<<
>>

§5. Роль уголовного преследования в структуре механизма уголовноправового регулирования

Не повышай голоса, рассказ ведя неторопливо.

Строгого спокойствия пусть будут ваши лица и глаза полны.

Эсхил

В настоящее время определение роли уголовного преследования в нормативно-логической формуле элементов механизма уголовно-правового регулирования ни в теории уголовного права, ни в теории уголовного процесса не получило надлежащего внимания и разработки.

И это несмотря на то, что через осуществление уголовного преследования фактически происходит реализация норм уголовного права, иными словами, через уголовное судопроизводство, выступающее, как уже отмечалось, основным уголовно-процессуальным «проводником» в межотраслевом механизме уголовно-правового регулирования.

C другой стороны, отечественный законодатель, как и немалая часть научного сообщества, восхваляющая состязательность уголовного судопроизводства[134], постоянно почему-то упускают из виду, что процессуальный аспект уголовной ответственности совпадает с классическим для науки уголовного процесса понятием уголовного преследования, поскольку понятие «привлечение к уголовной ответственности» «несет явный процессуальный оттенок и встречается лишь тогда, когда речь идет не об уголовной ответственности, а об уголовном преследовании»[135]. Последнее еще справедливо называют одной из основных уголовнопроцессуальных стратегий, напрямую влияющее на эффективность всей уголовно-процессуальной деятельности[136] [137].

Видимо, и забыв, что состязательность - это все-таки не принцип судопроизводства, а всего лишь одно из общих условий судебного разбирательства, законодатель с легкой руки разработчиков у головно-процессуально го закона определил уголовное преследование и как деятельность (п. 55 ст. 5 УПК РФ), и как процессуальную функцию в рамках «принципа» состязательности (ст. 15 УПК РФ).

Представляется также очевидным, что процессуальная функция обвине- ния , как и противоположная ей функция защиты, ограничена процессуальным статусом лица, прокурора или органа предварительного расследования, тогда как процессуальная деятельность по изобличению лица, совершившего преступление, то есть уголовное преследование, осуществляется независимо от того, установлен ли по уголовному делу подозреваемый, обвиняемый или нет.

Уголовное преследование как деятельность органов, ведущих производство по уголовному делу, направлена на раскрытие преступления, изобличение лица, его совершившего, и опровержение презумпции его невиновности, т.е. направлена на решение общих задач уголовного судопроизводства ради достижения цели последнего. Отправным, или первичным, в данном случае является сам факт совершения преступного деяния, что позволяет сделатв ввівод, что уголовное преследование начинается с момента возбуждения уголовного дела по признакам совершенного преступления, так и в отношении конкретного лица.

Как правило, уголовное преследование осуществляют прокурор, органві следствия и дознания, вместе с тем, их деятелвноств по уголовному преследованию в отличие от процессуалвной функции обвинения (уголовного преследования), значителвно сложнее в силу публичного характера их деятелвности.

Отметим также, что в качестве одной из задач уголовного судопроизводства входило (ст. 2 УПК РСФСР ) и входит (ст. 6 УПК РФ) собственно уголовное преследование. Акцент на обязанности органов предварителвного расследования по раскрвітию преступлений, изобличению виновнвіх, формулированию обвинения и его обоснованию (ст. 21 УПК РФ) неволвно приводит к выводу, что отече- ственнвш законодатели до сих пор не отказался от конструкции, разработанной еще в советское время[138] [139], согласно которой направление производства по уголовному делу задает (и должно задавати, что верно) уголовное преследование, в том числе и потому, что последнее носит правоприменительный характер[140].

Естественно, что при производстве по уголовному делу имеют место и и соблюдение, и исполнение, и использование, однако их «доля» в системе форм реализации норм права довольно незначительна. Подобное допущение позволяет обойти стороной таких участников уголовного судопроизводства, как гражданский истец, потерпевший, частный обвинитель, но это, во-первых, никак не умаляет их процессуальное право на уголовное преследование, а только дополнительно подтверждает обоснованность «усеченного», в науке называемого субсидиарным, уголовного преследования указанными участниками судопроизводства в ходе выполнения ими соответствующей процессуальной функции.

Итак, уголовное преследование представляет собой государственновластную, публичную, организующую процессуальную деятельность компетентных государственных органов и должностных лиц по установлению события преступления, изобличению лица ши лиц, виновных в совершении преступления, а также по установлению иных фактических обстоятельств дела, их юридической оценке и вынесении соответствующих актов уголовного судопроизводства, содержащих формулировку обвинения, адресованных конкретным участникам уголовного судопроизводства, и обоснование его перед судом.

Как следует из сформулированной дефиниции, деятельность по осуществлению уголовного преследования характеризуются стадийностью, которая обусловлена тремя основными этапа применения права (установление фактических обстоятельств дела; квалификация; принятие процессуального решения, включая его исполнение), что в свою очередь, обеспечивает жесткую юридическую конструкцию, называемую в доктрине уголовного процесса системой стадий.

Так, вышеназванные этапы правоприменения соответствуют, например, этапам досудебного производства, судебного производства и исполнения судебного решения (последнее в основном регламентировано в уголовно- исполнительном законодательстве[141]). Вместе с тем, указанные этапы применения права соответствуют стадии предварительного расследования, стадии судебного разбирательства и стадии исполнения приговора в уголовном судопроизводстве и обуславливают производство по уголовному делу в рамках трех (не больше и не меньше) судебных инстанций. Кроме того, из-за остроты складывающихся конфликтных ситуаций при производстве по уголовному делу, законодатель добавил дополнительные, «промежуточные» стадии (в качестве основных), на которых наиболее резко меняется процессуальное положение личности, в частности, при возбуждении дела или при инициировании разбирательства в суде - это стадия возбуждения уголовного дела и стадия подготовки и назначения судебного заседания.

Вот почему в уголовном судопроизводстве выделяют основные (ординарные) шесть стадий, через которые, как правило, проходит каждое уголовное дело, и чрезвычайные (экстраординарные) стадии.

При этом вышеприведенная система уголовного судопроизводства, обуславливает пределы прав судов второй и кассационной /надзорной инстанций. Например, при рассмотрении в порядке апелляционного производства суды проверяют законность, обоснованность и справедливость приговоров суда первой инстанции, а иных решений - законность и обоснованность (ст. 389.9 УПК РФ), то уже вышестоящий суд в порядке кассационного и(или) надзорного производства вправе проверить уже только законность приговора, постановления и определения суда (ст. 401.1, ч.2 ст. 412.1 УПК РФ)[142]. И подобная модель характерна не только для уголовного судопроизводства, но и для гражданского[143],

И, наконец, все вышесказанное обусловлено стадиями уголовно-правового регулирования, на которых «работает» описываемый в настоящей работе механизм.

Кроме того, несомненно, что вышеприведенные соображения и структура нормативно-логической формулы элементов механизма уголовно-правового регулирования[144] позволяет обосноватв целв и задачи уголовного судопроизводства[145], относителвно формулировок которвіх в доктрине уголовного процесса нет единства мнений.

Представляется, что уголовное судопроизводство, как и любая другая управленческая деятелвноств, обладает признаком целеполагания, наличие которое подразумевает существование единой цели и группві задач, структурирован- HBix по модели SMART, когда подразумевается, что целв, как и подцели (то еств задачи), должна бвітв специалвной, измеримой, достижимой, разумной и, главное, ограничена определенным, в нашем случае, процессуалвнвш сроком[146].

Именно поэтому с точки зрения видения цели и задач с учетом нормативно-логической формулві межотраслевого механизма уголовно-правового регулирования при составлении кафедралвного учебника по уголовному процессу автором настоящего исследования цели и задачи были сформулированві следующим образом:

«Целью уголовного судопроизводства является установление лица, реально совершившего преступление, и опровержение презумпции его невиновности с последующим возложением на него соответствующих мер государственного при- нуждения(наказание, WsMAX, ПМВВ). Что касается задач уголовного судопроизводства, то как и цель, это категория объективная, обусловленная извне юридической конструкцией механизма уголовно-правового регулирования, и определяется прежде всего содержанием норм всего уголовно-процессуального права, а не только прямым указанием на них в уголовно-процессуальном законе. Но при этом необходимо также иметь в виду, что при дифференциации уголовного судопроизводства на стадии, последние также имеют свои задачи, отличные от задач уголовного судопроизводства в целом»[147].

Уход разработчиков УПК РФ от формулировок цели и задач обусловил его незавершенность[148]. На первый взгляд, необходимо обратиться к положениям ст.б УПК РФ, однако заложенный в тексте данной статьи постулат о деятельности органов предварительного расследования, основанной на приоритете защиты прав и свобод других участников уголовного судопроизводства, а не прежде всего на обязанностях перввіх (причем публичных), что более характерно для российского менталитета, наводит на мвіслв, что это является одним из основнвіх недостатков действующего уголовно-процессуалвного закона. Ведв в советский период как раз как одним из главнвіх достоинств уголовно-процессуалвного закона являлосв формулировка задач судопроизводства на основе свойства их объективности и с учетом историографии его многонационального народа, жизнв и деятелвноств которою традиционно базируется на системе обязанностей, возложеннвіх с рождения на личноств, и который до сих пор продолжает существоватв на идее обязательств (характерная черта мусульманско-правовой культуры) и/или системе евангельских заповедей (характерная черта православной культуры)[149].

Поэтому формулировки задач уголовного судопроизводства из ст. 2 УПК РСФСР I960 г. на сегодня сохраняют свою актуальность, сводятся к быстрому и полному раскрытию преступлений, изобличению виновного и обеспечению правильною применения закона, что находит свое нормативное закрепление в ст.ст. 73, 21 и 7 УПК РФ соответственно. Относительно формулировки ч.І ст. 6 УПК РФ о защите прав и законных интересов лиц, пострадавших от совершенных в отношении них преступлений, то это является одним из способом достижения цели уголовного судопроизводства, а потому, представляется, не выступает его задачей[150], как и отказ от уголовного преследования невиновного и его последующая реабилитация (ч.2 ст. 6 УПК РФ)[151].

Итак, как было продемонстрировано ввине, уголовное преследование допустимо рассматривать в рамках структуры межотраслевого механизма уголовноправового регулирования. При таком рассмотрении проблемы уголовное преследование выступает концептуальным понятием, которое представляет собой концептуализацию объективной реальности с помощью существующих теоретических представлений и их объединение в рамках единой юридической конструкции, называемой межотраслевым механизмом уголовно-правового регулирования. Кроме того, появляется возможность исследовать уголовное преследование в качестве юридической конструкции, получившей свою «прописку» и в нормах права, и в общественных отношениях[152]. В свою очередь, сказанное позволяет далее в основу данного исследования положити анализ причин и закономерностей существующей объективно взаимосвязи между общественными отношениями, складывающимися в реалвной действительности и относящимися к предметам регулирования уголовного права и уголовно-процессуального права, их правовой формой с опосредованным применением юридических конструкций при нормировании их материальным и процессуальным законодательством, но об этом далее.

<< | >>
Источник: Козубенко Юрий Вячеславович. Уголовно-процессуальные аспекты межотраслевого механизма уголовно-правового регулирования. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Екатеринбург - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме §5. Роль уголовного преследования в структуре механизма уголовноправового регулирования:

  1. § 1. Стадия возбуждения уголовного дела как элемент уголовнопроцессуального механизма противодействия преступлениям террористического характера: общие проблемы нормативно-правового регулирования и доктринального толкования
  2. § 1. Категория вреда в уголовном праве и оперативно-разыскном законодательстве
  3. 1.1 Явление взяточничества и необходимость уголовно-правовой борьбы с ним посредством применением оперативно-розыскных мероприятий.
  4. Система российского уголовного права: понятие, структура, признаки
  5. Нормы в системе российского уголовного права
  6. Институты и субинституты в системе российского уголовного права
  7. Уголовно-правовые отношения в системе российского уголовного права
  8. Внутрисистемные и межсистемные связи российского уголовного права: понятие, виды, интегративные свойства
  9. Закономерности функционирования системы российского уголовного права
  10. Элементы системосохраняющего механизма
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -