<<
>>

3.1. Роль педагога (психолога) при производстве следственных действий с участием несовершеннолетнего

Систематизировав процессуальные формы использования педагогом (психологом) своих знаний в процессе, сосредоточимся на основном направлении диссертационного исследования - роли этого участника процесса в следственных действиях.

Предварительно хотя бы кратко определим исходное понятие «следственные действия», так как сущность и цели следственных действий предопределяют содержание деятельности участвующих в них лиц.

В последние годы в теории следственных действий представления исследователей о сущности данного института сосредоточены на двух аспектах - познавательном и процессуальном.

Многие исследователи исходят из того, что следственное действие с точки зрения своей познавательной сущности выступает как способ собирания (формирования) доказательств и представляет собой регламентированный уголовно-процессуальным законом и осуществляемый следователем комплекс познавательных и удостоверительных операций, соответствующих особенностям отображаемых следов и приспособленных к эффективному отысканию, восприятию и закреплению содержащейся в них доказательственной информации, т.е. к получению доказательств соответствующего вида[161]. Согласно такой трактовке, которую мы разделяем, следственное действие - это способ извлечения нужной информации из следов, оставленных событием, и ее консервации для последующего использования в доказывании по уголовному делу.

В процессуальном же смысле следственное действие представляет собой специфический институт уголовно-процессуального права, охватывающий систему правовых предписаний (дозволений, запретов), определяющих основания проведения, круг участников, условия выполнения, содержание и форму познавательных и удостоверительных операций, а также мер принуждения, применяемых к недобросовестным участникам и направленных на получение доказательств определенного вида[162].

Этот также разделяемый нами аспект раскрывает процессуальную форму следственных действий, в том числе и содержание конкретных приемов извлечения информации, круг лиц, привлекаемых к участию в следственных действиях, их принудительный характер. Последние элементы, составляющие институт следственных действий, являются в плане нашего исследования особо значимыми, так как непосредственно касаются деятельности педагога (психолога).

Определяя содержание процессуальной деятельности педагога (психолога), привлеченного к участию в следственных действиях, необходимо, на наш взгляд, разрешить следующие вопросы: каков круг следственных действий, к проведению которых может быть привлечен педагог (психолог); каковы конкретные задачи этого участника; каково соотношение выполняемых им задач с задачами адвоката- защитника и адвоката-представителя; из каких организаций следователь может пригласить педагога или психолога для участия в следственном действии. Наконец, важно установить, насколько эффективным является участие педагога (психолога) в следственных действиях, т.е. соответствует ли результат той цели, ради достижения которой был привлечен к производству этот участник процесса. Рассмотрение этих вопросов будет опираться на те общие положения, которые были рассмотрены в предыдущих разделах работы.

Участие педагога (психолога) необходимо при проведении не любых следственных действий, а лишь таких, которые носят вербальный характер[163]. Уточним, что собой представляет вербальная информация, ибо ответ на этот вопрос будет иметь важное значение для определения роли указанных лиц в оперировании ею. Понятие «вербальная» произошло от латинского слова verbum (слово, речь). В русском языке термин «вербальный» определяется как словесный или устный[164]. По общепринятому мнению, вербальная информация - это информация, выраженная словом[165]. Показания (свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого) представляют собой процессуальную форму вербальной информации, сообщаемой лицом в ходе допроса и некоторых других следственных действий.

С учетом характера информации следственные действия в научной литературе давно и устойчиво делятся на вербальные и невербальные (нон- вербальные)[166]. По мнению ряда авторов, в рассматриваемую систему должен входить еще один элемент - смешанные следственные действия, направленные на получение информации из системных источников[167]. Различия между видами следственных действий заключаются в приемах, методах извлечения соответствующей информации.

Исследователи относят к «вербальным» следственные действия, основанные на операции расспроса, определяя последний как особый метод извлечения, истребования словесной информации, позволяющий получить от допрашиваемого словесное сообщение о том или ином событии . Этот метод выступает в качестве ведущего приема познания не только при допросе, но и при производстве других следственных действий, направленных на получение информации, выраженной в слове. Таковы очная ставка, в ходе которой следователь получает словесное сообщение от лиц, по-разному освещающих какое-либо обстоятельство; предъявление для опознания, при котором опознающий сообщает следователю результат мысленного отождествления объекта и образа памяти; проверка показаний на месте, в процессе которой воспроизводятся и сопоставляются с реальной обстановкой показания ранее

171

допрошенного лица .

Привлечение педагога (психолога) к допросу, очной ставке, предъявлению для опознания и проверке показаний на месте дает возможность учесть и устранить все те факторы, которые с точки зрения педагогики и психологии способны ущемить права и нарушить интересы несовершеннолетнего, причинить вред его психическому состоянию и развитию, а также исказить сообщаемую им информацию. Тем самым достигается позитивное влияние и на результат следственного действия.

Как отмечалось, исследование особенностей расследования и судебного разбирательства дел о преступлениях несовершеннолетних позволило ученым [168] [169]

обстоятельно охарактеризовать особенности подростковой психологии .

Резюмируем: кроме переживаний, порожденных событием преступления, несовершеннолетние участники следственного действия оказываются в напряженной психологической обстановке, связанной с изменением привычного уклада их жизни, личного расписания действий. Необходимость общения со следователем, участие в процессуальных действиях, смысл которых не всегда понятен подростку, навязанный ему новый непривычный маршрут передвижения неблагоприятным образом сказываются как на общем психическом состоянии несовершеннолетнего свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, так и на его коммуникативной деятельности.

Несовершеннолетний, впервые столкнувшись с правоохранительными органами, относится к следователю с некоторым опасением и недоверием: это не просто взрослый, т.е. лицо, традиционно руководящее его поведением, а представитель власти, имеющий право применять строгие меры воздействия за несоблюдение несовершеннолетним установленного процессуальным законом порядка. Кроме того, строгая, официальная обстановка, характерная для следственного действия, отрицательно влияет на несовершеннолетнего, вызывая у него чувство тревоги и беспокойства.

При несомненной общности задач педагога (психолога) во всех вербальных (допрос, очная ставка) и смешанных ( опознание, поверка на месте) следственных действиях, проводимых с участием несовершеннолетних, следует учитывать особенности каждого действия. Так, значимость и сложность участия педагога (психолога) в очной ставке повышаются в связи с острым конфликтным характером этого следственного действия. Каждый участник очной ставки испытывает сильнейшее психологическое давление со стороны не только следователя, но и другого ее участника. Обстановка данного следственного действия (в частности, присутствие активного защитника, законного представителя второго допрашиваемого, возможно, переводчика) в сочетании с [170] высокой внушаемостью несовершеннолетнего может негативно повлиять на его состояние, поведение и содержание его показаний, что обусловливает необходимость психологического сопровождения несовершеннолетнего лицом, имеющим специальную профессиональную подготовку.

Проверка показаний на месте - комплексное следственное действие, сочетающее в себе признаки допроса на месте происшествия и связанного с ним осмотра местности . Само название действия указывает на его специфическую направленность. Оно проводится при наличии показаний, требующих проверки, и нацелено на получение дополнительной информации, необходимой для их оценки как соответствующих либо как не соответствующих действительности[171] [172] Критерием такой оценки является совпадение либо несовпадение показаний проверяемого лица с признаками местности, на которые оно указывает. В такой ситуации функция психологического сопровождения педагога (психолога) не менее полезна, чем при допросе и очной ставке, поскольку обладатель профессиональных знаний выступает своеобразным гарантом соблюдения условия о свободном изложении показаний и указании допрашиваемым лицом на признаки местности без каких-либо подсказок, наводящих вопросов, психического давления.

Еще более сложной является психологическая структура предъявления для опознания - необходимость одновременно рассмотреть несколько схожих между собой лиц, сопоставить результаты восприятия с хранящимся в памяти образом, особенно сформировавшимся в условиях психотравмирующего воздействия, представляет серьезную угрозу для психики ребенка или подростка. Успокоить его, выбрать соответствующий ситуации тон, правильно подобрать слова, объясняющие, что должен сделать несовершеннолетний, - задача педагога (психолога).

Строго говоря, педагог (психолог) может быть полезным при проведении и других следственных действий с участием несовершеннолетнего, если их нельзя избежать, например, при проведении следственного эксперимента для поверки какой-либо способности несовершеннолетнего, однако в практике нам такие случаи не встречались.

Таким образом, основной задачей педагога (психолога) при производстве по уголовному делу является оказание психологической помощи несовершеннолетнему, направленной на стабилизацию его психологического состояния.

Эта задача является составной частью функции психологического сопровождения, направленной на исключение вреда развитию и психике

175

несовершеннолетнего или, как привычно ее называют многие авторы , правозащитной функции. Реализуя данную функцию при производстве следственных действий с участием несовершеннолетних, педагог (психолог) способствует реализации прав и законных интересов несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей.

Следует отметить, что правозащитная функция осуществляется также законным представителем несовершеннолетнего участника процесса и адвокатом, выступающим в роли защитника, представителя либо адвоката в зависимости от статуса представляемого лица. Несмотря на общность функции, конкретное содержание, формы и способы деятельности, осуществляемой педагогом (психологом), законным представителем и адвокатом (защитником), существенно различаются.

Законные представители несовершеннолетнего участника процесса, круг которых определен п.12 ст. 5 УПК РФ, привлекаются к обязательному участию в уголовном деле для защиты прав и законных интересов лица, лишенного возможности в силу своих психофизиологических особенностей, обусловленных возрастом, полноценно отстаивать свои права самостоятельно (ч. 2 ст. 44, ст. 48 УПК РФ). Данный вид представительства основан на требованиях законодательства, фактически же предполагается, что в основе правозащитной [173] деятельности законного представителя лежат, прежде всего, родственные отношения, порождающие глубокую заинтересованность данного участника в защите подростка (ребенка) от ущемления его прав или неблагоприятного воздействия.

При этом законный представитель ориентируется на свои знания о личности несовершеннолетнего, на его эмоциональное состояние в конкретной процессуальной ситуации и может высказать свои возражения относительно действий, порождающих у представляемого лица негативные переживания. С одной стороны, законный представитель располагает большей информацией об особенностях несовершеннолетнего, и в этом смысле его участие может быть очень эффективным. С другой стороны, законный представитель недостаточно осведомлен о конкретных правах несовершеннолетнего, обусловленных его статусом в деле, а также объеме полномочий должностных лиц, тем более о допустимости тех или иных тактических приемов допроса. Это обстоятельство ограничивает возможности законного представителя по своевременному реагированию на ненадлежащие приемы ведения допроса или иного следственного действия.

Кроме того, законный представитель в силу близких родственных связей с несовершеннолетним, а иногда и по иным причинам, может оказаться заинтересованным в исходе дела и создавать известные препятствия производству расследования. Не случайно закон предусматривает возможность отстранения законного представителя от участия в уголовном деле, если имеются основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого), потерпевшего (свидетеля) (ст. 426 УПК РФ).

В отличие от законного представителя несовершеннолетнего (ст. 45 УПК РФ) педагог (психолог), привлекаемый к участию в следственных действиях, может рассматриваться как более эффективный для оказания помощи несовершеннолетнему участник процесса. Во-первых, педагог (психолог) является не заинтересованным в исходе дела лицом. Во-вторых, педагог (психолог), благодаря имеющимся у него специальным знаниям, располагает

более широким арсеналом средств для оказания на профессиональной основе помощи несовершеннолетнему, обеспечения надлежащей обстановки следственного действия, выявления некорректных форм воздействия со стороны должностных лиц и предотвращения психотравмирующих последствий процессуальных действий.

В зависимости от характера отстаиваемых прав и интересов несовершеннолетнего, а также используемых для этого средств разграничивается роль педагога (психолога) и адвоката, выступающего защитником обвиняемого либо представителем несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего, если они участвуют в следственном действии согласно п. 5 ч. 1 ст. 53, п. 4 ч. 4 ст. 56, ч. 3 ст. 191 УПК РФ.

Деятельность защитника обусловлена его процессуальной функцией, содержанием которой является опровержение или смягчение обвинения (подозрения), а также защита прав и законных интересов обвиняемого (подозреваемого). Защитник связан позицией подзащитного и обеспечивает соблюдение процессуальных прав лица при проведении следственных действий. Защитник, призванный оказывать квалифицированную юридическую помощь обвиняемому (подозреваемому), следит за соблюдением юридической процедуры следственного действия, проводимого с участием подзащитного, и правомерностью используемых тактических приемов: обеспечивает

недопустимость угроз, насилия, обмана, наводящих вопросов. По существу, деятельность защитника едва ли различается в зависимости от возраста подзащитного. В случае защиты несовершеннолетнего защитнику приходится (как и следователю) решать проблемы установления контакта с подростком, разъяснения ему положений закона и т.п., которые в силу отсутствия у защитника специальных психологических (педагогических) знаний могут существенно осложнить работу адвоката.

Сходной по своей природе является и правозащитная деятельность адвоката - представителя несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля. В принципе, адвокат-защитник и адвокат-представитель, участвуя в производстве по уголовному делу, реализуют конституционное положение о предоставлении квалифицированной юридической помощи каждому нуждающемуся в ней[174]. Данные участники процесса решают стоящие перед ними задачи с помощью достаточно широкого круга полномочий, предоставленных им уголовнопроцессуальным законом. Участие в следственном действии, проводимом в отношении представляемого либо защищаемого несовершеннолетнего лица, - лишь одно из таких процессуальных средств.

Когда защитник или представитель участвует в допросе, его задача приобретает определенную конкретику. Так, защитник вправе доказывать неправомерность, необоснованность проведения данного следственного действия, например, в случае нежелания несовершеннолетнего обвиняемого давать показания. Участвуя в допросе, в рамках оказания юридической помощи защитник в присутствии следователя вправе давать своему подзащитному краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности допроса, точности и полноты записей в протоколе данного следственного действия (ч. 2 ст. 53 УПК РФ). Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол. С учетом особенностей личности несовершеннолетнего (особенно лица младшего возраста) участие в деле профессионала адвоката приобретает особую значимость. Защитник может указать на нарушение требований закона при проведении допроса (в том числе на отсутствие педагога (психолога) в случаях, когда такое участие обязательно или целесообразно, постановку наводящих вопросов), а также на другие недостатки и ошибки в деятельности следователя, которые могут привести к выводу о том, что результаты следственного действия являются недопустимыми доказательствами. Участвуя в допросе, он путем постановки вопросов может устанавливать обстоятельства, опровергающие или ослабляющие обвинение, подозрение или свидетельствующие в пользу подозреваемого, обвиняемого. Аналогичные права закон предоставляет адвокату свидетеля и представителю потерпевшего (ч. 5 ст. 189, п. 8 ч. 2 ст. 42 УПК РФ).

Осуществляя свою деятельность, направленную на реализацию прав и законных интересов несовершеннолетнего, предотвращение и предупреждение нарушений со стороны следователя, адвокат, в какой бы роли он ни выступал, применяет лишь правовые знания, действует в пределах своей юридической функции. Однако защита законных интересов несовершеннолетнего не исчерпывается лишь обеспечением реализации его процессуальных прав, а включает в себя также защиту от неоправданного неблагоприятного, психотравмирующего воздействия процессуальной ситуации, ограждение от психологического насилия и сохранение самоуважения и самооценки. Для решения этой задачи, тесно связанной с реализацией принципов судопроизводства (уважения чести и достоинства личности, охраны прав и свобод человека), требуется применение специальных средств и знаний, которыми профессионально владеют педагог и психолог. Поэтому было бы неверным считать, что участие в следственном действии адвоката-защитника или адвоката-представителя делает ненужным приглашение педагога (психолога). Столь же неправомерно перекладывать функцию педагога (психолога) на защитника или представителя, не располагающих достаточными ресурсами для ее осуществления.

К тому же участие адвоката, представляющего интересы

несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего, в следственных действиях в отличие от педагога (психолога) не является обязательным. Ч. 1 ст. 191 УПК РФ указывает лишь на то, что присутствовать при допросе может законный представитель, а об участии в допросе адвоката-представителя речи не идет вообще. Правда, при этом в ч. 3 ст. 191 УПК РФ представитель упоминается наравне с законным представителем, которого следователь вправе отстранить от участия в допросе, если это участие противоречит интересам

несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего.

Нельзя не подчеркнуть несовершенство правовой нормы, предоставляющей следователю право заменить отстраненного законного представителя и представителя другим законным представителем, что абсолютно нелогично и, по сути, неправильно. Особенно важно сказанное в отношении тех уголовных дел, где предусмотрено участие в качестве представителя несовершеннолетнего потерпевшего адвоката (ч. 2.1 ст. 45), привлечение которого к делу по ходатайству законного представителя несовершеннолетнего является обязанностью органа предварительного расследования.

Таким образом, привлечение педагога (психолога) к следственным действиям, проводимым с участием несовершеннолетних, ни в малейшей мере не является формальным дублированием действий защитника или адвоката- представителя, которые должны пресекать любые незаконные и недопустимые приемы, применяемые в отношении несовершеннолетнего в процессе допроса (резкий грубый тон, различного вида угрозы и др.) . Участие педагога (психолога) в процессуальных действиях представляет собой специфическую самостоятельную деятельность, направленную на психологическое сопровождение ребенка или подростка, находящегося в сложной

психотравмирующей ситуации не только в связи с совершенным им, против него или рядом с ним преступлением, но и в связи с самой процедурой следственного действия. Несмотря на значимость защиты процессуальных прав несовершеннолетнего, крайне важно помочь ему справиться с психологическими проблемами, преодолеть внутренние страхи и барьеры, подобрать адекватные ситуации тактические и психологические приемы, используемые для получения [175] [176] достоверного ответа на интересующие следствие вопросы с учетом сохранения психического здоровья несовершеннолетнего.

Таким образом, задача педагога (психолога), участвующего в следственном действии, является более специфичной по сравнению с задачами защитника, представителя. Хотя их деятельность является правозащитной и в этом смысле близкой к деятельности адвоката-защитника или представителя, она касается конкретных психологических аспектов проведения следственных действий. Будучи не связанной с общей оценкой правомерности следственного действия, деятельность педагога (психолога) направлена на постановку допрашиваемому вопросов, уточняющих с позиций педагогики и психологии смысл показаний несовершеннолетнего и степень свободы в их изложении. Особое значение имеет предотвращение приемов допроса, противоречащих положениям педагогики и психологии, равно как и попыток следователя неправильно изложить в протоколе содержание данных показаний . Можно считать, что методы деятельности этих участников предопределены содержанием материнских наук, т.е. педагогики и психологии, исключающих применение ненадлежащих приемов общения с человеком.

Действующий уголовно-процессуальный закон четко определяет две формы участия педагога (психолога) в следственных действиях:

а) по велению закона, требующего обязательного участия педагога (психолога) в следственных действиях, когда свидетель и потерпевший, подозреваемый, обвиняемый и подсудимый не достигли 16-летнего возраста, либо достигли, но страдают психическим расстройством или отстают в психическом развитии (ч. 1 и 4 ст. 191, ч. 3 и 6 ст. 425 УПК РФ);

б) по усмотрению следователя. [177]

Предусмотренные законом основания обязательного участия педагога (психолога) в следственном действии (недостижение субъектом уголовного процесса 16-летнего возраста, наличие психического расстройства, отставание в психическом развитии, соответствующая категория преступления) достаточно четко указывают на причины, делающие это участие обязательным.

Однако не так легко определить, с какой целью следователь обеспечивает участие в следственных действиях педагога (психолога), если оно не является обязательным. Учитывая возраст свидетеля и потерпевшего (от 16 до 18 лет), которых это касается, и отсутствие перечисленных выше дополнительных факторов, можно предположить, что решение следователя о вызове педагога (психолога) может быть продиктовано стремлением обеспечить права несовершеннолетних, не обладающих полной дееспособностью.

Однако такое предположение выглядит не вполне логичным, ибо обеспечение прав участников процесса является безусловной обязанностью следователя, а усмотрение предполагает некоторую избирательность. Принимая во внимание, что производство следственных действий обусловлено необходимостью получения информации об обстоятельствах, составляющих предмет доказывания по уголовному делу, привлечение педагога (психолога) может свидетельствовать о том, что следователь рассчитывает на содействие лица, обладающего специальными знаниями в области коммуникации, конфликтологии и психодиагностики, в решении стоящих перед ним задач, то есть использует педагога (психолога) как специалиста.

Мы уже отмечали, что в процессуальной и криминалистической литературе роль педагога (психолога) часто трактуется именно в контексте интересов следствия - как содействие в установлении психологического контакта с несовершеннолетним, создание надлежащей психологической атмосферы, при которой устанавливается сотрудничество между следователем и допрашиваемым. На наш взгляд, эти мнения основаны на неверной трактовке функции педагога (психолога), а встречающиеся иногда суждения о необходимости установления

между следователем и несовершеннолетним «доверительных отношений» представляются чрезмерными.

Недопустимо рассматривать участие педагога (психолога) и как помощь следователю в диагностике и разоблачении ложных показаний. Здесь мы наблюдаем смешение функций педагога (психолога), эксперта (специалиста) и самого следователя, к чьей компетенции относится не только применение соответствующих тактических приемов и процессуальных средств для выявления ложности сообщаемых несовершеннолетним сведений, но и оценка достоверности показаний. В то же время педагог (психолог) вполне могут оказать помощь следователю в выявлении добросовестного заблуждения свидетеля (потерпевшего), явившегося результатом искажения восприятия.

Деятельность педагога (психолога) в уголовном процессе имеет неоднозначный, комплексный характер. Помогая следователю своим участием в допросе, педагог (психолог) помогает и ребенку, т.к. не в интересах ребенка лгать, в том числе по причине страха, непонимания, ложно понятого чувства товарищества или по иным причинам. В свою очередь, помогая ребенку, педагог (психолог) помогает и следователю, заинтересованному в получении объективной информации. Тем не менее представляется, что даже будучи вызванным для участия в следственном действии по усмотрению следователя и помогая ему в установлении психологического контакта с несовершеннолетним, педагог (психолог) проявляет, прежде всего, заботу об интересах подростков, а не об интересах следствия.

В подтверждение сказанного приведем еще один аргумент. Согласно ч. 5 ст. 425 УПК РФ педагог (психолог) вправе с разрешения следователя задавать [178] вопросы подозреваемому и обвиняемому, знакомиться с протоколом допроса и делать замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей. Реализация этих контрольных полномочий не связывается с той или иной формой участия педагога (психолога) в допросе. А это означает, что, участвуя в допросе по усмотрению следователя, не согласный с его тактикой допроса, формулировкой вопросов и/или содержанием протокола, педагог вправе делать замечания, подлежащие занесению в протокол.

С учетом характера решаемых задач и специфики востребованных знаний и средств в процессуальных ситуациях, требующих коммуникативной компетенции, умения преодолевать конфликты, производить психологическую диагностику личности допрашиваемого, в случае высокого риска психотравмирующих последствий правильнее привлекать именно психолога. Этот вывод подтверждается положениями ч. 4 ст. 191 УПК РФ, устанавливающей обязательное привлечение психолога при проведении следственных действий с участием несовершеннолетних свидетелей и потерпевших любого возраста по делам о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетних.

Если же трудности в постановке вопросов и получении информации от несовершеннолетнего обусловлены общими свойственными возрасту закономерностями развития личности, то необходимое содействие следователю качественно сможет оказать педагог.

Раскрывая процессуальную роль педагога (психолога), участвующего в следственных действиях, и исходя из содержания его процессуальной функции, следует отдельно выделить ее организационно-консультативный аспект. Для эффективной организации своей работы в ходе следственного действия педагог (психолог) должен располагать информацией о назначении, сущности и особенностях процедуры следственного действия; о процессуальном статусе несовершеннолетнего (ибо это обстоятельство различным образом сказывается на выборе подростком линии поведения); о сложившейся тактико-психологической ситуации взаимоотношений несовершеннолетнего, его законных представителей и ведущих процесс должностных лиц. Вне всяких сомнений, педагог (психолог) должен иметь склонности к конфронтации или сотрудничеству, представление о личностных особенностях несовершеннолетнего, а также о личностных особенностях следователя (или судьи) и его уже сложившихся либеральных или директивных методах общения.

Позволим себе еще раз подчеркнуть сложность стоящей перед педагогом (психологом) задачи, призванной сбалансировать процессуальные интересы следователя (дознавателя) в получении достоверной информации об обстоятельствах уголовного дела и законные интересы несовершеннолетнего, состоящие в предотвращении недопустимого психотравмирующего воздействия на его психику.

Полагаем, что для выполнения этой задачи перед проведением следственного действия педагог (психолог) вправе заявить ходатайство следователю о предоставлении ему возможности изучить материалы уголовного дела, характеризующие личность несовершеннолетнего, условия его жизни и воспитания (таковыми могут быть показания свидетелей, законного

представителя, заключение эксперта, протоколы следственных действий, характеристика, иные документы, которые характеризуют личность

несовершеннолетнего). Целесообразно также ознакомиться с процессуальными решениями о присвоении несовершеннолетнему определенного правового статуса в уголовном процессе. Педагог (психолог) вправе попросить следователя разъяснить содержание и цели предстоящего следственного действия с тем, чтобы определить необходимые формы своего участия в нем.

Думается, что следователь одновременно с вызовом педагога (психолога), должен разъяснять эти права, чтобы предоставить данному участнику возможность самому решить вопрос о необходимости предварительного изучения соответствующих материалов дела.

На основе изученных материалов педагог (психолог) определяет необходимость проведения перед следственным действием предварительной беседы с несовершеннолетним, заявляя об этом ходатайство. Данное ходатайство, на наш взгляд, может быть заявлено и в начальной части следственного действия, если педагог (психолог) не воспользовались возможностью предварительного ознакомления с материалами дела (по своему усмотрению либо в связи с безотлагательностью допроса).

Располагая вышеуказанной информацией, педагог (психолог) еще до начала производства следственного действия сможет составить представление о психологических особенностях конкретного подростка, уяснить сущность позиции несовершеннолетнего с точки зрения его коммуникативной установки - готовности к общению со следователем (судом) и условий такого общения. По результатам предварительной беседы педагог (психолог) дает заключение о психологической готовности несовершеннолетнего к проведению следственного действия либо о необходимости отложить проведение следственного действия.

Кроме того, педагог (психолог) может сообщить следователю свою характеристику индивидуально-психологических особенностей

несовершеннолетнего, которая, по его мнению, имеет значение для проведения следственного действия. Особенно важен в этой связи вывод педагога (психолога) о необходимости проверки психического состояния несовершеннолетнего с точки зрения наличия у него заболевания или отставания в развитии.

Позволим себе предположить, что анализ полученных сведений с позиции профессиональных знаний дает возможность педагогу (психологу) сформулировать для должностных лиц рекомендации, касающиеся организации и тактических моментов проведения следственного действия, учитывающих особенности несовершеннолетнего. К вопросам организации следует отнести: место допроса, наиболее оптимальное время проведения следственного действия, круг участников с учетом степени доверия к ним несовершеннолетнего. К рекомендациям тактического порядка можно отнести информирование следователя (суда) о закономерностях протекания у несовершеннолетних тех или

иных психических процессов, о сложившихся у подростка установках . Педагог (психолог) может также высказать свои суждения о целесообразном темпе проведения следственного действия, с тем чтобы иметь возможность дать профессиональную оценку складывающейся ситуации.

При необходимости педагог может ходатайствовать о получении дополнительных материалов о личности несовершеннолетнего.

Представляется, что подобная подготовительная деятельность педагога (психолога) позволит ему своевременно установить основания для своего устранения из процесса и заявить самоотвод (например, вследствие неприязненных отношений с несовершеннолетним). По результатам беседы с несовершеннолетним педагог (психолог) может высказать органу расследования предложение об отстранении законного представителя от участия в следственном действии по основаниям, предусмотренным ч. 3 ст. 198 УПК РФ, или о его замене. В то же время по ходатайству законного представителя или по усмотрению самого следователя (суда) педагог (психолог) могут быть отстранены от участия в следственном действии при наличии соответствующих оснований.

Анализ полученной информации позволит педагогу (психологу) более эффективно подготовиться к участию в следственном действии с учетом стоящих перед ним задач и осознаваемых возможных сложностей. [179]

В ходе проведения следственного действия задачей педагога (психолога) охватывается разъяснение с разрешения следователя или по его просьбе несовершеннолетнему сущности заданных ему вопросов. Обнаружив затруднения в понимании вопроса следователя, педагог (психолог) вправе с разрешения следователя (или по его просьбе) скорректировать этот же вопрос. Кроме того, педагог (психолог) вправе с разрешения следователя задавать вопросы несовершеннолетнему. При этом педагог (психолог) может просить о предоставлении возможности задавать вопросы несовершеннолетнему по отдельным этапам проведения следственного действия.

С учетом осуществляемой функции педагог (психолог) должен возражать против неправильной формулировки вопросов следователем, постановки им наводящих вопросов, приемов необоснованного принуждения, а именно: требования подтвердить те или иные обстоятельства и вообще угрожающего тона должностного лица, проводящего следственное действие. Педагог (психолог) вправе требовать от следователя занесения данных возражений в протокол следственного действия.

Профессиональные знания позволяют педагогу (психологу) информировать следователя, законного представителя и защитника о психическом состоянии несовершеннолетнего, а в связи с его обострением - просить о приостановлении или переносе следственного действия.

По окончании следственного действия педагог (психолог), ознакомившись с протоколом следственного действия, вправе отразить в нем свои замечания о правильности и полноте записей, а также неправильные, по его мнению, действия правоприменителя при проведении следственного действия.

Следует отметить, что уголовно-процессуальный закон предусматривает необходимость или возможность привлечения педагога (психолога) к следственным действиям, проводимым с участием несовершеннолетних. Однако педагогические (психологические) знания могут понадобиться и при производстве процессуальных действий с участием совершеннолетнего лица, имеющего психические недостатки или отстающего в развитии. Такие лица могут выступать потерпевшими, свидетелями, а также быть объектом уголовного преследования в рамках особого производства, предусмотренного главой 51 УПК РФ. Отставание в развитии и иные психические недостатки не лишают подобных субъектов возможности давать показания, участвовать в предъявлении для опознания, знакомиться с процессуальными решениями должностных лиц. В то же время особенности психического развития и состояния таких лиц затрудняют общение с ними, правильную постановку вопросов, выбор иных тактических приемов, что требует привлечения лиц, имеющих специальные познания в области педагогики (психологии). Это обстоятельство подтверждает наш вывод о том, что педагога (психолога), участвующего в следственных действиях, следует рассматривать как самостоятельного участника уголовного судопроизводства.

С учетом комплекса решаемых следователем вопросов в случаях привлечения педагога (психолога) к участию в следственном действии алгоритм деятельности следователя (дознавателя) должен включать в себя следующие действия:

- выявление наличия фактических и юридических оснований для привлечения педагога (психолога);

- определение вида необходимых в сложившейся ситуации специальных знаний;

- выбор и вызов конкретного педагога (психолога);

- проверка квалификации (образование, стаж деятельности) педагога (психолога), разъяснение ему сущности проводимого следственного действия, постановка задачи по обеспечению интересов несовершеннолетнего;

- предоставление педагогу (психологу) необходимого объема сведений о преступлении и личности несовершеннолетнего, а по ходатайству педагога (психолога) - возможности предварительно побеседовать с несовершеннолетним;

- получение устного (фиксируемого в протоколе) заключения педагога (психолога) о психологической готовности несовершеннолетнего к участию в следственном действии, наличии признаков отставания несовершеннолетнего в психическом развитии, целесообразности участия в допросе законного представителя;

- согласование плана следственного действия, порядка и последовательности постановки и корректировки вопросов, а также иных форм взаимодействия следователя с педагогом (психологом) в ходе следственного действия;

- проведение следственного действия с участием педагога (психолога);

- составление протокола следственного действия, ознакомление с ним педагога (психолога), участников следственного действия, предоставление возможности сделать замечания о порядке проведения следственного действия, правильности отражения сообщаемых допрашиваемым и иных сведений.

Таким образом, анализ норм УПК РФ также позволяет сделать вывод, что на педагога (психолога), участвующего в следственных действиях, возложена обязанность осуществлять гуманитарную, правозащитную деятельность, объектом которой являются неюридические интересы несовершеннолетних (а иногда и иных) участников уголовного процесса. Остается выяснить, как реализуется рассмотренная роль педагога (психолога) на практике.

3.2.

<< | >>
Источник: Демкина Мария Сергеевна. ПЕДАГОГ (ПСИХОЛОГ) КАК УЧАСТНИК УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА: ДОСУДЕБНЫЙ ЭТАП. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Самара - 2018. 2018

Еще по теме 3.1. Роль педагога (психолога) при производстве следственных действий с участием несовершеннолетнего:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -