<<
>>

Реабилитация как цель производства по уголовному делу в отношении умершего

Уголовное судопроизводство служит не только инструментом уголовного преследования и наказания виновных, но и является способом защиты от любого необоснованного обвинения. Эта мысль, развиваемая учеными с момента начала в нашей стране процесса преобразования общественных отношений , получила

133

закрепление в ст.

6 УПК РФ и является в настоящее время доминирующей.

Уголовно-процессуальным способом восстановления нарушенных незаконным уголовным преследованием прав и свобод является реабилитация. Реабилитация традиционно рассматривается как одна из составляющих частей назначения уголовного судопроизводства (ч.2 ст.6 УПК РФ).

Из буквального содержания п.4 ч.1 ст.24 УПК РФ, согласно которому производство по уголовному делу после смерти подозреваемого (обвиняемого) может быть продолжено только в целях его реабилитации, следует возможность реабилитации лиц, незаконно и необоснованно подвергнутых уголовному преследованию не только прижизненно, но и посмертно, на что также указал и Конституционный Суд РФ.[129] [130] [131]

Реабилитация является одной из гарантий справедливости уголовного

135

судопроизводства и выражением заинтересованности государства не только в наказании виновных, но и в ограждении невиновных от последствий незаконного уголовного преследования, путем восстановления их прав и законных интересов. Эта идея высказывалась многими отечественными процессуалистами[132] [133] [134] [135] [136] и была фактически воплощена в ст. 2 УПК РСФСР в качестве цели уголовного судопроизводства. В связи с этим в научной литературе все более широкое распространение получает представление об уголовном процессе как гарантии

137

против необоснованного и незаконного обвинения.

Идея реабилитации получила развитие и на международном уровне.

Так, в ст.5 Европейской конвенции 1950г. предусмотрено право "каждого, кто стал

138

жертвой незаконного ареста или заключения под стражу, на компенсацию". Согласно протоколу № 7 к Европейской Конвенции право на компенсацию возникает и в том случае, когда лицо понесло наказание в результате судебной ошибки. Правило о компенсации жертвам незаконного ареста, заключения под стражу и судебной ошибки содержит также Международный пакт о гражданских и политических правах 1966г.[137]

Зарождение первых элементов реабилитации в России можно отнести к середине XVIII в. Позже, в ходе судебной реформы Александра II, право оправданного на материальное возмещение вреда и публикацию оправдательного приговора в прессе за счет государства получило закрепление в Уставе уголовного судопроизводства 1864г.

Современное понимание института реабилитации формируется с момента принятия Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик (1958 г.), в процессе подготовки которого идея о включении в него норм о реабилитации была поддержана многими процессуалистами.[138] Значение термина реабилитация в законе не разъяснялось, однако ст.5 УПК РСФСР вводился запрет на прекращение уголовного дела при условии необходимости дальнейшего производства в целях реабилитации умершего, а ст.385 УПК РСФСР позволяла в целях реабилитации возобновить производство по уголовному делу после смерти осужденного по вновь открывшимся обстоятельствам.

Впервые конституционное оформление право на возмещение вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, получило в ст. 58 Конституции СССР 1977г. В этой статье декларировалось право каждого получить компенсацию вреда причиненного незаконными действиями должностных лиц и государственных организаций при исполнении ими служебных обязанностей. Однако создание правовой базы для реабилитации стало возможным считать завершенным лишь сегодня.

Согласно ст.53 Конституции РФ, каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Это общее положение было детализировано в ст. 1069 и 1070 ГК РФ.

Дальнейшее развитие института реабилитации связано с принятием и вступлением в действие УПК РФ. Уголовно-процессуальный кодекс РФ в качестве одного из принципов уголовного судопроизводства закрепил принцип охраны прав и свобод человека и гражданина (ст. 11), который создал основу для компенсации вреда, лицам, чьи права и свободы были нарушены незаконным уголовным преследованием. Нормативное оформление в качестве самостоятельного уголовно-процессуального института реабилитация получила в главе 18 УПК РФ.

Сам термин "реабилитация" (от латинского rehabilitate — восстановление) означает восстановление в правах. В современных словарях русского языка можно найти различные определения реабилитации: "Восстановление чести, репутации, неправильно обвиненного или опороченного лица, восстановление (по суду или в административном порядке) в прежних правах" или "Восстановление доброго имени, репутации неправильно обвиненного, опороченного лица; отмена всех правовых последствий",[139] [140] или "реабилитировать - восстанавливать прежнюю незапятнанную репутацию (или в прежних правах)".[141]

В науке уголовного процесса понятие реабилитации является дискуссионным. Длительное отсутствие законодательного определения реабилитации привело к формированию различных подходов к ее пониманию. Можно выделить три основных подхода к понятию реабилитации. Наиболее распространенным пониманием реабилитации является отождествление ее с оправданием или прекращением уголовного преследования по реабилитирующим основаниям.[142] Сторонники второго подхода под реабилитацией понимают "совокупность мер по возмещению вреда и восстановлению прав лиц, незаконно и необоснованно подвергнутых уголовному преследованию".[143] Третий подход сочетает в себе два первых, его сторонники полагают, что реабилитация - это не

только официальное признание невиновности лица, но и возмещение ему вреда и

147

восстановления его в правах.

Первый подход к понятию реабилитации является одним из наиболее распространенных в науке уголовного процесса и тесно связан с законодательной формулировкой. Сторонники этой точки зрения, ограничивают содержание реабилитации вынесением оправдательного решения, наступающие же после оправдания последствия (например, восстановление на работе, возмещение имущественного ущерба) в реабилитацию не включаются и рассматриваются как ее правовые последствия. Этой точки зрения придерживаются Б.Т. Безлепкин, А.Г. Эдилян, Т.Т. Таджиев, Ч.С. Касумов и др.[144] [145]

Однако рассмотрение реабилитации только как официального признания невиновности лица отражает лишь один аспект этого института, поскольку исключает процедуру восстановления прав и свобод необоснованно подвергнутого уголовному преследованию лица, и возмещения причиненного ему вреда.

Признание невиновности лица или прекращение в отношении него уголовного преследования по реабилитирующим основаниям не завершает процесс реабилитации.[146] Более того, именно с признания невиновности и прекращения уголовного преследования в сущности и начинается реабилитационный процесс, т.е. процесс восстановления прав.

Такой подход к понятию реабилитации поддерживается Л.В. Бойцовой, Н.В. Зинькевичем, А.А. Подопригорой, М.Ф. Поляковой и др.[147] Приверженцы этой точки зрения настаивают на понимании реабилитации как процесса, процедуры, порядка восстановления прав лица, незаконного подвергнутого уголовному преследованию. Вынесение процессуального акта, оправдывающего лицо, в отношении которого осуществлялось уголовное преследование, по их мнению, представляет собой отправную точку, основание для начала восстановительных (реабилитационных) процедур. При таком подходе реабилитация является процессуальной формой возмещения вреда и восстановления в правах.

Такой подход к понятию реабилитации в целом отвечает смыслу, заложенному в УПК РФ. УПК РФ трактует реабилитацию как следствие признания лица невиновным в совершении преступления (п.34 ст.5 УПК РФ).

Как видим, о реабилитации, как официальном признании в уголовно-процессуальном акте невиновности лица, в нормах УПК РФ речи не идет.

В то же время нормы действующего УПК в этом отношении противоречивы. Если п. 35 ст. 5 УПК определяет реабилитированного как "лицо, имеющее право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием", то есть подразумевает, что реабилитация, как основание обращения лица за восстановлением прав, уже состоялась, то ч.1 ст.134 УПК РФ устанавливает, что за оправданным или лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, признается право на реабилитацию, которая еще должна состояться и которая по смыслу закона (ч.1 ст. 133 УПК РФ) включает лишь право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Последний подход к понятию реабилитации представляется не совсем верным. Из него следует, что оправдательное решение (приговор или постановление о прекращении уголовного преследования), само по себе не является свидетельством реабилитации, содержание реабилитации, как отмечает Д.В. Татьянин, составляют только компенсационные процедуры, осуществляемые на основании указанного решения.[148] Но лицо, за которым признано право на восстановительные процедуры, не обязано обращаться за реальным возмещением причиненного вреда, особенно , если причиненный вред является исключительно моральным. При таком подходе к понятию реабилитации, лицо, с которого в той или иной форме сняты незаконные обвинения, не является реабилитированным, что не соответствует точному смыслу этого понятия, означающего, прежде всего, восстановление чести, репутации неправильно обвиненного или опороченного лица.

Изложенное позволяет признать наиболее обоснованной точку зрения тех авторов, которые рассматривают реабилитацию и как факт вынесения реабилитирующего (т.е. оправдывающего) решения, и как правовые последствия такого решения, процедуру восстановления в правах и возмещения вреда, причиненного незаконным и необоснованным уголовным преследованием.

Такая позиция поддерживается А.П. Гуляевым, В.А.Лазаревой, М.И. Пастуховым, Л.А.

1 S9

Прокудиной, Н.А. Хузиной, Н.Я. Шило и др.

Таким образом, приходим к выводу: термин реабилитация в уголовном процессе имеет два значения. Прежде всего, он означает признание в уголовнопроцессуальном акте невиновности лица, незаконно и необоснованно подвергнутого уголовному преследованию и/или наказанию. Оправдательное решение (приговор, постановление, определение) можно считать реабилитацией в материальном, то есть уголовно-правовом смысле - обвиненное в совершении преступления лицо признается не нарушившим уголовный закон. Отсюда и вытекает последующее восстановление нарушенных прав реабилитированного - лицо, не нарушившее закон, не может и не должно нести никаких последствий, с которыми этот закон связывает факт его нарушения. Именно поэтому акт о реабилитации рассматривается нормами уголовно-процессуального права как [149] основание возмещения реабилитированному имущественного, морального вреда и иных причиненных убытков. В этом смысле, мы может говорить о реабилитации как процессуальном понятии, то есть как о процедуре (процессе) обращения за восстановлением нарушенного статуса.

Рассмотренное различие в понимании термина реабилитация имеет для нас не только теоретическое значение. Право на реабилитацию гарантируется законом любым лицам, перечень которых содержится в ч.2 ст. 133 УПК РФ. В случае же смерти подозреваемого (обвиняемого) возместить вред и восстановить нарушенные права невозможно. В связи с этим представляется важным ответить на вопрос о том, в каком значении термин реабилитация употребляется в п.4 ч.1 ст.24 УПК РФ.

Отвечая на это вопрос, приведем в качестве аргумента закон РСФСР от 18.10.1991г. "О реабилитации жертв политических репрессий". Большинство репрессированных к моменту принятия указанного закона было расстреляно или умерло по иным причинам. Из содержания указанного закона явно следует, что понятия реабилитация, возмещения вреда и восстановление прав не тождественны. Реабилитация по смыслу этого закона означает признание факта применения к лицу необоснованных репрессий. При этом реабилитированные лица имеют право на восстановление в утраченных правах, социальную поддержку и компенсационные выплаты (ст. 12). В случае возвращения на прежнее место жительства реабилитированные лица и члены их семей принимаются на учет и обеспечиваются жилыми помещениями в порядке, предусмотренном законодательством субъектов Российской Федерации ( ст. 13).

Представляется очевидным, что понятие "реабилитированное лицо" здесь имеет иной смысл, чем тот, что вытекает из п. 36 ст. 5 УПК, где реабилитированным названо "лицо, имеющее право на возмещение вреда", как будто именно признание этого права ставит человека в положение реабилитированного, а не наоборот. Использование права на возмещение ущерба не является обязательным признаком реабилитации, оно лишь элемент права на

реабилитацию , рассматриваемую в уголовно-процессуальном смысле этого термина. Реабилитированное лицо вправе обратиться за возмещением вреда, но не обязано это делать.

Подводя итоги, мы определяем реабилитацию как официальное признание в уголовно-процессуальном акте (постановлении, определении, приговоре) факта невиновности лица, незаконно и необоснованно подвергнутого уголовному преследованию и наказанию, влекущее за собой право на восстановление нарушенного статуса и возмещение причиненного незаконным и необоснованным

154

уголовным преследованием вреда .

С учетом изложенного представляется возможным предложить изменение п.34 ст.5 УПК РФ, изложив его в следующей редакции: "реабилитация - признание судом в приговоре, определении, постановлении, а следователем, дознавателем в постановлении факта невиновности лица, незаконно и необоснованно подвергнутого уголовному преследованию и наказанию, влекущее за собой право на восстановление нарушенных прав и свобод этого лица и возмещение вреда, причиненного незаконным и необоснованным уголовным преследованием", а также п.35 ст. 5 УПК РФ, изложив его в следующей редакции: "реабилитированный - лицо, признанное судом в приговоре, определении, постановлении, а следователем, дознавателем в постановлении невиновным и имеющее в соответствии с настоящим Кодексом право на восстановление нарушенных прав и свобод, а также возмещение вреда, причиненного незаконным и необоснованным уголовным преследованием".

При такой трактовке этого понятия о реабилитации умершего можно говорить только как об официальном признании его невиновным, незаконно и необоснованно подвергнутым уголовному преследованию или наказанию. Реабилитация умершего в смысле восстановления нарушенного статуса, невозможна, поскольку реабилитируемый как субъект права не существует. [150] [151]

Однако закон предусматривает возможность перехода к преемникам умершего права на обращение за восстановлением доброго имени и доброй памяти об умершем, а также права на обращение за возмещением вреда, причиненного незаконным и необоснованным уголовным преследованием умершего (ч.2 ст.134 УПК РФ). На факт перехода права реабилитированного на возмещения вреда к его правопреемникам указывает и А.А. Орлова.[152]

Таким образом, смерть подозреваемого (обвиняемого) не препятствует признанию лица реабилитированным. Момент принятия процессуального акта, в котором устанавливается невиновность умершего, является и моментом его реабилитации. Правовые же последствия такого признания самим умершим реализованы быть не могут. Однако в их реализации могут иметь интерес иные лица: близкие родственники и родственники умершего, иные близкие ему лица. И уголовно-процессуальный закон такую возможность им предоставляет.

Особенность производства по уголовному делу в отношении умершего заключается в том, что оно направлено не только на реабилитацию умершего, но и на защиту интересов его близких родственников и иных заинтересованных лиц. Как отметил Конституционный Суд РФ: "нельзя не принимать во внимание наличие у заинтересованных лиц, прежде всего близких родственников умершего подозреваемого (обвиняемого) законного интереса, оправдывающего дальнейшее рассмотрение дела, который может заключаться в желании защитить как честь и достоинство умершего и добрую память о нем, так и собственные честь и достоинство, страдающие ввиду сохранения известной неопределенности в правовом статусе умершего в случае прекращения в отношении него уголовного дела по нереабилитирующему основанию".[153] Кроме того, законный интерес этих лиц в случае реабилитации умершего подозреваемого (обвиняемого) может иметь и имущественный характер.

В связи с этим представляется целесообразным рассмотреть вопрос о порядке и пределах возмещения вреда правопреемникам умершего подозреваемого (обвиняемого).

Уголовно-процессуальный закон предусмотрел обязанность уполномоченных должностных лиц направлять наследникам реабилитированного и иным заинтересованным лицам извещение с указанием порядке получения компенсации в счет возмещения причиненного уголовным преследованием вреда (ст. 134 ПК РФ). Данное положение подробно разъяснил Пленум Верховного Суда РФ. При этом он указал, что если сведения о месте жительства указанных лиц отсутствуют, извещение должно быть направлено им не позднее 5 суток со дня их обращения в органы дознания, органы предварительного следствия, к прокурору или в суд.

Притязания на возмещение вреда, причиненного лицам, необоснованно подвергшимся уголовному преследованию, могут заявлять их законные представители (ч.3 ст.135 УПК РФ), а в случае смерти реабилитированного

158

требовать возмещения вреда имеют право его наследники.

В соответствии с п. 5 Инструкция от 3 марта 1982 года: "В случае смерти гражданина право на возмещение имущественного вреда на основании статьи 4 Положения переходит к наследникам и членам семьи, круг которых определяется: в отношении наследников - гражданским законодательством, а членов семьи, находившихся на иждивении умершего - пенсионным законодательством".[154] [155] [156]

Поскольку УПК РФ не содержит норм, которые бы регулировали порядок перехода по наследству имущественных прав реабилитированного, то вполне логично, что в данном случае должен применяться общий порядок наследования, установленный гражданским законодательством.

С учетом положений гражданского законодательства и правил об очередности наследования с требованием о возмещении вреда, причиненного умершему незаконным уголовным преследованием, могут обратиться лица, являющиеся первоочередными наследниками умершего.

Однако с требованием о принесении официальных извинений реабилитированному (или его родственникам) от имени государства и публикации в СМИ сообщений о реабилитации умершего могут обращаться близкие родственники и родственники умершего (ч.4 ст.136 УПК РФ).

Реализация права на возмещение вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием не зависит от виновности или невиновности органов осуществляющих предварительное расследование и суда, компенсация причиненного вреда осуществляется в полном объеме (ст. 133 УПК РФ).

Понятие вреда в уголовном процессе является собирательным и объединяет негативные последствия как имущественного, так и неимущественного характера. На это указывается не только в научной литературе [157], но и непосредственно в нормах главы 18 УПК РФ. Так, в ст. 135 УПК РФ говорится о возмещении реабилитированному имущественного вреда, а в ст. 136 УПК РФ - морального.

Вопрос восстановления чести и достоинства реабилитированного нашел свое отражение в ч.3 и ч.4 ст. 136 УПК РФ, которая предусматривает в случае смерти реабилитируемого по требованию его родственников обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя направлять письменные сообщения о принятых решениях, оправдывающих гражданина по месту его работы, учебы или месту жительства, а если ранее сведения о привлечении к уголовной ответственности умершего лица были опубликованы в средствах массовой информации, то сообщение о реабилитации лица должны быть сделаны и в СМИ.

Компенсация морального вреда осуществляется не только в форме принесения официальных извинений, но в денежной форме. Право на получение денежной компенсации морального вреда тесно связано с личностью реабилитированного. Это право в соответствии со ст. 1112 ГК РФ не может быть передано по наследству. Поэтому, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, право на получение денежной компенсации в счет причиненного морального вреда может перейти к наследникам умершего только при условии, что компенсация была присуждена при жизни реабилитированного. В случае же если смерть реабилитированного наступила в период рассмотрения вопроса о компенсации судом, то производство по гражданскому делу подлежит прекращению на основании ст. 220 ГПК РФ.[158] Аналогичная позиция высказывалась Верховным судом РФ и ранее.[159]

Таким образом, компенсация наследникам умершего морального вреда в денежном выражении возможна не всегда. В целом же действующее законодательство по вопросам возмещения вреда наследникам умершего реабилитированного следует признать достаточно урегулированным.

Особого внимания заслуживает вопрос о восстановлении иных прав реабилитированного (ст.138 УПК РФ). В отношении умершего актуальным представляется вопрос о восстановлении в специальных, воинских и почетных званиях, классных чинах, а также возвращении государственных наград (ч.2 ст. 138 УПК РФ). В соответствии с Указом Президента РФ от 07.09.2010 № 1099 "О мерах по совершенствованию государственной наградной системы Российской Федерации", а также утвержденными им "Положением о государственных наградах Российской Федерации", "Статутами орденов Российской Федерации, положениями о знаках отличия Российской Федерации, медалях Российской Федерации, почетных званиях Российской Федерации, описаниями названных государственных наград Российской Федерации и нагрудных знаков к почетным званиям Российской Федерации"[160] Президент Российской Федерации может восстановить гражданина Российской Федерации в правах на государственные награды в случае его реабилитации в соответствии с законодательством Российской Федерации или изменения приговора суда. Аналогичным путем возможно восстановление в воинских, специальных, почетных званиях. Указанные действия могут быть осуществлены и посмертно, что отвечает целям защиты доброй памяти об умершем.

Подводя итоги рассмотрения вопроса о содержании реабилитации как цели производства по уголовному делу в отношении умершего, приходим к выводу о том, что термин реабилитация в уголовном процессе означает признание судом в приговоре, определении, постановлении, а следователем, дознавателем в постановлении факта невиновности лица, незаконно и необоснованно подвергнутого уголовному преследованию и наказанию, влекущее за собой право на восстановление нарушенных прав и свобод этого лица и возмещение вреда, причиненного незаконным и необоснованным уголовным преследованием. Уголовно-процессуальный закон рассматривает признание за лицом права на реабилитацию в качестве основания для принятия мер по возмещению вреда и восстановлению нарушенных прав. Поэтому мы может говорить о реабилитации как составном процессуальном понятии, включающем в себя официальную констатацию факта невиновности, процедуру (процессе) обращения за восстановлением нарушенного статуса и само их восстановление.

Продолжение производства по уголовному делу в отношении умершего осуществляется именно в целях установления оснований для реабилитации умершего. В сущности реабилитация является единственной целью производства по уголовному делу в отношении умершего.

Для умершего реабилитация состоит в признании его невиновным в совершении преступления, путем принятия соответствующего уголовно- процессуального акта (приговора, постановления, определения). Правовым последствие такого признания является возникновение у близких родственников умершего или иных заинтересованных лиц права на обращение за восстановлением доброго имени и доброй памяти об умершем, а также права на обращение за возмещением вреда, причиненного незаконным и необоснованным уголовным преследованием умершего. В силу того, что умерший правовые последствия реабилитации реализовать не может, в их реализации могут быть заинтересованы иные лица, в том числе, близкие родственники, родственники, близкие лица умершего. Наследники умершего подозреваемого (обвиняемого) имеют право на компенсацию имущественного вреда в том же объеме, что и сам подозреваемый (обвиняемый) при жизни. Компенсация морального вреда в виде принесения официальных извинений реабилитированному за причиненный уголовным преследованием вред и публикации сведений о реабилитации лица в средствах массовой информации не зависит от смерти реабилитированного и может осуществляться по требованию его близких родственников и родственников. Право требования компенсации морального вреда в денежном выражении переходит к наследникам умершего только при условии, что решение о такой компенсации было принято при жизни реабилитированного. Наследники умершего могут заявить самостоятельное требование о компенсации морального вреда, причиненного им самим.

Обеспечение участия близких родственников умершего в производстве по уголовному делу после смерти подозреваемого (обвиняемого) представляется наиважнейшей гарантией реабилитации умершего. В этих целях необходимо определить круг лиц, которым должно быть предоставлено право настаивать на продолжении производства по уголовному делу и принимать в нем участие.

2.2.

<< | >>
Источник: Мещерякова Юлия Олеговна. ПРОИЗВОДСТВО ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ В ОТНОШЕНИИ УМЕРШЕГО. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Самара - 2018. 2018

Еще по теме Реабилитация как цель производства по уголовному делу в отношении умершего:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -