<<
>>

1.1 Понятие обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном судопроизводстве

Обеспечение прав и интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве, провозглашение, соблюдение, их уважение и защита является одной из важнейших задач уголовного судопроизводства.

Обеспечению прав потерпевших были посвящены работы многих исследователей: Т. М. Махова[4] рассматривала обеспечение прав потерпевших в состязательном уголовном процессе; О. Р. Зарипова[5] [6] [7] [8], Ю. М. Грушевой, С. В. Шумилин , Д. В. Шаров , Д. А. Иванов исследовали данную проблему на стадии предварительного расследования; Т. В. Тетерина[9], С. М. Даровских и А. П. Гуськова[10] изучали вопросы обеспечения имущественных прав потерпевших в уголовном судопроизводстве; Т. В. Шутемова[11] раскрыла влияние судебной практики Европейского суда по правам человека на обеспечение прав потерпевших и др.

Несмотря на различные аспекты, которые были затронуты в исследованиях, авторы были единодушны в том, что обеспечение прав потерпевших в уголовном судопроизводстве все еще остается на достаточно низком и непродуктивном уровне.

Пленумом Верховного Суда РФ было принято постановление 29.06.2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевших в уголовном судопроизводстве». Принятие данного постановления было призвано обеспечить потерпевшему возможность отстаивать свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами, что было отражено в п. 1 данного постановления[12].

Законодателем неоднократно вносились изменения в действующее законодательство, которые отчасти были направлены на обеспечение потерпевшему доступа к правосудию и защиту прав, нарушенных преступлением. В частности, необходимо обратить внимание на Федеральный закон № 432-ФЗ от 28.12.2013 г. «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве», существенно расширившего права потерпевшего.

Среди недостатков данного законодательного акта следует отметить, что он был направлен на защиту исключительно потерпевших физических лиц.

Несмотря на столь пристальное внимание, которое было уделено обеспечению прав потерпевших в уголовном судопроизводстве, все еще существует множество не решенных проблем, в их числе, обеспечение защиты прав потерпевших юридических лиц в уголовном судопроизводстве. Размер причиненного им преступлением вреда остается стабильно высоким.

Так, согласно данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ ущерб юридическим лицам как государственным, так и частным образованиям был причинен и установлен вступившим в законную силу приговором суда и составил в:

- 2015 г. от хищений - 57 212 151 042 руб., по другим преступлениям - 2 990 402 520 руб.. Суммы ущерба от хищений распределены по видам собственности и составляют: государственная - 6 735 207 638 руб.; муниципальная - 838 008 113 руб.; общественных организаций (объединений) - 1 899 720 673 руб.; частных юридических лиц - 5 367 768 176 руб.. По другим преступлениям: государственная - 1 962 070 523 руб.; муниципальная - 82 559 759 руб.; общественных организаций (объединений) - 56 025 194 руб.; частных юридических лиц - 351 115 395 руб.;

- 2016 г. от хищений (сумма существенно снизилась) - 25 168 656 297 руб., по другим преступлениям - 11 805 126 233 руб.. Суммы ущерба от хищений распределены по видам собственности и составляют: государственная - 4 467 484 013 руб.; муниципальная - 1 998 421 060 руб.; общественных организаций (объединений) - 2 089 306 130 руб.; частных юридических лиц - 6 238 048 610 руб.. По другим преступлениям: государственная - 6 531 088 379 руб.; муниципальная - 302 337 360 руб.; общественных организаций (объединений) - 1 041 786 969 руб.; частных юридических лиц - 2 392 543 836 руб.;

- 2017 г. от хищений - 30 062 589 585 руб., по другим преступлениям - 11 130 647 961 руб.. Суммы ущерба от хищений распределены по видам собственности и составляют: государственная - 3 875 324 543 руб.; муниципальная - 1 430 384 493 руб.; общественных организаций (объединений) - 1 946 861 860 руб.; частных юридических лиц - 9 268 999 525 руб..

По другим преступлениям: государственная - 5 270 937 688 руб.; муниципальная - 703 244 104 руб.; общественных организаций (объединений) - 153 471 784 руб.; частных юридических лиц - 3 088 125 060 руб.[13]

Как следует из приведенных статистических данных, в настоящий момент сложилась общая тенденция к неуклонному росту размера причиненного преступными посягательствами имущественного вреда юридическим лицам. Незначительное снижение в рассматриваемый период некоторых показателей не влияет на общую наметившуюся негативную тенденцию к их росту.

По данным ВНИИ МВД России было установлено следующее: тенденция ежегодного увеличения суммы ущерба, причиненного преступлениями, прежде всего в сфере экономики, сохраняется на протяжении последних лет. В настоящий период наибольший ущерб причиняется преступлениями в промышленности, и его доля составляет более 24 % от общей суммы причиненного ущерба. Также низким остается обеспечение возмещения ущерба в рыбоводстве, рыбной, спиртовой, винодельческой, ликероводочной отраслях и в целом в промышленности. При этом даже по оконченным делам возмещается не более четверти ущерба в этих отраслях. Также значительный ущерб причиняется преступлениями в сфере торговли и общественном питании, топливно-

14

энергетическом комплексе .

Отчасти это обусловлено рядом причин. Среди них следует выделить все еще высокий уровень совершения экономических преступлений, в том числе преступлений против собственности; низкий уровень их раскрываемости, что порождает у виновных лиц чувство безнаказанности; нигилистическое отношение к закону и, как следствие, совершение новых преступлений. Большинство совершенных преступлений данной группы относятся к числу тяжких и особо тяжких, которые совершаются в группе, с применением оружия, с использованием своего служебного положения и т.п.

Экономическая преступность изменила на сегодня свой качественный и количественный состав. По данным МВД России по итогам 2016 г. было совершено 108,8 тыс. преступлений экономической направленности, что на 3,3 % меньше чем за аналогичный период 2015 г., а за 2017 г.

было совершено 105 тыс. таких преступлений, что на 5,1 % меньше, чем за аналогичный период 2016 г.. Составы тяжких и особо тяжких преступлений экономической направленности от [14] общего числа совершенных преступлений данной группы составили по итогам 2016 г. - 59,9 %, а за 2017 г. - 59,4 %. За первый квартал 2018 г. (январь-март) было выявлено 38 тыс. преступлений экономической направленности, что на 2,9 % больше чем за аналогичный период 2017 г. Составы тяжких и особо тяжких преступлений экономической направленности от общего числа совершенных преступлений данной группы составили за первый квартал 2018 г. 24 тыс. преступлений, что на 3,3 % выше аналогичных показателей за 2017 г. [15].

Однако обеспечение возмещения причиненного такими преступлениями вреда остается на низком уровне.

Это объясняется, в том числе, и низким уровнем проработки ряда теоретических вопросов. В частности, в теории права и уголовно-процессуального в том числе, нет устоявшегося понятия на такую категорию как «обеспечение защиты имущественных и неимущественных прав», и близкое им понятие «обеспечение прав» также относится к дискуссионным вопросам права.

Обеспечить, исходя из одного из видов токования, представленного в Толковом словаре русского языка С. И. Ожегова, значит сделать вполне возможным, действительным, реально выполнимым[16] [17] [18].

И. В. Ростовщиков полагает, что обеспечение прав и свобод личности в широком понимании есть создание благоприятных условий для их эффективной

17

реализации .

А. В. Стремоухов под обеспечением прав человека понимает деятельность органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц по созданию благоприятных условий («гарантий») для правомерной и неуклонной их реализации и правовой защиты .

Благоприятные условия большинством исследователей связываются с гарантиями или гарантированием, что по существу позволяет сделать вывод, что обеспечение права является его гарантированием.

В. Г. Задерако, Н. Н. Волошкина термины «обеспечить» и «гарантировать» рассматривают как синонимичные[19]. В. С. Шадрин придерживается аналогичной точки зрения. По его мнению, обеспечить значит гарантировать, т.е. создать благоприятные условия для осуществления прав. И в этом случае можно говорить об узком подходе к обеспечению прав личности в уголовном судопроизводстве, а именно о уголовно-процессуальных гарантиях. Между тем исследователь рассматривает и более широкий подход, где он предлагает использовать термин «обеспечение»[20].

Обеспечение прав личности охватывает все формы благоприятствования участникам уголовного процесса в осуществлении их права. К этим формам В. С. Шадрин относит: «информирование лица об обладании правами и их разъяснение; создание необходимых условий для полноценной реализации прав; охрана прав от нарушений; защита прав; восстановление нарушенных прав»[21].

По мнению В. Ю. Мельникова, «обеспечение прав и законных интересов личности в уголовном процессе - деятельность следователя, лица, производящего дознание, прокурора, суда, защитника при участии иных субъектов уголовного судопроизводства, направленная, в том числе, на создание оптимальных условий для реализации процессуальных прав и обязанностей участников уголовного судопроизводства»[22]. Защита прав исследователем рассматривается как одна из форм благоприятствования участникам уголовного судопроизводства.

Обеспечение прав тесно связано с их защитой. О. В. Гладышева отмечает, что обеспечение как направление деятельности и длящийся процесс в большей

степени имеет прикладное значение в отношении иных категорий, в числе

23

которых «защита» и «охрана» .

Исследователями при рассмотрении вопроса обеспечения прав затрагиваются такие категории как «охрана» и «защита». В теории уголовнопроцессуального права термин «защита» связан с реализацией одноименной функции участников уголовного судопроизводства. Представляется, что термин «защита» следует рассматривать как деятельность участников уголовного судопроизводства по отстаиванию нарушенного права или противодействию возникновению угрозы такого нарушения.

А. М. Ларин под защитой понимал «разнообразную деятельность по охране прав и свобод человека от всевозможных нарушений и ограничений и возмещение ущерба, причиненного правам и свободам человека, если не удалось предупредить или отразить нарушения,

24

устранить ограничения» .

Защита прав нарушенных преступлением является важным условием восстановления прав потерпевшего. В этом процессе задействованы потерпевшие, правоохранительные органы и должностные лица. Последние должны создать для потерпевшего условия, позволяющие ему восстановить его нарушенные права. Г осударство не ограничивается законодательным закреплением предоставленных потерпевшим прав. Оно берет на себя обязательства по созданию условий для их реализации, а также создает гарантии такой реализации.

Представляется верной позиция тех исследователей, которые «обеспечение» рассматривают в качестве родового понятия к понятию «защита прав». Так, Ю. В. Анохин справедливо отмечает - понятие «обеспечение» следует считать основной категорией, входящей в институт прав человека, т.к. без обеспечительных мероприятий невозможны ни реализация, ни охрана, ни защита [23] [24]

прав и свобод личности . По мнению Л. А. Григорян «обеспечение» является базовой или родовой категорией по отношению ко всем прочим («защита» и «охрана»)[25] [26] [27].

Обеспечение защиты прав потерпевших юридических лиц предполагает действенные и эффективные способы восстановления прав нарушенных преступлением, в том числе и возмещение причиненного преступлением вреда, а также делает реальным доступ к правосудию.

Для определения термина «обеспечение защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица» также важным является определение видов вреда, которые ему могут быть причинены.

Исходя из действующего уголовно-процессуального законодательства, вред может быть причинен имуществу и деловой репутации юридического лица.

На понятия «вред имуществу» и «вред деловой репутации» нет универсальной и общепризнанной точки зрения. А между тем от определения и уяснения сущности этих понятий зависит признание юридического лица потерпевшим и гражданским истцом, его участие в производстве по уголовному делу, предъявление требований о возмещении такого вреда и восстановления деловой репутации, эффективная защита прав, нарушенных преступлением, обеспечение такой защиты. Верно отмечает В. Н. Григорьев, что неполнота правовой регламентации дает возможность для трактовки отдельных положений закона по усмотрению правоприменителя, что является благоприятной почвой для нарушений прав лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства , что требует уточнения ряда понятий.

Уголовно-процессуальное право апеллирует такими понятиями, которые тесно связаны с понятием «вред» - это «ущерб», «убытки», в свою очередь вред может быть имущественным и имуществу, а ущерб - материальным. В частности, ст. ст. 11, 23, 25, 42, 44, 45, 73 УПК РФ и др. содержат понятие «вред». В то же время в ст. 28.1 УПК РФ используется понятие «ущерб», а ст. 25.1 УПК РФ содержит понятия «вред» и «ущерб». Если следовать логике законодателя, то данные понятия не тождественны. Это требует терминологического упорядочения. М. И. Бабаев отмечал, что «вред является более широким понятием, чем

ущерб и убыток. Вред, по мнению автора, охватывает отрицательные,

28

нежелательные последствия как материального, так и нематериального порядка» . В. М. Савицкий понятие «ущерб» предлагал перевести в разряд категории политической, как понятие более широкое. В то же время он считал, что в уголовном процессе следует использовать термин «вред»[28] [29] [30] [31]. Данное предложение по существу исключает употребление понятия «ущерб» в качестве определения последствий совершенного преступления.

По мнению Н. И. Газетдинова «в понятие материального ущерба, включаются причиненный преступлением физическому или юридическому лицу

30

непосредственный вред в его имущественном или денежном выражении...» .

Однако материальный ущерб он связывает только с расходами физического лица. Говоря о юридическом лице, автор лишь указывает на «непосредственный вред в его имущественном или денежном выражении».

Некоторые исследователи отмечают, что «понятие «вред» более широкое по смыслу и включает не только материальный ущерб, но моральный и физический, причиняемый при совершении преступления. Замена понятия «ущерб» на «вред» целесообразна» . По мнению М. В. Танцерева «вред является объективной категорией, которая представляет собой те изменения в морально-психическом, физическом и имущественном положении лица, которые произошли в результате совершенного преступления» . В. Н. Махов и Д. Б. Разумовский полагают, что «преступлением лицу причиняется вред, он же возмещается или компенсируется (вознаграждается). Потерпевший в результате причиненного вреда несет ущерб» . Соглашаясь с высказыванием многих исследователей, Э. Э. Нагиева справедливо полагает, что «вред - социальное явление (родовое понятие), которое включает отрицательные изменения имущественного, физического и морального характера»[32] [33] [34] [35]. Определяя вред, причиненный преступлением, И. Г. Кожин полагает, что «это негативные последствия имущественного и неимущественного характера, наступившие для лица (физического или юридического) в результате преступного вторжения в сферу прав и свобод субъекта» .

Таким образом, большинством авторов (М. И. Бабаев, А. П. Гуськова, Т. М. Танцерев и др.) термин «вред» рассматривается в качестве более широкой категории, которая указывает на нарушения как имущественной, так и неимущественной сферы потерпевшего. «Ущерб» - понятием более узким, характеризующим материальное состояние потерпевшего после совершения преступления (Н. И. Газетдинов и др.). Несколько отлична точка зрения В. М. Савицкого, который апеллирует и понятием «ущерб», и понятием «вред», полагая, что «ущерб» - понятие более широкое[36]. Данная позиция требует критического осмысления. Ущерб - это материальные потери, а вред - это нарушение имущественных и неимущественных прав. Такой вывод основан на лексическом толковании слов «вред» и «ущерб», которые содержатся в словаре В. И. Даля. Под вредом понимаются последствия всякого повреждения, порчи, убытка, вещественного или нравственного, всякое нарушение прав личности или

собственности, законное и незаконное . Ущерб - это урон, убыток, трата, убыль,

38

умаление . Исходя из предложенного толкования, можно сделать вывод, что ущерб следует рассматривать в качестве материальных убытков; вред включает в себя не только нарушение имущественных, но и неимущественных прав.

Дискуссионным является вопрос о соотношении понятий «имущественный вред» и «вред имуществу». Так законодатель использует два понятия для признания физического и юридического лица потерпевшим по уголовному делу - «имущественный вред» и «вред имуществу». В связи с чем в литературе существуют различные подходы к их определению.

Под имущественным вредом в уголовном процессе понимают «всякое умаление субъективного имущественного права, охраняемого законом интереса или иного имущественного блага, влекущее материальные (имущественные)

39

потери у потерпевшего» .

По мнению К. В. Ашкатовой «под имущественным вредом в уголовном и уголовно-процессуальном праве предлагается понимать вред, причиненный имущественным правам и интересам физических или юридических лиц, так как преступлением вред может быть причинен не только путем уничтожения, повреждения или изъятия принадлежащих потерпевшему товарно-материальных ценностей, имущества, но и в случае общественно опасного нарушения его имущественных прав и обязанностей»[37] [38] [39] [40].

Некоторыми исследователями «имущественный вред» рассматривается исключительно как «вред, причиненный непосредственно имуществу потерпевшего: утрата, повреждение, уничтожение» [41] . Другие такой вред рассматривают как вред имуществу, под которым понимают «...негативные последствия нарушения преступным посягательством имущественных прав и законных интересов соответствующего лица, выразившиеся в уничтожении, повреждении или похищении материальных ценностей, неполучении доходов, которые потерпевшая организация извлекла бы при обычных условиях гражданского оборота, а также финансовых потерях, возникших в связи с необходимостью восстановления нарушенных прав и ущемленных интересов»[42].

Представляется, что определяющим в понятии «вред имуществу» является «имущество», которое раскрывается только в теории гражданского права и законодательстве. «Понятие имущество является собирательным. Под имуществом может пониматься вещь или совокупность вещей. В содержание понятия имущество помимо вещей могут включаться также и имущественные права. ... под имуществом в широком смысле понимается совокупность вещей, имущественных прав и обязанностей, в т.ч. исключительных прав»[43] [44] . Все изложенное говорит об употреблении термина «имущество» в широком и узком смысле, что вызывает определенные сложности толкования в зависимости от возникшего правоотношения.

Анализируя ст. 42 УПК РФ, приходим к выводу, что понятие «вред имуществу» юридического лица в данной норме употребляется в узком смысле

44

слова, исключительно как вред, причиненный вещи или совокупности вещей , что никак не обеспечивает защиту его прав в полном объеме.

В этой связи интересны размышления В. В. Горского. Он пишет, «если у юридического лица был похищен автомобиль, который в ходе расследования данного преступления был возвращен его владельцу в целости и сохранности, то получается, что данное юридическое лицо нельзя признать потерпевшим, поскольку вред автомобилю причинен не был (его может быть даже отремонтировали), хотя юридическое лицо понесло убытки из-за отсутствия в течение определенного времени данного транспортного средства. Все эти последствия, по его мнению, охватываются категорией «имущественный вред», а не категорией «вред имуществу». По предложению автора категорию «вред имуществу», следует заменить на более широкую категорию «имущественный вред», которая помимо реального ущерба включает в себя лишение имущественных благ, любое умаление субъективных имущественных прав»[45]. С данной точкой зрения нельзя не согласиться.

Некоторые авторы под имуществом юридического лица в уголовном процессе понимают «совокупность вещей и имущественных прав,

принадлежащих соответствующему лицу и могущих быть затронутыми в результате совершения преступления либо вследствие вовлечения данного лица в производство по уголовному делу»[46]. М. Х. Абдрахманов, отстаивая свою позицию, указал, что «различие в терминологии объясняется исключительно желанием законотворцев выразить свою мысль более лаконично, сделать формулировку соответствующей нормы более звучной и емкой»[47]. Термины «имущественный вред» и «вред имуществу» он рассматривает как синонимы. В анализируемых исследованиях был отожествлен вред имуществу и

имущественный вред. Думается, что такой законодательный подход не оправдан. Только в ч. 1 ст. 42 УПК РФ законодатель употребляет термины «имущество» и «вред имуществу», в других же положениях процессуального закона речь идет об имущественном вреде. В частности ч. 1 ст. 44 УПК РФ содержит следующее указание: «гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением» . Использование различных терминов для определения одного и того же понятия является недопустимым элементом законодательной техники, в связи с чем необходимо внести соответствующие изменения в УПК РФ. Как справедливо отмечают О. А. Зайцев и А. Ю. Епихин «неоднозначное употребление уголовно-процессуальных терминов приводит к путанице, и в конечном итоге к неправильному пониманию и применению норм УПК РФ».[48] [49]

Вред имуществу является более узкой правовой категорией. Это вред, причиненный конкретным видам имущества - материальным ценностям. К таким видам имущества могут быть отнесены различные вещи. Имущественным вредом также следует признавать лишение или ограничение имущественных благ, а также их умаление. Лишение или ограничение имущественных прав - это ограничение возможности владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим имуществом или правом на это имущество.

Как показал анализ практики юридические лица при написании заявлений с просьбой привлечь к уголовной ответственности виновных лиц и исковых заявлений в правоохранительные и судебные органы, как правило, указывают на защиту их имущественных прав. В частности, по уголовному делу по обвинения М., М. и П. из заявления К. от 4 апреля 2011 г., поданного на имя начальника УФСБ РФ по Оренбургской области, следует, что он просит защитить деловую репутацию и имущественные права СИХ «Ликос» от мошеннических действий М. и М.[50]. Просьба защитить имущественные права встречается практически в каждом заявлении, поданном юридическими лицами в правоохранительные органы. И лишь только в 24 поданных заявлениях содержалась просьба юридического лица возместить «вред, причиненный принадлежащему ему имуществу».

Из 92 опрошенных нами представителей юридических лиц - 72 (78,26 %) отметили, что понятие «имущественный вред» является понятием более широким, чем предложенное в законе - «вред имуществу». Они также пояснили, что закон должен содержать терминологическую ясность, в нем не должно присутствовать двусмысленное толкование терминов хотя и близких по содержанию, но существенно отличающихся по своей правовой сути. Из 92 представителей юридических лиц 46 (50 %) высказались за целесообразность замены термина «вред имуществу», содержащегося в ст. 42 УПК РФ, на более приемлемый - «имущественный вред» (Приложение Г, Приложение Д). Аналогичную точку зрения высказали и опрошенные нами практические работники, 50,9% которых понятие «вред имуществу» рассматривают как более узкое понятие (Приложение А).

В связи с изложенным, полагаем, что построение нормы ст. 42 УПК РФ явно ущемляет права потерпевшего - юридического лица, по сравнению с потерпевшим физическим лицом, предоставляя возможность возместить вред только имуществу (по существу конкретной вещи) юридического лица. Иные имущественные права, которые подпадают под определение «имущественный вред» остаются не защищенными, а юридическое лицо при таких обстоятельствах и вовсе может быть и не признано потерпевшим. Это может повлечь определенные негативные последствия. Лицо, по существу, не допускается к процессу производства по уголовному делу и к уголовному судопроизводству в целом, не обеспечивается защита его прав.

По уголовному делу по факту хищения списанного металлолома с территории филиала АО «Желдорреммаш» Оренбургский локомотиворемонтный завод. Представитель филиала неоднократно подавал заявления о хищениях списанного металла с территории своего предприятия и указывал, отвечая на запросы следователя, что для того чтобы сдать металлолом в соответствующие пункты, изделия из металла подлежат списанию и снятию с учета как материальные ценности, но металлолом также имеет ценность и стоимостное выражение. После его реализации денежные средства подлежат перечислению на счет организации. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, которое впоследствии было отменено, следователем было указано, что поскольку металлолом не входит в материальные активы предприятия, вреда имуществу или деловой репутации организации причинено не было. Следовательно, и законные основания для возбуждения уголовного дела и признания филиала АО «Желдорреммаш» Оренбургский локомотиворемонтный завод потерпевшим отсутствуют[51] [52].

Подобная ситуация сложилась и по уголовному делу по обвинению Я., который являлся заместителем генерального директора и учредителем ООО «Сфера», в совершении преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ. Уголовное дело было возбуждено в феврале 2012 году. Однако до марта 2013 г. ООО «Сфера» не было признано потерпевшим по уголовному делу, несмотря на неоднократные ходатайства со стороны генерального директора, который также являлся учредителем данного юридического лица. Лишь только после его обращения в порядке ст. 125 УПК РФ следователем было вынесено постановление о признании ООО «Сфера» потерпевшим .

Нами было изучено 280 уголовных дел, по 27 (9,6 % случаев) - складывались аналогичные ситуации. Юридических лиц следователи отказывались признавать потерпевшими по уголовному делу, мотивируя свой отказ отсутствием причиненного вреда их имуществу или деловой репутации. В Оренбургской области такая проблема возникла по 12 уголовным делам, по Ульяновской области по 15 (Приложение Б, Приложение В).

Это обстоятельство указывает на то, что физические и юридические лица равноправными участниками уголовно-процессуальных правоотношений не являются. Подобное бездействие органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, существенно умаляет права юридических лиц в свете конституционного положения о доступе к правосудию и обеспечению защиты имущественных и неимущественных прав данных участников уголовного судопроизводства.

Несмотря на то, что данное явление не носит массовый характер и повсеместного нарушения прав потерпевших юридических лиц, тем не менее, оно говорит о существующих проблемах в обеспечении защиты их прав, что подчас влияет на практику признания юридических лиц потерпевшими.

Полагаем, что под причинением вреда имуществу в уголовном процессе понимается его повреждение, уничтожение и другие действия, препятствующие использованию его по прямому потребительскому назначению. В том же случае, когда юридическое лицо не может реализовать свое право по владению, пользованию и распоряжению этим имуществом, в том числе и тогда, когда совершается хищение имущества, когда умаляется субъективное имущественное право в иной форме, речь идет о лишении или ограничении имущественных благ. В результате всех этих действий юридическому лицу, как потерпевшему от преступления, причиняется имущественный вред . Вред может быть причинен не только имуществу юридического лица, но и иным имущественным правам, что не охватывается понятием «вред имуществу» и требует определенной корректировки законодательства.

Юридическому лицу может быть причинен вред деловой репутации, которая имеет огромное значение для хозяйствующего субъекта.

Вопрос о причинении вреда деловой репутации юридического лица остается дискуссионным в теории не только уголовно-процессуального права, но и других отраслей. Как это ни парадоксально, но определение «деловая репутация» не раскрывается ни в одном нормативно-правовом акте, отсутствует данное понятие и в уголовно-процессуальном законодательстве. [53]

Понятие «деловая репутация» состоит из двух важных лексических единиц «репутации» и «деловой». В толковом словаре русского языка С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой указывается, что «репутация, приобретаемая кем-чем-н. общественная оценка, общее мнение о качествах, достоинствах и недостатках кого-чего-н...»[54] . Прилагательное «деловая», в этом же словаре имеет три значения. Наиболее приемлемым для рассматриваемого вопроса является определение - «относящийся к общественной, служебной деятельности, к работе»[55].

Большой юридический энциклопедический словарь под деловой репутацией понимает «одно из нематериальных благ, предусмотренных ст. 150 ГК РФ. Она представляет собой оценку профессиональных качеств конкретного лица» [56] [57] [58]. Деловая репутация фирмы определяется как «оценка фирмы со стороны ее смежников, контрагентов, потребителей, часть нематериальных активов фирмы» . Эти критерии ряд исследователи берут за основу при определении такого понятия как «деловая репутация». В этой связи хотелось бы обратить внимание на следующее мнение: «Деловая репутация в основе своей является благом нематериальным, неотчуждаемым, не обладающим признаком товарности» . Между тем, нельзя отрицать того факта, что посягательства на деловую репутацию могут оказать серьезное влияние на имущественное положение юридического лица. Однако это вовсе не означает, что из нематериального блага деловая репутация превратится в материальную составляющую.

В соответствии с п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. «деловая репутация» рассматривается как разновидность нематериального блага[59].

Вред деловой репутации юридического лица, причиненный совершенным преступлением, имеет свои особенности. Он может быть причинен такими преступлениями как: фальсификация единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета (ст. 170.1 УК РФ); ограничение конкуренции (ст.178 УК РФ); незаконное использование средств индивидуализации товаров (работ, услуг) (ст. 180 УК РФ); незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183 УК РФ); манипулирование рынком (ст. 185.3 УК РФ); воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг (ст. 185.4 УК РФ); неправомерный оборот средств платежей (ст. 187 УК РФ) и некоторыми другими.

При совершении этих деяний вред причиняется деловой репутации юридического лица опосредованно и затрагивает деловые качества его сотрудников, надежность его деятельности, порядочность и компетентность в возникающих между субъектами правоотношений, которые создают определенный имидж надежности юридического лица как делового партнера[60]. «Если проанализировать составы преступлений, которые могут причинить вред деловой репутации, то видно, что в большинстве случаев непосредственным объектом является не деловая репутация, а другие имущественные блага, принадлежащие юридическому лицу»[61]. По правильному замечанию П. С. Олефиренко «вред деловой репутации связан чаще всего не с реальным ущербом, а с теми доходами, которые предприятие не получило по причине умаления деловой репутации: клиенты расторгли договор, эффективность управления компанией понизилась, количество выпускаемой продукции сократилось, увеличились расходы на рекламные компании и т.д.» [62]. И далее, им указывается, что «среди принадлежащих юридическому лицу неимущественных благ, которые могут быть нарушены в результате противоправного деяния, выделяют не только деловую репутацию, но и право на фирменное наименование, право на товарный знак, право на использование ноу-хау и иные смежные права, право на коммерческую, служебную тайну»[63].

Помимо перечисленных деяний вред деловой репутации юридического лица может быть причинен и действиями руководства юридического лица, а также его сотрудников. В частности, когда директор предприятия привлекается к уголовной ответственности за убийство, причинение тяжкого вреда здоровью, мошеннические действия и др. Облик руководителя любого юридического лица предполагает облик респектабельного делового партнера, который соблюдает закон, способен обеспечить выполнение обязательств юридического лица и т.д. Поэтому нарушение закона руководителем юридического лица способно сказаться на реноме и самого юридического лица как делового партнера. В частности, в обосновании своих исковых требований руководитель организации подчеркнул, что «заслуживает внимание его общественная значимость, он возглавляет крупнейший в городе строительно-инвестиционный холдинг, является депутатом Законодательного Собрания Оренбургской области V созыва. Действиями подсудимых, получившими широкую огласку, причинен ущерб его человеческому достоинству, доброму имени и деловой репутации, как руководителя, а, следовательно, и самому холдингу»[64].

Мошеннические действия сотрудников риэлтерской фирмы способны вызвать негативные отзывы и как следствие нежелание потенциальных потребителей риэлтерских услуг пользоваться услугами данной организации из-за боязни оказаться жертвами мошенничества.

Под вредом, причиненным деловой репутации юридического лица, одни исследователи понимают «умаление оценки деятельности юридического лица в общественном сознании, повлекшее за собой имущественный вред юридическому лицу в виде убытков»[65]. Другие рассматривают ее в качестве «нематериального блага, в основе которого лежит положительная оценка различными участниками уголовно-процессуальных отношений деловых и иных качеств соответствующего лица, проявляющихся в социально-значимой деятельности»[66]. По мнению третьих, «вред деловой репутации можно определить как негативные последствия, нарушенные преступным посягательством, данного нематериального блага, выразившиеся в ухудшении общественного мнения о коммерческой и иной деятельности соответствующего лица, утрате доверия со стороны населения, потере имиджа добросовестного контрагента и иных потерях неимущественного и имущественного характера»[67]. Практически аналогичная точка зрения была высказана С. В. Колдиным[68] [69] . Четвертые «под вредом деловой репутации юридического лица в уголовном судопроизводстве понимают нарушение нормального процесса функционирования юридического лица, выразившиеся в недостижении целей - долгосрочных, краткосрочных, отступление от планов, структуры, традиций управления, принципов осуществления деятельности, потере доверия партнеров и общества в целом, а также в понижении положительной оценки деловых и иных качеств юридического лица различными субъектами

69

правоотношений» .

Изучение различных позиций позволило выявить общие, которые использует большинство авторов, и частные признаки, входящие в определение вреда деловой репутации, который может быть причинен совершенным преступлением. Среди общих признаков для определения вреда деловой репутации авторами выделяются определение деловой репутации:

- как вида права: деловая репутация это неимущественное благо;

- через оценку деятельности: как синонимов социально-значимой, коммерческой и иной деятельности и т.д., оценку деловых и иных качеств юридического лица;

- как критерия вреда, выраженного через: умаление, ухудшение общественного мнения о юридическом лице;

- как последствий причинения вреда выраженные: в иных потерях имущественного и неимущественного характера.

Среди частных признаков, определяющих вред деловой репутации, можно выделить:

- критерии вреда деловой репутации через объективные и субъективные характеристики: имущественный вред в виде убытков и утрата доверия со стороны населения, потеря имиджа добросовестного контрагента;

- последствия вреда деловой репутации юридического лица выраженные: в не достижении юридическим лицом целей и принципов своей деятельности.

Как было отмечено во многих определениях, вред деловой репутации в процессе совершения преступления нельзя рассматривать в качестве реального ущерба. В большинстве случаев это неполученные доходы и упущенная выгода. По существу это «вред на будущее». В уголовном судопроизводстве неполученные доходы и упущенная выгода не подлежат возмещению. Хотя в настоящее время все чаще исследователи настаивают на необходимости возмещения в уголовном судопроизводстве неполученных доходов и упущенной выгоды как формах восстановления нарушенных преступлением прав.

В поддержку возмещения упущенной выгоды выступает Ф. Н. Багаутдинов, обосновывая свою позицию тем, что она «не должна включаться в размер имущественного вреда при квалификации преступления, при предъявлении обвинения. Но в то же время нельзя лишать собственника права требовать возмещения неполученных им доходов в порядке уголовного или гражданского судопроизводства. Ведь в соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, вправе требовать полного возмещения причиненных ему убытков, в

70

том числе и упущенной выгоды» .

В поддержку позиции о необходимости возмещения в уголовном судопроизводстве упущенной выгоды высказался и В. В. Афисов. Им отмечается, что «вопрос о включении упущенной выгоды в сумму имущественного вреда должен быть решен в законодательном порядке в пользу потерпевшего. Объем и характер упущенной выгоды наряду с иными обстоятельствами преступного деяния, должен учитываться судом и при оценке общественной опасности совершенного деяния, и при оценке личности подсудимого» . К. В. Ашкатова давая понятие имущественного вреда, подчеркивает, что он состоит из реального ущерба и упущенной выгоды .

Лица, осуществляющие производство по уголовному делу, все чаще стали обращать внимание на упущенную выгоду, как элемент последствий совершенного преступления в отношении юридического лица.

В одном из приговоров было указано, что «предприятие понесло в указанный период (в период совершения преступления - указание В. И. Баловневой) крупные финансовые расходы, связанные с оплатой страховых взносов за каждую единицу транспортного средства, уплатой налога с дохода по упрощенной системе налогообложения, внесением арендной платы по договору аренды транспортного средства, что привело к образованию нереальной ко взысканию дебиторской задолженности.... То есть действиями Т. причинен материальный ущерб., а также предприятие в результате незаконных действий Т. [70] [71] [72]

не получило коммерческую прибыль...» . В данном приговоре речь идет не только о материальном ущербе, но и об упущенной выгоде - неполучении коммерческой прибыли. Суды неоднократно указывали и указывают в приговорах на упущенную выгоду, неполученную организацией, определяя ее как коммерческую прибыль. Как правило, приговором устанавливается факт упущенной выгоды (не получение коммерческой прибыли), но в нем не решается вопрос о ее возмещении. Из изученных нами 280 уголовных дел, рассмотренных судами, в 93 состоявшихся приговорах, что составляет 33,21 %, содержалось указание на «не получение организацией коммерческой прибыли» (Приложение Б, Приложение В). Полагаем, данная проблема еще требует своего самостоятельного научного исследования.

Итак, вред деловой репутации юридического лица, как неимущественному благу, причиненный совершенным преступлением, рассматривается как умаление и негативная оценка совокупности деловых, профессиональных и иных качеств деятельности юридического лица, со стороны участников правоотношений, а также иных лиц, повлекшие за собой причинение имущественного вреда юридическому лицу, в виде реального ущерба, неполученных доходов или упущенной выгоды; а также потерь неимущественного характера.

Уголовно-процессуальное законодательство сформулировано таким образом, что особой защите подвергаются имущество и деловая репутация юридического лица. Деловая репутация относится к разновидности нематериальных благ. В законе не сформулирован иной перечень нарушений нематериальных благ юридического лица. Однако такой подход законодателя не отвечает реально возникающим правоотношениям. В настоящий момент возникает необходимость в определении и такого понятия как нематериальные блага юридического лица, а также их виды. Легальное определение данного понятия содержится в гражданском законодательстве. Не вдаваясь в дискуссию о понятие нематериальных благ, принадлежащих юридическому лицу, лишь

Архив Промышленного районного суда г. Оренбурга за 2012. Уголовное дело № 1- 245/2012 по обвинению Т. по ст. 201 УК РФ.

укажем на позицию О. А. Пешковой. Данный исследователь объединяет нематериальные блага, принадлежащие юридическому лицу и определенные в гражданском законодательстве в три группы. К первой группе неимущественных благ автор относит блага, направленные на формирование индивидуализации юридического лица (фирменное наименование, товарный знак, а также деловая репутация). Вторую группу составляют блага, обеспечивающие автономию субъекта (коммерческая, служебная тайна, тайна переписки и телефонных переговоров). В третью группу включают блага, возникающие в результате интеллектуальной деятельности (изобретения, патенты, промышленные образцы

пл

и т.д.) . Из этого следует, что понятие «нематериальные блага» является

понятием собирательным. Предложенное гражданским законодательством и исследователями-цивилистами понятие нематериальных благ юридического лица вполне эффективно может быть использовано и для нужд уголовного процесса.

Специфика юридического лица - это специфика искусственного образования, но и у искусственного образования имеется ряд нематериальных благ, которые подлежат защите от нарушений. Думается, что точка зрения тех авторов, которые среди нематериальных благ экономическое значение придают лишь деловой репутации, непоследовательна. Любое нарушение из перечисленных нематериальных благ юридического лица способно причинить ему вред - вред нематериальным благам или, что более привычно для российских правоведов, нематериальный вред. Данные термины «вред нематериальным благам» и «нематериальный вред» возможно рассматривать как синонимичные понятия.

В уголовном процессе при нарушении иных нематериальных благ юридического лица признать его потерпевшим, а в дальнейшем взыскать вред и обеспечить защиту его права, невозможно. Между тем уголовным законодательством предусмотрена ответственность за нарушение таких нематериальных прав юридического лица как разглашение коммерческой и

Пешкова О.А. Защита деловой репутации и других нематериальных благ юридических лиц [Электронный ресурс]. URL: https://www.lawmix.ru/comm/1518 (дата запроса: 14.05.2012)

служебной тайны, незаконное использование промышленного образца и т.п. По существу перечень таких прав совпадает и в уголовном, и в гражданском законодательстве. В связи с изложенным, следует согласиться с мнением тех авторов, которые указывают, что если «право признает юридическое лицо в качестве самостоятельного субъекта права, то такой субъект должен обладать равной возможностью иметь права и исполнять обязанности, являющиеся универсальными для индивидов и юридических лиц, в том числе иметь право на компенсацию за нематериальный ущерб, причиненный данной группе» .

Такой вред подлежит возмещению или компенсации. Но особенность всех видов причиняемого вреда нематериальным благам юридического лица обусловлена имущественными потерями. В частности, разглашение коммерческой или служебной тайны приведет к оттоку производственных сил, доступу к информации, которой могут воспользоваться иные участники товарооборота, а также конкуренты и получать выгоды имущественного характера. В то же самое время юридическое лицо их лишится. Появление на рынке контрафактной продукции приведет не только к оттоку денежных средств, но и к вреду, причиняемому деловой репутации юридического лица, т.к. на рынок будут поступать товары сомнительного качества под маркой определенного производителя и т.д.

В отношении юридического лица следует в законе внести специальное указание на возможность признания его потерпевшим и при причинении вреда его неимущественному благу. Данный вред для универсальности и уже привычной терминологии для российских правоведов следует определить как неимущественный вред. [73]

В связи с изложенным, требуют своего уточнения и ряд положений и норм уголовно-процессуального законодательства, что позволит обеспечить защиту прав юридических лиц [74].

Полагаем, что ч. 1 ст. 42 УПК РФ должна быть изложена в следующей редакции:

1. Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением ему имущественного или неимущественного вреда. Решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела и оформляется постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда. Если на момент возбуждения уголовного дела отсутствуют сведения о лице, которому преступлением причинен вред, решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно после получения данных об этом лице.

Полагаем, что ч. 1 ст. 44 УПК РФ должна быть изложена в следующей редакции:

Гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или постановлением судьи, следователя, дознавателя. Гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального и иного неимущественного вреда, причиненного преступлением.

Обеспечение защиты прав потерпевших в уголовном процессе возложено на органы, осуществляющие производство по уголовному делу. В частности, ч. 1 ст. 11 УПК РФ обязывает лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, не только разъяснять участникам уголовного судопроизводства их права, но и обеспечивать возможность их осуществления. На всем протяжении производства по уголовному делу лица, его осуществляющие, обязаны разъяснить всем участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность, предоставить возможность заявить ходатайства, сделать заявления, высказать свою позицию относительно принимаемых процессуальных решений и т.п. Одним из ключевых направлений совершенствования уголовнопроцессуального права должно стать закрепление дополнительных процессуальных гарантий защиты прав и законных интересов всех лиц,

77

вовлеченных в производство по уголовным делам .

Кроме того, законодатель предусмотрел и самостоятельные способы защиты своих прав участниками уголовного судопроизводства. В любом случае в процесс защиты включаются не только органы и должностные лица, осуществляющие производство по уголовному делу, но и сами участники уголовного судопроизводства.

Таким образом, обеспечение защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица представляет собой действия органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, а также действия участников уголовного судопроизводства, направленные на восстановление имущественных и неимущественных прав юридического лица в уголовном судопроизводстве с использованием предусмотренных законом способов.

Обеспечение защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего юридического лица в уголовном судопроизводстве является важной и многоаспектной проблемой. В плоскости ее разрешения находится ряд вопросов связанных с:

- понятием видов вреда, которые могут быть причинены юридическому лицу потерпевшему, совершенным преступлением; [75]

- понятием потерпевшего, которое предусмотрено уголовнопроцессуальным законодательством;

- совершенствованием обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном судопроизводстве.

<< | >>
Источник: Баловнева Валентина Ивановна. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЗАЩИТЫ ИМУЩЕСТВЕННЫХ И НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ ПОТЕРПЕВШЕГО - ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Оренбург - 2018. 2018

Еще по теме 1.1 Понятие обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном судопроизводстве:

  1. Личные неимущественные права и нематериальные блага: содержание и взаимозависимость.
  2. 3.1. Имущественные права государственного органа со статусом юридического лица.
  3. Понятие и виды имущественных прав, связанных с предпринимательской деятельностью и входящих в состав наследственного имущества
  4. §1. Понятие и классификация ограничений прав юридического лица
  5. Введение
  6. Параграф 1. Понятие гражданско-правовой индивидуализации юридического лица и результатов его деятельности.
  7. Баловнева Валентина Ивановна. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЗАЩИТЫ ИМУЩЕСТВЕННЫХ И НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ ПОТЕРПЕВШЕГО - ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Оренбург - 2018, 2018
  8. Оглавление
  9. Введение
  10. 1 Обеспечение защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном судопроизводстве: понятие и опыт зарубежных стран
  11. 1.1 Понятие обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном судопроизводстве
  12. 1.2 Обеспечение защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном судопроизводстве по законодательству зарубежных стран
  13. 2 Способы обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном процессе и пути их совершенствования
  14. 2.1 Общая характеристика способов обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном судопроизводстве
  15. 2.2 Условия обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном процессе
  16. 2.3 Неисковые способы обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном процессе
  17. 2.4 Гражданский иск как способ обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном процессе
  18. Заключени
  19. Приложения
  20. 1.3 Понятие и значение обвинительного приговора без назначения наказания в современном российском уголовном судопроизводстве
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -