<<
>>

Особенности производства отдельных судебных действий следственного характера

Судебные действия следственного характера, подразумевают под собой совокупность познавательных приемов проводимых на основе общих условий судебного разбирательства. Вместе с тем, как было указано ранее, одни лишь общие условия судебного разбирательства, не могут в полной мере обеспечить производство в ходе судебного следствия познавательных действий суда с позиций их соответствия общим принципам уголовного судопроизводства.

На наш взгляд, порядок производства некоторых судебных действий следственного характера, а также их содержание вызывают определенные вопросы при их проведении.

Сравнительный анализ УПК РФ в части регулирования следственных действий и судебных действий следственного характера с очевидностью свидетельствует о более высокой степени регламентации следственных действий по сравнению с судебными действиями следственного характера. Производство следственных действий регламентировано главами 24-27 УПК РФ, которые содержат 33 отдельных нормы, посвященных их производству. С другой стороны, судебное следствие содержит 16 правовых норм, касательно производства судебных действий следственного характера.

Отличительными особенностями производства следственных действий от судебных действий следственного характера выступает регулирование как условий, так и порядка их производства. Кроме того, перечень следственных действий шире нежели чем судебных действий следственного характера. Одной из причин подобного регулирования может выступать предмет следственных действий и предмет судебных действий следственного характера. Также ранее нами указывалась разница в познавательной направленности следственных и судебных действий следственного характера, отличия в задачах соответствующих стадий производства по уголовному делу.

При имеющихся отличиях судебных действий следственного характера от следственных, судебные имеют отсылочный порядок производства.

Ссылка при этом идет на правила производства соответствующих следственных действий.

Средства уголовно-процессуального доказывания предварительного расследования и судебного следствия содержат определенное количество аналогичных друг другу познавательных приемов: допрос, производство судебной экспертизы, осмотр, следственный эксперимент, освидетельствование, предъявление для опознания. При этом, казалось бы, сугубо судебные действия следственного характера, такие как оглашение показаний и протоколов следственных действий допустимо осуществлять и в ходе предварительного расследования, о чем прямо говорит ч.3 ст.190 УПК РФ содержащая требования к протоколу допроса. Данное положение содержит требование на указание в протоколе допроса сведений о предъявлении в ходе допроса вещественных доказательств и документов, оглашении протоколов других следственных действий и воспроизведении материалов аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки следственных действий.

С другой стороны, следственные действия, имея аналогичные судебными действиям следственного характера познавательные приемы, содержат и похожие (смежные с ними), но более сложные (комплексные) познавательные приемы. Например, в ходе судебного следствия допустимо производство только допроса, в то время как в ходе предварительного расследования допустимо производство очной ставки и проверки показаний на месте, которые также содержат элементы производства допроса в комбинации с другими способами познания. Проверка показаний на месте содержит, в том числе и элемент осмотра.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ, разрешая производство некоторых судебных действий следственного характера, явно не учитывает организационно - технические особенности судебного разбирательства. К примеру, весьма затруднительным является проведение судебных действий, связанных с большим количеством участвующих лиц, когда обвиняется сразу несколько подсудимых, соответственно увеличивается и количество их защитников. Помимо этого, участие сторон должно быть осуществлено непосредственно, однако условия, к примеру, проведения следственного эксперимента, осмотра помещения могут не позволить наблюдать и участвовать всем субъектам, ввиду,например ограниченности площади осматриваемого помещения.

Указанные обстоятельства могут формально лишить участника судопроизводства возможности непосредственно участвовать в исследовании доказательств, подвергать их сомнению, задавать вопросы.

Указанные особенности судебного разбирательства свидетельствуют о необходимости отражения особенностей производства судебных действий следственного характера.

Так производство в ходе судебного следствия допроса, который выступает одним из основных судебных действий следственного характера, и без которого не обходится ни одно судебное разбирательство, включает в себя допрос подсудимого, потерпевшего, свидетелей, эксперта и специалиста. Исходя из особенностей развития судебного процесса, перечня доказательств, подлежащих исследованию в нем, судебное следствие может и не содержать все предусмотренные УПК РФ виды допроса. Кроме того, ввиду согласия сторон практически все показания ранее допрошенных в ходе предварительного расследования лиц могут быть оглашены. При этом, допрос подсудимого выступает, с одной стороны, как форма непосредственного исследования доказательств, а с другой стороны, как форма изложения подсудимым своей версии произошедших событий по предъявленному ему обвинению. В отличие от протоколов следственных действий, выступающих по сути неизменным по своему содержанию источником доказательств, допрос является способом получения (собирания) доказательств, подлежащих исследованию. Это следует из особенностей данного следственного действия и практической невозможности допрашиваемого лица дословно воспроизвести свои показания. Даже несмотря на отсутствие желания у подсудимого давать показания, возможность его допроса сохраняется ровно до момента, когда он выразит свое мнение по желанию дать показания или отказаться от своего допроса, что отражается в протоколе судебного заседания. Однако даже первоначальный отказ подсудимого от дачи показаний позволяет ему в последующем дать показания при своем желании. Сам судебный процесс допустимо производить и без явки потерпевшего и свидетелей.

Е.В. Селина оценивала показания, как результат допросов с позиций значения перечня видов доказательств в уголовном процессе России. Ей отмечаются проблемы, связанные с оценкой показаний, получаемых в ходе производства допросов и фактически тех же самых показаний, но полученных в ходе производства других следственных действий. Она отмечает, что «предъявление для опознания и нередко следственный эксперимент производны от показаний и дополнительно фиксируют их важнейшие части во всей детальности, подробности и проверенной точности, проверка показаний на месте по определению является средством адаптации показаний к процессу доказывания и их усложненной фиксации»[183] [184] [185] [186]. К примеру, очная ставка выступает способом получения показаний. Исходя из этого, Е.В. Селина относит результат очной ставки к протоколу следственного или судебного заседания, что в свою очередь, не соотносится с требованиями об обеспечении непосредственности получения показаний, и порядка признания недопустимыми показаний обвиняемого, предусмотренного п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ. Она указывает на исчерпывающий перечень допустимых средств доказывания в уголовном процессе России, отмечая, что «и в нем есть место свободе привлечения информационных сведений в механизме, не имеющем достаточной правовой определенности, обращая внимание на возможность применения системы свободы оценки доказательств, на что бы указывали индивидуальные,

187

исключительные признаки достоверности доказательств .

О.А. Сычева отмечает более широкие полномочия судьи в гражданском судопроизводстве по сравнению с уголовным, указывая, что суд вправе задавать вопросы свидетелю в любой момент его допроса. Таким образом, у судьи имеется

возможность изначально вести судебный допрос свидетеля, то есть более активно

188

участвовать в исследовании доказательств .

На наш взгляд представляется актуальным вопрос, связанный с правовым регламентированием видов допросов.

Так в качестве видов допроса выделяют в частности шахматный и перекрестный допрос.

А.С. Александров, С.П. Гришин, Немытина М.В., Н.В. Осодоева отмечают, что перекрестный допрос не имеет официального регулирования в действующем УПК РФ, как и порядок его проведения . С другой стороны, по мнению

Р. Шатовкиной, Н.П. Кирилловой в судебном заседании первоначально доказательства предоставляются сначала стороной обвинения, а затем стороной защиты с предоставлением сторонам права на перекрестный допрос[187] [188] [189]. По мнению других ученых, под перекрестным допросом следует понимать допрос,

191

осуществляемый противоположной стороной .

Наиболее обоснованным является мнение ученых, полагающих, что под перекрестным допросом следует понимать допрос одного лица по одному и тому же обстоятельству дела, проводимый судом, обвинителем и защитником, а также

192

другими участниками процесса .

Особую актуальность на наш взгляд имеет регулирование шахматного допроса, когда допрашивающая сторона может задавать вопросы нескольким допрашиваемым субъектам попеременно. Н.В. Осодоева разбирая шахматный допрос указывает, что он состоит в том, что при допросе того или иного лица допрашивающий одновременно ставит вопросы по поводу выясняемых обстоятельств одному либо нескольким лицам .

Исходя из ч.1 ст.278 УПК РФ, свидетели допрашиваются порознь. Вместе с тем, в ходе судебного разбирательства возникают случаи, когда два свидетеля дают разные показания относительно обстоятельств уголовного дела. Представляется важным иметь возможность, предусмотренную законом, по одновременному допросу стороной уже допрошенных лиц, с целью устранения противоречий между их показаниями. Полагаем, что урегулирование порядка проведения допроса, связанного с возможностью задавать вопросы ранее допрошенному свидетелю в ходе допроса нового свидетеля будет способствовать более полному исследованию доказательств по уголовному делу и установлению на их основе фактических обстоятельств уголовного дела.

Своеобразной аналогией такому виду допроса в предварительном расследовании выступает очная ставка.

Познавательное значение шахматного допроса может выражаться в том, что такой допрос позволит с более высокой степенью вероятности устранить противоречия, убедиться в достоверности показаний и сведений, о которых в них сообщается, упростить последующую оценку доказательств. По каким причинам не допускается выяснять противоречия между показаниями свидетелей, потерпевших, выясняя это у них самих? Исходя из существующего порядка, противоречия в показаниях участвующих лиц устраняются только в итоговом решении суда. Однако в практике допускаются случаи, когда допрашиваемое лицо останавливают и задают вопросы ранее допрошенному свидетелю, который по общему правилу покидает зал судебного заседания в соответствии с ч.4 ст.278 [190]

УПК РФ. Полагаем, что в данном случае, вопросы, связанные с регламентацией одновременно-попеременного допроса нескольких участников судопроизводства должен получить развитие в рамках его нормативно урегулирования в судебном следствии.

Фактически, проверка показаний допрашиваемых лиц в настоящее время допускается, когда проверке и исследованию подвергаются показания допрашиваемого по отношению к показаниям потерпевшего или обвиняемого, которые присутствуют в деле «постоянно». Другими словами, фактически в условиях «очной ставки» или шахматного допроса устраняются противоречия между показаниями подсудимого и потерпевшего; подсудимого и свидетеля; потерпевшего и свидетеля. Однако этот перечень не включает в себя устранение противоречий в таком составе, как «свидетель и свидетель». Например, когда допрашиваемые в качестве свидетелей понятые, участвовавшие при производстве следственных действий или оперативных мероприятий, дают противоречивые показания относительно мероприятия, при производстве которого они участвовали.

Из протокола по уголовному делу 1-137/2017 Устиновского районного суда г.Ижевска, изъятого из публичного доступа:

«Вопросы суда подсудимому: зачем звали «потерпевшую» к себе домой?

О.: Я писал, чтобы просто посмотреть фильм, мне было скучно.

В.: Звали не для того, чтобы заняться сексом, после всех симпатий, которые она к вам проявляла?

О.: Нет, только чтобы посмотреть фильм.

В.: Фильм смотрели?

О.: Да, посмотрели, сколько-то серий сериала. 2 серии примерно. Разговаривали, друзей обсуждали.

В.: Слышали показания «потерпевшей» относительно того, что вы понимали и осознавали, что она малолетняя и не осведомлена в половых вопросах.

О.: Я не отрицаю, что знал, сколько ей лет, но не знал о ее неосведомленности в этих вопросах. Не использовал это в своих целях, чтобы совершить с ней половой акт. Не согласен с потерпевшей.

В.: Что тогда вы использовали?

О.: Она мне показалась сексуальной, когда была в трусах и лифчике.

Вопросов нет.

Вопросы суда потерпевшей: вы согласны с мнением подсудимого об оценке этих обстоятельств?

О.: Я полностью не согласна с его показаниями.

В.: Вы не провоцировали его, находясь в трусах и майке?

О.: Нет, не провоцировала.

В.: Придерживаетесь своих показаний?

О.: Да.

Вопросы суда подсудимому: согласны с показаниями потерпевшей?

О.: Нет, не согласен.

Вопросов нет.

Вопросы законного представителя потерпевшей подсудимому:

В.: Вы знали, что я её искала в тот день?

О.: Да.

В.: Почему вы не вывели ее на улицу, если знали, что ее ищут. В два часа ночи отправили ее одну по улице?

О.: Я в этом виноват.

В.: Почему вы ей не позвонили в тот вечер?

О.: Я был пьяный, не понимал.

Вопросы суда потерпевшей: вы свои показания данные на следствии подтверждаете?

О.: Да, подтверждаю.

В.: Почему пошли в квартиру к «подсудимому»?

О.: Не предвидела того, что произойдет.

В.: Опасались маму, что она вас ищет, и поэтому сбежали к «подсудимому»?

О.: Да.

В.: Или потому, что испытывали симпатию к «подсудимому»?

О.: Нет.

В.: Сразу маме не рассказали об этом, потому, что были люди рядом?

О.: Да.

В.: Стеснялись рассказать об этом маме?

О.: Да.

Вопросов нет».

С другой стороны, например, А.С. Александров и С.П. Гришин, характеризуя производство отдельных следственных действий в ходе судебного следствия, указывают, что очная ставка является разновидностью допроса, фактически признавая ее допустимым процессуальным действием в ходе судебного следствия[191]. Тем не менее указанная позиция противоречит как условиями о допустимости производства процессуальных действий, не регламентированных уголовно-процессуальным законом, так и ч.1 ст.278 УПК РФ, требующей раздельного производства допроса свидетелей. При этом не является очной ставкой в полной форме присутствие при допросе свидетеля подсудимого, ввиду того что последний обладает двойственным статусом. Подсудимый в ходе судебного следствия является полноправной стороной, а не только объектом, возможно, обладающим информацией, относящейся к событию преступления.

С учетом изложенного, полагаем допустимым дополнение норм главы 37 УПК РФ статьей 278.2 УПК РФ «Очная ставка»:

1. Если в показаниях ранее допрошенных лиц имеются существенные противоречия, то суд вправе провести очную ставку по ходатайству стороны либо по собственной инициативе.

2. Вопросы свидетелю задает та сторона, по ходатайству которой проводится очная ставка. Допрашиваемым лицам поочередно предлагается дать показания по тем обстоятельствам, для выяснения которых проводится очная ставка. После дачи показаний сторона может задавать вопросы каждому из допрашиваемых лиц. Лица, между которыми проводится очная ставка, могут с разрешения суда задавать вопросы друг другу.

3. В ходе очной ставки суд вправе предъявить вещественные доказательства и документы.

4. Оглашение показаний допрашиваемых лиц, содержащихся в протоколах предыдущих допросов, а также воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки этих показаний допускаются только после дачи показаний допрошенных лиц по этим обстоятельствам в ходе очной ставки.

Сложности возникают и при участии свидетеля в судебном следствии посредством видеоконференцсвязи. Помимо технических вопросов, связанных со скоростью передачи данных, качества изображения и звука, возникают проблемы, связанные с возможностью непосредственно участвовать в ходе судебного следствия. Если некоторые судебные действия, относящиеся к категории вербальных, вполне возможно осуществить «удаленным способом», то в связи с качеством технической стороны вопроса считаем крайне затруднительным удаленно убедиться в наличии или отсутствии каких-либо имеющих для дела обстоятельств. Кроме того, сложными для разрешения являются вопросы участия свидетеля посредством видеоконференцсвязи в случае выездного судебного заседания, предъявление свидетелю на опознание предметов, документов или лица. Полагаю, что организационно-технические вопросы могу решаться сторонами в каждом конкретном случае самостоятельно, с учетом обстоятельств уголовного дела. А в случае выездного судебного заседания, осмотра, предъявления для опознания, следственного эксперимента вовсе признать недопустимым участие свидетеля посредством видеоконференцсвязи.

Кроме того, закрепляя в ч.4 ст.271 УПК РФ обязанность суда удовлетворить ходатайство стороны о допросе явившегося по ее инициативе специалиста, УПК РФ не содержит в главе 37 нормы его допроса. Полагаем, что закрепление в законе такой возможности должно содержать коррелирующую ей норму в разделе о судебном следствии с регламентацией допроса специалиста.

На наш взгляд, целесообразным будет введение в УПК РФ статьи 282.1 УПК РФ - «Допрос специалиста», которую следует изложить в следующей редакции:

1. По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе вызвать для допроса специалиста для разъяснения своего мнения. Специалист может быть приглашен для разъяснения обстоятельств, требующих специальных познаний, в том числе и для постановки вопросов эксперту.

2. После оглашения заключения специалиста ему могут быть заданы вопросы сторонами. При этом первой вопросы задает сторона, по инициативе которой он был вызван.

3. При необходимости суд вправе предоставить специалисту время, необходимое для подготовки ответов на вопросы суда и сторон.

Следующим судебным действием следственного характера, которое необходимо отметить, и которое также имеет ряд особенностей, выступает осмотр местности и помещения.

В.М. Быков, соглашаясь с Т.Н. Добровольской, считает, что при проведении судебных осмотров местности и некоторых других судебных действий следственного характера, их доказательственное значение ничтожно. Он уточняет, что Т.Н. Добровольская правильно указывала: «С момента совершения преступления до момента производства судом осмотра помещения или местности, как правило, проходит значительный период. Поэтому судебный осмотр (в отличие от осмотра, проводимого на более ранних стадиях процесса) не может производиться с целью фиксации обстановки на месте происшествия сразу же или вслед за совершением преступления или вскоре после него. По тем же основаниям он не может иметь своей основной задачей и обнаружение следов преступления и иных вещественных доказательств»[192]. Таким образом, он не считает целесообразным проводить судебный осмотр, ввиду ничтожности его результатов для достижения целей судебного следствия.

Данная позиция имеет полные основания для своего существования и является актуальной. Действительно с течением времени познавательная ценность осмотра может быть утрачена как полностью, так и частично. Определенные обстоятельства могут сделать производства осмотра нецелесообразным. Однако решение вопроса о необходимости и целесообразности проведения такого судебного действия следственного характера, целиком лежит на участниках судебного разбирательство, окончательное слово при этом остается за председательствующим. К тому же уголовно-процессуальный закон не содержит императивного требования о необходимости производства в судебном следствии абсолютно всех предусмотренных главой 37 УПК РФ судебных действиях следственного характера. Таким образом, решение вопроса о производстве конкретного действия необходимо решать индивидуально по каждому уголовному делу в зависимости от фактических обстоятельств, складывающихся в ходе судебного следствия.

Отмечаются и проблемы технического, организационного характера связанные с производством осмотра местности или помещения составом суда вместе со сторонами: прокурором, потерпевшим, подсудимым или подсудимыми с их защитниками и другими участниками судебного процесса[193].

Собственный анализ и оценку судебному осмотру дает и С.Б. Россинский, делая вывод о невозможности полной правовой аналогии процедуры следственного и судебного осмотров[194] [195] [196].

В частности, рассматривая содержание этого судебного действия следственного характера, УПК РФ не определяет его цели и основания, что вызывает определенную неоднозначность в понимании его необходимости для достижения задач судебного следствия.

Цель производства судебного осмотра не находит общего понимания среди исследователей. Отмечается, что судебный осмотр местности и помещения

198

проводится для проверки доказательств , непосредственного восприятия и

199

выяснения того, что иным путем познать невозможно , непосредственного ознакомления с обстановкой места (получив собственное представление об объективных условиях, в которых совершено преступление)[197] [198], устранения разногласий между сторонами по поводу деталей обстановки, взаиморасположения объектов на месте происшествия .

Регулирующая основания производства осмотров ст.176 УПК РФ указывает, что это следственное действие производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Таким образом, с одной стороны, документированию в

материалах уголовного дела подлежит обстановка местности или помещения, а с другой, обнаружение и изъятие следов преступления, документов и иных предметов.

Если вернуться к судебному осмотру и принять за цель осмотра помещения или местности фиксацию обстановки, то получится, что это фактически молчаливое следственное действие, когда в протоколе отмечается лишь обстановка. В связи с чем, возникает вопрос: кто будет указывать какие обстоятельства занести в протокол судебного заседания, как стороны в принципе собираются фиксировать месторасположение участка местности, его координаты.

С.Б. Россинский указывает, что судебный осмотр обладает «факультативным характером»[199] [200], а в качестве причин для судебного осмотра указывается на отсутствие возможности установить обстановку места происшествия (местности помещения) посредством оглашения протоколов следственных действий в порядке ст. 285 УПК РФ. В.М. Бозров и В.М. Кобяков указывают в качестве оснований для производства судебного осмотра местности и помещения случаи отсутствия в материалах уголовного дела протокола осмотра; неполноты протокола следственного осмотра; признания протокола следственного осмотра недопустимым доказательством; наличие противоречий между сведениями, отраженными в протоколе следственного осмотра с другими доказательствами и другие . Н.Ю. Черкасова относит к основаниям проведения судебного осмотра, в том числе, сложность обстановки местности или помещения[201].

На наш взгляд цели и причины производства судебного осмотра, отраженные разными исследователями во многом схожи, и речь в них идет практически об одном и том же. А определенный вывод можно сделать лишь о том, что возможность производства осмотра должна находиться в арсенале суда первой инстанции как познавательного приема и судебного действия следственного характера. Более того, производство этого судебного действия не является обязательным. Возможность его производства решается сторонами с учетом индивидуально складывающейся остановке в ходе судебного следствия и может повлиять на определенные выводы суда, в том числе и о механизме совершенного преступления.

Однако наличие осмотра местности и помещения как судебного действия следственного характера, само по себе не устраняет пробелов его регулирования. Крайне редкой, но вполне реальной может выступить ситуация, когда в ходе осмотра местности или помещения будет обнаружено «вещественное доказательство», например, орудие преступления или средство его совершения. Порядок процессуальных действий в таком случае в ст.287 УПК РФ не содержится, также не урегулирован вопрос о порядке и способе их изъятия и приобщения к материалам уголовного дела.

В соответствии с изложенным, полагаем, что содержание ст.287 УПК РФ должно быть дополнено нормой, содержащей в себе положения о возможности изъятия судом обнаруженных предметов и документов.

Исходя из этого, предлагаем дополнить статью 287 УПК РФ частью 3 и частью 4, изложив их в следующей редакции:

Часть 3: Обнаруженные в ходе осмотра следы преступления и (или) иные предметы, имеющие, по мнению стороны, отношение к уголовному делу, осматриваются сторонами в месте проведения судебного заседания. Если осмотр на месте затруднен, то обнаруженные предметы упаковываются, опечатываются и заверяются подписями участвующих лиц, после чего осматриваются в зале судебного заседания.

Часть 4: О приобщении обнаруженных предметов к материалам уголовного дела судья выносит постановление.

С другой стороны, статья 287 УПК РФ, разрешая производство осмотра помещения, не содержит ответа о возможности осмотра жилища и, соответственно, о порядке его производства. Например, требуется ли для этого устное постановление суда или требуется отдельное письменное постановление, вынесенное в совещательной комнате. Каким является порядок производства осмотра помещения или жилища в случаях, когда возможная ограниченность площади осматриваемого помещения не позволяет всем участникам в полной мере наблюдать за его обстановкой. В указанных условиях производства осмотра стороны могут быть ограничены в праве на непосредственное исследование доказательств.

При этом одни исследователи указывают, что данное судебное действие следственного характера прямо не предусмотрено главой 37 УПК РФ, ввиду чего не допускается его производство . Другие, что данное судебное действие следственного характера требует отдельного регулирования[202] [203]. Также проводится отождествление с аналогичным следственным действием[204] [205].

Полагаем, что в данном случае следует исходить с позиций расширительного толкования понятия «помещения», как включающего в себя и жилище. Но вместе с тем, ввиду особой значимости жилища, нахождения его под защитой Конституции РФ, указанное право суда должно быть урегулировано дополнительно. Аналогичную позицию поддерживает Н.А. Селедкина, с которой в свою очередь соглашается С.Б. Россинский.

Помимо этого, многими исследователями подмечается комплексный, сложный характер производства осмотра местности и помещения. В частности, указывается, что в ходе осмотра могут осуществляться и иные познавательные действия . В данном случае высказываются позиции относительно того, что в ходе осмотра возможно производство допроса, следственного эксперимента[206] [207]. Позиции других авторов сводятся к тому, что в случае проведения допроса в ходе производства осмотра, осуществляется такое познавательное действие как проверка показаний на месте . С.Б. Россинский, выражая недоумение по поводу отсутствия проверки показаний на месте в качестве судебного действия в главе 37 УПК РФ, указывает на то, что каждое судебное действие обладает собственными целями, структурой и методами проведения[208].

На наш взгляд, позиции ученых, выступающих за дополнение судебного следствия проверкой показаний на месте, являются обоснованными. С учетом уже имеющихся в арсенале сторон судебных действий следственного характера, таких как осмотр местности и помещения, допрос, следственный эксперимент, дополнение судебного следствия таким мероприятием как проверка показаний на месте будет очевидным и более востребованным практикой.

С учетом изложенного, полагаем, что в число судебных действий следственного характера необходимо включить статью 287.1 УПК РФ «Проверка показаний на месте», изложив ее в следующей редакции:

1. Проверка показаний на месте проводится судом с участием сторон, а при необходимости и с участием свидетелей, специалиста, эксперта. Проверка показаний на месте производится по ходатайству сторон или по инициативе суда.

2. Суд производит проверку показаний на месте в соответствии с требованиями статьи 194 настоящего кодекса.

Еще одним сложным судебным действием следственного характера является судебный эксперимент. Его следует воспринимать как познавательный прием, состоящий в проведении в ходе судебного следствия определенных опытов, связанных, в том числе, с воспроизведением обстоятельств исследуемого события и не требующих использования специальных знаний. Его целью может выступать исследование доказательств, проверка показаний допрошенных лиц и выдвигаемых сторонами версий . Можно сказать, что следственному эксперименту также предшествует такое судебное действие следственного характера, как допрос, который предшествует и осмотру. И с той же долей уверенности можно утверждать, что допрос в своем роде продолжается как в ходе осмотра, так и в ходе судебного эксперимента. Если допрос в ходе осмотра фактически образует из него проверку показаний на месте, то показания допрашиваемого лица в ходе следственного эксперимента служат еще и в качестве необходимого организационного элемента производства такого судебного действия следственного характера, что послужит его большей точности и правдивости в части воспроизведения обстановки проверяемых сведений.

Из протокола судебного заседания по уголовному делу № 1-24/2016 :

Вопросы защитника свидетелю: удар, нанесенный Ф., пришелся по потерпевшему или нет?

О.: По видео я это утверждать не могу, я не эксперт.

В.: Лично удар этот видели?

О.: Нет. В момент, когда я одевал наручники все внимание было сфокусировано на руках потерпевшего и маска чуть-чуть сползла, обзор был не полный.

Вопросов нет.

Председательствующий предлагает свидетелю показать ситуацию, при которой он мог не видеть ударов потерпевшему. [209] [210]

С участием судебных приставов-исполнителей: К., С. (имитирующих действия подсудимых Ш. и Ф. в отношении потерпевшего Б., без нанесения ударов), свидетеля М., потерпевшего Б. проведен судебный эксперимент, в котором участниками процесса продемонстрированы обстоятельства нанесения удара потерпевшему Б. по голове.

Свидетель М. на вопросы председательствующего пояснил, что в таком положении в зале судебного заседания он видит имитацию удара, нанесенного судебным приставом-исполнителем К. потерпевшему Б.

Уточняющие вопросы суда свидетелю: Как вы тогда могли не видеть нанесение ударов потерпевшему Б. ?

О.: Там была конкретно опасность от задерживаемого преступника. Там я смотрел на руки и пытался зафиксировать наручники.

В.: В этом положении видно, как наносятся удары?

О.: Видно.

В.: Эта ситуация сопоставима с той, которая была тогда?

О.: Сотрудник, который был в роли подсудимого Ш. и не видел обстановку, он неправильно показывал. Так как Ш. закрывал мне обзор своим телом. Все внимание было приковано к надеванию наручников.

В.: Кто поднимал потерпевшего Б. с земли?

О.: Не сотрудник СОБРа, мы на тот момент уже ушли.

В.: В какой момент подсудимый Ф. нанес удар? Когда вы сидели сверху?

О.: Судя по видео да.

Уточняющие вопросы суда потерпевшему Б.: обстоятельства нанесения ударов в ходе следственного эксперимента они приближенны к тем условиям, которые были наяву?

О.: Да.

В.: Могли ли видеть свидетели момент нанесения ударов?

О.: Думаю, что да.

Вопросов нет.

А.Ю. Корчагин, С.Б. Российский полагают правильным именовать данное

214

судебное действие следственного характера судебным экспериментом . На

215

подобное наименование указывают и другие исследователи. С.А. Александрова [211] [212]

предлагает проводить судебный эксперимент в рамках осмотра местности и помещения в порядке ст.287 УПК[213] [214].

При этом С.Б. Россинский называет следственный эксперимент типичным невербальным познавательным механизмом, в основе которого лежат закономерности наглядно-образного восприятия фрагментов материального мира. Однако, как видно из приведенного примера практического использования следственного эксперимента, наглядно-образное восприятие может выступать лишь одним из элементов познавательной деятельности. Восприятие происходивших действий без учета пояснений участвовавших лиц послужит основанием для построения неверных и не соответствовавших реальной обстановке выводов.

Также им отмечается сложный характер следственного эксперимента, который в отличие от осмотра или освидетельствования включает наблюдение за обстановкой какого-либо места и за динамикой смоделированных действий участников уголовного судопроизводства. Соглашаясь с С.А. Шейфером, он отмечает такие задачи следственного эксперимента как моделирование и исследование обстановки события, и опытного действия .

Однако воссоздание двух моделей одновременно бывает излишним, возвращаясь к нашему примеру, очевидно, что моделирование носит альтернативный характер, и выбор необходимой модели, смоделированной обстановки или действия, зависит от исследуемых обстоятельств уголовного дела. Этим обусловлена, в том числе, и степень глубины реконструируемых событий. С другой стороны, зачастую переплетается и размывается грань между моделированием обстановки или действия, которые могут подменять друг друга.

Судебный эксперимент отличается по своей познавательной направленности и объекта исследования от иных процессуальных действий.

Наибольшая ценность определяется в возможности воссоздания примерных условий произошедших событий или действия, позволяя воспринимать условия его воспроизводства и динамично формирующуюся обстановку. Н.И. Гуковская указывает на проведение опытных действий в ходе эксперимента . Р.С. Белкин отмечал, что познавательный характер следственного эксперимента направлен на само событие и на его результаты.

Л.Е. Ароцкер выделял общие причины для производства эксперимента: возникновение сомнений в результатах следственного эксперимента, их достоверности; появляются обстоятельства, которые могут быть проверены экспериментальным путем; в период предварительного расследования следственный эксперимент не был проведен, при наличии к тому необходимости; возникает необходимость непосредственно ознакомиться с результатами, полученными экспериментальным путем[215] [216]. Г.И. Загорский отмечает целесообразность проведения эксперимента в судебном заседании в случаях, когда ставятся под сомнение утверждения потерпевших или свидетелей[217].

Таким образом, следственный эксперимент в качестве судебного действия следственного характера не лишен определенных проблем и особенностей проведения. Кроме того, его производство тесно переплетается и с другими познавательными мероприятиями: допросом, осмотром местности. Однако, указанная познавательная специфика данного следственного действия, ценность результатов его проведения подтверждает важность его закрепления и использования в ходе судебного следствия.

Помимо прочего, определенные вопросы вызывает производство и такого судебного действия следственного характера, как предъявление для опознания. Указанное судебное действие имеет отсылочную систему регулирования и производится по правилам ст.193 УПК РФ. По общему правилу на опознание предъявляется лицо или предмет. В судебной практике самым распространенным вариантом выступает опознание допрошенным лицом своих подписей в процессуальных документах (протоколах допросов, личного обыска иных действий в которых участвовали понятые).

Но нередки случаи, когда опознать требуется лицо. Например, у участников процесса вызывает сомнение, что свидетель или потерпевший видели именно подсудимого. Согласно ч.4 ст.193 УПК РФ лицо предъявляется для опознания вместе с другими лицами, по возможности внешне сходными с ним. Общее число лиц, предъявляемых для опознания, должно быть не менее трех. Однако, в ст.289 УПК РФ не раскрыто, кто должен искать лиц, подходящих под внешность опознаваемого, а также требуется ли участие таких лиц в принципе. Или, исходя из общего доверия к процедуре судебного разбирательства, их участия не требуется, по аналогии с отсутствием необходимости участия понятых. Практика же исходит из того, что опознающему (свидетелю) задается общий вопрос, узнает ли он кого-либо в судебном заседании. При этом иные лица, схожие с опознаваемым не приглашаются и не участвуют. По таким же правилам происходит опознание предметов и вещей. Достаточно часто встречаются случаи, когда в ходе свободного изложения показаний свидетели самостоятельно указывают на некоторых лиц, присутствующих в судебном заседании. Например, понятые, участвовавшие в личных досмотрах, и допрашивающиеся по их обстоятельствам регулярно указывают, что «сотрудники полиции досматривали парня, который сидит в клетке», а также используя аналогичные отсылки, к лицу, которое они узнали.

С.А. Шейфер верно указывал, что цель предъявления для опознания, - установление тождества, сходства, а также различия идеального и реального объектов, а неясность представлений о цели опознания может дезориентировать

221

следователя и породить ошибки .

Вместе с тем, такое положение вещей принципиально расходится с гарантиями и условиями признания такого познавательного действия справедливым и законным. Исходя из содержания ч.3 ст.190 УПК РФ, в ходе допроса допрашиваемому лицу могут предъявляться вещественные доказательства и документы. Статья 284 УПК РФ также позволяет фактически предъявить любому лицу вещественное доказательство в любой момент судебного следствия. Таким образом, фактически происходит смешение таких познавательных действий как осмотр вещественных доказательств и предъявления для опознания, нивелируя познавательное значение последнего, и оставляя его объектом, не являвшиеся вовлеченными в уголовное дело, предметы и документы, а также физических лиц. При этом весьма сложно представить ситуацию, когда для опознания живых лиц будут сохраняться условия, позволяющие провести это познавательное действие, т.е. условия при которых очевидно, что опознающий и опознаваемый не сталкивались за весь период предварительного следствия и судебного разбирательства.

Исходя из изложенного, полагаем, что цель судебного следствия, его задача по исследованию доказательств, вполне допускает предъявление для опознания. Вместе с тем, необходимо четкое соблюдение гарантий и условий производства такого познавательного действия. Данные обстоятельства и допустимость производства смежных познавательных процедур, фактически нивелируют возможность использования данного судебного действия следственного характера. Вместе с тем, сама по себе редкость его производства не определяет его в качестве процессуального атавизма.

Проблемы производства указанных судебных действий следственного характера не выступают законченным списком, в частности ведутся дискуссии по поводу отнесения к следственным и судебным действиям производства

221

Шейфер С. А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. М.: Норма, 2008. С. 179.

экспертизы, получения заключения специалиста, о соотношении непосредственного исследования доказательств судом с проведением освидетельствования лица специалистом, в отсутствие суда и сторон. В данном случае, обращено справедливое внимание не только на правовое регулирование отдельных судебных действий следственного характера, сколько на проблемы системного характера имеющиеся в урегулировании всей процедуры судебного разбирательства. Полагаем, что назрела необходимость совершенствования всей сферы судебного разбирательства уголовных дел, с целью ее упорядочивания и соответствия, как общим принципам уголовного судопроизводства, так и общим условиям судебного разбирательства. Порядок рассмотрение уголовных дел в судах первой инстанции обрастает постановлениями Пленумов Верховного Суда РФ, определениями и постановлениями Конституционного суда РФ, а зачастую и просто складывающейся практикой рассмотрения уголовных дел. Несмотря на это, полагаем необходимым проведение единообразного нормативного регулирования судебного следствия, исключающего применение отсылочных правил регулирования отдельных судебных действий следственного характера.

Подводя итоги исследованиям в настоящем параграф, следует отметить недостатки нормативного регулирования существующих и закрепленных в 37 главе УПК РФ судебных действий следственного характера. Соотношение процессуальных способов осуществления доказывания в ходе предварительного расследования и судебного следствия с очевидностью указывают на имеющийся дисбаланс между ними и существующий перекос в пользу предварительного расследования. Общие условия, предъявляемые к доказательствам, предусмотренные главой 10 УПК РФ не учитывают особенностей производства судебных действий следственного характера, не содержат тождественности механизмов познания предварительного и судебного следствия. В свою очередь это вызывает сопутствующую такому нормативному регулированию неопределенность в содержании отдельных судебных действий следственного характера. Для разрешения указанной проблемы нами использовано несколько способов. Во-первых, предложено введение более сложных познавательных действий (новых судебных действий следственного характера) таких, как очная ставка, допрос специалиста, проверка показаний на месте. Указанные судебные действия не являются абсолютно индивидуальными познавательными мероприятиями, выступая неким синтезом механизмов познания используемых в уже имеющихся судебных действиях следственного характера. Во-вторых, способом устранения соответствующих противоречий использования судебных действий следственного характера, их процессуальной регламентации выступает дополнение правил производства уже имеющихся в 37 главе УПК РФ судебных действий. Так предлагается правила проведения осмотра местности и помещения дополнить нормой, предоставляющей возможность изъятие обнаруженных в ходе его производства предметов и документов и соответствующий порядок их приобщения к уголовному делу. Опознание предлагается дополнить нормой, позволяющей с учетом конкретных обстоятельств уголовного дела не привлекать к участию в нем наряду. В соответствии с этим очевидны имеющиеся недостатки правового регулирования уголовного судопроизводства в части порядка производства судебных действий следственного характера, которые могут быть устранены в случае обращения на них необходимого внимания как правоприменителей, так и научного сообщества.

186

1-24/2016.

<< | >>
Источник: Стародумов Сергей Владимирович. СУДЕБНЫЕ ДЕЙСТВИЯ СЛЕДСТВЕННОГО ХАРАКТЕРА ПРИ РАССМОТРЕНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ижевск - 2018. 2018

Еще по теме Особенности производства отдельных судебных действий следственного характера:

  1. 2. Производство по делу до судебного разбирательства
  2. 16.1. Производство дознания органами Федеральной службы судебных приставов
  3. § 3. Особенности тактики производства отдельных следственных действий на первоначальном этапе расследования
  4. § 4.1. Анализ правовых и организационных проблем назначения и проведения судебно-баллистических экспертиз и исследований
  5. § 3. ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
  6. 11. Особенности производства отдельных следственных действий
  7. § 3. Особенности тактики проведения отдельных следственных действий
  8. § 1. Особенности досудебного доказывания, проводимого органами предварительного расследования по делам о преступлениях террористического характера: теоретико-доктринальный аспект
  9. Методы правомерного осуществления оперативного эксперимента по изобличению взяточников и их отграничение от действий провоцирующего характера
  10. §3. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей: понятие, структура, значение
  11. §2. Судебные действия следственного характера — квинтэссенция судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
  12. 2.3. Особенности производства неотложных следственных действий при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом нарко­тических средств и психотропных веществ.
  13. Основы криминалистической тактики процессуальных действий, проводимых до возбуждения уголовного дела, и их нормативно-правовое регулирование
  14. § 2. Тактические особенности производства следственных и иных процессуальных действий с лицом, заключившим досудебное соглашение о сотрудничестве
  15. Правовая природа судебных действий и их виды
  16. Понятие и признаки судебных действий следственного характера
  17. Глава 2. Реализация полномочий суда в ходе производства судебных действий следственного характера
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -