<<
>>

Развитие надзорного производства по уголовным делам и влияние публичности на его основные черты в 1958-2001 гг.

В Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 года1, и в Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР, введенном в действие с 1 января 1961 года, был обобщен и систематизирован опыт надзорного производства первых десятилетий советского периода.

Были сохранены все основные черты надзорного производства, сложившиеся в период действия УПК 1923 г.: в порядке надзора подлежали проверке лишь вступившие в законную силу итоговые судебные решения (ч. 1 ст. 371 УПК 1960 г.), а с 1963 года — постановления о предании суду (ч. 1-3 ст. 374 УПК 1960 г. в ред. от 10 сентября 1963 года ); пересмотр в порядке надзора допускался лишь по протесту должностных лиц прокуратуры и судов (ч. 1 ст. 48 Основ 1958 г., ч. 1 и 2 ст. 371 УПК 1960 г.).

Указанные лица могли как по собственной инициативе, так и по ходатайствам любых лиц, учреждений и организаций истребовать уголовное [181] [182] [183] дело для изучения. Усмотрев, что судебное решение незаконно или необоснованно, полномочное должностное лицо приносило протест и направляло дело в суд надзорной инстанции. В противном случае дело подлежало возвращению в суд, из которого оно было истребовано, а заявителю, по ходатайству которых дело истребовалось для проверки, сообщалось об отсутствии оснований для принесения протеста (ст. 376 УПК 1960 г.). При этом следовало составить заключение с указанием, почему отсутствуют основания для принесения протеста. Дело подлежало истребованию в каждом случае, когда возникало сомнение в правосудности приговора (п. 2 и 3 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 21 января 1974 года № 21, п. 2 и 3 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 апреля 1985 года № 2 ).

Многие положения УПК 1923 г., разъяснения Верховного Суда РСФСР и Верховного Суда СССР, циркуляры Народного комиссариата юстиции получили в УПК 1960 г.

свое дальнейшее развитие:

1) приостановление исполнения опротестованного приговора,

определения, постановления суда осуществлялось не императивно в силу требования закона (как это было предусмотрено УПК 1923 г.), а допускалось по решению уполномоченных должностных лиц в пределах их компетенции (ч. 2 ст. 48 Основ 1958 г., ч. 1 и 2 ст. 372 УПК 1960 г.).

В 1981 году в Основах 1958 г. и в 1983 году в УПК 1960 г. было закреплено положение о том, что приостановление судебного решения допускается и до их опротестования (ч. 2 ст. 48 Основ 1958 г. в ред. от 13 августа 1981 года[184] [185] [186]; ч. 3 ст. 372 УПК 1960 г. в ред. от 11 марта 1977 года[187]);

2) устанавливались ограничения на повторное участие судьи (судей) в рассмотрении дела в составе судов разных инстанций (ч. 4 и 5 ст. 374 УПК 1960 г.);

3) в ст. 48 Основ 1958 г. и в ст. 377 УПК 1960 г. был закреплен подробный порядок рассмотрения дела в порядке надзора:

а) устанавливался срок рассмотрения дела (не более пятнадцати суток, а в Верховном Суде РСФСР — не более одного месяца с момента поступления дела с протестом);

б) был сохранен коллегиальный состав суда надзорной инстанции (в составе не менее трех членов суда) (ст. 154 Конституции СССР 1977 года1, ч. 3 ст. 15 УПК 1960 г.), что обеспечивало законность и обоснованность выносимых им решений;

в) в рассмотрении дела было обязательно участие прокурора (ч. 6 ст. 48 Основ 1958 г., ч. 4 ст. 377 УПК 1960 г.);

г) суд надзорной инстанции мог вызвать в судебное заседание осужденного (ч. 7 ст. 48 Основ 1958 г.). УПК 1960 г. закреплял более широкий круг лиц, которые могли вызываться в судебное заседание, относя к ним оправданного или их (осужденного, оправданного) защитников (ч. 3 ст. 377 УПК 1960 г.). В 1981 году Основы 1958 г. и в 1983 году УПК 1960 г. были дополнены положением о том, что суд надзорной инстанции в необходимых случаях мог также вызвать в судебное заседание законных представителей несовершеннолетних, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей[188] [189]; указанным лицам обеспечивалась возможность ознакомления с протестом или заключением.

Вызов этих участников в судебное заседание оставался правом суда, а не его обязанностью. Н. П. Кан указывала, что рассмотрение дела в надзорном порядке в силу специфики работы президиумов соответствующих судов сложнее, чем рассмотрение дела в первой или второй инстанциях. На основе этого она предлагала обязать суд надзорной инстанции допускать защитника1, однако данное предложение в те годы не было реализовано;

д) как и прежде, закон не предусматривал возможности

непосредственного исследования доказательств в надзорном производстве.

Этим было обусловлено отсутствием у суда, рассматривавшего дело в порядке надзора, права вынести новый приговор, а равно решить ряд других вопросов, требующих оценки по внутреннему убеждению (ч. 7 и 8 ст. 380 УПК 1960 г.);

е) как и ранее, УПК не упоминал о возможности исследования судом надзорной инстанции новых доказательств.

2

Этот пробел восполнялся разъяснением Пленума Верховного Суда СССР о том, что в надзорном производстве могли использоваться дополнительные материалы. Дополнительные материалы, поступившие с протестом или истребованные судом, подлежали оценке в совокупности с имевшимися в деле доказательствами, однако изменение судебных решений нижестоящих судов, а равно прекращение дела на их основе не допускалось;

ж) рассмотрение дела включало в себя доклад члена суда, ранее не участвовавшего в рассмотрении дела, об обстоятельствах последнего, содержании приговора, определения и постановления, содержании протеста. Докладчику могли задаваться вопросы. Осужденный, или оправданный, или их защитники, участвовавшие в заседании, могли выступить с устными объяснениями. Суд заслушивал выступление прокурора, после чего выносил решение (постановление или определение), которое принималось большинством голосов; [190] [191]

4) виды решений суда надзорной инстанции остались прежними, однако они получили свое закрепление в законе (ч. 4 ст. 48 Основ 1958 г. и ст. 378 УПК 1960 г.). С 1983 года суды получили право выносить частное определение (постановление)[192];

5) было законодательно закреплен ревизионный порядок в деятельности суда надзорной инстанции (ч.

1 ст. 380 УПК 1960 г.).

В то же время появились и новые положения:

1) в п. 4 ст. 34 УПК 1960 г. было закреплено понятие «надзорной инстанции»;

2) в ч. 1-3 ст. 374 УПК 1960 г. был закреплен единый порядок надзорного производства во всех судах надзорной инстанции (в отличие от имевшей различия процедуры пересмотра дел в порядке надзора в губернских судах и в Верховном Суде РСФСР по УПК 1923 г.);

3) были установлены единые основания для отмены или изменения приговора в кассационном и надзорном производствах (ст. 49 Основ 1958 г. и ст. 379 УПК 1960 г.);

4) было предусмотрено право отзыва принесенного протеста до начала судебного заседания как лицом, которым протест был принесен, так и вышестоящим прокурором (ч. 3 ст. 371 УПК 1960 г.). После начала рассмотрения протеста в судебном заседании отзыв протеста или внесение в него изменений не допускалось (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 21 января 1974 года № 2, п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 апреля 1985 года № 2);

5) для обеспечения права обвиняемого на защиту был установлен годичный срок на пересмотр приговора в интересах ухудшения положения обвиняемого (ч. 3 ст. 48 Основ 1958 г., ч. 3 ст. 373 УПК 1960 г.);

6) был законодательно закреплен запрет поворота к худшему (ч. 5 ст. 48 Основ 1958 г., ч. 2 ст. 380 УПК 1960 г.);

7) в законе были установлены пределы прав суда надзорной инстанции (ч. 2-4 ст. 380 УПК 1960 г.);

8) УПК 1960 г. закрепил требования к форме и содержанию решения суда надзорной инстанции, что имело большое значение для защиты прав участников уголовного процесса (ст. 381, ч. 2-4 ст. 351 УПК 1960 г.).

Отдельные дискреционные полномочия суда надзорной инстанции конкретизировались и разъяснялись в постановлениях Пленума Верховного Суда СССР. Так, в п. 19 Постановления от 30 июня 1969 года № 4 «О судебном приговоре» (в ред. от 27.07.1990) разъяснялось, что суд надзорной инстанций вправе изменить основание оправдания в соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными судом первой инстанции, как при наличии протеста или жалобы по этому поводу, так и по своей инициативе1.

Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 30 ноября 1990 года № 10 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование» в п. 13 судам надзорной инстанции предписывалось усилить надзор за правильным применением законодательства, регламентирующего направление дел на дополнительное расследование, своевременно и полно выявлять и устранять ошибки и нарушения закона[193] [194] [195].

Об эффективности надзорного производства второй половины советского периода можно судить по тому, что суды надзорной инстанции выявляли примерно столько же неправосудных судебных решений, сколько и

3

кассационная инстанция .

Подводя итог, необходимо отметить, что надзорное производство в советском уголовном процессе начиная с конца 1950-х гг. обрело черты сложившегося правового института, который характеризовался следующими чертами:

— надзорное производство по-прежнему было направлено главным образом на защиту интересов государства, однако в процессуальной литературе все чаще отмечалась роль этой стадии и в защите прав и законных интересов отдельных граждан. Так, И. Д. Перлов в 1974 году указывал, что в стадии надзорного производства решаются как общие задачи советского уголовного судопроизводства, так и специфические, главная из которых — исправление судебных ошибок, которое направлено в том числе на охрану субъективных прав граждан1. Е. Г. Мартынчик в 1985 году подчеркивал, что надзорное производство по уголовным делам является важнейшей гарантией не только успешного решения задач правосудия, но и прав и законных интересов личности[196] [197];

— уголовно-процессуальная деятельность в стадии надзорного производства по-прежнему представляла собой преимущественно действия и решения уполномоченных должностных лиц и государственных органов, от которых зависело и возбуждение, и развитие уголовного процесса а данной стадии (прокурор и председатель соответствующего суда, их заместители, уполномоченные приносить протесты в порядке надзора, а также суды надзорной инстанции); принесение жалоб гражданами, общественными организациями, трудовыми коллективами, как и прежде, не влекло ни возбуждения надзорного производства, ни обязательного последствия в виде принесения протеста соответствующими должностными лицами прокуратуры и суда, в связи с чем моментом возбуждения этого производства считалось истребование уголовного дела и принесение протеста[198];

— постепенное развитие диспозитивных прав этих субъектов уголовного процесса в данной стадии, а именно — появившаяся возможность (пусть и крайне ограниченная) участия осужденного, оправданного, их защитников, а позднее — и законных представителей несовершеннолетних, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей в рассмотрении дела судом надзорной инстанции, право указанных лиц выступать в судебном заседании, заявлять ходатайства, представлять дополнительные материалы;

— наряду с тем, что многие черты надзорного производства по сравнению с первой половиной советского периода остались неизменными (возбуждение производства исключительно решением уполномоченного должностного лица, проверка законности и обоснованности вступившего в законную силу приговора судом надзорной инстанции в условиях действия ревизионного начала, без непосредственного исследования доказательств), впервые был установлен единый порядок надзорного производства во всех судах надзорной инстанции, определены основания отмены или изменения приговора в порядке надзора, законодательно (а не в постановлениях Пленума Верховного Суда СССР) установлен запрет поворота к худшему и его пределы, и др.

Указанные особенности надзорного производства по уголовным делам второй половины советского периода (1958-1991 гг.) показывают, что в этой стадии по-прежнему был ярко выражен принцип публичности, поскольку, как и прежде, возбуждение, развитие и окончание надзорного производства зависело преимущественно от действий и решений государственных органов и должностных лиц, наделенных властными полномочиями. Вместе с тем этот период характеризуется предоставлением отдельных диспозитивных прав субъектам уголовного процесса, не наделенных властными полномочиями.

Концепция судебной реформы 1991 года закрепила, что одним из важнейших направлений судебной реформы должна стать организация судопроизводства (всех его стадий, включая надзорное производство) на принципах состязательности, равноправия сторон, презумпции невиновности подсудимого.

Она предполагала, что проверка решений, не вступивших в законную силу, будет осуществляться в вышестоящих инстанциях в двух порядках, — кассационном и апелляционном, — в зависимости от того, в каком составе было рассмотрено дело судом первой инстанции (подп. 8 п. 12). Если приговор был постановлен одним профессиональным судьей, то по жалобам сторон или вышестоящего лица прокурорского надзора такой приговор подлежал проверке в апелляционном порядке (в процедуре, аналогичной рассмотрению дела по существу судом первой инстанции). По делам, рассмотренным иным составом суда, предполагалось использование кассационного порядка, в котором должна была проверяться законность судебного решения без непосредственного исследования доказательств.

Надзорное производство по замыслу авторов Концепции следовало сохранить в Федеральных окружных судах и в Верховном Суде РСФСР, которые в составе трех и трех-пяти судей соответственно должны были в надзорном порядке пересматривать судебные решения, вступившие в законную силу. Иначе говоря, изменения должны были коснуться главным образом производств по проверке решений, не вступивших в законную силу, и в значительно меньшей степени — деятельности в суде надзорной инстанции: Концепция говорила лишь об изменениях, связанных с новым устройством судебной системы, но не об институциональных преобразованиях данной стадии.

Однако заложенные Концепцией основные направления развития уголовного судопроизводства, включая развитие принципа состязательности и расширение диспозитивных прав сторон на всех стадиях, лишение правосудия обвинительных черт, введение судебного контроля в досудебном производстве с возможностью обжалования постановлений суда не могли не отразиться и на представлении о наиболее существенных характеристиках надзорного производства нового государства.

Большое значение для последующего законодательного регулирования данной стадии, равно как и принципов уголовного судопроизводства, имело принятие Конституции РФ, закрепившей приоритет прав и свобод личности (ст. 2), принципы правосудия, включая независимость судей, состязательность и равноправие сторон, презумпцию невиновности и др., основные положения о судебной власти (гл. 7).

На основе идей, заложенных в Концепции судебной реформы, и норм Конституции РФ был разработан и в 2001 году принят УПК РФ, который внес новые положения в регулирование надзорного производства, обусловленные расширением состязательности: а) возбуждение надзорного производства путем принесения надзорных протестов прокурором или председателем суда соответствующего уровня было заменено наделением сторон и иных лиц, чьи права и законные интересы ограничены судебным решением, правом принесения надзорных жалоб, представлений, и возбуждение надзорного производства постановлением судьи; б) более широкие, чем прежде, возможности сторон по участию в рассмотрении дела судом надзорной инстанции; в) ревизионный порядок проверки судебных решений был трансформирован из обязанности в право суда надзорной инстанции.

На обеспечение права обвиняемого, а также на обеспечение правила non bis in idem (ч. 1 ст. 50 Конституции РФ), правовой определенности и неопровержимости судебных решений, вступивших в законную силу, было направлено установление в первоначальной редакции ст. 405 УПК РФ безусловного запрета поворота к худшему. Позднее Конституционный Суд РФ признал данную норму не соответствующей Конституции РФ1. В 2009 году ст. 405 УПК РФ была изложена в новой редакции с учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ . УПК РФ также установил новые основания [199] [200] отмены и изменения судебных решений (введено понятие «фундаментальные нарушения уголовно-процессуального закона»)[201].

Таким образом, в постсоветский (современный) период развития уголовного судопроизводства пересмотр судебных решений в порядке надзора, сохранившись как правовой институт, претерпел существенные изменения, связанные с новым назначением уголовного процесса (ст. 6 УПК РФ), развитием диспозитивных прав участников, не наделенных властными полномочиями, расширением состязательности и равноправия сторон. Дискреционные полномочия государственных органов и должностных лиц, ведущих уголовный процесс, составляющие важнейший аспект принципа публичности, существенно трансформировались, а сам принцип, как уже указывалось, не был включен в главу 2 УПК РФ.

Проведенный ретроспективный анализ российского уголовно

процессуального законодательства позволяет выделить следующие периоды в развитии проявлений принципа публичности в надзорном производстве по уголовным делам в зависимости от соотношения дискреционных полномочий государственных органов и должностных лиц, с одной стороны, и диспозитивных прав других субъектов уголовного процесса, — с другой:

1) период с 1917 по 1957 гг., характеризовавшийся тем, что возбуждение, развитие и окончание надзорного производства в полном объеме зависели от действий и решений уполномоченных государственных органов и должностных лиц; диспозитивные права субъектов уголовного процесса, не наделенных властными полномочиями, ограничивались правом обратиться с надзорной жалобой, которая подлежала обязательной проверке и могла стать поводом к принесению протеста;

2) период с 1958 по 2001 гг., характеризовавшийся тем, что уголовнопроцессуальная деятельность в стадии надзорного производства по-прежнему представляла собой преимущественно действия и решения уполномоченных должностных лиц и государственных органов; вместе с тем получили развитие диспозитивные права субъектов уголовного процесса, не наделенных властными полномочиями (возможность осужденного, оправданного, их защитников, законных представителей несовершеннолетних, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей участвовать в рассмотрении дела судом надзорной инстанции, выступать в судебном заседании, заявлять ходатайства, представлять дополнительные материалы);

3) современный период (с 2001 года по настоящее время), характеризующийся расширением состязательности и равноправия сторон в надзорном производстве, существенной трансформацией дискреционных полномочий государственных органов и должностных лиц, ведущих уголовный процесс (единые правовые последствия принесения надзорного представления прокурором и надзорных жалоб другими участниками, преобразование ревизионного порядка из обязанности в право суда и др.), и развитием диспозитивных прав участников, не наделенных властными полномочиями.

Рассмотрим проявления принципа публичности в современном надзорном производстве по уголовным делам.

2

<< | >>
Источник: Ничипоренко Александр Александрович. ПУБЛИЧНОСТЬ В НАДЗОРНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва —2018. 2018

Еще по теме Развитие надзорного производства по уголовным делам и влияние публичности на его основные черты в 1958-2001 гг.:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -