<<
>>

1.3. Результаты ОРМ, как источник доказательств при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ

Поскольку существует мощный тандем статей, регламентирующих со­бирание доказательств в уголовно-процессуальной форме, то «можно по- разному относиться к оперативно-розыскной деятельности (розыску, сыску) - любить, игнорировать, ненавидеть, - однако, отрицать необходимость его существования нельзя»1.

Некоторые процессуалисты склоняются к тому, что если нет запрета, то можно считать результаты ОРД доказательствами[XCII] [XCIII]. Другие - к ним относится и диссертант - исходят из здравого смысла: нереально определять допусти­мость результатов ОРД в качестве доказательств априорно. Правильно, на наш взгляд, пишет Н.А. Громов:

«1) нужно уяснить, относятся ли полученные фактические данные к предмету доказывания;

2) выяснить, соблюдены ли требования закона, регламентирующие ОРД определенного вида;

3) выяснить наличие конкретных сведений об источнике фактических данных;

4) осуществить предусмотренные процессуальным законом действия, необходимые для приобщения предметов и документов к делу;

5) проверить и оценить их на общих основаниях по источнику и содер­жанию»[XCIV].

Как бы то ни было, следует согласиться с проф. М.П. Поляковым в том, что «законодательное введение результатов ОРД в арсенал средств борьбы с

преступностью пока никоим образом не отразилось на постулатах теории до­казательств». И далее: «Анализ многочисленных публикаций, направленных на преодоление противоречия между потребностью уголовно­процессуального использования результатов ОРД и теорией доказательств, показал, что пока теоретико-прикладная ситуация складывается не в пользу оперативно-розыскной информации»1.

«Важно подчеркнуть, - пишет С.А. Шейфер, - что традиционное для теории доказательств отрицание доказательственного значения непроцессу­альной информации в ее первоначальном виде сохраняет свое значение и сейчас.

Взятые сами по себе данные, полученные в результате оперативно­розыскной, административно-процессуальной и частной детективной дея­тельности, доказательствами не являются, ибо не соответствуют норматив­ному определению доказательства»[XCV] [XCVI].

На наш взгляд, если порядок представления и принятия доказательств в уголовно-процессуальном законодательстве регламентации не получил, то не следует, во-первых, отказываться от результатов ОРД; во-вторых, признать это пробелом закона (на сегодняшний день) и, в-третьих, действовать на об­щих основаниях. Такие основания, как ни парадоксально, на наш взгляд, дает ст. 89 УПК РФ: «В процессе доказывания запрещается использование ре­зультатов оперативно - розыскной деятельности, если они не отвечают тре­бованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом». Данную норму можно и нужно понимать следующим образом: «В процессе доказы­вания разрешается использование результатов оперативно - розыскной дея­тельности, если они отвечают требованиям, предъявляемым к доказательст­вам настоящим Кодексом».

Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» употребляет «трой­ную» терминологию: «результаты оперативно-розыскной деятельности»,

«результаты оперативно-розыскных мероприятий» (см., например, ст. 5 За­кона), «результаты документирования». Во многих публикациях наблюдается то же самое1.

Действительно, содержанием ОРД выступают информационные про­цессы, связанные с выявлением, сохранением и использованием оперативно значимой (релевантной) информации. Значимость информации определяется исходя из возможности ее использования для реализации задач ОРД, к кото­рым закон относит: а) выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливаю­щих, совершающих или совершивших; б) осуществление розыска лиц, скры­вающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголов­ного наказания, а также розыска без вести пропавших; в) добывание инфор­мации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, воен­ной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Таким образом, информационные технологии, применяемые в сфере ОРД для адаптации данных, полученных в ходе оперативно-розыскных ме­роприятий (ОРМ), к нуждам антикриминальной деятельности, можно обо­значать термином - «документирование»[XCVII] [XCVIII].

Юридическое понимание документирования значительно превосходит по объему его обыденное толкование, сводящее документирование лишь к

фиксации информации посредствам составления соответствующих докумен­тов.

По своей информационной сути процесс документирования - это дея­тельность по выявлению оперативно-розыскным путем фактических данных, их фиксации и подготовке для последующего использования. Документиро­вание выступает средством материализации результатов оперативно­розыскной деятельности. Результаты становятся «доказательными» исклю­чительно посредствам документирования. В связи с этим, документирование правомерно называть информационным уровнем доказывания[XCIX].

От результативности документирования во многом зависит весь после­дующий процесс раскрытия преступления, прежде всего доказывания в ходе предварительного расследования. В связи с этим, роль документирования для ОРД вполне сопоставима с ролью доказывания для уголовно-процессуальной деятельности. Причем, эти процессы близки не только по ролевой сущности, но и по своей информационной природе. Как в документировании, так и в доказывании используются общенаучные познавательные методы: опрос, осмотр, наблюдение, сравнение, измерение, эксперимент, исследование объ­ектов с помощью сведущих лиц и т.п. (ст. 6 Закона об ОРД).

Добывание и дальнейшие процедуры с доказательственной информа­цией осуществляются строго в рамках уголовно-процессуальной формы, оп­ределяющей порядок, условия и последовательность познавательных и удо­стоверительных действий органа дознания, следователя, прокурора и суда.

В последнее время заметно проявляет себя тенденция усиления форма­лизации ОРД, что делает оперативного работника менее свободным в выборе средств и методов получения информации: «оперативно-розыскное творчест­во» последовательно вытесняется оперативно-розыскной процедурой.

Таким образом, познавательная и удостоверительная сторона докумен­тирования и доказывания отличаются скорее по форме, чем по сути.

Причем познавательные отличия в большей мере относятся к эвристической состав­ляющей познания. Что касается логической его части (мыслительной дея­тельности по формированию выводного знания на основе достоверных суж­дений), то здесь разница вообще отсутствует.

Взаимосвязь документирования и доказывания приводит отдельных ученых к мысли об их соподчиненности. Так, ученые процессуалисты сводят задачи документирования лишь к сбору сведений об обстоятельствах, подле­жащих доказыванию[C]. При подобном подходе документирование правомерно рассматривается лишь как существенное дополнение к процессуальным средствам борьбы с преступностью.

Документирование не может заменить уголовно-процессуального дока­зывания. Документирование это в определенном смысле «мостик» между ОРД и уголовно-процессуальной деятельностью. Вместе с тем, современная трактовка задач ОРД, включающих в себя не только борьбу с преступностью, позволяет говорить о том, цель документирования не исчерпывается обеспе­чением процессуального доказывания. Так, можно предположить, что соби­рание сведений о событиях или действиях, создающих угрозу государствен­ной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации, не нацеливают субъектов ОРД на последующее доказывание. Та­ким образом, можно сделать вывод, что документирование всегда связано с уголовно-процессуальным производством, которое на любом своем этапе представляет процесс доказывания.

Широкий подход к пониманию документирования не означает, что под ним следует понимать любое действие, имеющее место в сфере ОРД. Так процесс оперативно-розыскной проверки лиц, привлекаемых к сотрудничест­ву, или проходящих процедуру допуска к сведениям, составляющим государ-

ственную тайну, не является документированием, если только речь не идет о вскрывшихся фактах криминального свойства.

Под целью документирования в широком смысле следует понимать - формирование результата ОРД, отражающего информацию об обстоятельст­вах, подлежащих доказыванию, или иные данные, представляющие опера­тивный интерес и способствующие реализации задач ОРД.

Закон об ОРД не дает определения «результата ОРД». Разъяснение этого понятия можно встретить в ведомственных нормативных актах, в частности в Межведомст­венной инструкции о порядке предоставления результатов ОРД органу доз­нания, следователю, прокурору или в суд[CI].

По мнению авторов указанного документа, результаты это - «фактиче­ские данные, полученные оперативными подразделениями в установленном Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» порядке, о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступле­ния, о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших правона­рушение, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, а также о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Под результатами ОРД следует понимать как результат отдельного ОРМ, так и совокупность таких результатов. Задокументированные результа­ты ОРД обретают юридическую силу (порождают последующие юридически значимые решения), если они отвечают определенным условиям.

Первое условие можно условно обозначить термином относимость. Это критерий оценки содержательной стороны оперативно-розыскной информа­ции. В широком смысле требование относимости результатов ОРД означает, что в них должны содержаться фактические данные, имеющие отношение к

информационной составляющей задач ОРД: информация о признаках подго­тавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда и т.д.

В узком смысле относимость результата ОРД означает - отношение оперативно-розыскной информации к конкретному делу оперативного учета или к уголовному делу (если ОРД осуществляется параллельно с расследова­нием). Результаты ОРД, не относящиеся к имеющимся в производстве делам оперативного учета, могут рассматриваться как основание для заведения та­ких дел.

Результаты ОРД, служащие иным (факультативным) целям ОРД, непо­средственно не связанным с борьбой с преступностью (ч.

2 ст. 7 Закона об ОРД), отражаются в материалах соответствующего делопроизводства, регла­ментируемого ведомственными нормативными актами.

Под результатами ОРД следует понимать как результат отдельного ОРМ, так и совокупность таких результатов. Задокументированные результа­ты ОРД могут приобрести юридическую силу, если:

- имеется соответствующее постановление начальника (заместителя) оперативно-розыскного подразделения на проведение определенного ОРМ;

- указанное в постановлении ОРМ проведено субъектом, уполномочен­ным на его проведение;

- ход и результаты проведенного ОРМ зафиксированы в соответст­вующих оперативно-служебных документах (рапортах, справках, актах с по­следующей систематизацией их в деле оперативного учета);

- результаты ОРМ переданы органу дознания, следователю, прокурору или в суд в порядке специальной Инструкции’.

Диссертантом сделана попытка систематизировать типичные ошибки, которые совершаются следователем при проверке результатов ОРМ по уго­

ловным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркоти­ческих средств и психотропных веществ (см. приложение №2 к диссертации).

Указание на фактический характер данных, полученных оперативно­розыскным путем, подчеркивает общую информационную природу результа­та ОРД и уголовно-процессуальных доказательств, также определяемых за­конодателем как «любые сведения» (ст. 74 УПК РФ). Нужно согласиться с выводом проф. М.П. Полякова, что «между категориями «процессуальное» и «непроцессуальное» в реальной жизни существуют весьма противоречивые отношения. С одной стороны, «непроцессуальное» стремиться перейти в раз­ряд «процессуального», дабы придать явлениям, к которым оно приложимо, свойство конвенциональной достоверности. С другой, «непроцессуальное», чтобы сохранить свою когнитивную потенцию, стремиться дистанцироваться от процедуризации, которая, несомненно, ограничивает познавательные воз­можности инструментария, приводя порой отдельные процедуры к полной «когнитивной импотенции»[CII].

При неизвестности источника происхождения или сомнительности способа получения информации, последняя, в случае ее относимости к пред­мету оперативно-розыскного исследования, проверяется оперативно­розыскными силами и методами.

Результаты ОРД отражаются в оперативно-служебных документах (ра­портах, справках, сводках, актах, отчетах и т.п.). К оперативно-служебным документам могут прилагаться предметы и документы, полученные при про­ведении ОРМ.

В случае проведения в рамках ОРД оперативно-технических мероприя­тий (далее - ОТМ) результаты ОРД могут быть также зафиксированы на ма­териальных (физических) носителях информации (фонограммах, видеограм­мах, фотопленках, фотоснимках, магнитных, лазерных дисках и др.).

В рамках данного параграфа рассмотрим лишь некоторые оперативно­розыскные мероприятия, результаты которых выступают в качестве фактиче­ских данных в уголовно-процессуальном доказывании.

Проверочная закупка наркотических средств. В литературе прове­рочная закупка определяется как «совокупность действий по созданию опе­ративным подразделением (оперативником) ситуации сделки (мнимой), в ко­торой с ведома ОРО (оперативно-розыскного органа - С.Л.) и под оператив­ным контролем возмездно приобретается товар или предметы (без цели по­требления или сбыта) у лица, обоснованно подозреваемого в совершении преступления в сфере финансовой, предпринимательской или торговой дея­тельности, с целью получения информации о вероятной преступной деятель­ности, а также решения иных задач ОРД»[CIII].

Проверочная закупка регламентируется п. 4 ч. 1 ст. 6 Закона об ОРД. Некоторые признаки проверочной закупки изложены в предписаниях ст. 5, 7 и 8, п. 1 ч. 1 ст. 15, ч. 1 ст. 17 Закона об ОРД, а также в ст. 36 и 49 ФЗ-З от 8 января 1998 года. Важно отметить, что проверочная закупка наркотических средств и психотропных веществ производится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД (п. 5 ст. 8 За­кона об ОРД).

Проверочная закупка по существу - мнимая сделка купли-продажи, ко­торая проходит под видом обычной процедуры с последующим объяснением продавцу о фактической цели закупки, контрольным взвешиванием и состав­лением акта.

Если проверочная закупка делается самим оперуполномоченным, то она проходит в присутствии конкретных очевидцев. Продавец может быть доставлен в РОВД, где получаются образцы: «смывы» с рук, содержимое из- под ногтей, микрочастицы в карманах и т. д. При этом целесообразно прово-

дить аудиозапись или видеозапись проверочной закупки, о чем делается по­метка в рапорте.

Если же проверочную закупку произвело лицо, которое невозможно (нецелесообразно) указывать в качестве возможного свидетеля, то должны быть другие лица, которые могут это засвидетельствовать, в том числе и сам оперуполномоченный.

Будущие свидетели могут находиться в таком месте, откуда было бы видно и слышно происходящее при закупке. Не исключается применение би­нокля, радиомикрофона, диктофона. Проверочная закупка в любом варианте должна быть контролируема оперуполномоченным. О проверочной закупке составляется акт и докладывается рапортом.

Требования к упаковке и все правила проведения специальных иссле­дований того, что было изъято при проверочной закупке, остаются в силе.

Таким образом, проверочная закупка - оперативно-розыскное меро­приятие, связанное с приобретением наркотических средств или психотроп­ных веществ в виде предметов, веществ, изделий, продукции или услуг в не­законном обороте наркотиков, в целях обнаружения и фиксации преступных действий проверяемых лиц, их задержания с поличным, а также установле­ния различных обстоятельств, имеющих значение для решения задач рассле­дования.

Достаточно часто такой задачей расследования является выяснение происхождения наркотика и каналов его поставки. Например, сотрудники Управления ФСКН по Нижегородской области задержали в Н. Новгороде 32­летнего местного жителя, который пытался сбыть партию героина. Сбытчик был задержан в ходе реализации оперативно-розыскных мероприятий - он был задержан во время закупки дозы героина. В его квартире во время обы­ска обнаружено еще 604 грамма героина, происхождение которого следовало установить.

С помощью проверочной закупки решаются две тактические задачи, важные для последующего доказывания по уголовному делу:

а) подозреваемый задерживается сразу же после получения наркотика «покупателем», а, следовательно, не может не осознавать характер имею­щихся в отношении его доказательств;

б) не просто проверяется информация о сбыте наркотиков и сбытчике, а создается основа для глубокой оперативной проверки всего канала сбыта.

В зависимости от круга более частных задач, обстоятельств проведения операции, личности сбытчика наркотиков в каждом конкретном случае могут применяться две разновидности проверочной закупки.

В первом случае, после проведения проверочной закупки, сбытчик за­держивается и в отношении его решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Такие проверочные закупки применяются в случаи необходимости пре­сечения сбыта, например, в учебном заведении, среди военнослужащих и т.п.

Во втором случае, когда требуется отследить канал поставки наркоти­ков и всех участников сбыта, а также задержать сбытчика с крупной партией наркотических средств, используются многоразовые закупки с последующим задержанием. В этом случае вначале «покупатель» приобретает у сбытчика одну или несколько так называемых «партий доверия»[CIV]. В процессе покупки происходит договоренность о приобретении более крупной партии или дого­воренность о «подходах» к человеку, который такую партию может «приоб­рести».

Основными условиями проведения проверочной закупки являются:

- наличие объективной информации о фактах незаконного сбыта нар­котических средств конкретными лицами или группой лиц;

- возможность обеспечения требований конспирации, защиты от утеч­ки информации, сохранения при необходимости в тайне сведений о подго­товке и проведении оперативно-розыскного мероприятия;

- надлежащее финансовое и техническое обеспечение проверочной за­купки;

- достаточность сил для проведения операции, соответствующий уро­вень подготовки ее участников;

- обеспечение безопасности «покупателя» и других участников опера­ции на всех этапах ее проведения;

-соблюдение законности при проведении проверочной закупки[CV].

Проверочная закупка планируется и проводится как специальная опе­рация. Ее основными этапами являются:

- анализ информации о сбытчике на предмет выяснения его истинной роли в отслеживаемом механизме преступной деятельности;

- подбор для «подведения» под видом «покупателя» наркотических средств к сбытчику оперативного сотрудника или иного лица, которое доб­ровольно согласилось содействовать в выявлении лиц занимающихся сбытом наркотических средств2;

- инструктаж «покупателя», снабжение его специальной аппаратурой и предварительно помеченными деньгами;

- наблюдение за действиями сбытчика и осуществление постоянной связи с «покупателем»;

- фиксация передачи наркотических средств и получения сбытчиком денег в ходе проверочной закупки;

- задержание сбытчика и проведение всего комплекса действий по фиксации обнаруженных у него денег и наркотических средств.

При проведении проверочной закупки рекомендуется следующий по­рядок ее выполнения:

1. Осмотр и пометка денежных купюр специальным составом в присут­ствии граждан, составление акта пометки с указанием достоинства купюр, которые будут использоваться для оплаты при проведении закупки, их серий и номеров, общей суммы, характера упаковки, вида пометки и использован­ного специального средства, способа его проявления на деньгах и упаковке.

2. Осмотр «покупателя» перед вручением ему специальной аппаратуры и помеченных денег. Если «покупатель» использует автомобиль, то необхо­димо произвести осмотр автомобиля. По результатам осмотра «покупателя» и транспортного средства составляются соответствующие акты.

3. Составление акта о вручении помеченных денежных купюр лицу, непосредственно привлеченному к производству закупки, с указанием дан­ных о нем, цели вручения денег (допускается оформление производства ос­мотра денежных купюр и вручения их лицу, привлекаемому к закупке, одним документом).

4. Проведение инструктажа «покупателя» о его поведении в ходе встречи со сбытчиком (сбытчиками), возможных вариантах, действий, ус­ловных знаках об окончании «сделки», его действиях в момент планируемого задержания участников проверочной закупки;

5. Для обеспечения прослушивания и фиксации в ходе переговоров сбытчика с «покупателем», его снабжают диктофоном, радиомикрофоном или миниатюрной видеокамерой. Составляется акт о вручении технического средства «покупателю» с указанием сведений и кратких технических данных переданного ему устройства. Кассеты должны быть прослушаны и просмот­рены на наличие посторонних записей. После проверки на аудиокассету в начале ленты записывается информация, по которой можно определить ко­гда, где, с какой целью, в каком составе начато оперативно-розыскное меро­приятие. Этот факт отражается в акте.

6. Фиксация проверочной закупки производится посредством составле­ния акт наблюдения за происходящими событиями и применения видео- или звукозаписи (возможно, дистанционной фотосъемки с использованием теле-

объектива). В акте должны быть отражены сведения о времени и месте его проведения, лицах, принимавших в нем участие, ход встречи, момент сделки, а также действия лиц, пытающихся в момент запланированного и произво­димого задержания избавиться от уличающих их предметов. Кроме того, в нем должны быть описаны действия сотрудников, принимающих участие в задержании.

7. Задержание и досмотр задержанного продавца (продавцов) непо­средственно после передачи ими «покупателю» наркотиков и получения от него денег. Досмотру подвергаются все лица принимавшие участие в прове­рочной закупке. Все изъятое соответствующим образом упаковывается, в ак­те указывается способ упаковки, обеспечиваются сопроводительные надписи на упаковке, а также подписи граждан, оперативных работников, а по воз­можности и подписью лица, у которого произведено изъятие.

8. Осмотр места проверочной закупки и проведенного задержания. Ос­мотр необходим для обнаружения выброшенных предметов, рассыпанных, разлитых наркотических средств, разорванных документов и т.п.

9. Изъятие и осмотр у «покупателя» технических средств. После изъя­тия записи прослушиваются, их краткое (или полное) содержание отражается в протоколе. В целях экономии времени кассеты могут осматриваться и опе­чатываться, а затем, после возбуждения уголовного дела составляется прото­кол осмотра и прослушивания (просмотра) записи с детальной фиксацией ключевых фраз из разговоров сбытчика и «покупателя».

После этого, если уголовное дело не возбуждено, проводятся опрос сбытчика. Если на этапе задержания к расследованию подключился следова­тель, то возбуждается уголовное дело и проводится допрос задержанного за сбыт наркотических средств или психотропных веществ. В первую очередь выясняется:

- принадлежность закупленных наркотиков, сильнодействующих и ядовитых веществ, источники их приобретения;

- данные о лицах сбывших им наркотические средства, психотропные вещества;

- уточняются обстоятельства перепродажи.

У сбытчиков мелких партий (доз) наркотиков целесообразно выяснять данные о поставщике, обстоятельствах доставки, месте, времени и обстоя­тельствах приобретения товара, количестве, упаковке, порядке расчетов и т.д.

«Покупатель» также опрашивается (или допрашивается) по всем об­стоятельствам его участия в проведении проверочной закупки. Участвующий в качестве «покупателя» оперативный работник пишет подробный рапорт и в дальнейшем допрашивается следователем в качестве свидетеля.

Так, в октябре 2005 г. в Куйбышевском районном суде Омской области завершено разбирательство и оглашен приговор по делу в отношении С. Афанасьева, обвинявшегося в трех эпизодах сбыта героина и приготовлении к незаконному сбыту этого же вида наркотика. Можно сказать, что стороне обвинения крупно «повезло»: при наличии многих промахов досудебные до­казательства были признаны судебными.

Во-первых, две контрольные закупки были произведены не напрямую, а через брата Афанасьева, который, как обозначено в приговоре, «выступал в качестве посредника». Одно это обстоятельство должно заставить задумать­ся: родной брат Афанасьева может не быть впоследствии свидетелем, даю­щим важные показания для стороны обвинения (ст. 51 Конституции Россий­ской Федерации, п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ).

Во-вторых, контрольные закупки наркотического средства производи­лись без контроля со стороны оперативных работников: меченые деньги бы­ли изъяты через несколько часов после их проведения. Афанасьев - при пол­ном отказе брата от дачи показаний - мог придумать легенду о получении меченых денег.

Наконец, в-третьих, и после второй контрольной закупки Афанасьев не был задержан и досмотра не было сделано, хотя уголовное дело было возбу­

ждено. Только через месяц, после очередного сбыта героина, Афанасьев был задержан1.

При проведении личного досмотра задержанного производится одно­временное фиксирование его результатов. Это должны делать два оператив­ных работника, один из которых в присутствии понятых производит досмотр, а другой составляет акт досмотра[CVI] [CVII]. Он же направляет наркотическое средство на исследование в экспертное подразделение и после получения заключения направляет следователю материалы проверки[CVIII].

Примерный перечень документов, составляемых по результатам про­ведения проверочной закупки:

1. Мотивированный рапорт оперативного сотрудника о необходимости проведения проверочной закупки, оперативного внедрения, с резолюцией ру­ководителя: «Разрешаю проведение проверочной закупки, оперативное вне­дрение и выдачу для этого денежных средств».

2. Постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка», оперативного внедрения конкретных лиц, оказы­вающих содействие в ее проведении, утвержденное руководителем опера­тивного подразделения.

3. Акт осмотра предметов одежды «покупателя».

4. Акт осмотра автомашины «покупателя», предметов одежды водите­ля.

5. Акт осмотра денежных средств и факта их выдачи для проведения проверочной закупки наркотиков, сильнодействующих и ядовитых веществ, оборудования для их изготовления.

6. Акт осмотра технических средств аудио- видеозаписи и удостовере­ния факта их выдачи «покупателю» для проведения проверочной закупки, оперативного внедрения.

7. Акт осмотра переданных «покупателем» наркотиков, сильнодейст­вующих и ядовитых веществ, полученных в ходе проведения проверочной закупки

8. Акт наблюдения оперативного сотрудника, присутствующего при проведении ОРМ, а затем передававшего наркотики, сильнодействующие и ядовитые вещества для исследования специалистам, от специалистов - на

хранение в установленном порядке.

9. Акт добровольной выдачи веществ, денег, предметов или исследова­ния с согласия сбытчика предметов его одежды, вещей.

10. Акт сбора образцов для сравнительного исследования у сбытчика.

11. Объяснение «покупателя», сбытчика, свидетелей и очевидцев за­держания. Рапорт «покупателя»-оперативного работника.

12. Акт осмотра технических средств, аудио- видеозаписи после прове­дения проверочной закупки.

13. Уведомление в суд по месту проведения обследования жилища в течение 24 часов с момента его проведения без судебного решения.

14. Постановление об обращении в суд за разрешением на обследова­ние жилища, утвержденное одним из руководителей органа, осуществляю­щего оперативно-розыскную деятельность.

15. Сопроводительное письмо о направлении закупленных средств на исследование с их описанием в приложении.

16. Заключение специалиста о результатах исследования наркотическо­го средства или психотропного вещества. Сопроводительное письмо, к кото­рому прилагается заключение специалиста, исследованное вещество в упа­ковке специалиста.

17. Акт передачи исследованного специалистом наркотика на хранение, в установленном порядке в хранилище, откуда наркотики в ходе расследова­

ния изымаются следователем и приобщаются его постановлением к материа­лам уголовного дела в качестве вещественного доказательства.

18. Постановление о рассекречивании отдельных оперативно­служебных документов.

19. Постановление о представлении результатов ОРД органу расследо­вания

20. Сопроводительное письмо начальника оперативного подразделения о передаче материала предварительной проверки начальнику следственного подразделения.

21. Протокол осмотра места происшествия в порядке ст. 177 УПК РФ.

22. Рапорт об обнаружении признаков состава преступления в порядке ст. 143 УПК РФ со ссылкой на нормы УК РФ по которым может быть квали­фицировано деяние[CIX].

Наблюдение. При проведении данного мероприятия выделяют два ос­новных вида: физическое и электронное (или техническое). Кроме того, раз­личают комплексное наблюдение, т.е. смесь основных видов. Однако для на­блюдения, связанного с проникновением в жилище требуется соблюдений двух условий, которые ограничивают его осуществление получением санк­ции судьи и наличием специальной информации.

Данный вид оперативно-розыскного мероприятия оформляется рапор­том оперативного сотрудника, сводкой наблюдения или справкой. В одном из этих документов отражаются (в хронологическом порядке) развитие на­блюдаемого события (поведение лица), контакты наблюдаемого с другими людьми и иные имеющие значение обстоятельства. К рапорту могут прила­

гаться фотографии, аудио-, видеозаписи и др. В дальнейшем доказательства представленных материалов могут быть сформированы в форме протокола допроса, заключений по результатам экспертизы аудио-, фото- или видеома­териалов.

Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местно­сти и транспортных средств. При проведении данного мероприятия надо учитывать, что основными условиями обследования жилища являются нали­чие судебного решения, специальной информации, а также документально оформленного задания оперативного подразделения в форме мотивированно­го постановления, утвержденного соответствующим руководителем.

Данное мероприятие заключается в обследовании предметов обстанов­ки и имеющихся следов, которые связаны с деятельностью лиц, обоснованно заподозренных в незаконном обороте наркотических средств. В необходи­мых случаях производится изъятие предметов, материалов или их частей.

Фиксация результатов обследования осуществляется посредством со­ставления рапорта или акта обследования, а также применения фотосъемки или видеозаписи.

В рапорте или акте фиксируются: ход обследования, обнаруженные предметы, использованные технические и иные средства (в частности, окра­шивающие вещества). Подробно указывается изъятые образцы и их количе­ство. Приложением к рапорту или акту могут быть аудио- и видеозаписи, а также другие технические носители информации о проведенном мероприя­тии.

В дальнейшем доказательства по представленным материалам могут быть сформированы в форме протокола допроса участников обследования, заключений по результатам экспертизы обнаруженных объектов.

Прослушивание телефонных переговоров. Данное мероприятие имеет смысл проводить в период активных контактов фигурантов или сразу после событий, которые эти контакты могут активизировать, например задержания

одного из них. Прослушивание производится непосредственно оперативным работником или с участием специалистов технического подразделения.

По результатам прослушивания произведенной звукозаписи составля­ется протокол осмотра кассеты и ее прослушивания. В протоколе отражается время и место звукозаписи, вид и модель используемых технических средств, а также сведения о лицах, которые фигурируют в записанном разговоре. В описательной части протокола указываются ключевые фразы и слова имею­щие доказательственное значение, а полный текст переговоров, его распечат­ка, является приложением к протоколу.

После окончания прослушивания кассета с фонограммой упаковывает­ся и опечатывается.

Изучение данной категории уголовных дел показало, что даже при на­личии в распоряжении следователя записей на магнитных носителях и распе­чаток текста разговора, они не используются в полной мере для получения новых доказательств или закрепления имеющейся доказательственной базы. В этой связи рекомендуется представлять для прослушивания обвиняемым и лицам, принимающим участие в разговоре имеющиеся по делу аудиозаписи и их текстовые распечатки. Факт их просмотра и прослушивания необходимо отражать в протоколе допроса. В связи с тем, что отдельные (ключевые) фра­зы и слова могут трактоваться неоднозначно, для выяснения их смыслового значения и всего контекста записанного разговора допрашиваемым лицам целесообразно задать вопросы с отражением ответов на них в протоколе следственного действия.

Предварительные исследования. На первоначальном этапе работы, до возбуждения уголовного дела, широко используются предварительные ис­следования обнаруженных материалов, веществ и изделий. При направлении на исследование перед специалистом ставятся вопросы о разновидности, идентичности, количестве, химической чистоте наркотических средств, заку­пленных в качестве «партии доверия» и изъятых при задержании сбытчика.

Под предварительным исследованием в криминалистике принято по­нимать анализ объектов, осуществляемый для выяснения тех или иных об­стоятельств расследуемого события, а также использования полученных вы­водов не столько в качестве средства доказывания, сколько в целях розыска лиц, предварительного установления их причастности к сбыту наркотиков, прогнозирования развития криминальной ситуации и ее оценки[CX].

В настоящее время в практической деятельности, например, органов внутренних дел данный вид использования специальных познаний широко и успешно применяется в целях расследования преступлений. Основанием для проведения предварительных исследований в органах внутренних дел явля­ются положения Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», а также Приказа МВД России № 261 от 01.06.93 г. «О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности органов внут­ренних дел».

В практике расследования преступлений, связанных с незаконным обо­ротом наркотических средств и психотропных веществ применяются не­сколько разновидностей предварительных исследований.

Предварительные исследования, проводимые в качестве проверочного действия при решении вопроса о наличии достаточных оснований для воз­буждения уголовного дела.

Такие исследования проводятся преимущественно в рамках оператив­но-розыскных мероприятий, направленных на выявление и документирова­ние преступной деятельности лиц, занимающихся незаконным оборотом наркотиков.

По делам рассматриваемой категории данный вид предварительных ис­следований является одним из самых известных и распространенных, т.к. в большинстве случаев их результаты позволяют отнести конкретное вещество

к разряду наркотических, и, тем самым избежать ошибок при возбуждении уголовных дел. Так, у гражданина К. было изъято 5 коробочек с веществом коричневого цвета, и у сотрудников ФСКН возникло подозрение о том, что этим веществом является опий. Однако проведенное исследование опроверг­ло первоначальное предположение - изъятое вещество не содержало нарко­тиков.

Большинство аналитических методов предварительного исследования достаточно сложны и требуют наличия не только специальных познаний, но и современной техники, поэтому обычно они проводятся квалифицирован­ным специалистом, чаще всего, сотрудником экспертно­криминалистического подразделения. Вместе с тем, в настоящее время для предварительного выявления наркотических средств и сильнодействующих веществ широко используются наборы экспресс тестов, отличающиеся по со­ставу и способам применения химических реагентов (капельные, ампульные, аэрозольные и т.д.)[CXI]. Простота их применения позволяет использовать их не только специалисту, но и самому следователю или работнику ФСКН.

Несмогря на широкие возможности этих средств для проведения ана­лиза наркотиков, необходимо помнить о том, что результаты их применения имеют ряд ограничений. Во-первых, получаемые результаты носят качест­венный, но не количественный характер, т.е. концентрация наркотического средства останется не выясненной; во-вторых, как отрицательный, так и по­ложительный результаты, соответственно, не исключают или не гарантируют присутствия наркотика, и, в-третьих, их применение допускается только в случаях, не разрушающих исследуемый объект. Поэтому всегда нужн пом­нить о том, что такие результаты всегда являются лишь предварителы:: ши и носящими ориентирующих характер. Самым убедительным доказательством

может быть только качественный химический анализ, проведенный специа­листом.

Предварительные исследования, результаты которых способствуют определению наилучших путей расследования, поиску доказательств, вы­движению и проверке следственных версий.

На их основе возможно не только выявление информации об обстоя­тельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, но и осуществле­ние в конкретных следственных ситуациях выбора наиболее оптимальных тактических направлений и процессуальных средств раскрытия преступле­ний. Наряду с другими данными осмотра, выводы предварительных исследо­ваний, полученные на первоначальном этапе расследования, способствуют раскрытию преступления по «горячим следам».

Большое значение в раскрытии организованных преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков занимают обыски, в ходе которых возможно обнаружение предметов, которые могли быть использованы при изготовле­нии наркотиков (пресс-формы, сита, ткани, ножи, скребки, кофемолки, ступ­ки, весы и др.). Так в аэропорту были задержаны В. и Н. с двумя чемоданами гашиша. Однако они заявили, что чемоданы им не принадлежат. При обыске в доме у одного из задержанных обнаружили капроновое сито с частицами зеленоватой массы. Проведенным исследованием было установлено, что эти частицы являются пыльцой и растительными остатками южной конопли. Тем самым, версия задержанных была опровергнута.

В ходе обысков кроме предметов, имеющих непосредственное отноше­ние к наркотикам, могут быть обнаружены другие свидетельства о преступ­ной деятельности подозреваемых, например различные документы, рукопис­ные записи, а также тайнописные и зашифрованные тексты, предварительное исследование которых дает подчас весьма важную информацию.

Предварительные исследования, способствующие обоснованному на­значению необходимой экспертизы, а также оценке выводов эксперта.

В частности, с их помощью может быть значительно облегчено реше­ние вопросов о том: необходимы ли в данном случае специальные познания;

достаточен ли объем представляемых на экспертизу материалов; все ли соб­ранные для экспертизы образцы соответствуют по групповым признакам ве­щественному доказательству; как наилучшим образом сформулировать зада­ние эксперту.

Например, при направлении на экспертизу растительных объектов для решения вопроса о районе их произрастания и выявления временных харак­теристик (фаз вегетации) необходимо обеспечить сохранность всех вегета­тивных частей растения (соцветий, листьев, стеблей, коробочек и т.д.) Кроме того, эксперту необходимо представлять образцы растений (конопли, мака) с места предполагаемого произрастания исследуемых объектов, причем изъя­тых в максимально короткий период с момента сбора сырья до момента представления объектов на экспертизу.

В материалах, представляемых эксперту, должны содержаться данные о весе вещества, изъятого при проведении следственных действий, более точный вес можно определить также при проведении предварительных ис­следований.

Основанием для их проведения исследований специалистом является не постановление, а отношение (письмо) органа дознания, при этом результа­ты отражаются в заключении специалиста.

Собственные выводы предварительных исследований, проведенных самим сотрудником органа дознания или следователем, не отражаются в са­мостоятельном процессуальном документе, и поэтому к ним - к выводам - не предъявляется требование достоверности.

При проведении такого исследования в ходе следственного действия (осмотра, обыска, следственного эксперимента и др.) указываются приме­няемые технические средства и методика исследования, а также видимые признаки исследованных объектов, которые при этом выявлены. Выводы, сделанные следователем (оперативным уполномоченным, специалистом) в таких случаях, в протоколе не фиксируются, как не имеющие доказательст­венного значения. При дальнейшем проведении расследования по делу на

основании результатов предварительных исследований следователю для по­лучения доказательств необходимо назначить судебную экспертизу.

Для придания оперативным материалам процессуального статуса дока­зательства необходимо, чтобы они были «легализованы»; обрели надлежа­щую процессуальную форму, что обеспечило бы приобретение ими свойства допустимости. Согласно ст. 2 Закона об ОРД, фактические данные, получен­ные в результате оперативно-розыскных мероприятий, в уголовный процесс осуществляется путем представления этих сведений в органы дознания, сле­дователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело.

Представление оперативных материалов производится на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно­розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нор­мативными актами.

Однако эти материалы могут быть не только представлены в орган доз­нания, следователю или суд, но и истребованы из оперативных подразделе­ний по инициативе названных органов и лиц. Подобным указанием было бы целесообразно дополнить ст. 2 Федерального закона «Об оперативно­розыскной деятельности». Кроме того, порядок представления и истребова­ния оперативных материалов необходимо закрепить в УПК. После получения представленных органу дознания, следователю или суду сведений, добытых оперативных путем, их процессуального оформления и приобщения к делу эти сведения становятся доказательствами и подлежат проверке и оценке в совокупности с другими доказательствами.

Ввести в дело доказательственную информацию, облеченную в форму показаний, заключений, документов и т.д. может только субъект доказыва­ния, осуществляющий собирание доказательств, т.е. лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, судья. Поэтому представление участникам процесса, гражданам, учреждениям, предприятиям и организациям предме­тов и документов, имеющих, по их мнению, отношение к делу, еще не озна­чает появление в деле доказательства.

В порядке обобщения данного параграфа, можно сформулировать ряд выводов:

1. Ст. 89 УПК РФ можно и нужно понимать следующим образом: «В процессе доказывания разрешается использование результатов оперативно - розыскной деятельности, если они отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом».

2. По своей информационной сути процесс документирования - это деятельность по выявлению оперативно-розыскным путем фактических дан­ных, их фиксации и подготовке для последующего использования как дока­зательства. Познавательная и удостоверительная сторона документирования и доказывания отличаются скорее по форме, чем по сути.

3. При проведении проверочной закупки, как одной из важной специ­альной операции, необходимо соблюдать все ее условия и порядок, так как при не соблюдении этих правил приведет к тому, что результаты этой опера­ции не будут доказательствами по уголовному делу.

4. Результаты применения наборов экспресс тестов имеют ряд ограни­чений; во-первых, получаемые результаты носят качественный, но не количе­ственный характер, т.е. концентрация наркотического средства останется не выясненной; во-вторых, как отрицательный, так и положительный результа­ты, соответственно, не исключают или не гарантируют присутствия наркоти­ка, и, в-третьих, их применение допускается только в случаях, не разрушаю­щих исследуемый объект. Поэтому всегда нужно помнить о том, что такие результаты всегда являются лишь предварительными, которые имеют ориен­тирующий характер и тактическое значение.

5. Для придания оперативным материалам процессуального статуса до­казательства необходимо, чтобы они были «легализованы» - обрели надле­жащую процессуальную форму, что обеспечило бы приобретение ими свой­ства допустимости.

6. Возможность формирования доказательств вне уголовного процесса приведет к разрушению системы уголовно-процессуальных гарантий их доб­рокачественности, нарушению конституционных прав и законных интересов участников уголовного процесса.

<< | >>
Источник: ЛУБИН Сергей Александрович. Формирование системы обвинительных доказательств по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород - 2006. 2006

Скачать оригинал источника

Еще по теме 1.3. Результаты ОРМ, как источник доказательств при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ:

  1. Организационные основы формирования глобальной навигационной системы и обоснование перечня объектов, подлежащих оснащению оборудованием системы глобальной навигации
  2. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  3. 12. Использование специальных знаний при расследовании преступлений, связанных с присвоением права на владение и управление предприятиями
  4. § 2. Использование результатов следственного действия, предусмотренного статьей 186.1 УПК РФ, при расследовании отдельных видов преступлений
  5. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  6. ЛУБИН Сергей Александрович. Формирование системы обвинительных доказательств по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород - 2006, 2006
  7. Содержание
  8. Введение
  9. 1.1. Ключевые понятия и категории теории доказательств и доказывания.
  10. 1.2. Уголовно-правовые детерминанты предмета доказывания.
  11. 1.3. Результаты ОРМ, как источник доказательств при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ
  12. 2.1. Собирание доказательств при выявлении признаков преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.
  13. 2.3. Особенности производства неотложных следственных действий при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом нарко­тических средств и психотропных веществ.
  14. Заключение
  15. Приложения
  16. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  17. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  18. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  19. 3.1. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика личности преступника, совершающего незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ
  20. § 4. Проблемы взаимодействия международного и национального уголовного права через призму культурного релятивизма
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -