<<
>>

§ 2 Основания и условия прекращения уголовного дела и уголовного преследования, их классификация.

В теориях уголовного и упнювно-нрогсссуадьиого права данный во­прос регулируется довольно размыто и неоднозначно. Как уже сказано, за­конодатель дал лишь общие указания на основания, хотя есть необходи­мость рассмотреть природу данных понятий.

УПК РФ использует только термин «основания», формулируя гл. 4, и другие главы и статьи, посвящённые прекращению уголовного дела и уго­ловного преследования. В УК РФ и в теории уголовного права речь идёт о другом понятии «основания освобождения ст уголовной ответственности», которые в общей части совпадают с основаниями прекращения уголовного дела и преследования. В уголовно-процессуальной науке выделяют также условия прекращения дела и преследования.

Исходя из такой неоднозначности, проведём анализ терминов основа­ния и условия с позиций уголовного нрава и процесса. Дифференциация оснований и условий прекращения уголовного дела и преследования бывает только по таким статьям как деятельное раскаяние, примирение сторон. В остальных случаях, процессуалисты говорят только об основаниях, по­скольку закон указывает только их. Только на основании обстоятельств в совокупности, а не на основе его единичного проявления, решается вопрос о прекращении уголовного дела и преследования.

Как разделять основания от условий?

«Основанием для прекращения уголовного дела, а соответственно, и уголовно-процессуальной деятельности, осуществляемой стороной обвине­ния (и. 47 ст. 5), признаются установленные законом обстоятельства, кото­рые исключают производство по уголовному делу либо влекут освобожде­ние от ответственности лица, в отношении которого оно велось»[51].

Галимова М.А., рассуждая о критериях, при наличии которых может быть принято решение о прекращении уголовного дела в связи с примире­нием сторон, делает вывод, что по своей сущности они не равнозначны. Соответственно под условиями она понимает: 1) преступление совершено лицом впервые; 2) оно небольшой или средней тяжести; 3) потерпевший и его законный представитель подали соответствующие заявления; 4) имеется согласие прокурора; под основаниями понимается; I) примирение сторон и

2) заглаживание вреда.49

В любом случае, исследователи смешивают условия и основания.

На­пример, Н.Д. Сухарева, рассуждая о классификации оснований прекраще­ния уголовного дела и уголовного преследования ведёт речь о том, что «нриннтге решения о прекращении уголовного преследования возможно только при наличии предусмотренных законом оснований (условий)»50. Комментируя ст. 25 УПК РФ Д.Н. Козак и Е.Б. Мизулина, также называют только условия. «Прекращение уголовного дела но данному основанию до­пускается при соблюдении ряда условий: 1) при наличии заявления потер­певшего или его законного представителя; 2) инкриминируемое деяние от­носится к категории преступлений небольшой или средней тяжести; 3) ли­цо, против которого осуществляется уголовное преследование, загладило нричинсгныЙ потерпевшему вред; 4) состоялось примирение между потер­певшим и лицом, против которого осуществляется уголовное преследова­ние. Примирение не считается достигнутым, если обвиняемый (подозре­ваемый) зозражает против прекращения уголовного дела по данному осно­ванию»[52] [53]. Они также называют основанием - примирение сторон. Смеши­вание оснований и условий недопустимо. Логика вышеприведенных работ

такова: наименование статьи (её заголовок) - это и есть основание, которое также именует и УПК РФ, а всё, что находиться в содержании норм - это условия.

Под условиями прекращения уголовного дела и преследования пони­маются жизненные обстоятельства, которые имеют место, устанавливаются в ходе производства по делу. Они являются некой предпосылкой для дейст­вия оснований. Соответственно, под основаниями понимаются фактические данные, которые указывают на наличие условий. Эти условия должны быть доказаны или подтверждены.

Основания нс однородны, а представляют собой широкий спектр дей­ствий. Возможно следующим образом провезти классификацию оснований:

1) те, которые доказываются (основания - доказательства); 2) основания, являющиеся результатом ОРД (оперативно-розыскной деятельности); 3) ос­нования, как результат внутреннего убеждения следователя.

Например, возьмём п.1 ч.1 ст. 24 УПК РФ: отсутствие события престу­пления. Событие преступление можно установить тремя способами:

1) доказать. Ст. 73 УПК РФ содержит перечень обстоятельств, которые подлежат доказыванию. Событие преступления должно устанавливаться в его конкретном проявлении при расследовании или рассмотрении в суде каждого уголовною дела. Оісутствие события преступления, которое тоже надо доказывать, является обстоятельством, исключающим производство по делу. Например, доказать отсутствие события преступления можно пу­тем сбора вещественных доказательств, опроса, путём проведения экспер­тизы, совершением иных действий, которые з конечном итоге дают оконча­тельный вывод об отсутствии события преступления;

2) задокументировать при помощи результатов ОРД. Данные о событии преступления могут содержаться в материалах проведенных ОРМ (опера­тивно-розыскных мероприятий), и приобщенные в порядке установленном УПК РФ к материалам уголовного дела.

3) интуитивно. Здесь должны также быть собраны доказательства, но их недостаточно для вывода о наличии собыгия преступления. Но интуиция следователя подсказывает, что все-таки имеет место преступление.

Также отмстим, что основания возникают не сами по себе, а являются результатом доказывания. Собранные доказательства устанавливают об­стоятельства предмета доказывания (ст. 73 УПК), либо их отсутствие. В этом случае, указанные доказательства кладутся в основу постановления о прекращении уголовного дела.

Условия имеются под любыми основаниями. Под условиями следует понимать определённые жизненные предпосылки, обстоятельства, которые возникают по ходу течения уголовного процесса. Основания - это фактиче­ские данные, которые закрепляют эти условия, утверждают, доказывают их, тем самым, реализуясь в виде решения об окончании производства по деду.

Следует также учитывать, что термин «обстоятельства», образует сис­тему, и чтобы прекратить дело по определённому в законе основанию, надо их учитывать в совокупности, а не по одиночке.

Обстоятельства могут содержаться в нормах УПК РФ. Примером явля­ется наличие в нормах ст. 25,28 УПК РФ указания, что в случае несогласия подозреваемого, обвиняемого с требованиями прекратить дело, оно про­должает рассматриваться в обычном порядке.

Кроме того, обстоятельства могут быть закреплены в других статьях УПК РФ, и в других нормативно-правовых актах, например, акте амнистии, который издает Государственная Дума РФ. 3 них содержаться рамки при­менения этого акта к лянам, которые могут быть освобождены от уголовно­го преследования в рамках указанного в УПК РФ основания.

Обстоятельства - это ничто иное, как совокупность оснований и усло­вий, которые закон сформулировал в статьях, посвященных прекращению дела и преследования.

Также следует сказать, что законодатель смешивает и основания, и об­стоятельства, которые исключают производство по делу. В ст. 24 УПК РФ,

в заголовке, речь идёт об основаниях отказа or возбуждения дела и прекра­щения дела. Затем, в ч.1 ст. 24 УПК РФ, речь уже идёт не об основаниях, а об обстоятельствах, исключающие производство по делу, т.е. материальных и процессуальных фактах, которые должны быть доказаны. Например, п.З ч.1 ст. 24 УПК РФ предусматривает прекращение уголовного дела в связи с истечением сроков давности.

Данный вопрос связан и со ст. 73 УПК РФ, в которой речь идёт об об­стоятельствах, подлежащих доказыванию. Среди обстоятельств упоминает­ся и обсюятельства, которые освобождают ст уголовной ответственности и наказания. Данные обстоятельства содержаться в УК РФ. Ст. 78 УК РФ предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности из-за истечения сроков давности.

Ещё одним примером обстоятельства, закреплённым и в УК РФ, и в УПК РФ является акт амнистии.

В ст 24 УПК РФ заголовок статьи не созпадает с содержанием. Он ин­формирует нас, что в статье закона речь пойдёт об основаниях прекращения дела, а в самой статье речь идёт об обстоятельствах, подлежащих установ­лению. Поэтому, ч.1 сг. 24 УПК РФ надо изложить в следующей редакции: «Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное де­ло подлежит прекращению при наличии оснований полагать, что:

1) отсутствует событие преступления;

2) отсутствует состав преступления;

3) истекли сроки давности;

4) наступила смерть лица, совершившего общественно опасное дея­ние».

УПК РФ подошёл к формированию системы оснований непоследова­тельно. С одной стороны, существует глава 4, где зафиксирован перечень оснований. С другой - нормы, посвященные основаниям прекращения дела (преследования) распределены и по другим разделам, главам и статьям.

Однако, положение о том, что приведенный в законе перечень основа­ний явллется окончательным, не оспаривается. Остается ответить на во­прос, какие основания составляют этот перечень?

Подходы к формулированию перечня и его структурных элементов, их классификации довольно разнообразный. Составление перечня оснований предпринимаются различными авторами учебников, комментариев и моно­графий. В связи с этим можно выделять разнообразные подходы к их со­ставлению.

1) выделяют «узкий» и «широкий» перечень.

Примером «узкого» перечня может стать список оснований Б.Т. Без­лепкина, который выглядит так: «отсутствие события преступления; отсут­ствие в деянии состава преступления; истечение сроков давности уголовно­го преследования; смерть подозреваемого или обвиняемого; отсутствие за­явления потерпевшего; .. примирение сторон; наличие акта амнистии; не­причастность подозреваемого обвиняемого к совершённому преступлению; деятельное раскаяние обвиняемого»[54]. Данный перечень носит «узкий» ха­рактер, поскольку базируется только на нормах гл. 4 УПК;

Перечнем в широком смысле признают тот, где помимо названных ос­нований приводят иные, закреплённые в других статьях УПК РФ.

2) Смешанный и групповой.

Смешанный перечень включает в себя все основания, без какой-либо дифференциации по группам.

Групповой перечень (разделённый на группы) называют такой, где все основания разделены применительно к определённому критерию (напри­мер: основания ст. 24. основания ст. 27 УПК РФ). Говоря о перечне основа­ний прекращения уголовного дела и уголовного преследования, большин­ство авторов нс указывает, какие именно допэлнительные основания преду­смотрел законодатель.

Итак, в перечень оснований прекращения уголовного дела и уголовно­го преследования также можно включить.

1) п 1 ч.1 ст. 439 УПК РФ. В ней указывается новое основание, которое обязывает следователя вынести постановление о прекращении уголовного дела, когда характер деяния и психическое расстройство лица не связанны с опасностью для нею или других лиц.

2) обоснованным будет включить в перечень и ч.7 ст. 246 УПК РФ. Хо­тя ио дашому основанию возникают споры. Многие процессуалисты счи­тают, что «при прекращении уголовного деда или уголовного преследова­ния совершенно игнорируется вопрос о том, было ли совершено преступдс- ние в действительности и виновен ли подсудимый в его совершении.» Х.М. Лукожип считает, что «прокурор никак не может ставиться в положение лица, «оправдывающегося» или «извиняющегося» перед судом за заявлен­ный отказ от обвинения, но если прокурор и «оправдывается» или «извиня­ется» перед судом, то не за заявленный отказ от обвинения, а, скорее, за поддерживаемое им ранее необоснованное обвинение»53. В любом случае, это разновидность основания прекращения уголовного дела и преследова­ния, хотя с небольшой оговоркой: в дальнейшем суд оценивает, был ли та­кой отка: прокурора от поддержания обвинения правомерным или пег.

3) Также мы предлагаем в УК РФ, и в УПК РФ включить одно из по­ложений Закона «Об ОРД». В ч. 4 ст. 18 указанного закона содержится норма о том, что лицо, из числа членов преступной группы, совершившее противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, и привлеченное к сотрудничеству с органом, осуществляющим оперативно-розыскную дея­тельность, активно способствовавшее раскрытию преступлении, возмес­тившее нанесенный ущерб или иным образом загладившее причиненный вред, освобождается от уголовной ответственности в соответствии с зако­нодательством Российской Федерации.

Оіказ государственного обвинителя от обвинения в суде но УИК РФ. // «Российский судья» - 2005 - Х?8 - С. 7-10.

Дето в том, что Закон «Об ОРД» был принят раньше, чем УГ1К РФ, но позднее, чем УК РФ. Поэтому дискуссия была о том, является ли нормы ч.4 ст. 18 Закона «Об ОРД» разновидностью деятельного раскаяния (сформу­лированной в ст. 75 УК РФ) или нет. Сейчас речь идёт о том, включить эту норму в УПК РФ (и в УК РФ). Л если включить, то как: составной частью деятельного раскаяния (ст. 28 УПК РФ) или самостоятельным основанием.

То, что включение рассматриваемой нормы в перечень оснований гл. 4 УПК РФ необходимо, нс вызывает сомнений. Причин тому, как минимум две: 1) следует исключить необоснованное уголовное преследование, как штатных сотрудников оперативных подразделений, так и лип, оказавших им содействие; 2) УК РФ и УПК РФ закрепили, уголовное и уголовно- процессуальное законодательство состоит из УК РФ и УПК РФ соответст­венно.

Поэтому норму ч.4 сг. 18 Закона «Об ОРД» стоит перенести в уголов­но-процессуальное законодательство, поскольку речь в названной статье идет о прекращении уголовного преследования.

Необходимость включения нормы ч.4 ст. 18 Закона «Об ОРД» в УПК РФ объясняется следующим. Во-первых, как в гл. ] 1 УК РФ, так и в гл. 4 УПК РФ не содержит указаний об освобождении от уголовной ответствен­ности ила прекращения уголовного преследования участников преступной группы, привлечённых к проведению ОРМ. На основании этого, ряд авто­ров делают вывод, что такой «нормы в российском уголовном праве вообще нет»[55]. Другие процессуалисты сравнивают институт с деятельным раская­нием. «Часть 4 ст. 18 Закона «Об ОРД» корреспондирует с уголовно­правовым институтом деятельного раскаяния, который нашел развернутое закрепление в новом уголовном и уголовно-процессуальном законодатель­стве России»[56].

В данном случае стоит своеобразный выбор: или прекращать уголовное преследование гласно» и тем самым открыть гайну сотрудничества участ­ника преступной группы, или его осудить.

Предлагается выделение уголовного дела в отдельное производство, что бы сохранить «в тайне факта сотрудничества с правоохранительными органами. Если основания для выделения уголовного дела отсутствуют, решение об освобождении от уголовной ответственности должно облекать­ся в форму постановления о прекращении уголовного преследования кон­кретного лица, поскольку производство ио делу в отношении преступной группы продолжается»[57].

Указанные проблемы вызывают трудности реализации. Поэтому, исхо­дя из анализа в ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ следует указать на возмож­ность освобождения от уголовной ответственности участника преступной группы, лоторый сотрудничает с органами, осуществляющими ОРД. При­чём, понятие «лицо из числа членов преступной группы» следует истолко­вывать как относящееся к совершению преступления по предварительному сговору группой лиц или организованной группой (ст. 35 УК). Данное ос­нование неприменимо к лицу, которое создало и руководит организованной группой.

Итак, в ст. 75 УК РФ предлагается ввести норму следующего содержа­ния: «Ли ю, которое совершило противоправное деяние в составе преступ­ной ірунпьі, и оказывает содействие органам дознания и следствия, при этом выполнившее условие ч.1 ст. 75 УК РФ, освобождается от уголовной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федера­ции». В ст. 28 УПК РФ достаточно сделать указание на то, что деятельное раскаяние распространяется и на лиц, у частников преступной группы, по правилам установленным УК РФ.

Главное, к чему приведет данное изменение - это снятие, устранение коллизий, «двусмысленности» в применении нормы ч.4 ст. 18 Закона «Об ОРД».

Проведенное анкетирование лиц, проводящих предварительное рассле­дование из числа сотрудников Нижегородской областной прокуратуры, прокуратур Автозаводского, Советского районов, УВД Автозаводского района Н.Новгорода, выявило, что поддерживают данное предложение о введении в УПК РФ основания 28%; высказываются против 40,6%, и отно­сятся нейтрально 31,4%.

4) Также в перечень оснований прекращения уголовного дела (пресле­дования) следует включить те, которые указывают на возможность приме­нения меэ воспитательного характера (ст. 427,431 УПК РФ).

Полагаем возможным использовать основания, закрепленные в ст. 443 УПК РФ - вынесение постановления суда либо об освобождении лица от уголовной ответственности с применением принудительных мер медицин­ского характера, либо прекращения уголовного дела, если лицо не пред­ставляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести.

Включение указанных оснований в общий перечень объясняется гем, •ITO это форма окончания производства по делу, в случае если лицо является несовершеннолетним, и подросток может исправиться без назначения нака­зания, или если лицо имеет психические расстройства, которые возникли после совершения им преступления.

В ч.З ст. 443 УПК РФ делается ссылка на нормы гл. 4 УПК РФ, и речь идёт о той, что в отношении лица, независимо от напичия у него и характе­ра заболевания, уголовное дело (или преследование) прекращается по об­щим основаниям.

Отсутствие в ст. 212 УПК РФ указанных выше оснований, свидетель­ствует о том, что основания, указанные в ст. :т. 427,431 443 УПК РФ закон отнёс к вопросам особой процедуры, поскольку общие условия гл.4 УПК

РФ распространяют своё действие на весь уголовный процесс, а указанные основания действуют применительно к особым производствам.

Исходя из вышесказанного, перечень, который разделяет основания на группы, в зависимости от того, закреплены они в гл.4 УПК РФ, или содер­жатся в других главах УПК РФ, должен быть таков:

I) Общие основания прекращения уголовного дела и преследования:

1.1) отсутствие события преступления;

1.2) отсутствие в деянии состава преступления;

1.3) истетение сроков давности уголовного преследования;

1.4) смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, ко­гда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умер­шего;

1.5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению;

1.6) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в дей­ствиях одного из лиц, указанных в пунктах 1, 3 - 5,9 и 10 части первой ста­тьи 448 настоящего Кодекса, либо отсутствие согласия соответственно Со­вета Федерации, Государственной Думы. Конституционного Суда Россий­ской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уго­ловного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, ука­занных в пунктах 1 и 3 - 5 части первой статьи 448 настоящего Кодекса.

1.7) примирение сторон,

1.8) непричастность лица к совершённому преступлению

1.9) акт амнистии;

1.10) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обви­нению;

1.11) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмеченно­го постановления органа дознания, следователя или прокурора о прскраще-

нин уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела;

1.12) отказ Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного ли­па.

1.13) деятельное раскаяние

2) Специальные основания прекращения уголовного дела и преследования, применяемые в соответствии с требованиями процедуры.

2.1) отказ прокурора от поддержания обвинения полностью или в части;

2.2) освобождение лица, участника преступной группы, сотрудничавшего с органами ОРД;

2.3) характер деяния и психическое расстройство лица не связанны с опас­ностью для него или других лиц;

2.4) применение принудительных мер воспитательного воздействия;

2.5) применение прикулиіельньїх мер медицинскою характера,

Данный перечень не разделяет основания на относящиеся к прекраще­нию уголовного дела и прекращению уголовного преследования. Дело в том, что УПК РФ чётко не придерживается позиции разграничения. Вот некоторые примеры таких недостатков закон?..

Во-гервых, вызывает нарекания формулировка ч.З ст. 27 УПК РФ. Здесь указано: I) уголовное преследование в отношении лица, который нс достиг к моменту' совершения деяния, возраста уголовной ответственности, подлежит прекращению по основанию отсутствия в деянии состава престу­пления; 2) также уголовное преследование подлежит прекращению в отно­шении лица, который хоть и достиг возраста, с коюрого наступает уголов­ная ответственности, но ввиду отставания в психическом развитии не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность

своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения ДЄЯ' ння, предусмотренного уголовным законом.

Первая возможность прекратить уголовное преследование соотносится с ранее действующей нормой п. 5 ст. 5 УПК РСФСР: в отношении лица, нс достигшего к моменту совершения общественно опасного деяния возраста, по достижении которого, согласно закону, возможна уголовная ответствен­ность.

В данном случае речь идёт об отсутствии субъекта преступления. Вот вторая возможность прекратить уголовное преследование по ч.З ст. 27 УПК РФ вызывает определённые сомнения. Законодатель разделил два вида воз­раста: физический и умственный. Также закон указывает, что умственный возраст должен отставать от физического, но это отставание не должно быть связано с психическими расстройствами.

Далее, критерии отставания в возрасте определяют психологи. Л как определить, что произошло отставание физического от умственного разви­тия? И другой вопрос: на сколько это отставание, то есть, на каком возрасте остановилось развитие человека в плане сознания. Отставание может варь­ироваться от 1,2 лет до 10 лет и более.

На эти вопросы можег ответить только психолог-эксперт, путём прове­дения соответствующей экспертизы. При отзете на поставленные вопросы используется огромный арсенал разнообразных методик, используемых в психолоши.

Но почему в ст. 196 УПК РФ, когда речь идёт о случаях обязательного проведения экспертиз, не указан этот важный вид экспертизы. Речь идёт только о возрасте лица, когда документы вызывают сомнения или утеряны.

Поэтому, целесообразно включить п.6 в ст. 196 УИК РФ следующего основания: «6) возраст лица, когда требуется проверить наличие или отсут­ствие отставаний в психическом развитии, не связанных с психическим расстройством». Такими субъектно-оценочными понятиями отставания фи­зического от умственного возраста, выработкой критериев, проведений все­

возможных экспертиз и тестов, должны заниматься эксперты, а не следова­тели. Применяя критерии, психолог может прийти к одному из двух выво­дов: I) психологический и физический возраст лица совпадают или их от­ставание никак не влияет на показатели (т.е. колебания в пределах нормы); 2) разница есть, и он укажет примерную разницу отставания в развитии.

Но УПК РФ ввёл оговорку. Данное несовпадение двух видов возрастов приводит к тому, что лицо не могло в полной .мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руко­водить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным за­коном. Всс-таки, предусматриваемая экспертиза должна быть комплексной, и состоять из экспертов разных областей знаний, в т.ч. и экспертов- психологов.

Далее, обращает па себя внимание норма п.6 ч.1 ст. 27 УПК РФ. Она говорит о том, что уголовное преследование прекращается, если Государст­венная Дума отказала в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента РФ, который прекратил исполнять полномочия. Аналогичное решение должен принять Совет Федерации.

Возникает вопрос: почему именно прекращается уголовное преследо­вание, а не уголовное дело? Процедура лишения бывшего Президента РФ личной неприкосновенности такова: Генеральный Прокурор РФ, возбудив уголовное дело.в отношении Президента РФ. который сложил полномочия, направлял запрос в Государственную Думу РФ о лишении Президента не­прикосновенности. Если Государственная Дума соглашается с Генеральным Прокурором, оно поступает' в Совет Федерации. Затем решение принимает Совет Федерации. Согласно требованиям п.6 ч.1 ст. 27 УПК РФ, и исходя из сущности уголовного преследования, получается что помимо Президента РФ, который прекратил свои полномочия, привлекается и другое лицо. В процедуре ясно сказано, что в отношении экс-президента РФ возбуждается уголовное дело. Более тою, в соответствии со ст. З ФЗ «О гарантиях Прези­денту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномо-

чий, и членам его семьи» данное лицо может быть лишено неприкосновен­ности лишь в случае возбуждения в отношении его уголовного дела по фак­ту совершения им тяжкого (особо тяжкого) преступления в период испол­нения полномочий І Ірсзидента РФ.

Законодатель рассматриваем данное основание как возможность пре­кратить уголовное преследование, посчитав, что наряду с Президентом РФ, который прекратил исполнение своих полномочий, могут привлекаться иные лица, соучастники тяжких и особо тяжких преступлениях.

Отказ Государственной Думы и Совета Федерации - это не уголовное преследование, а всего лишь возможность начала такого. Генеральный Прокурор РФ после возбуждения уголовного дела обращается в Государст­венную Думу и/или Совет Федерации Федерального Собрания РФ с прось­бой о разрешении начать процедуру преследования в отношении экс­президента РФ, для чего необходимо снять его неприкосновенность. По­этому данную норму надо перенести в ч.1 сг. 24 УПК РФ, а п.6 ч.1 ст. 27 УПК РФ исключить. Формулировка должна остаться прежней.

Эго только часть тех коллизий закона, то поводу разграничения осно­ваний прекращающих уголовное дело и оснований прекращающих уголов­ное преследование. Они, подвергаются в теории уголовного процесса раз­личным классификациям.

Рассматривая их, необходимо учитывать субъект ивный фактор. Одно­временно это будет способствовать более глубокому пониманию юридиче­ской сущности оснований и уяснению тех уголовно-процессуальных гаран­тий, соблюдение которых реально ограждает лицо от необоснованного об­винения, подозрения. Следственной практике систематизация помогает раз­граничить основания прекращения уголовного дела и уголовного преследо­вания в случае их конкуренции, уяснить особенности доказывания о тс пра­вовые последствия, которые вступают для лица и производства по делу » целом. Наконец, это важно и для правильного формирования учетно­регистрационной дисциплины.

Следует отметить, что в классификациях но уголовно-процессуальному законодательству РСФСР рассматривались основания прекращения только уголовного дела, в настоящее время к ним добавились и основания прекра­щения уголовного преследования.

Во-первых, основания прекращения уголовного дела подразделяют на материально-правовые и процессуальные[58], Под материально-правовыми понимают юридические факты, влекущие прекращение уголовного дела или допускающие такую возможность, закреплённые в нормах УПК обу­словленные нормами УК. К этим основаниям УПК РФ от носит:

1) отсутствие события преступления (и, 1 чЛ ст. 24 УПК РФ);

2) отсутствие состава преступления (п.2 ч.І ст. 24 УПК РФ);

3) истечение сроков давности уголовного преследования (п.З чЛ ст. 24 УПК РФ; ст. 78 УК РФ);

4) акт амнистии (п.З ч.І ст. 27 УПК РФ; ст. 84 УК РФ); и иные.

К процессуальным основаниям относят те, которые хотя и не исключают преступности и наказуемости содеянного, но в силу специального указания процессуального закона исключают возможность осуществления уголовно­го судопроизводства. К ним относят:

1) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено по его заявлению (п.5 чЛ ст. 24 УПК РФ);

2) непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершённому преступлению (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ);

3) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу (п 4 ч 1 ст 27 УПК РФ) и иные основания

Данная классификация критикуется за то, что в основу положены кри­терии, смешивающиеся при их применении в рамках уголовного процесса. Зачастую основания получают закрепление как в материальном праве (в

нормах УК РФ), так и в процессуальном (УПК РФ). Считается, что в дан­ном случае имеются «неправильные суждения о возможности прекращения дела по нормам материального уголовного права, которые в реальности яв­ляются лишь материально-правовыми предпосылками процессуальных норм» .

Далее, следует также различать безусловные (окончательные) и услов­ные (временные) основания прекращения дела59. Основание является безус­ловным, если его установление влечёт обязанность суда прекратить уголов­ное дело. Такими основаниями являются непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления, истечение срока давности, наличие акта амнистии, и иными, предусмотренные в и.1-6 ч.1 ст. 24 УПК, п. 1,3-6 ст. 27 УПК.

Как условные следует расценивать основания, наличие которых дает право суду обшей юрисдикции прекратить уголовное дело, но не обязывает их принимать решение об этом (ст. 25, 28 УПК). В случаях деятельного раскаяния, предусмотренного статьями Особенной части УК РФ, к которым отсылает 4.2 ст. 28 УПК, прекращение уголовного дела является уже обя­занностью суда.

А.А. Юнусов, и О.Б. Волынская выделяют две составляющие в назван­ном критерии классификации: материальный и процессуальный. Некоторые авторы отмечают, что законодательство «включает возможность возложе­ния на лицо, в отношении которого принимается такое решение, дополни­тельных обязанностей, которые ему следует претерпеть, несмотря па пре­кращение производства по делу. Процессуальная составляющая указывает на возможность отмены принятого решения, в случае виновного неиспол­нения данным лицом возложенных на него обязанностей»60.

Бмынсмя О.Б. Указ. Работа - С. 95

гІ.іп/оіе/м.в Курбанова K.UJ. УК РФ и некоторые проблемы освобождения ог уго­

ловной ответствен пости //Государство и право - 2000 - № 1

Юнусов А.А. Указ, соч - С. 234, О.Б. БамнскаиУ&з. соч-С. 95,96

Существует, также, классификация оснований на дискреционные (ст, 75-78 УК РФ, ст. 25 и 28 УПК РФ) и императивные (пп. 3-6 чД ст, 24 УПК РФ, п.п. 3-6 ч. I ст. 27 УПК РФ). В основе классификации лежит категория усмотрения органа, принимающего решение (discrelio). Если установлены дискреционные основания, то компетентные органы вправе по своему ус­мотрению решить вопрос о целесообразности принятия этого решения. Ес­ли устанавливались императивные основания, то в этом случае право discre- tio превращалась в императивную обязанность, игнорировать которую ор­ганы нс ннраве.

О.Л. Картохина в качестве разновидности указанной классификации рассматривала деление оснований «в зависимости от того, кто принимает окончательное решение о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в стадии предварительного расследования - дознаватель, следователь или прокурор. К ним, например, относятся основания, тре­бующие согласия прокурора (ст. ст. 25, 26, 28 УПК РФ), и основания, не требующие такого согласия. Этим самым они подчеркивают различие ха­рактера и объема полномочий названных субъектов уголовно­процессуальной деятельности при прекращении уголовного дела или уго­ловного преследования в стадии предварительного расследования»[59].

Также, М.С. Строгович выделял обстоятельства, которые влекут пре­кращение уголовного дела в обязательном порядке, и основания, дающие компетентным органам право принять такое решение[60].

Основания прекращения уголовного дела (уголовного преследования) делят также на общие и специальные. А.А. Юнусов полагает, что «критери­ем подобной классификации выступает структура самого материального права, согласно которой законодатель и выделяет, в качестве относительно

самостоятельных (общие и специальные - для отдельных составов), осно­вания освобождения от уголовной от ветственности»[61].

К общим основаниям относят: прекращение дела (преследования) в связи с деятельным раскаяниям и примирением сторон. К специальным - примечания к статьям УК РФ, влекущим ответственность за такие преступ­ления, как похищение людей, и т.д.

При применении данной классификации следует учитывать, что она ориентирована на материальное право, и не учитывает уголовно­процессуальный аспект прекращения уголовного дела (преследования).

Некоторые процессуалисты (И.Я. Фойницкий, М.Л. Чельцов др.), гово­ря об уголовном преследовании, классифицируют условия его прекращения иа юридические и фактические. Юридические условия наступают с откры­тием обстоятельств, устраняющих преступность деяния или его наказуе­мость. К ним И.Я. Фойницкий относил «смерть обвиняемого, истечение давности». Фактические условия сводились к неубедительности доводов по существу дела.[62] Также предлагается подразделять юридические основания по характеру правоустановительных положений, которые адресованы пра­воприменителю:

а) обстоятельства, создающие для следователя обязанность прекратить уголовное дело. Данные обстоятельства подразделяют на материальные и процессуальные основания. Ещё употребляется по отношению к ним тер­мин «юридические условия прекращения дела».[63] Прекращение уголовного дела по ним обязательно из-за ничтожности акта о возбуждении уголовно­го дела;

б) обстоятельства, предоставляющие стороне обвинения право прекра­тить уголовное дело. Зі и обстоятельства предполагают свободу правоуста- новлслия для органов уголовного преследования при решении вопроса о прекращении или продолжении уголовного дела.

Данная классификация критиковалась, так как его авторы противопос- тавили равноценные основания друг другу .

Широкое распространение в литературе получила классификация ос­нований прекращения уголовного дела на обстоятельства, исключающие производство по делу и недоказанность участия обвиняемою в совершении преступления.

М.С. Строгоиич делил основания прекращения уголовного дела на об­стоятельства, устраняющие уголовное преследование, и недостаточность улик для придания обвиняемого суду[64] [65] [66], позднее он рассматривал три груп­пы оснований следующим образом:

1) обстоятельства, которые исключают производство по делу;

2) обстоятельства, дающие следователю и прокурору право прекратить уголовное дело;

3) недоказанность участия обвиняемого ь совершении преступления.64

HcKOJOpwc ученые выделяют субъективные и объективные основания.

Субъективные основания ставиться в зависимость от позитивного поведе­ния лица, в отношении которого принимается решение о прекращении про­изводстве по делу (ст. 25, 28, 427 УПК РФ, ч.1 ст. 75, ст.76, ст.90 УК РФ). Объективные основания применения данного института никак не связаны с позитивными действиями такого лица н реализуются в силу установленных предписаний закона (пп. 3-4 ч.1 ст. 24, п.З ч.1 ст. 27 УПК РФ; ст. 77,78, 84 УК РФ).

Рыжаков ?\.П. предлагает классифицировать основания прекращения уголовного дела или уголовного преследования на 7 групп;

1) обстоятельства, которые являются одновременно основаниями отка­за в возбуждении уголовного дела и прекращения уголовног о дела (ст. 24 - 28 УПК РФ);

2) основания прекращения уголовного ггреследования (ст. 27 УПК РФ), за исключением непричастности подозреваемою или обвиняемого к совер­шенному преступлению (и.1 4.J ст. 27 УПК РФ);

3) обстоятельства, дающие следователю и суду право освободить лицо, соверши.инее преступление, от уголовной ответственности;

а) изменение обстановки (ст. 26 УПК РФ);

б) примирение сторон (ст. 25 УПК РФ);

в) деятельное раскаяние (ст. 28 УПК РФ).

г) несовершеннолетнее липо, впервые совершившее преступление не­большой или средней тяжести, если его исправление может быть достигну­то путём применения принудительных мер воспитательного характера (ст. 427 УПК РФ).

4) примирение потерпевшего с обвиняемым по делам, возбуждаемым нс иначе, как но жалобам потерпевших, кроме случаев, предусмотренных ч.4 ст. 20 УПК РФ. (ч.2 ст. 20 УПК РФ);

5) доказательства отсутствия для общества, себя или других лиц опасно­сти со стороны лица, совершившею общественно опасное деяние, исходя из характера этого деяния и психического расстройства лица (п.Іч.1 ст. 439 УПК РФ);

6) акт помилования (ч.З ст. 310 и ч.5 ст. 31; УПК РФ);

7) отсутствие согласия указанного в законе (не в УПК РФ) органа, долж­ностного лица на привлечение к уголовной ответственности.69

Грыжам# А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ - М.: Издатель­ство НОРМА,2002, С. 530

Cavan распространённая классификация - тго деление оснований на реабилигирующие и ^реабилитирующие, которое впервые высказал и обосновал С.А. Шейфер/0

Реабилитирующие основания связаны с установлением отсутствия со­бытия преступления или непричастности лица, в отношении которого ве­дется дело, а нсрсабилитируюшис - с установлением возможности освобо­ждения от уголовной ответственности, при наличии соответствующих ус­ловий в законе,

A. А. Юнусов в отмечает следующее: «Если решением о прекращении производства по делу виновность обвиняемого (подозреваемого) как бы презюмируется, основания применения такою решения следует считать пе­рса били:ирующими. Й, напротив, при констатации невиновности обвиняе­мого, он считается полностью реабилитированным, включая сюда (его субъективное) право на уголовно-процессуальную реабилитацию в порядке главы 18 УПК»”.

Основания, которые реабилитируют лицо, или по которым реабилита­ции не насіунаеі, в случае прекращения дела, также рассматриваются в ра­ботах П.М. Давыдова, Д.Я. Мирского и находят свое отражение в моногра­фии В.А. Михайлова[67] [68].

Перечень реабилитирующих и ^реабилитирующих оснований у каж­дого автора свой.

B. П, Божьев в указанной классификации выделяет еще одну группу ос­нований, которые свидетельствуют об отсутствии процессуальных условий к продолжению производства по делу. К ним относятся:

1) смерть подозреваемого или обвиняемого (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК НФ);

2) отсутствие заявления потерпевшего ио делам частного или частно­публичного обвинения (л. 5 ч.1 ст. 24 УПК РФ) и др.73

Петрухин И.Л. предлагает также выделять нейтральные.74 С этим со­гласны также В.М. Савицкий и А.Д. Ларин, отмечая, что данные основания нс связаны с выводом о виновности или невиновности в престу плении кон­кретного липа73.

Полагаем рассмотреть отдельно условия прекращения дела с позиций теории уголовного права и процесса и их регламентации в материальном и процессуальном законе.

Итак, как проблемные выделяют такие условия как:

1) совершение преступления впервые;

2) возмещение ущерба и заглаживание вреда, причинённою преступле­нием;

3) способствование раскрытия преступлению;

4) явка с новинкой.

Рассмотрим первое условие, которое сформулировано, как «соверше­ние преступления впервые». Данная формулировка содержится в ст. 25, 28 УПК Р В УК РФ, как и в УПК РФ не дана формулировка понятия рас­сматриваемого условия, и из-за этого возникают теорегические определе­ния «совершения преступления впервые». Например, X. Аликперов считает, что «под понятие «лицо, впервые совершившее преступление» подпадает не только лицо, которое ранее никогда не совершало преступления, но и лицо, которое хотя ранее и совершало преступление, но:

а) истекли сроки давности привлечения его к уголовной ответственно­сти;

б) судимость в установленном законом порядке погашена или снята;

,3 Уголовный процесс. Учебник для студентов вузов/под ред. Я/7. Божьева - 3-є пзд. - М.: Спарк,2002-С. 387.

74 Петрухин її. Л. Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России // Государство и право - 2002 - Лё5 - С. 20.

75 Уголовный процесс - Словарь-справочник \ под обід, ред В М Савицкого. М.: 1999, С 132-133

в) было освобождено or уголовной ответственности в силу акта амни­стии или по иным нереабилитируюшим основаниям (например, в связи с примирением с потерпевшим);

г) на территории иностранного государства, в том числе на территории стран - участниц СНГ.»[69].

В.К. Дуюнов понимает под «впервые совершившим преступление ли­цо, которое:

- ранее совершило одно или несколько преступлений, но к моменту со­вершения нового преступления истекли сроки давности привлечения его к уголовной ответственности за ранее совершенные преступления (ст. 78);

- ранее было судимо за совершение преступления, но судимость с него снята или погашена в установленном законом порядке»[70].

Если рассматривать указанные определения липа, совершившего пре­ступление впервые, то процессуалисты привязывают его либо к истечению сроков давности привлечения к уголовной ответственности, либо к судимо­сти, которая снята или погашена, либо или с актом амнистии и иными нс- рсабилиыруюшими основаниями.

В условие «совершение преступления впервые» включают два аспекта: юридический и фактический. Под фактическим значением понимается сле­дующее: лицо совершает преступление в первый раз. Под юридическим - деяние совершено не в первый раз, но по ранее совершённому преступле­нию истекли сроки давности (ст. 75 УК РФ), или судимость была снята и погашена (ст. 87 УК РФ).

Тогда возникает следующий вопрос: как применить эти трактовки ма­териального права к прекращению уголовного дела (или преследования)?

В юридической литературе дискуссионным является вопрос о том, счи­тается лилипо, в отношении которого уголовное преследование было ранее

прекращено по нереабилигирующим основаниям, совершившим преступ­ление впервые.

Высказывались разнообразные мнения. J їапример, Р. Куссмауль гово­рит о юридическом аспекте совершения преступления впервые: «отказ в возбуждении уголовного дела или его прекращение по любым основаниям не влечег никаких неблагоприятных правовых последствий, так как не мо­жет служить основанием для применения каких-либо мер ответственности. О реабилитации здесь еще рано говорить, поскольку уголовное преследова­ние само по себе не является нарушением каких-либо прав человека.»[71].

Иногда в литературе возможность прекращать дело или преследование связывается с учётом мнения потерпевшего, данных о личности подозре­ваемого, обвиняемого. М.А. Галимова делает такой вывод; «независимо от того, сколько раз лицо привлекалось к уголовному преследованию, если все предыдущие уголовные дела в отношении него были прекращены произ­водством, в том числе и по нереабилитируюшим основаниям, всякий раз при совершении очередного уголовно наказуемого деяния оно будет счи­таться совершившим его впервые, что соответствует принципу презумпции невиновности»[72].

В.А. Павленок указывает: «уголовно-правовые последствия совершен­ного деяния зависят от его юридической оценки, а в случае прекращения уголовного дела, как и в случае погашения или снятия судимости за ранее совершенное преступление, лицо считается несудимым, оно при решении вопроса о возможности прекращения нового уголовного дела в связи с при­мирением с потерпевшим должно признаваться впервые совершившим пре­ступление»[73]

Другая точка зрения, говорит о преимуществах фактического значения условия «совершение преступления впервые». Нецелесообразно освобож­дать лицо от уголовной ответственности за преступления, если ранее по нерсабилитирукипим основаниям тоже было прекращено уголовное дело, и имеется разрыв между первым и вторым преступлениями.

Неоднозначно подходят в своей практике применения норм УК РФ и УПК РФ опрошенные в ходе анкетирования судьи. Одни толкуют норму за­кона буквально, и считают, что прекращение уголовного дела в отношении лина, совершившего несколько преступлений небольшой или средней тяже­сти, невозможно. Другие, напротив, исходят из того, что лицами, впервые совершизшими преступления, должны признаваться не только те, кто со­вершил одно преступление впервые, т.е. ис совершал других преступлений, либо ранее совершал, но судимость за предыдущие преступления с них сыя- тд или погашена, но и те лица, которые совершили несколько преступлений, за которые осуждаются впервые. Эта позиция объясняется тем, что в соот­ветствии со ст. 14 УПК РФ лицо может быть признано виновным в совер­шении преступления только судом, и если лицо не было признано судом виновный в совершении указанных преступлений, то все они должны при­знаваться совершенными впервые.

Понятие «совершение преступления впервые» в ст. 76 УК РФ законо­датель указывает применительно к одному преступлению.

УПК РФ установил возможность прекращения уголовного дела только в отношении лиц, менее общественно опасных, не вставших на преступный путь, для которых совершенное преступление является случайным эпизо­дом в жизни, и предусмотрел тем самым возможность прекращения уголов­ного дела только за впервые совершенное преступление как за первый и единственный факт уголовно наказуемого деяния, а не прекращения уго­ловного преследования за преступную деятельность.

Итак, в теории уголовного права и процесса имеется два значения, или аспекта понимания «совершение преступления впервые».

Если говорить о фактическом аспекте этого условия, то здесь действу­ют принципы гуманизма, когда лицо допустило ошибку, оступилось, осоз­нало неблагоприятные последствия своего деяния.

Исходя из сказанного, под совершением преступления впервые следует понимать те случаи, когда лицо ранее уже совершило преступление, но в силу истечения сроков давности или снятия, погашение судимости, являет­ся «юридически несудимым». Но при этом следует обязательно придержи­ваться установленных законом правил исчисления сроков давности уголов­ного преследования и правил исчисления судимости.

Вторым условием, которое встречается в нормах ст. 25, 28 УПК РФ - это возмещение ушерба и заглаживание вреда, причиненного прссіуллени- ем. Здесь возникают терминологические и процедурные проблемы в отно­шении заглаживания вреда и возмещения ущерба, ведь «применительно к освобождению лица от уголовной ответственности, равно как и к основани­ям прекращения уголовного дела или уголозного преследования, в законе употреблены выражения «возмещение причиненного ущерба», «заглажива­ние вреда» и «заглаживание иным образом причиненного вреда»[74] [75].

Ущерб и вред - это два взаимосвязанных, но, тем нс менее, разных по­нятия. Исходя из толкования этих понятий в словаре Ожегова, речь идёт об идентичных категориях: «вред - это ущерб, порча»[76].

В научной дискуссии данный подход сохраняется[77]. Эти категории, ко­торыми оперирует уголовный и уголовно-процессуальный закон, являются терминами гражданского права. Между тем, УПК РФ и УК РФ используют различную трактовку данных терминов.

81 Іімииская О.Гі. Возмещение ущерба н заглаживание вреда, как условие прекращения уголовного дела (уголовного преследования) // Российский следователь - 2006 г. - М’З - С. 9.

Уголовный закон отнёс требование о добровольном возмещении иму­щественного и морального врсла, к обстоятельствам смягчающим ответст­венность, считая специфическими разновидностями позитивного послспре- ступного поведения.

Ст. 15 ГК РФ предусматривает возмещение убытков, как универсаль­ный способ защиты гражданских прав. Он і ри.менястся как в случае нару­шения прав в обязательственных отношениях, так и иных гражданских прав, например вещных. Сами убытки подразделяются на две составляю­щие: расходы, которое лицо, чье право было нарушено, произвело иди в бу­дущем должно будет производить с целые восстановления нарушенного права, утраты имущества (реальный ущерб), и неполученные доходы, кото­рые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

УПК РФ, говоря о потерпевшем, подразумевает под ним физическое или юридическое лицо, которому причинен физический, имущественный и моральный вред. Кроме того, в сг. 42 УПК РФ речь идёт о возмещении расходов на участие и uponзкодст вс пи делу.

Ст. ^4 УПК РФ, содержащая правовое положение гражданского истца, содержит возможность предъявить такой иск истцу, только в отношении компенсации имущественного вреда с обязательным условием: граждан­ский истец должен при наличии оснований полагать, что этот вред действи­тельно исходит от преступления.

Требование ст. 134 УПК РФ распространяется только на компенсацию имущественного вреда, а ст. 135 УПК - морального вреда.

Одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию, является «харак­тер и размер вреда, причинённого преступлением» (п.4 ч. 1 ст.73 УПК РФ).

Теперь отметим статьи законов, где фиксируется возможность загла­живание зрела. Ст. 25 УПК РФ упоминает данное требование с примирени­ем такой формулировки: «загладило причинённый (потерпевшему) вред». Ст. 28 УПК РФ является отсылочной к нормам ст. 75 УК РФ, где в ч. I дан-

нос условие выглядит так: «возместило причиненный ущерб или иным об­разом загладило вред, причиненный в результате преступления».

Таким образом, законодательство неоднозначно подходит к трактовкам данного понятия. То, что компенсировать причиненный вред необходимо, указывает ст. 52 Конституции РФ. Соответственно способы или методы компенсации вреда закреплены в ГК РФ, УК РФ, и т.д.

В процессуальной и правовой науке сложились подходы к разграниче­нию терминов «возмещение ущерба» и «заглаживания вреда». Так С.П. I Церба и Л.В. Савкин считают, что «возмещение ущерба означает имущест­венное вознаграждение потерпевшему, то заглаживание вреда представляет собой действия неимущественного характера, также осуществляемые в ин­тересах потерпевшего»[78].

О.Б. Волынская, изучая институт возмещения вреда в Уголовном про­цессе РФ, пришла к выводу, что к ст.25 и ч.1 ст.28 УПК РФ применимо только уголовно-правовая реституция и добровольное заглаживание иму­щественного и морального вреда.

Это довольно узкая трактовка, и рассмшриваемые способы имеют внутреннюю дифференциацию, поскольку ст.25 УПК РФ сформулирована так, что дает возможность выбора методов и способов заглаживания вреда потерпевшему.

Компенсацию любого вида причинённого вреда можно классифициро­вать в зависимости от критериев: 1) реальную; 2) возможную.

Под реальной компенсацией понимают такое возмещение вреда, кото­рое происходит по принципу «здесь и сейчас». Потерпевший сразу получа­ет похищенное у него имущество или денежную компенсацию. Также об­виняемый извиняется или также в денежной форме компенсирует причи­ненный вред.

Пол возможной компенсацией вреда подразумевается обещание подоз­реваемого в ближайшем будущем компенсировать вред, который был при­чинён преступлением. Здесь есть одна оговорка: с возможностью будущей компенсации согласен потерпевший, считая ею реально исполнимым.

Также имеется дифференциация по субъекту:

1) сам подозреваемый, обвиняемый компенсирует вред; 2) вред воз­

мещает третье лицо. «Для потерпевшего незажно кто возмещает вред, для него важен сам факт возмещения такого врсла»**'.

Вид возмещения вреда также можно выделять: I) компенсация в имущественном или денежном выражении; 2) путём реституции; 3) в виде устных или письменных извинений.

Извинения также можно подразделять на публичные и частные. Со­ответственно публичные извинения приносятся в СМИ, открыто. Частные - при личной встрече.

Вред, как отмечает О.Б. Волынская, можно подразделять на I) личное компенсирование; 2) компенсирование третьим лицам. Под личным ком­пенсированием понимается компенсация только потерпевшему, который понёс соответствующий урон от преступления. Компенсирование третьим липам также осуществляется обвиняемым, но нелично потерпевшему, а его родственникам, близким, родным, с обязательным условиям: косвенно и они тоже пострадали от преступления. Третьи лица могут быть и потерпев­шими по делу, когда преступлением нм нанесен ущерб (например, неодно­кратная кража автомобилей, и др.).

По видам последствий можно разграничить: 1) заглаживание сущест­вующего вреда; 2) предотвращение вредных последствий — понятие не идентичное возмещению причиненного ущерба и заглаживанию иным об­разом вреда, причиненного преступлением, и характеризует положительное поведение лица, свидетельствует о стремлении к уменьшению негативных [79]

последствий преступления, а иногда и предотвращает наступление более тяжких последствий.

Можно классифицировать способы компенсации вреда применитель­но к каждому виду:

1) имущественный вред возмещается путем: возвращения похищен­ного имущества или равноценного имущества, в случае утраты похищенно­го; компенсация в денежном выражении, которая соответствует стоимости украденной вещи (данная компенсация может осуществляться в следующих видах: наличными, через счёт в банке, перевод денег иными способами, возможна и через почту, ИНТЕРНЕТ); приобретение за свой счет идентич­ного похищенному имущества; и др.

2) физический вред возмещается следующими способами: оплата ле­чения потерпевшего или его родных (при условии, что они тоже пострадали от преступления); приобретение лекарств за свой счёт; денежная компенса­ция вреда. В оплату лечения может входить также оплата пребывания по­терпевшего в санатории, опла та дорогостоящих операции и др.

3) моральный вред компенсируется извинениями, либо публичными, либо частными. Возможна и денежная компенсация. По поводу возмеще­ния морального вреда имеются определенные трудности. Определенных методик исчисления морального вреда в денежном выражении пока нс су­ществует. Попытку их выработки предпринял Пленум Верховного Суда РФ, указав в Постановлении от 28 апреля 1994 г., что размер возмещения мо­рального вреда определяется судом в решении, исходя из степени тяжести травмы, иного повреждения здоровья, других обстоятельств, свидетельст­вующих о перенесенных потерпевшим физических и нравственных страда­ний, а также с учетом имущественного положения причинителя вреда, сте­пени вины потерпевшего и иных конкретных обстоятельств[80].

Итак, законодатель, лаконично указав в рамках ст. 25, 28 УПК РФ воз­можность «загладить причинённый вред», тем самым дал возможность ин­терпретировать, предлагать способы такой компенсации. На наш взгляд, чем больше будет вариантов такой компенсации, тем будет меньше возни­кать вопросов о том, как следует ее применят».

В ст.25 УПК ГМ) следует внести изменение, нацеливающее подозревае­мого, обвиняемого на поиск решений, как правильнее компенсировать вред. Также следует уточнить заинтересованность потерпевшего. Должна про­слеживаться при примирении сторон и договоренность между примиряе­мыми сторонами. После слов «загладило причинённый вред» следует ука­зать «...способами, который потерпевший признает оптимальными».

Полагаем, что О.Б. Волынская не совсем нрава, когда предлагает вве­сти формулировку «загладило причинённый вред». Тем самым, неправо­мерно сужается круг возможностей у обвиняемого компенсировать вред, поскольку, как отмечалось, обвиняемый должен любой ценой компенсиро­вать вред. А если нет материальных средств для компенсации? Или если обвиняемый ищет аналог похищенного имущества? Данная формулировка неприменима для данного условия.

Причем, ряд авторов, рассматривающих данную проблему, указывают, что данное условие отходит на второй план. По мнению Л. Головко, « «за­глаживание вреда» имеет характер факультативного условия, ибо потер­певший вправе, во-первых, простить долг (полностью или частично), а во- вторых, отказаться от осуществления принадлежащего ему нрава требовать возмещения вреда (опять-таки полностью или частично). И в том, и в дру­гом случае нет препятствий для прекращения уголовного преследования. Освобождение от уголовной ответственности «в связи с примирением с по­терпевшим» допустимо нс только в случае частичного возмещения причи­ненного вреда. Оно, в принципе, возможно и тогда, когда имущественный

вред вовсе нс был возмещен - но терминологии уголовного закона, «загла-

87

жен» .

Третьим условием рассматривается «способствование раскрытию пре­ступления». Особо выражено требование при применении норм деятельно­го раскаяния (ч.1 ст. 28 УПК РФ, ч.1 сг. 75 УК РФ). Эю условие законода­тель называет, то как «способствование раскрытию преступления» (ч.1 ст. 75 УК РФ), то как «активное способствование раскрытию преступления» (п. «и» чЛ ст. 61 УК РФ).

Проанализируем разницу данных понятий, и ответим на вопрос: что представляет из себя «способствование раскрытию преступления»?

Каждый из процессуалистов и правоведов вкладывает своё содержание в это понятие. В.Я. Горжей понимает иод способствованием раскрытия пре­ступления, «стремление лица, его совершивтіето, помочь правоохранитель­ным органам выявить все обстоятельства совершенного преступления, в поиске доказательств, установлении лиц, которые причастны к этому, мест сокрытия средств и орудий преступления, а также денег и иных ценностей, добытых преступным путем»**. X. Аликперов, рассуждая про данное поня­тие указывает, что «под этим видом позитивною пост криминального пове­дения следует понимать: указание на соучастников преступления; оказание помощи в их обнаружении, в необходимых случаях - задержании и досіав- лении в органы внутренних дел; правдивое изложение всех обстоятельств совершенного, активное участие в следственных действиях; помощь в оты­скании вещественных доказательств и т.д.»[81] [82] [83]. В. За вило в гак трактует рас­сматриваемый аспект: «под способствованием раскрытию преступления следует понимать действия подозреваемого или обвиняемого, помогающие органам предварительного расследования в установлении обстоятельств,

подлежа цих доказыванию, определенных сг. 73 УПК РФ, т.е. это * актив­ные действия лица, совершившего преступление, направленные на содейст­вие следствию в собирании и проверке доказательств по расследуемому уголовному делу.»[84]. В. Михайлов, раскрывая признаки деятельного рас­каяния, также упоминает про способствование раскрытию преступления: «в ряде случаев законодатель в примечаниях к отдельным статьям УК РФ ука­зывает на конкретные формы способствования раскрытию: сообщение ор­ганам власти (ст. 275), предупреждение органов власти (ст. 205), содействие раскрытью или пресечению преступлений, изобличению лиц, их совер­шивших, и обнаружению имущества, добытого преступным путем (ст. 228)»[85]. Также им классифицируются форкы содействия: «добровольном ши вынужденном, явном или скрытом, инициативном или по заданию пра­воохранительных органов противодействии совершению преступления; изъятии или уничтожении средств совершения преступления; введении в заблуждение членов пресіунпой организации; создании условий для захва­та правоохранительными органами членов преступной организации; оказа­нии психического или физического воздействия на членов преступной ор­ганизации; предотвращении дальнейшего ущерба. При этом причинение вреда правоохраняемым интересам возможно в рамках обстоятельств, ис­ключающих преступность деяния (ст. ст. 37 -42 УК РФ)»[86].

Способствование раскрытию преступлений означает, что лицо своими действиями оказывает помощь правоохранительным органам в выявлении орудий и средств совершения преступления, следов и предметов преступле­ния; в обнаружении, задержании и изобличении соучастников преступле­ния; в проведении следственных действий; в установлении всех фактиче­ских обстоятельств, имеющих значение для дела; в выяснении его причин и условий.

Законодатель не дает перечня, который бы свидетельствовал о том, ка­кие действия следует считать способствованием раскрытия преступления, а какие нет. Понятие «способствование раскрытию преступления» можно за­менить термином «содействие органам, раскрывающим преступление или органам следствия дознания». В это понятие следует втолочать:

1) активные действия подозреваемого, обвиняемого. Раскрытие пре­ступления - это совершение определённых действий или принятие реше­ний, связанная с обнаружением и раскрытием преступления. Бездействие никак не может быть применено к раскрытию преступления. Это расцени­вается как отказ от сотрудничества со следствием, дознанием. Поэтому «ак­тивное содействие раскрытию преступления» и «способствование раскры­тию преступления» - две стороны одного условия.

2) действия могут быть различны. Их перечня ни УК РФ, ни УПК РФ не раскрывает. В него мы включаем: а) участие в следственных действиях и оперативно-розыскных мероприятиях. Б) помощь в выявлении следов пре­ступления, в обнаружении и изъятии орудий и средств преступления, ука­зание и поиск похищенного имущества; в) разоблачение участников; г) рас­крытие в ходе допросов истинных целей, задач преступления и иных, важ­ных для уголовного дела, сведений.

Любые сведения, полученные в результате помощи, должны быть про­верены.

В качестве условия прекращения уголовного дела и преследования вы­ступает «явка с повинной». Она предусмотрена ч.І ст. 75 УК РФ, ст. 28 УПК РФ. Какова ее сущность?

«Со сете кий энциклопедический словарь» определяет ее как «добро­вольное заявление о совершении преступления, сделанное оріану дознания, следователю, прокурору или суду (судье) до привлечения в качестве обви­няемого пли подозреваемого». С учетом современного законодательства его

9* Там же, С. 6

можно переформулировать так: явка с повинной - это добровольное сооб­щение лица в правоохранительные органы о совершенном преступлении.

Явка с повинной это уголовный и уголовно-процессуальный инсти­тут, который смягчает наказание (и. «и» ч.1 ст. 61 УК РФ). Помимо этого, о ней упоминается как об одном из условий деятельного раскаяния (чЛ ст. 75 УК РФ). Явка с повинной возобновляет течение сроков давности привлече­ния к уголовной ответственности, если до этого лицо уклонялось от следст­вия и суда (ч.З ст. 73 УК РФ) или сроков давности исполнен ня обвинитель­ного приговора суда (ч.2 ст. 83 УК РФ).

УПК РФ рассматривает явку с повинней в числе поводов к возбужде­нию уголовного дела (н. 2 ч. 1 ст. 140 УІ1К РФ). В теории уголовного права, применительно к вышеназванным требованиям, определяют сущность явки с повинной.

А.В. Наумов полагает, что явка с повинной «представляет собой доб­ровольнее сообщение лица органам власти о факте совершения им преступ­ления, сделанное при личной явке в органы зласти»[87] [88]. В.К Дуюнов считает, что «явка с повинной характеризуется двумя обязательными признаками - добровольной передачей себя в руки правосудия, а также правдивым сооб­щением о готовившемся виновным либо совершенном им преступлении»'* В.М. Лебедев дополняет: «В постановлении Пленума ВС РФ от 11.06.99 N 40 разъяснено, что помимо добровольного заявления явка с повинной может быть признана таковой еше и в следующих случаях:

-если при возбуждении уголовного дела по факту совершенного пре­ступления не было известно лицо, его совершившее, и имеется доброволь­ное сообщение иди заявление о содеянном конкретным липом;

-заявление привлеченного к уголовной ответственности о совершении им иных преступлений, не известных органам расследования.»[89] [90].

А.И. Рарог рассматривает варианты явки с повинной и уточняет: «ли­цо может явиться с новипной и в процессе расследования уже возбужден­ного уголовного дела. Основанием для освобождения от уголовной ответ­ственности явка с повинной может служить лишь в том случае, если органу

расследования на этот момент не было известно лицо, совершившее данное 96

преступление, иначе говоря, преступление оставалось нераскрытым» . Также, он подчеркивает отличие явки с повинной как основания освобож­дения от уголовной ответственности от явки с повинной как смягчающего обстоятельства: «Нс может служить основанием освобождения от уголов­ной ответственности добровольная явка в милицию лица, которое скрылось от следствия в связи с обвинением в преступлении, находилось в розыске и приняло решение прекратить уклонение от следствия и суда. Подобная явка может служить лишь обстоятельством, смягчающим наказание»[91].

Явка с повинной по смыслу ст. 78 и 83 УК РФ рассматривается толь­ко как вариант прекращения уклонения от следствия и суда. Определение явки с повинной дают Л.Л. Воронов и А.И. Комаров: «явка с повинной по нашему законодательству - добровольный приход гражданина в правоохра­нительные органы и написание заявления о совершенном им преступлении, которое ранее либо не было известно сотрудникам правоохранительных ор­ганов, либо сотрудникам правоохранительных органов не было известно

- 9$

лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности» .

Нельзя признать явку с повинной, когда лицо достоверно знает о том,

что вина его в совершении преступления установлена. Недостаточно только

явиться с повинной. Еще следует активно способствовать раскрытию пре­ступления. Эю и предоставление информации, ранее не известной следст­вию, и помощь в сборе доказательств, и установление других обстоя­тельств, которые помогут изобличить виновных соучастников или быстрее закончить дсло»'Л.

По мнению Л.В. Наумова, «явка с повинной - одно из средств способ­ствования раскрытию преступления. Лицо, явившееся с повинной, может давать правдивые показания не только о собственной преступной деятель­ности, но и о преступлениях, совершенных иными лицами, может оказать помощь в обнаружении вещественных доказательств, сообщить о месте на­хождения ценностей для возмещения ущерба, причиненного преступлени­ем, и т. д. Явка с повинной может сопровождаться чистосердечным раская­нием, признанием вины, осуждением своего поведения»100.

Итак, речь идёт о том, что явка с повинной и содействие раскрытию преступлений - две стороны одного, более объёмного условия, который сформулирован так пост криминальное деятельное раскаяние. Приведённые мнения свидетельствуют о том, что следует, рассуждая о явке с повинной, не отрывать её от содействия раскрытию преступлений, поскольку явка с повинной «переходит» в другое условие. То есть, от слов переходит к делу.

Поэтому, рассмотренная ранее информативная помощь следствию, дознанию, органам ОРД, ничто иное, как продолжение явки с повинной, ко­торая дополнена действиями.

Когда речь идёт о сопоставлении «чистосердечного раскаяния» и «явки с повинной» следует отметить, что законодатель отказался от понятия "чис­тосердечное раскаяние", поскольку его наличие вело к смешению деятель­ного раскаяния и простого признания вины на допросе.

В.И. Горжей, говоря о явке с повинной, высказывает такое мнение; «На практике немало ситуаций, когда лицо, совершившее преступление, лишено возможности лично явиться в правоохранительные органы с заявлением о совершенном им преступлении или лично сообщить об этом.... Удален­ность места совершения преступления от места нахождения правоохрани­тельного органа или любого средства связи и отсутствие при этом транс­портного средства также является препятствием для явки с повинной лично. И подобных случаев можно приводить множество, но суть остается одна - инициатором сообщения в правоохранительные органы о совершенном преступлении должно являться лицо, совершившее преступление, а каким образом будет передано сообщение, не должно иметь значения»[92] [93].

X. Аликперов приводит множество вариантов доставления заявления о явке с повинной до правоохранительных органов: «процедура явки с по­винной и выбор органа, куда лицо обращается с подобным заявлением, мо­гут быть многообразны.

Так, одни могут изложить свое решение письменно и по почте отпра­вить в правоохранительные органы или поставить об этом в известность милицию по телефону. Другие - сообщить о преступлении и о своей готов­ности явиться с повинной через близких. Третьи, например, несовершенно­летние, могут сообщить своим родителям, педагогам и т.д.

Законодатель ставит во главу угла не форму проявления посткрими­нального поведения, а сам факт явки с повинной, который и имеет правовое значение. Другие же обстоятельства анализируемого поступка находятся за

пределами уголовно - правового регулирования и не должны влиять на ре- 102

шепне суди, прокурора, следователя или лица, проводящего дознание.»

Оцсі.ив высказанные позиции, следует выделить такие признаки:

1) добро вольность. Это самый главный признак, при отсутствии кото­рого закон признает сам факт явки незаконным. Подчеркивается незакон­ность принуждения к явке с повинной;

2) оформление. Явка должна быть оформлена в соответствии с требо­ваниями закона. Обвиняемый, подозреваемый может обратиться с явкой с повинней в правоохранительные органы или устно, или письменно, пере­дать сам, или через родственников, но телефону, почтой и т.д.;

3) правдивость показаний. Законодателю важен сам факт явки, но правдивость показаний при явке играет далеко не последнюю роль. Поэто­му, показания при явке с повинной, или заявления о таковой явке должны проверяться такими же методами и способами, как сообщения о преступле­ниях;

4) теснейшая связь с содействием раскрытия преступления. Если лицо явімось с повинной, или имеется его заявление об этом, то данное условие неразрывно перетекает в содействие органам следствия, дознания: участие ь допросах, поиск и нахождение соучастников, орудий преступления и т.д.

При характеристике данного условия обязательно следует уточнить, что другие обстоятельства анализируемого поступка находятся за предела­ми уголовно - правового регулирования и не должны влиять на решение су­да, прокурора, следователя или лица, проводящего дознание. Законодатель не учитывав г мотивы явки с повинной, которые могут быть самыми разны­ми. Так, они могут быть продиктованы раскаянием, стремлением покончить с преступным прошлым; желанием снять подозрение с невинного человека или пресечь преступную деятельность соучастников; жалостью или состра­данием к потерпевшему; желанием скрыть другое, более тяжкое преступле­ние или ввести следствие в заблуждение; страхом перед разоблачением.

Поэтому, понятие «явка с повинной» может быть представлена как: «добровс.тьное обращение лица в правоохранительные органы и суд с уст­ным или письменным заявлением о совершении им преступления».

В теории процесса высказывается мнение, что явка с повинной есть ничто иное, как признательные показания обвиняемого или подозреваемо­го, Процедура и гарантии показаний обвиняемого не распространяются по УПК РФ на явку с повинной. А.А. Воронов и А.И. Комаров предложили, чтобы «заявление о явке с повинной производилось только в присутствии адвоката и заверялись его подписью. В этом случае мгновенно исчезнут варварские методы выбивания сотрудниками правоохранительных органов признательных показаний и написания подобных «явок» - в этом попросту не будет смысла. В соответствии со ст. 140 УПК РФ заявление о явке с по­винной - повод для возбуждения уголовного дела. Так пусть же это заявле­ние останется в судопроизводстве нс явкой с повинной, а заявлением о со­вершении преступления. По факту его заявления должны быть проведены оперативные и проверочные мероприятия. В случае с явкой с повинной са­мым важным фактом является именно добровольность ее совершения, ко­торую и поможет подтвердить адвокат»10’.

Теперь рассмотрим процедуру оформления явки с повинной. Здесь то­же неоднозначный подход. Так ст. 142 УПК РФ говорит о том, в случае яв­ки с повинной составляется протокол, в котором подробно излагается сде­ланное заявление. Приложение № 3 устанавливает бланк этого протокола (ст. 476 УПК РФ). В комментарии В.И. Сергеева рассматриваются только технические стороны его оформления. Указан лишь различный способ за­крепления устных и письменных заявлений о явке с повинной: «Рассматри­ваемый протокол (приложение 3) составляется лишь в случае устного заяв­ления о явке с повинной. В письменном виде такое заявление принимается по правилам приема и регистрации письменных заявлений, установленным

104

в соответствующем органе»

103 Ворошх А. А., Комаров А.И. Ключевое доказательство» стороны обвинения, или се- чСг ли меч повинную голову ZZ Адвокатская практика- 2005- Хе 4-С. 12 ^'Сергеев В /А Практический комментарий к бланкам процессуальных документов Уго- ловно-процессуального кодекса РФ. - Москва, Юридический Дом, "Юстниинформ",

2003 г.-С 107

В литературе упоминается о проверке личности явившегося. «Лицо, со­ставляющее протокол явки с повинной, в первую очередь обязано тщатель­но проверить документы, удостоверяющие личность заявителя, и сделать о том в протоколе соответствующую запись. Если таких документов у заяви­теля нс имеется, необходимо проверить его личность иным путем, с тем, чтобы исключить возбуждение уголовного дела в отношении другого ли- ца»,

<< | >>
Источник: Тарасов Иван Семёнович. ПРЕКРАЩЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА И УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ ПО НЕРЕАБИЛИТИРУЮЩИМ ОСНОВАНИЯМ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород - 2007. 2007

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2 Основания и условия прекращения уголовного дела и уголовного преследования, их классификация.:

  1. § 1. Правовая природа освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности
  2. § 2. Современное понятие института экстрадиции. Правовые основания и условия экстрадиции. Проблемные моменты в части международного сотрудничества государств по уголовным делам
  3. Понятие криминалистического обеспечения расследования многоэпизодных преступлений следственно-оперативными группами и их классификации
  4. § 3. ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПОЛНОМОЧИЙ ПРОКУРОРА ПО НАДЗОРУ ЗА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ
  5. § 1. Категория вреда в уголовном праве и оперативно-разыскном законодательстве
  6. Институты и субинституты в системе российского уголовного права
  7. Внутрисистемные и межсистемные связи российского уголовного права: понятие, виды, интегративные свойства
  8. §2. Уголовная политика в сфере налогообложения как самостоятельное направление в борьбе с преступностью.
  9. §3. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей: понятие, структура, значение
  10. §1. Инициирование обвиняемым производства по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей
  11. §3. Элементы и источники антисистемы, их классификация
  12. СОДЕРЖАНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -