<<
>>

Правовая природа судебных действий и их виды

Уголовное судопроизводство - это осуществление определенной деятельности, которая является его важнейшей характеристикой. Цели и задачи уголовно-процессуальной деятельности подразделяют уголовное судопроизводство на самостоятельные стадии, которым присущи свойственные этим стадиям процессуальные действия и отношения[1].

Судебное разбирательство можно рассматривать как самостоятельную стадию уголовного судопроизводства, так и форму уголовно-процессуальной деятельности, направленную на разрешение уголовного дела по существу. Форма судебного разбирательства в свою очередь связана с порядком его проведения в судебном заседании и имеет определенные виды (общий порядок, особый порядок и т.д.).

Структура судебного разбирательства включает в себя его этапы, а также имеет цель, средства и результат. Под целью судебного разбирательства можно понимать исполнение назначения уголовного судопроизводства, предусмотренного ст.6 УПК РФ, под результатом - итоговое судебное решение по существу дела. Под средствами же необходимо понимать приемы, способы действий для достижения цели и результата всей деятельности.

Средства уголовно-процессуальной деятельности формировались поэтапно и представляют собой последовательно развивающийся институт уголовно- процессуальных правоотношений.

З.З. Зинатуллин, Т.З. Егорова, Т.З. Зинатуллин указывают, что понятие средств уголовно-процессуального доказывания является многогранным. Под ним следует понимать «сведения об обстоятельствах дела (доказательства), используемые в ходе этой деятельности, так и формы, в которые они облечены (источники доказательств), и способы, при помощи которых такие сведения становятся достоянием органов следствия, прокуратуры и суда»[2] [3].

В частности ими указывается, что приведенные элементы тесно связаны между собой, но каждое из них имеет свое содержание, процессуальную форму и предназначение.

Доказательства как сведения о фактических данных не могут существовать без и вне определенных источников, а эти источники, равно как и содержащиеся в них фактические данные, в свою очередь могут быть получены

только при помощи указанных в законе способов .

Развитие средств уголовно-процессуальной деятельности можно проследить в историко-правовом анализе источников права. Анализ источников права является первостепенным этапом понимания природы возникновения судебных действий как одного из основных средств уголовно-процессуальной деятельности в ходе судебного разбирательства и их последовательного формирования и развития.

Правовые памятники древнерусского государства, отражавшие нормы уголовно-процессуального права, не были достаточно развиты и содержали лишь общие требования к регулируемым отношениям. Приговоры и судебные решения принимались от случая к случаю[4]. Однако наличие таких элементов судебного процесса как «заклич», «свод», который напоминал очную ставку, «гонение следа», показания свидетелей - «видоков» и «послухов» - поручителей, вещественные доказательства, «ордалии»[5] свидетельствует о том, что необходимо было совершить действия по их получению и исследованию. Эти действия прямо относились к судебному процессу и к разбору преступлений, что составляет часть уголовно-процессуальной деятельности, которую возглавлял судья, и действия эти выполнялись при нём.

Ретроспектива источников права, их анализ, указывают на то, что в отечественном судопроизводстве суд играл первостепенную роль с момента его появления. Действия субъектов по разрешению уголовных дел включали в себя в том числе и познавательные приемы, актуальные и в настоящее время.

Псковская судная грамота, к примеру, содержала положения, относящиеся к полномочиям «лица, разрешающего уголовный спор по существу» - судьи. В ней указывалось следующее: «Если кто возбудит дело о побоях или грабеже..., то «судья» должен выяснить, есть ли у истца послух, где тот тогда обедал или ночевал.

И если послухом окажется его соночлежник или соучастник обеда, суд должен допросить и самого потерпевшего, где его били и грабили, и пусть он укажет на тех, кому об этом [тогда же] заявил»[6] [7].

В Судебнике 1497 года содержались указания на необходимость производства действий по проверке показаний обвиняемых: «.на кого тать возмолвит, ино того опытати: будет прирочной человек з доводом, ино его пытати в татбе...» .

Соборное уложение 1649 года в определенной степени выступало преемником предыдущих источников права. Однако развитие общественных отношений отражалось и на регулировании уголовно-процессуальных отношений. Соборное уложение в духе времени усложняло и упорядочивало регулирование полномочий суда. Этим источником права вводилась необходимость производства действий по исследованию письменных документов: «.судиям после суда ничего не прибавливати, ни убавливати, и у исца и у ответчика писменых ссылок и никаких писем после суда не приимати, опричь того, что в суде подано, и что в суде же в писменых и в словесных ссылках какия крепости

о

будут объявлены» .

Артикул воинский 1715 года указывал на необходимость производства действий, как по получению доказательств, так и по их надлежащей проверке и оценке: «При сем надлежит судье внимать и осмотреть, что оная тревога из злости

9

ли нарочно, или незапно, или иных ради притчин учинена...» .

В одном из самых передовых правовых памятников своего времени - Уставе уголовного судопроизводства 1864 года - прямо регламентировалась процессуальная деятельность суда по рассмотрению уголовных дел[8] [9] [10]. Уставом в самостоятельные разделы выносилась уголовно-процессуальная деятельность суда по подготовке дела к его рассмотрению в суде. Предусматривалась глава шестая раздела четвертого «О действиях, сопровождающих открытие судебного заседания. Отделение первое. Открытие судебного заседания», содержащая нормы права, регулирующие действия, сопровождающие открытие судебного заседания.

Указанная процессуальная деятельность предусматривала конкретные действия суда, которые тот обязан был провести. Глава седьмая «О порядке производства судебного следствия» содержала перечень судебных действий, выступающих средствами познания судом обстоятельств уголовного дела, и включала в себя разрешение вопросов, связанных с производством допросов, осмотров, использования заключений лиц, обладающих специальными знаниями, то есть предусматривала и регулировала проведение судебного следствия для вынесения решения по существу дела. Производство судебных действий по Уставу находилось в ведении суда с той лишь разницей, что суд имел возможность поручить производство некоторых судебных действий судебным следователям в случае признания этого необходимым. Статья 624 использовала понятие «судебные действия», указывая на объяснения председателя по делам и публичное производство судебных действий. Содержался аналог оглашения показаний свидетелей в ст.626, указывавшей на прочтение в судебном заседании письменных показаний свидетелей, не явившихся в суд «за смертью, болезнью, совершенной дряхлостью или дальней отлучкой». Статья 629 содержала аналог приобщения к материалам уголовного дела документов[11] [12] [13] [14], ст.689 осмотр местности , ст.692 Устава 1864 года содержала нормы по проведению экспертизы, регламентируя выбор сведущих лиц . Также содержались нормы о порядке осмотра вещественных доказательств. Интересной особенностью является подробное регламентирование порядка производства судебных допросов. Глава 10 предполагала протокольную форму судебного разбирательства, согласно которой в протоколе отражались все действия,

14

происходившие в заседании, в том именно порядке, в каком они совершались .

Важным фактором в процессе формирования института судебных действий, непосредственно связанных с полномочиями суда, стала реформа по разделению ветвей власти. Следствием разделения ветвей власти стало отделение власти судебной от административной, а функций суда - от функций обвинительной стороны.

Исследователи указывают, что это нашло отражение в том числе и в многочисленных реформах российского уголовного процесса в XVIII и XIX столетиях[15].

Исторически обусловленное наделение суда полномочиями, позволяющими ему в ходе судебного разбирательства руководить и направлять его, активно исследовать доказательства, во многом связано с изначальным обособлением в российском уголовном процессе этапа предварительного расследования, связанного с выдвижением и формированием обвинения перед государством в лице суда.

Древнерусские правовые памятники, источники права периода становления абсолютной монархии, Устав уголовного судопроизводства 1864 года свидетельствуют о том, что закон прямо обязывал суд совершить процессуальные действия, направленные на формирование и исследование доказательств, что носило в том числе и проверяющий характер. Извещение участников, вызов свидетелей, решение вопросов, связанных с мерами пресечения, «распорядительные действия» свидетельствовали о наличии в арсенале суда организационно-обеспечительных действий.

Д. С. Сарычев, анализируя Устав Уголовного судопроизводства 1864 года, отмечает полномочия суда, связанные с устранением недостатков предварительного следствия, приводя в качестве примеров ст.688 Устава, допускавшую повторный осмотр, ст.689 Устава, регламентирующую проведение судебного заседания на месте преступления[16] [17].

С приходом к управлению государством Советской власти изменился и подход к идеологии права. С одной стороны, власть Советов отвергала ранее действовавшее процессуальное законодательство ввиду повсеместной смены подхода к пониманию и регулированию общественных отношений. С другой стороны, уголовное судопроизводство не осталось без внимания, и одним из первых нормативных актов, обозначившим подход к уголовному судопроизводству и его назначению, выступили принятые постановлением НАРКОМЮСТА «Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 года» . Эти «начала» обозначили новый подход к назначению уголовного и уголовно-процессуального права, который, несомненно, оказал влияние на последующие реформы уголовного судопроизводства советского периода.

Подход советской власти, в том числе и к процессуальному законодательству, характеризует разъяснения, содержащиеся в этом правовом акте: «...пролетариат ... не мог приспособить для своих целей буржуазные кодексы пережитой эпохи и должен был сдать их в архив истории. В процессе борьбы со своими классовыми врагами пролетариат применяет те или другие меры насилия ... без особой системы, от случая к случаю, не организованно.» . Далее раскрывалось отношение к праву, которое определялось как «система (порядок) общественных отношений, соответствующая интересам господствующего класса и охраняемая организованной его силой. Уголовное право имеет своим содержанием правовые нормы и другие правовые меры, которыми система общественных отношений данного классового общества охраняется от нарушения ... посредством репрессии. Уголовное право имеет задачей посредством репрессии охранять систему общественных отношений, соответствующую интересам трудящихся масс, организовавшихся в господствующий класс»[18] [19]. По всей видимости, репрессия отождествлялась и с уголовным судопроизводством как средством и формой решения задач уголовного права.

УПК РСФСР 1922 года содержал набор процессуальных действий во многом схожий с указанными в Уставе уголовного судопроизводства 1864 года. Кодексом предусматривался и регламентировался порядок проведения допроса, содержались нормы о получении заключения эксперта и его допросе, осмотре местности, оглашении протоколов допросов и следственных действий. Аналогично действующему УПК РФ, Уставу уголовного судопроизводства 1864 года, УПК РСФСР 1922 года содержал отсылочные нормы, которые регламентировали производство судебных действий по правилам следственных. Определенный интерес представляет ст.61 УПК РСФСР 1922 года, указывавшая на то, что суд не был ограничен формальными доказательствами и от него зависело допустить те или иные доказательства или потребовать их от третьих лиц, для которых такое требование обязательно. Из указанной статьи возникает логичный вопрос о связи доказательств и средств доказывания. В результате доказательства и способы их получения существовали независимо друг от друга и не имели обязательной связи. Таким образом, указанные в УПК РСФСР средства доказывания выступали одним из способов вовлечения доказательств в процесс рассмотрения уголовного дела и разрешения его по существу.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1923 года в целом содержал аналогичное правовое регулирование судебного следствия, закрепленное в УПК РСФСР 1922 года[20].

Ю.А. Ляхов отмечает новый этап отечественного судопроизводства с появлением УПК РСФСР 1960 года. Согласно порядку рассмотрения уголовных дел, установленных им, суд обязан был фактически выполнять ту же роль, что и органы расследования, прокуратура. Согласно статье 20 УПК РСФСР 1960 года устанавливалось, что: «Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства»[21] [22].

Давая оценку УПК РСФСР 1960 года, Ю.А. Ляхов отмечает, что при порядке уголовного судопроизводства, предусмотренном УПК РСФСР 1960 года, «...все государственные органы и должностные лица, осуществляющие производство по уголовному делу, вели борьбу с преступностью, но не было того органа, который мог бы объективно оценить результаты этой деятельности...» . Придание суду функций следствия в свою очередь не позволяло ему объективно оценивать результаты как предварительного, так и судебного следствия. Соответствующий процессуальный порядок уголовного судопроизводства

провоцировал возникновение необъективности суда, его обвинительного уклона,

~ 23

многочисленных нарушении прав личности в уголовном процессе .

Им дана негативная оценка проекту Следственного комитета России, согласно которому в УПК РФ предусматривается введение дополнительной статьи, обязывающей суд принять все предусмотренные УПК РФ меры к всестороннему, полному и объективному выяснению обстоятельств, подлежащих доказыванию для установления объективной истины по делу, а также изменения, согласно которым суд по своей инициативе или по ходатайству сторон будет восполнять неполноту доказательств в той мере, в какой это возможно в ходе судебного разбирательства, сохраняя при этом объективность и беспристрастность и не выступая на стороне обвинения или стороне защиты[23] [24]. Ю.А. Ляхов считает, что перед судом будет возобновлена задача наряду с другими государственными органами (имеется ввиду сторона обвинения) доказывания всех обстоятельств дела, которая будет фактически вменена ему в обязанность[25].

На наш взгляд, с такой точкой зрения можно согласиться, ввиду того что «всестороннее, полное и объективное выяснение обстоятельств, подлежащих доказыванию» размывает понятие процессуальной деятельности суда как участника уголовно-процессуальных отношений, несет в себе неоднозначное толкование, поскольку предопределяет возложенные на суд задачи и обязанности по их исполнению. «Выяснение обстоятельств, подлежащих доказыванию» чрезмерно широкое понятие. Под ним можно понимать как розыскную деятельность, направленную на обнаружение и поиск таких обстоятельств, так и исследование доказательств по уголовному делу в целях установления таковых обстоятельствах на их основе. Однако, что делать, если этих обстоятельств не будет установлено в представленных доказательствах? Следует ли суду

проводить обыски, прослушивать телефонные переговоры, привлекать оперативных сотрудников органов дознания для проведения негласных ОРМ?

Представляем более правильным определять задачи и полномочия суда, исходя из понимания правосудия как особой деятельности по разрешению уголовно-правового спора в совокупности с обязанностью органов

предварительного расследования устанавливать обстоятельства, подлежащие доказыванию на соответствующей их деятельности стадии досудебного производства по уголовному делу. В соответствии с этим суд, руководствуясь в том числе п.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре»26 и в силу положений ст.240 УПК РФ, формулирует свои выводы, изложенные в описательно-мотивировочной части приговора, постановленного в общем порядке судебного разбирательства, которые основываются на доказательствах, непосредственно исследованных в судебном заседании. В соответствии с п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре» в описательно-мотивировочной части приговора, исходя из положений п.3, 4 ч.1 ст.305, п.2 ст.307 УПК РФ, суду надлежит дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам как уличающим, так и оправдывающим подсудимого. При этом излагаются доказательства, на которых основаны выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, и приводятся мотивы, по которым те или иные доказательства отвергнуты судом. Указанные положения Пленума Верховного Суда РФ ставят вопрос о значении и понимании выводов суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора в соотношении с пониманием суда как участника уголовно-процессуального доказывания. Представляется правильным понимать суд не в качестве органа, продолжающего деятельность органа предварительного расследования. Суд должен разрешать уголовное дело на основе представленных доказательств в условиях состязательности, а не восполнять пробелы в установлении обстоятельств,

подлежащих доказыванию, что возложено на орган предварительного расследования и государственного обвинителя, поддерживающего обвинение.

Судебный процесс в досоветское время представлял собой официальный спор сторон перед лицом государства. Предметом такого спора выступало разрешение уголовно-правового конфликта стороны обвинения и частного лица. По своему содержанию уголовный спор имел общие корни с порядком разрешения гражданско-правовых и иных споров, относящихся к компетенции суда. Такая форма судопроизводства имела в своем арсенале единый набор общих приемов познания, применение которых было обусловлено стремлением сторон защитить себя как от нарушения прав, предшествующих обращению в суд, так и от выдвинутых в суде требований. Таким образом, именно на личность, как субъект правоотношений, возлагалась задача активно отстаивать свои законные интересы, а соответственно, от способности использовать правовые механизмы зависел во многом исход всего спора, разрешаемого в суде.

Уголовно-процессуальное законодательство советского периода предусматривало процессуальную возможность суда самостоятельно расширять по уголовным делам пределы судебного разбирательства, допуская и поощряя возможность вовлечения новых доказательств в дополнение к тем, которые были представлены органами предварительного расследования и сторонами. Такие полномочия суда подразумевали развитие судебных действий в этом направлении. Соответственно, пределы судебного разбирательства теоретически не совпадали с границами исследования доказательств в ходе предварительного расследования, поскольку суд мог самостоятельно дополнять собранные доказательства посредством производства процессуальных судебных действий. Действующий УПК РФ в свою очередь предусматривает строго очерченные пределы судебного разбирательства . В соответствие с этим, когда суд продолжает «дело» органов предварительного расследования, разумным и [26] справедливым будет сказать, что он проводит следственные действия. Но в случаях демократического, состязательного и равноправного судебного разбирательства полагаем недопустимым проводить соответствующую аналогию и отождествление.

Смена общественно-политической формации в период советской власти изменила и подход к роли и месту личности во взаимоотношениях с государством, которое стало контролировать и обеспечивать все общественно значимые сферы жизнедеятельности и забирало у личности обязанность защищать себя от преступных посягательств и уголовного преследования, возлагая эту функцию на государственные органы - милицию и прокуратуру. Соответственно изложенному порядку полномочий государственных органов, личности (потерпевшему) предоставлялось право в виде возможности донести свою позицию до государства наряду с основополагающими действиями органов обеспечения правопорядка - статья 8 УПК РСФСР 1922 года указывала: «Обвинение на суде поддерживается прокуратурой. Потерпевшему право обвинения предоставляется лишь в случаях, законом установленных». Исходя из этого, абсолютизировалась публичность уголовного судопроизводства, превращая ее из состязательного спора в деятельность по привлечению к уголовной ответственности и наказанию. Кроме того, на органы обвинения возлагались задачи по объективному, полному и всестороннему установлению обстоятельств уголовных дел, ввиду чего именно они решали вопросы связанные, в том числе, с установлением сведений, свидетельствовавших о невиновности, и их проверкой, что вбирало в себя функцию защиты от обвинения. Эти изменения подытожили смену подхода к пониманию назначения уголовного судопроизводства.

Приведенный анализ отечественных источников права свидетельствует об обоснованных исторических предпосылках возникновения и развития уголовно- процессуальной деятельности суда. Судебная деятельность осуществлялась при помощи действий, производимых судом в целях рассмотрения уголовного дела, начиная с регламентирования самых первых споров по разбору общественно - опасных правонарушений, ставших предтечами современного УПК РФ.

Ретроспектива показывает, что действия суда существовали не сами по себе, а имели под собой правовое основание, правовую регламентацию. При этом анализ правовых памятников показывает, что формализация судебных действий, регламентация их содержания и порядок проведения развивались последовательно.

Самые первые источники права древней Руси никак не регулировали производство тех или иных процессуальных действий, не определялся порядок их производства, условия осуществления, субъектный состав. Определенная форма придавалась только самому процессу рассмотрения дела. Но уже Устав уголовного судопроизводства 1864 года, уголовно-процессуальные кодексы РСФСР содержали регламентацию как самих стадий процесса, так и процессуальных действий, осуществляемых в них, выделяя, в том числе и такое понятие как «судебные действия», которое относилось к стадии судебного разбирательства и рассмотрения уголовного дела по существу.

М.С. Строгович писал о том, что «уголовное судопроизводство, реализуя свое назначение, развертывается в виде последовательных, взаимосвязанных, облеченных в определенные правовые формы и к определенной правовой цели направленных действий» . Указанная позиция в полной мере относится и к необходимости проведения детальной нормативной регламентации судебного следствия, а именно, к необходимости регламентации судебных действий, составляющих его основу.

Правовое регулирование судебного разбирательства выступает не как собрание разрозненных норм, а представляет собой системное образование. Как и любая другая система, судебное разбирательство предполагает наличие элементов и связей между ними. Система судебного разбирательства показывает, как право упорядочивает его содержание. [27]

Система судебного разбирательства представляет собой его внутреннюю структуру, которая складывается объективным образом как отражение реально существующих и развивающихся общественных отношений.

Исходя из этого, следуя процессуальной последовательности проведения судебного разбирательства, его система должна состоять из следующих элементов:

1) судебные действия, которые включают в себя организационнообеспечительные действия суда и познавательные приемы (судебные действия следственного характера);

2) этапы судебного разбирательства, включающие в себя последовательно сменяемые части:

а) подготовительная часть, в структуру которой входит предварительное слушание по уголовному делу, общий порядок подготовки к судебному заседанию и подготовительную часть судебного заседания;

б) судебное следствие, которое можно разделить на следующие основные

29

части :

- действия суда и сторон до исследования доказательств по уголовному

делу;

- собственно исследование доказательств по делу;

- действия, связанные с окончанием судебного следствия.

в) прения сторон. Дополнительным элементом выступает последнее слово подсудимого.

г) постановление итогового судебного решения.

3) итоговое судебное решение, которое непосредственно выступает актом применения права в готовом виде и результатом судебного разбирательства. Видами итоговых решений могут быть постановление, приговор, которые также имеют определенные законом разновидности. [28]

Судебное разбирательство имеет определенное УПК РФ процессуальноправовое основание, которое представляет совокупность правовых предписаний и осуществляемых на их основе процессуальных действий, имеющих своим назначением проведение судебного разбирательства и судебного следствия как его составного элемента. Процессуальная основа создает предпосылки для справедливого и законного проведения судебного следствия .

Можно отметить и то, что практически отсутствует внимание ученых и законодателя к природе судебных действий, используемых в ходе судебного разбирательства. Правовые памятники прошлого, исходя из указанных нами примеров, допускают участие суда в исследовании обстоятельств дел, никоим образом не упорядочивая системы таких действий суда, их принципов и не выделяя разницы с познавательными приемами предыдущих этапов процессуального производства. Создается ощущение, что судебные действия, посредством которых суд претворял в жизнь свои полномочия, подразумевались законодателем и исследователями как нечто само собой разумеющееся.

С другой стороны, возможно, что ввиду изначального единства административных органов по уголовному преследованию и органов, разрешающих уголовные дела по существу, которые все вместе относились к исполнительной власти, существовали единые средства уголовнопроцессуального познания и доказывания на всех этапах судопроизводства.

Ввиду отсутствия теоретической регламентации судебных действий как первичного элемента судебного разбирательства полагаем возможным определить их сущность, исходя из назначения основных задач и целей судебного разбирательства.

Одной из основных задач суда является обязанность на основании проведенного судебного разбирательства постановить (вынести) законный, обоснованный и справедливый приговор, согласно статье 297 УПК РФ. Указанная [29]

задача обеспечена и гарантирована необходимостью непосредственного исследования судом всех доказательств, представленных по уголовному делу на основании статьи 240 УПК РФ.

Доказательствами, положенными в основу итогового судебного решения, могут выступать как представленные сторонами, так и те из них, которые дополнительно получены в ходе судебного следствия, в том числе и по

31

инициативе суда .

УПК РФ регламентирует вовлечение в уголовное дело доказательств, которые образуются в результате использования действий, носящих

познавательный характер в ходе судебного следствия. Такие действия могут проводиться не только по ходатайству сторон, но и по собственной инициативе суда, что регламентировано статьями 281-290 УПК РФ.

Таким образом, несмотря на фактическое отрицание, суд как участник судебного разбирательства активно познает обстоятельства уголовного дела, не только воспринимая информацию, поступающую от стороны обвинения и защиты, но и совершая активные познавательные действия в своих процессуальных интересах. О таких познавательных действиях, инициатором которых выступает суд, можно сказать, что они имеют следственный характер или природу следственных действий.

В связи с необходимостью теоретического анализа и понимания организационно-обеспечительных и познавательных приемов, используемых в ходе судебного разбирательства, целесообразным является проведение

последовательного анализа природы их возникновения, определение их понятия, принципов отправления, их задач и целей.

Уголовное судопроизводство допустимо осуществлять только посредством производства процессуальных действий. Согласно ст.5 УПК РФ процессуальные действия подразделяются на следственные, судебные и иные процессуальные действия. Исходя из этого, а также в связи с тем, что исследованию в данной

См.: Ляхов Ю. А. Указ. соч.

работе подвергается судебное следствие, следует поставить вопрос о характеристике и понятии судебных действий, а также их видах.

К сожалению, остается до конца не ясной природа появления в УПК РФ понятия «судебные действия». Следовательно, не ясно, какое содержание включено в это понятие. Анализируя положения УПК РФ, посвященные судебному разбирательству при рассмотрении уголовного дела по существу, можно определить, что среди прочих суд обладает организационнораспорядительными полномочиями, связанными с процессуальной формой осуществления правосудия. К таковым, например, можно отнести полномочия суда, предусмотренные главой 33 УПК РФ, а также многие другие, например, связанные с направлением копий приговора сторонам, вручению им протокола судебного заседания и т.д.

В связи с этим возникает вопрос, стоит ли такие действия относить к иным процессуальным действиям или же это разновидность судебных действий. Так одним из недостатков УПК РФ является юридическая техника. Сам законодатель регулярно смешивает те или иные юридически значимые понятия, вызывая у правоприменителя неоднозначную реакцию по их толкованию, а соответственно, определению их значения и смысла. Такая ситуация происходит с понятием «процессуальные действия», «иные процессуальные действия». Исследователи относят к иным процессуальным действиям деятельность по вынесению процессуальных решений: предъявление обвинения, ознакомление с материалами уголовного дела, разрешение вопросов, связанных с мерами пресечения. С другой стороны, проводится параллель между следственными действиями и иными процессуальными действиями, направленными на получение доказательств, указывается на такие процессуальные действия как различного рода запросы, истребования, представления и действия, осуществляемые в порядке ст.144 УПК РФ. Таким образом, происходит чрезмерное смешение различного рода и направленности процессуальной деятельности в одной дефиниции. Кроме того, в

указанных условиях фактически все действия суда можно отнести к иным

~ ~ ^32

процессуальным действиям, входящим в категорию процессуальных действий .

Означает ли это, что судебное действие как разновидность действий процессуальных носит декларативный характер? Полагаем, что это понятие имеет важное теоретическое и практическое значение, позволяющее разграничить уголовно-процессуальные формы и полномочия участников судопроизводства.

В рамках теоретического подхода к пониманию судебных действий к таковым следует отнести предусмотренную нормами уголовно-процессуального кодекса систему процессуальных действий, совершаемых судом как участником уголовно-процессуальных отношений в пределах предоставленных ему полномочий. В связи с этим критерием разграничения судебных действий от иных процессуальных будет выступать субъект. С.А. Шейфер, также, указывал, что организовать и провести познавательные действия в суде сможет только

33

«хозяин процесса», т.е. суд, а не стороны .

Н.А. Селиванов, И.Е. Быховский, М.П. Гутерман, В.М. Быков, С.Б. Россинский, в свою очередь, анализируя признаки следственных действий, придерживаются позиции, согласно которой субъектом следственного действия является следователь (дознаватель, начальник подразделения дознания, следователь-криминалист и руководитель следственного органа)[30] [31] [32].

В учебной литературе понимание судебных действий также не нашло своего надлежащего развития, в силу чего под ними понимается определенная разновидность процессуальных действий. Либо указывается, что они представляют собой действия судьи (суда) по разъяснению прав участникам процесса, отложению судебного разбирательства, отобранию подписки о

-35

разъяснении свидетелю ответственности за дачу заведомо ложных показаний .

С другой стороны, С.А. Александрова, предполагает, что «судебные действия определяются как процессуальные действия, связанные с осуществлением полномочий суда в уголовном судопроизводстве (в ходе досудебного и судебного производства), производимые в судебном заседании судом (судьей) либо иными участниками уголовного судопроизводства под организационным руководством суда (судьи) в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством РФ»[33] [34].

В качестве признаков выделяющих их самостоятельную процессуальную природу она выделяет: деятельностную природу; обусловленность полномочиями суда, как субъекта уголовного судопроизводства, имеющего особый статус; специфические субъекты проведения этих действий; форма и процессуальный режим их производства.

При этом данным автором к судебным действиям относятся и судебные решения. Кроме того, С.А. Александрова указывает в качестве признака судебных действий их особый субъектный состав, указывая на коллективность их производства, в том числе, на то, что, к примеру, допросы и оглашение показаний

производятся иными лицами .

Определенные параллели в данном случае можно провести с позициями авторов, которые полагают, что судебная экспертиза не является следственным действием, указывая например, что она выступает отдельной (самостоятельной) процессуальной формой получения новых и проверки (уточнения) имеющихся

38

доказательств .

Анализируя данные позиции, следует отметить разнообразие уголовнопроцессуальных отношений и участвующих в них лиц. Можно обратиться к полномочиям адвоката в уголовном судопроизводстве. В соответствии с ч.3 ст.53 УПК РФ адвокат вправе задавать с разрешения следователя, дознавателя вопросы допрашиваемым лицам. Кроме того, согласно ч.4 ст.38 УПК РФ следователь вправе давать письменные поручения оперативным сотрудникам о производстве отдельных следственных действий, например обысков, которые в свою очередь и реализуют поисковые и познавательные операции данного процессуального действия, когда следователь довольствуется полученными этими лицами результатами. Аналогичным образом можно указать на следственное действие, предусмотренное ст.186.1 УПК РФ.

Следуя такой процессуальной логике С.А. Александровой, субъектом следственного действия будет являться, в том числе и адвокат, оперативный сотрудник, эксперт.

Предложение о выделении субъекта судебных действий в качестве их признака, вытекает из основных начал уголовного судопроизводства. Общий порядок судопроизводства предопределяет разрешение вопросов отнесенных к компетенции суда только в судебном разбирательстве. УПК РФ определяет, что в соответствие с п.51 ст.5 УПК РФ судебное разбирательство представляет собой судебное заседание суда первой инстанции. Там же определено, что судебное [35] [36] заседание представляет собой процессуальную форму осуществления правосудия в ходе досудебного и судебного производства по уголовному делу.

В науке уголовно-процессуального права правосудие определяют как осуществление судом правоприменительной деятельности, которая находит выражение в рассмотрении и разрешении судебных дел в рамках установленного законом процессуального порядка, обеспечивающего возможность применения к правонарушителям государственного принуждения в условиях соблюдения законности, справедливости и общеобязательности принимаемых решений.[37]

Таким образом, последовательное толкование основных понятий уголовнопроцессуального права, связанных с порядком и формой судопроизводства, позволяет сделать вывод об отправлении правосудия судом как в досудебном производстве, так и в ходе судебного рассмотрения уголовных дел по существу, а также и на последующих этапах, включая и стадию исполнения приговора.

Изложенное свидетельствует о взаимосвязи субъекта, осуществляющего правосудие (суд), формы правосудия, в которой эта деятельность получает разрешение (судебное заседание) с действиями, которые осуществляются для отправления правосудия (организационно-обеспечительные действия, судебные действия следственного характера).

Исходя из этого, действия суда, направленные на достижение задач правосудия, связаны только с его исключительной компетенцией и полномочиями.

Соответственно, можно сделать выводы, что результаты судебного разбирательства напрямую зависят от полномочий суда. В свою очередь полномочия суда имеют границы, которые очерчены пределами судебного разбирательства.

Предусмотренные ч.2 ст.29 УПК РФ полномочия суда в ходе досудебного производства, такие как избрание меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога, продление срока содержания под стражей или срока домашнего ареста, помещение обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, наложение ареста на имущество и прочие, УПК РФ допускает производить, в том числе и в ходе рассмотрения уголовного дела по существу. Суд вправе в ходе судебного разбирательства избрать, изменить или отменить меру пресечения в отношении подсудимого в соответствие со статьей 255 УПК РФ. В соответствие со статьей 230 УПК РФ, по ходатайству заинтересованных лиц суд вправе принять меры по обеспечению исполнения наказания в виде штрафа, по обеспечению гражданского иска и возможной конфискации имущества.

Таким образом, разрешение вопросов, требующих судебного вмешательства, что в науке уголовно-процессуального права некоторые ученые называют судебно-контрольными действиями, не может быть отнесено к отдельному элементу системы судебных действий[38]. Разрешение указанных вопросов может быть отнесено к отдельному виду отправления правосудия, поскольку согласие на осуществление процессуальной деятельности требует судебного решения, принимаемого в судебном заседании. Сами по себе эти действия, в зависимости от их назначения, необходимо относить либо к организационно-обеспечительным, либо к судебным действиям следственного характера.

Судебное заседание, как форма правосудия, предполагает использование иных видов судебных действий для достижения своих задач. Например, в ходе судебных заседаний по избранию меры пресечения суд вправе допросить явившихся лиц по обстоятельствам, относящимся к предмету судебного разбирательства, исследовать и приобщить к материалам дела письменные документы. Таким образом, судебное разбирательство даже по таким вопросам несет в себе этап судебного следствия и исследования представленных материалов уголовного дела. Кроме того, получается, что во время производства судебно-контрольных действий одновременно производятся судебные действия следственного характера.

Указанное свидетельствует о несостоятельности той точки зрения, которая определяет систему судебных действий, как включающую в себя в качестве элементов судебно-контрольные действия, судебные действия следственного характера, организационно-обеспечительные действия суда.[39]

С другой стороны, такие действия участников судопроизводства как выступление в прениях, принесение апелляционного представления и жалобы не требуют дозволения суда. Полагаю, что действия участников (сторон) судопроизводства можно отнести к процессуальным, как реализуемым в рамках рассмотрения уголовного дела. Однако данные действия имеют в своей природе реализацию предусмотренных УПК РФ прав и обязанностей субъектов правоотношений, в связи с чем их нельзя отнести к категории судебных действий, а только к процессуальным действиям, реализуемым в ходе судебного разбирательства.

К разновидности судебных действий обоснованно можно отнести действия, регламентированные главой 37 УПК РФ, то есть проводимые в стадии судебного следствия. Проведение данных действий нельзя отнести к реализации прав и обязанностей исключительно сторон судебного разбирательства. Статьей 243 УПК РФ прямо предусмотрено, что председательствующий по делу руководит судебным заседанием. В содержание указанного полномочия суда входит разрешение суда (судьи) на производство в судебном заседании, предусмотренных УПК РФ процессуальных действий, а соответственному этому недопустимо производство действий, разрешение на проведение которых не получено у председательствующего. Исходя из конструкции главы 37 УПК РФ, суд обладает правом на инициативу в назначении и производстве некоторых из них. Причем инициатива эта выступает не столько правом, сколько обязанностью суда ее проявить в целях законного разрешения уголовного дела. Поскольку такое полномочие суду представлено, и он его активно использует в своей процессуальной деятельности, соответственно оно, без сомнений, относится как к процессуальным действиям, так и к судебным как соответствующей подкатегории.

Следуя вышесказанному, под судебными действиями можно понимать предусмотренную нормами уголовно-процессуального кодекса систему процессуальных действий, совершаемых судом как участником уголовно- процессуальных отношений в пределах предоставленных ему полномочий.

Производство же судебных действий в судебном заседании, участие сторон уголовного судопроизводства в ходе производства судебных действий, на наш взгляд, необходимо относить к условиям их производства. При этом их наличие совершенно необязательно во всех случаях. Например, судебные действия, отнесенные к организационно-обеспечительным и осуществляемые в ходе подготовки дела к судебному разбирательству, суд осуществляет не в судебном заседании, а самостоятельно, соответственно при их принятии не участвуют стороны.

В соответствии с этим, полагаю, что можно выделить в качестве основных видов судебных действий, проводимых в суде первой инстанции, следующие действия:

1) судебные действия, предусмотренные главой 37 УПК РФ. Эти судебные действия в данной работе предлагается именовать судебными действиями следственного характера;

2) организационно-обеспечительные действия суда.

Наименования конкретных судебных действий, предусмотренных главой 37

УПК РФ во многом синонимичны названиям некоторых следственных действий, кроме того они урегулированы отсылочным способом и во многом производятся по правилам производства одноименных следственных действий. В связи с этим возникают вопросы, однозначных ответов на которые в теории уголовнопроцессуального права нет и которые связаны с понятием этих процессуальных действий, задачами, поставленными перед ними в судебном разбирательстве, их процессуальным назначением. Ответы на поставленные вопросы определят процессуально-правовой смысл норм, регламентирующих производство этих судебных действий, порядок их осуществления, направленность их на восполнение неполноты предварительного следствия в рамках судебного разбирательства либо достижение иных задач судопроизводства и судебного разбирательства.

Изложенные в настоящей главе обстоятельства свидетельствуют о взаимосвязи уголовно-процессуальной деятельности, деятельности суда по отправлению правосудия, судебного разбирательства и судебного следствия. Системность процессуальной деятельности обусловлена ее взаимосвязями со стадиями судопроизводства и средствами ее осуществления. Под способами ее осуществления следует понимать процессуальные действия. Процессуальные действия отражают динамичность и активную направленность уголовного судопроизводства по достижению поставленных перед ним целей. Судебному разбирательству, как самостоятельной стадии судопроизводства, характерен собственный набор процессуальных действий по решению свойственных ему задач и достижению его целей. Действия суда в рамках его процессуальной деятельности следует правомерно обозначить как судебные. Под судебными действиями стоит понимать предусмотренную нормами уголовнопроцессуального кодекса систему процессуальных действий, совершаемых судом как участником уголовно-процессуальных отношений в пределах предоставленных ему полномочий. Возникновение и формирование судебных действий в качестве категории и субинститута уголовно-процессуального права исторически обусловлено и в качестве источника имеет последовательно развивавшиеся нормы правовых памятников прошлого. Анализ показывает, что судебные действия по своей правовой природе входят в систему действий процессуальных и имеют собственную структуру, в состав которой входят организационно-обеспечительные действия и судебные действия следственного характера. Судебные действия следственного характера входят в систему действий процессуальных, но не имеют четкого понимания и определения, поэтому необходимо определить содержание их дефиниции, соответствующие признаки, а также их возможную систему. В связи с этим исследование судебных действий следственного характера имеет большое теоретическое значение.

1.2.

<< | >>
Источник: Стародумов Сергей Владимирович. СУДЕБНЫЕ ДЕЙСТВИЯ СЛЕДСТВЕННОГО ХАРАКТЕРА ПРИ РАССМОТРЕНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ижевск - 2018. 2018

Еще по теме Правовая природа судебных действий и их виды:

  1. 1. 1. Правовая природа безналичных расчетов.
  2. § 3. Роль Президента Республики Казахстан в законотворческом процессе. Правовая природа и виды актов Президента Республики Казахстан
  3. Понятие и правовая природа завещания
  4. Правовая природа церковно-юридических норм1.
  5. § 3. Правовая природа концессионного соглашения
  6. 1.1. Понятие, правовая природа и сущность семейно-правовой ответственности
  7. Таможенные сборы: понятие и правовая природа
  8. § 1. Правовая природа и основания условно-досрочного освобождения от отбывания наказания
  9. § 2. Правовая природа и отраслевая принадлежность деятельности по исполнению мер процессуального принуждения
  10. Понятие и правовая природа открытой лицензии в праве интеллектуальной собственности
  11. § 1. Правовая природа экономических споров и анализ алгоритмов их разрешения
  12. 1.2 Внешнеэкономические банковские сделки: понятие, виды и правовая природа
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -