующих о причинении данным преступлением материального ущерба, следователь обязан принять все меры, направленные на возмещение причиненного ущерба вне зависимости от того, заявлен ли гражданский иск или нет[143] [144].

6. Разрешение уголовного дела. Необходимо отличать данную

функцию от функции правосудия, которой наделен суд, поскольку при наличии предусмотренных законом оснований, следователь вправе принять решение, и тем самым разрешить уголовное дело (например, прекратить уголовное дело).

Среди выделенных нами функций следователя можно выделить те направления его уголовно-процессуальной деятельности, которые законодатель именует уголовно-процессуальными функциями в контексте ст. 15 УПК РФ, а также иные направления деятельности, обусловленные его ролью в реализации назначения уголовного судопроизводства. В любом случае, основные уголовнопроцессуальные функции следователя и иные его функции опосредуются с помощью определенных полномочий данного участника уголовного процесса.

Полномочия следователя - центральное звено его уголовнопроцессуального статуса. Однако до сих пор среди ученых-процессуалистов не выработан единый подход к содержанию данного понятия. Так, одни рассматривают полномочия следователя в узком смысле - как совокупность его прав (принимать решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении, избирать меры пресечения, самостоятельно производить следственные и процессуальные действия, предусмотренные УПК, задерживать подозреваемого, оценивать доказательства, давать поручения органам дознания и др.)1. Другие считают, что относить к полномочиям следователя исключительно предоставленные ему права - неправильно, поскольку нет прав без обязанностей, в виду чего рассматривать его полномочия необходимо в неразрывной связи между собой прав и обязанностей[145] [146].

Полномочия следователя (в их самом общем виде) содержатся в ч. 2 ст. 38 действующего УПК РФ. Так, следователь наделен следующими полномочиями:

1) возбуждать уголовное дело в установленном порядке;

2) принимать уголовное дело к своему производству или передавать его руководителю следственного органа для направления по подследственности;

3) самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа;

4) давать органу дознания в установленных УПК случаях и порядке, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативнорозыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении;

5) обжаловать с согласия руководителя следственного органа решение прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела, о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков.

Такие же общие полномочия следователя предусматривали и проекты уголовно-процессуальных кодексов, внесенные для рассмотрения в Государственную Думу РФ в 1994 году.

Так, проект УПК РФ, разработанный НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, содержал в себе нормы, наделявшие следователя правами на:

1) самостоятельное принятие решений о производстве следственных действий по находящемуся у него в производстве уголовному делу, а так же о направлении хода расследования, за исключением случаев, когда закон предусматривает получение согласия (разрешения) прокурора или суда;

2) производство задержания, а так же допрос лица, подозреваемого в совершении преступления;

3) ознакомление с материалами о проведенных оперативно-розыскных мероприятиях, предоставляемыми органами дознания;

4) поручение органам дознания оперативно-розыскных мероприятий или отдельных следственных действий по находящимся у него в производстве уголовным делам и (или) требование от них содействия в их проведении;

5) обжалование в предусмотренном уголовно-процессуальном законом порядке указаний руководителя органа предварительного следствия и прокурора1.

Подготовленный авторским коллективом Министерства юстиции РФ проект Уголовно-процессуального кодекса предусматривал следующие права

следователя:

1) возбуждать уголовное дело;

2) проводить предварительное следствие по находящимся в

производстве уголовным делам путем производства предусмотренных следственных и иных процессуальных действий;

3) письменно излагать свои возражения относительно указаний надзирающего прокурора, представляя их совместно с уголовным делом вышестоящему прокурору;

4) давать органу дознания обязательные для исполнения письменные указания и поручения о производстве отдельных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, а так же требовать от органа дознания содействия в производстве следственных действий[147] [148].

Проект Общей части Уголовно-процессуального кодекса РФ, подготовленный авторским коллективом Государственно-правового управления при Президенте РФ, достаточно детально раскрывает полномочия следователя. Так, ст. 71 данного проекта содержит в своей 4 части 32 пункта, предусматривающих права следователя. При этом ряд полномочий перечислены и в других частях данной статьи. Можно констатировать, что в ходе подготовки данного проекта УПК авторами была предпринята попытка сгруппировать основные полномочия следователя в одной статье, что, на наш взгляд, выглядит вполне обоснованно и логично.

Однако, в окончательной редакции УПК РФ, вступившей в силу в 2002 году, «за бортом» оказались важные полномочия, связанные с обеспечением прав участников уголовного судопроизводства и реализацией собственной процессуальной самостоятельности. На наш взгляд, компактное размещение в тексте закона этих положений будет способствовать как уточнению содержания структурных элементов процессуальной самостоятельности следователя, так и гарантией соблюдения принципов уголовного судопроизводства.

В этой связи полагаем, что в ч. 2 ст. 38 УПК РФ необходимо предусмотреть полный перечень основных полномочий следователя, дополнив её п.п. 6-11 следующего содержания:

«6) принимать решения об отводах, заявленных защитнику, эксперту, специалисту, переводчику, понятому, представителю потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика в порядке, предусмотренном частью первой статьи 69 настоящего Кодекса;

7) разрешать ходатайства участников уголовного судопроизводства;

8) получать от органа дознания сведения о мерах, принятых для: раскрытия преступления; розыска лиц, его совершивших; обнаружения имущества, подлежащего конфискации в порядке, предусмотренном главой 15.1 Уголовного кодекса Российской Федерации;

9) возбуждать перед судом ходатайство об избрании мер пресечения в виде залога, домашнего ареста, заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей, о производстве процессуальных и следственных действий, производство которых в соответствии с настоящим Кодексом возможно только на основании решения суда;

10) обжаловать письменные и устные указания руководителя следственного органа вышестоящему руководителю следственного органа;

11) осуществлять иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом.».

В юридической литературе полномочия следователя классифицируются по различным основаниям. Так, например, А.А. Власов расчленяет всю следственную деятельность на относительно самостоятельные направления, в виду чего эти направления и являются основой классификации полномочий следователя. На основании этого, А.А. Власов выделяет 4 группы полномочий рассматриваемого нами субъекта:

1. Полномочия по направлению хода предварительного следствия.

2. Полномочия, связанные с производством следственных и иных процессуальных действий.

3. Полномочия по признанию лиц участниками процесса.

4. Полномочия, связанные с применением мер процессуального принуждения1.

Основой для классификации полномочий следователя, по мнению В.С. Чистяковой, является выражение в них процессуальной самостоятельности, поэтому объем его полномочий определяют принимаемые решения и проводимые следственные действия. Так, она предлагает следующую классификацию принимаемых следователем решений и производимых действий:

1. Решения, принимаемые на основании санкции, согласия или утверждения прокурора.

2. Решения и следственные действия, принимаемые и проводимые следователем самостоятельно, но на основании указания прокурора.

3. Решения, принимаемые следователем самостоятельно на основе внутреннего убеждения[149] [150].

С.Ф. Шумилин предлагает две классификации полномочий следователя. Основой первой классификации является способ закрепления полномочий в УПК. На основании этого, выделяют:

1. Полномочия следователя, имеющие вербальную форму.

2. Полномочия следователя, не имеющие вербальной формы или «латентные полномочия»[151].

К полномочиям следователя, имеющим вербальную форму, С.Ф. Шумилин относит закрепленные в УПК предписания, которыми установлено право или обязанность производить какие-либо процессуальные действия. «Латентные полномочия» можно обнаружить лишь в ходе толкования норм УПК, устанавливающих: полномочия иных участников уголовного процесса, порядок производства следственных действий, общие условия предварительного расследования и др.

Основой для второй классификации полномочий следователя, выбранной С.Ф. Шумилиным, является степень детализации процедурных предписаний, которыми и обеспечены полномочия. На основании этого, выделяют:

1. Полномочия следователя, полностью обеспеченные процедурными предписаниями.

2. Полномочия следователя, частично обеспеченные процедурными предписаниями (реализация данных полномочий, как правило, связана с некоторыми трудностями, что зачастую влечёт нарушение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства). К таковым полномочиям можно отнести проверку сообщения о преступлении, прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям, восстановление утраченного уголовного дела и др.

3. Полномочия, не обеспеченные процедурными предписаниями. К таковым С.Ф. Шумилин относит: принятие следователем мер, направленных на содержание задержанного лица в условиях, исключающих угрозу его жизни; решение вопроса об освобождении подозреваемого (обвиняемого) от оплаты услуг предоставляемого на предварительном следствии защитника; принятие мер по сохранению следов преступления в случае необходимости передачи сообщения по подследственности и др.

Рассмотренные нами выше основания для классификаций обеспечивают поставленные авторами цели, однако, не могут в полной мере отразить содержание полномочий следователя как субъекта уголовно-процессуальной деятельности в процессе их реализации, в виду чего приведем собственную классификацию.

Взяв за основу содержательный аспект реализуемых полномочий, обеспечивающий достижение определенной уголовно-процессуальной цели, все полномочия следователя можно классифицировать по следующим группам:

1. Полномочия по рассмотрению и принятию решений по сообщениям (заявлениям) о преступлении: принятие и проверка сообщения о преступлении - ст. 144 УПК РФ; принятие решения на основе результатов, полученных в ходе рассмотрения сообщения о преступлении - ст. 145 УПК РФ; принятие мер по сохранению в неизменном виде следов преступления - ч. 3 ст. 145 УПК РФ.

2. Полномочия по направлению (передаче) уголовного дела: направление уголовного дела вышестоящему прокурору с письменным изложением возражений по поводу несогласия с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства - ч. 3 ст. 38 УПК РФ; направление уголовного дела вышестоящему руководителю следственного органа в случае несогласия с указаниями, данными руководителем следственного органа - ч. 3 ст. 39 УПК РФ; направление уголовного дела с обвинительным заключением прокурору (ст. ст. 215-219 УПК РФ); направление уголовного дела по подследственности - ч. 5 ст. 152 УПК РФ; соединение уголовных дел - ст. 153 УПК РФ; выделение уголовного дела - ст. 154 УПК РФ; выделение в отдельное производство материалов уголовного дела - ст. 155 УПК РФ.

3. Полномочия по собиранию доказательств: производство

следственных действий - ч. 1 ст. 86 УПК РФ; получение и приобщение к уголовному делу в качестве доказательств предметов и документов, представляемых участниками уголовного судопроизводства - ч. 2 ст. 86 УПК РФ; признание доказательств недопустимыми - ч. 2 ст. 88 УПК РФ; направление запроса компетентным органам иностранных государств о производстве

следственных и иных процессуальных действий - ст. 453 УПК РФ; дача органу дознания письменного поручения о производстве оперативно-розыскных мероприятий (в том числе и для получения доказательств по уголовному делу) - п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ.

4. Полномочия по допуску к участию в производстве по уголовному делу физических и юридических лиц и фиксации их статуса: признание потерпевшим - ч. 1 ст. 42 УПК РФ; отказ в признании потерпевшим - п. 13 ч. 2 ст. 42 УПК РФ; признание гражданским истцом - ч. 1 ст. 44 УПК РФ; признание представителем - ч. 1 ст. 46, ч. 1 ст. 55 УПК РФ; допуск к участию в уголовном деле законных представителей несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого) - ст. ст. 426, 428 УПК РФ; привлечение в качестве гражданского ответчика - ч. 1 ст. 54 УПК РФ; привлечение к участию в следственных действиях должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность - ч. 7 ст. 164 УПК РФ, специалиста - ст. 168 УПК РФ, переводчика - ст. 169 УПК РФ, понятых - ст. 170 УПК РФ, эксперта - п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК РФ, законного представителя лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера - ч. 1 ст. 437 УПК РФ.

5. Полномочия по применению мер уголовно-процессуального принуждения: задержание в качестве подозреваемого - ст. ст. 91, 92 УПК РФ; избрание, продление срока или отмена меры пресечения - ст. ст. 97-100 УПК РФ; применение иных мер процессуального принуждения - ч. 1 ст. 111 УПК РФ.

6. Полномочия по привлечению в качестве обвиняемого и осуществлению его розыска: вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого - ст. ст. 171, 172 УПК РФ; изменение предъявленного обвинения - ст. 175 УПК РФ; объявление в розыск подозреваемого (обвиняемого) - ст. 210 УПК РФ; направление материалов уголовного дела в компетентные органы иностранных государств для осуществления уголовного преследования - ст. 458 УПК РФ.

7. Полномочия по приостановлению и возобновлению предварительного следствия: приостановление предварительного следствия - ст. 208 УПК РФ; принятие мер по установлению лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого (обвиняемого) - п. 1 ч. 2 ст. 209 УПК РФ; принятие мер по установлению местонахождения или розыску подозреваемого (обвиняемого) - п. 2 ч. 2 ст. 209 УПК РФ; возобновление предварительного следствия - ст. 211 УПК РФ.

8. Полномочия по разрешению уголовного дела: прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа - ст. 25.1 УПК РФ; прекращение уголовного дела или уголовного преследования - ст.ст. 212 и 213 УПК РФ; прекращение уголовного преследования и возбуждение перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия - ч. 1 ст. 427 УПК РФ; направление уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера - п. 2 ч. 1 ст. 439 УПК РФ;

9. Полномочия по обеспечению прав и законных интересов личности, вовлеченной в уголовное судопроизводство: обеспечение лицам, задержанным по подозрению в совершении преступления и содержащимся под стражей условий, исключающих угрозу его жизни и здоровью - ч. 3 ст. 10 УПК РФ; принятие мер безопасности в отношении свидетеля, потерпевшего или иного участника уголовного судопроизводства - ч. 3 ст. 11 УПК РФ; рассмотрение и разрешение ходатайств - ст. 159 УПК РФ; принятие мер попечения о детях и иждивенцах подозреваемого (обвиняемого), а так же мер по обеспечению сохранности его имущества - ст. 160 УПК РФ;

10. Иные полномочия: разрешение отводов, заявленных участникам уголовного судопроизводства - ст. ст. 69, 70, 71 УПК РФ; выдача сотруднику органа дознания, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность, разрешения на встречу с подозреваемым (обвиняемым), находящимся под стражей - ч. 2 ст. 95 УПК РФ; производство дознания - п.п. 1, 7, 8 ч. 3 ст. 151 УПК РФ; вынесение представлений об устранении причин и условий, способствующих совершению преступления - ч. 2 ст. 158 УПК РФ; принятие мер к предотвращению разглашения данных предварительного расследования - ст. 161 УПК РФ.

Рассматривая компетенцию следователя, необходимо проанализировать задачи и функции, стоящие перед ним как перед должностным лицом. Однако следует отметить, что действующий уголовно-процессуальный закон (в отличие от УПК РСФСР 1960 г.) не содержит норм, которые бы предусматривали задачи уголовного судопроизводства. Данная категория заменена законодателем другим понятием - «назначение» уголовного судопроизводства. «Назначение» и «задача» - два не тождественных термина, каждый из которых обладает принципиальными смысловыми тонкостями1. Среди ученых-процессуалистов не утихает спор о целесообразности такой «замены». Так, например, по мнению В.И. Зажицкого и К.Ф. Гуценко, задача - это основной ориентир в любом виде деятельности. Замена законодателем понятия «задачи» понятием «назначение» уголовного судопроизводства - опрометчивый шаг. В ст. 6 УПК РФ законодатель не предусмотрел основную задачу всего уголовного процесса - быстрое и полное

Л

раскрытие преступлений, изобличение виновных . В.Ю. Мельников полагает, что задачей, стоящей перед органами предварительного следствия (следователем), является уголовное преследование и наказание виновного. Не решив эту задачу, невозможно достичь общей цели уголовного судопроизводства - защиты прав и

свобод потерпевших от преступлений . Следователь как центральное звено всего уголовного судопроизводства, решает задачи, стоящие перед ним в контексте ст. 6 УПК РФ.

Основываясь на назначении уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ), можно выделить следующие основные задачи: всесторонне, полное и быстрое [152] [153] [154] раскрытие и расследование преступлений, изобличение и привлечение к ответственности в установленном законом порядке лиц, виновных в их совершении, защита от незаконного и необоснованного привлечения к ответственности. Однако невозможно представить выполнение вышеуказанных задач без четкого разграничения функций каждого из участников уголовного процесса, в том числе и следователя.

Таким образом, можно сделать вывод, что относить следователя к стороне обвинения не вполне верно. Так, следователь в ходе своей процессуальной деятельности не просто формирует предмет судебного спора, создавая доказательственную базу, устанавливая фактическую основу для предстоящего судебного заседания. Принимая во внимание то обстоятельство, что следователь наделен законодателем полномочиями как по уголовному преследованию лица, совершившего преступление, так и по защите его от незаконного и необоснованного обвинения, следует констатировать, что следователь - полифункционален. При этом нельзя не согласиться с утверждением

А.П. Блинкова, что наделение следователя исключительно функцией уголовного преследования, разрушит саму идею предварительного следствия как полноценного исследования, поскольку в суд поступят материалы, в которых обстоятельства уголовного дела будут отражены неполно1. Заслуживает внимания и позиция А.Н. Халикова, который полагает, что отнесение следователя к стороне обвинения противоречит сущности деятельности предварительного следствия в уголовном процессе, а кроме того, может стать «законным» условием злоупотребления следователем своим положением[155] [156].

На основе проведенного анализа функциональной составляющей деятельности следователя полагаем, что в уголовном судопроизводстве он выполняет 6 функций:

1. Принятие решения по рассмотренному заявлению или сообщению о преступлении.

2. Исследование обстоятельств дела.

3. Обеспечение защиты граждан от незаконного и необоснованного привлечения к ответственности или ограничения их прав.

4. Функция обвинения.

5. Осуществление мер по возмещению вреда, причиненного преступлением.

6. Разрешение уголовного дела.

В целях совершенствования правового статуса следователя как должностного лица, выполняющего в уголовном процессе различные функции, обеспечивающие достижение назначения уголовного судопроизводства, полагаем целесообразным дополнить ч. 2 ст. 38 УПК РФ перечнем полномочий следователя, направленных на защиту и обеспечение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, закрепив их в п.п. 6-11.

<< | >>
Источник: Зотов Алексей Юрьевич. ДОЛЖНОСТНЫЕ ЛИЦА ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ КАК СУБЪЕКТЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград -2018. 2018

Еще по теме § 2.1. Следователь как субъект уголовно-процессуальной деятельности:

  1. 84. Суд, как обязательный субъект гражданских процессуальных правоотношений. Состав суда.
  2. I. Юридическая природа обязанностей суда как субъекта гражданских процессуальных отношений. Понятие активных полномочий суда как процессуальных обязанностей ex officio
  3. 2.3. Ситуации уголовно-процессуальной и криминалистической деятельности
  4. § 3. Правовое положение субъектов доказывания и система уголовно-процессуальных отношений между ними на стадии предварительного расследования уголовных дел о преступлениях террористического характера
  5. § 1. ПОНЯТИЕ И ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ПОЛНОМОЧИЙ ПРОКУРОРА ПО НАДЗОРУ ЗА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ
  6. ГЛАВА I. АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПОГРАНИЧНЫХ ОРГАНОВ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК СУБЪЕКТОВ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИХ ПРОЦЕССУАЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
  7. §1. Развитие уголовно-процессуального права как науки и отрасли права в российской правовой систематике
  8. §2. Суд с участием присяжных заседателей как субъект производства по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей
  9. ГЛАВА I. АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПОГРАНИЧНЫХ ОРГАНОВ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК СУБЪЕКТОВ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИХ ПРОЦЕССУАЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
  10. Глава III Правовой статус арбитражных заседателей как субъектов арбитражных процессуальных правоотношений
  11. 2 ИНОСТРАННЫЕ БАНКИ КАК СУБЪЕКТЫ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ БАНКОВСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  12. § 1. Понятие и сущность уголовно-процессуального доказывания на досудебных стадиях в свете представлений классической теории доказывания
  13. § 3. Проблемы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовно-процессуальном праве Российской Федерации и Социалистической Республики Вьетнам271
  14. § 1. Уголовно-процессуальная форма информационных технологий, используемых для организации деятельности должностных лиц и органов, осуществляющих уголовное судопроизводство
  15. § 3. Уголовно-процессуальная форма информационных технологий, используемых для контроля деятельности должностных лиц и органов, осуществляющих уголовное судопроизводство
  16. § 1. Понятие и субъекты обеспечения уголовно-процессуальных прав содержащихся под стражей или отбывающих наказание в виде лишения свободы
  17. Зотов Алексей Юрьевич. ДОЛЖНОСТНЫЕ ЛИЦА ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ КАК СУБЪЕКТЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград -2018, 2018
  18. ОГЛАВЛЕНИЕ
  19. § 2.1. Следователь как субъект уголовно-процессуальной деятельности
  20. § 2.2. Процессуальная самостоятельность следователя и его взаимоотношения с иными властными субъектами уголовного судопроизводства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -