<<
>>

2.1 Основания постановления обвинительного приговора без назначения наказания в российском уголовном судопроизводстве

Переход от карательной к восстановительной модели правосудия в современной парадигме уголовного судопроизводства должен сопровождаться предоставлением правоприменителю возможностей выбора соответствующей процессуальной формы при разрешении уголовного дела по существу.

Одной из основных тенденций развития уголовно-правовой и процессуальной наук и соответствующего законодательства нашего времени стал поиск оптимальных способов разрешения уголовно-правового конфликта, возникающего в связи с совершением преступлений небольшой и средней тяжести, которые составляют большинство в числе уголовных дел, находящихся на рассмотрении в

судах, и соответственно, среди осужденных большую часть составляют лица, осужден w 1

ные именно за эти категории преступлений .

Обвинительный приговор без назначения наказания позволяет минимизировать уголовную репрессию, однако вопрос оснований его постановления продолжает оставаться одним из дискуссионных, и потому некоторые авторы предлагают исключить такой вид приговора из УПК РФ , другие, напротив, признавая возможность постановления такого вида обвинительного приговора, не указывают, какие правовые основания для этого существуют . В уголовно-процессуальной науке нет единого устоявшегося подхода к основаниям постановления обвинительного приговора без назначения наказания4, и без указания на [390] [391] [392] [393] материально-правовые основания авторы полагают, что исследуемый вид приговора может быть постановлен в случаях, когда «обвиняемый, имевший на момент совершения черты личности преступника, утратил таковые в период между совершением преступления и судебным разбирательством по его делу»1, и не только применение, но и назначение наказания в отношении подсудимого является нецелесообразным2, а суд приходит к выводу, что цели наказания могут быть достигнуты самим фактом осуждения лица и не требуется назначать ему наказание .

Так, Ю. В. Козубенко предлагает дополнить ст. 302 УПК РФ частью 9, с указанием на шесть оснований обвинительного приговора без назначения наказания, которые основаны на проведенном им анализе через призму предложенной нормативно-логической формулы механизма уголовно-правового регулирования[394] [395] [396] 4 [397].

Ф. М. Кудин, подчеркивая, что законодатель вполне обоснованно относит исследуемый приговор к числу самостоятельных видов обвинительного приговора, на основании принципиально иного решения вопроса о наказании, полагает, что ст. 80.1 УК РФ предоставляет суду право выносить обвинительный приговор без назначения наказания, и по указанному основанию, по его мнению, никакой иной вид приговора не может быть по- становлен[398]. Автор справедливо отмечает, что действие указанной процессуальной нормы в сочетании с уголовно-правовым предписанием, предусматривающим основание вынесения такого вида приговора, свидетельствует о необходимости признания обвинительного приговора без назначения наказания в качестве самостоятельного и допустимого законом вида приговора.

А. Н. Михайлов вполне обоснованно расценивает данные нормы как имеющие поощрительный характер, в которых проявляется закрепленный в уголовном законе принцип гуманизма[399]. Посредством таких норм принимаются меры, направленные на устранение или уменьшение тяжести наступивших вредных последствий, с целью «побудить случайного преступника воздержаться от дальнейшей преступной деятельности»1. Как убедительно отмечает Н. А. Гущина, поощрительные нормы уголовного права создают благоприятные условия для нравственного оздоровления лиц, совершивших преступления, а в единстве с процессуальными нормами, предусматривающими процедуру их реализации, «обеспечивают достижение позитивных результатов, взаимовыгодных для личности и общества»[400] [401].

Так, А. В. Кузнецов полагает, что изменение обстановки позволяет освобождать лицо от наказания, не применяя его к лицу вообще, и предусматривает такую возможность лишь в случае отпадения общественной опасности лица или совершенного им преступления, что означает утрату лицом возможности совершить аналогичное преступление либо утрату вреда от совершенного им преступления. По мнению указанного автора, «применение наказания к лицу, случайно нарушившему уголовно-правовой запрет, совершившему преступление небольшой или средней тяжести, не причинившему серьезного вреда обществу, может в ряде случаев принести больше вреда, чем пользы»[402].

Н. Н. Годило еще более категоричен в своих выводах: «В случае прекращения опасности виновного изменяются его социальные установки, направленность поведения, общественные связи, происходят иные положительные изменения. По этой причине применение к нему уголовного наказания становится не только бессмысленным, но даже вредным, ибо способствует разрушению внутриколлективных связей, десоциализации виновного и, в конечном итоге, нивелированию общественно полезных направленностей, возникших у данного субъекта после совершения преступления»[403]. В свою очередь, Л. В. Головко обоснованно подчеркивает, что в отличие от обвинительного приговора с освобождением от наказания, обвинительный приговор без назначения наказания предполагает лишь констатацию виновности подсудимого, и суд «вовсе не переходит к вопросу о наказании, его виде, размере и т.д.»[404]. Справедливо отмечая, что уголовнопроцессуальная доктрина не дает ответа на вопрос об основаниях постановления такого приговора, либо, умалчивая о нем, либо приводя неудачные примеры оснований его постановления, автор выделяет два теоретических подхода к разграничению ситуаций возможности постановления приговора такого вида и обвинительного приговора с освобождением от наказания. Анализируя их, Л. В. Головко пришел к выводу, что основаниями постановления обвинительного приговора без назначения наказания является: 1) в отношении умершего подсудимого, когда продолжено производство в целях его реабилитации, 2) на основании ст.

84 УК РФ (когда амнистируются лица, совершившие преступления определенной категории), и 3) на основании ст. 80.1 УК РФ (изменение обстановки). Вместе с тем сам же автор указывает, что в первом случае - судебная практика, складывается иначе и по некоторым делам суды пришли к выводу, одобренному Верховным Судом РФ, что судебное разбирательство должно прекращаться в случае виновности умершего прекращением уголовного дела. В двух других случаях - возражения такому подходу могут исходить из прямого указания в УПК РФ (ч. 8 ст. 302 УПК РФ), поскольку закон прямо предусматривает при наличии этих оснований на необходимость постановления приговора с освобождением от наказания. В качестве аргумента в подтверждение своим выводам указанный автор приводит позицию Верховного Суда РФ, исключившего из Постановления Пленума от 1.04.1996 г. № 1 п. 16 о вынесении обвинительного приговора без назначения наказания в связи с изменением обстановки. По мнению Л. В. Головко, выделение особого вида обвинительного приговора без назначения наказания является «данью традиции, законодатель сделал крен в сторону обвинительных приговоров с освобождением от наказания как альтернативы обвинительным приговорам с назначением наказания», а «места для обвинительных приговоров без назначения наказания почти не осталось, не говоря уже о судебной практике, которая не идет по пути использования даже имеющихся теоретических возможностей».

Представляется, что в данном случае автором не учтена различная сущность данных приговоров, более того, Л. В. Головко указывает в качестве вида обвинительного приговора - обвинительный приговор с освобождением от наказания (ч. 8 ст. 302 УПК РФ), при этом обвинительный приговор в ч. 2 ст. 5 ст. 302 УПК РФ именуется как обвинительный приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания (что не является идентичным освобождению от наказания).

Действительно, разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, на которое ссылается Л. В. Головко, было актуальным в период действия нормы, предусмотренной ст.

309 УПК

РСФСР, потому и было исключено с принятием УПК РФ1. Однако, это не означает, что Верховный Суд РФ исключает и возможность постановления обвинительного приговора без назначения наказания в российском уголовном судопроизводстве. Так, Верховный Суд РФ в одном из своих решений подчеркнул, что «действующим законодательством предусмотрена возможность постановления обвинительного приговора без назначения наказания, с обязательным приведением мотивов принятого решения»[405] [406]. Президиум Верховного Суда РФ, давая ответы на вопросы судов в связи с изменением уголовного закона в 2012 г., привел разъяснения о возможности постановления обвинительного приговора без назначения наказания при наличии оснований[407].

Не позволяет дифференцировать основания постановления различных видов обвинительного приговора и позиция В. Н. Парфенова, считающего, что исследуемый вид приговора постановляется, когда подлежит применению статья УК РФ, предусматривающая именно освобождение от наказания, а не от его отбывания, за исключением тех случаев, когда решение в соответствии с нормами УПК РФ должно быть оформлено постановлением или определением[408]. Вместе с тем указанный автор приводит верный вывод, что «изучая положения уголовно-процессуального закона, мы не находим четкого ответа на вопрос о том, что законодатель понимает под словосочетанием «освобождение от наказания»: идет ли речь об освобождении от отбывания наказания или об освобождении от его назначения?» [409]. Следует солидаризироваться с мнением Т. Г. Черненко, которая под освобождением от наказания понимает «освобождение лица, признанного виновным в совершении преступления и осужденного по приговору суда, от назначения ему наказания или от его отбывания полностью или частично»[410], однако и это не позволяет четко сформулировать основания постановления исследуемого приговора.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении № 55 не дал каких-либо разъяснений относительно оснований и порядка постановления обвинительного приговора без назначения наказания, в отношении обвинительного приговора с назначением наказания и освобождением от его отбывания - по сути, воспроизвел норму закона (п. 37).

Изложенное на практике приводит к тому, что существует неопределенность закона и обвинительный приговор без назначения наказания, как вид итогового решения, остается не в полной мере востребованным, так как правоприменители не понимают его сущности, не всегда могут разграничить основания для постановления различных итоговых судебных решений. Так, Усть-Илимским городским судом Иркутской области был постановлен обвинительный приговор без назначения наказания в отношении Л. по ч. 1 ст. 222 УК РФ. Проверяя законность данного приговора по доводам стороны обвинения, судебная коллегия Иркутского областного суда указала: по данному делу наказание Л. не назначалось, а потому он и не может быть от него освобожден по основаниям, указанным в ст. 80.1 УК РФ, как на то указано в кассационном представлении. Решая вопрос о наказании, суд первой инстанции, обоснованно посчитав, что личность Л. и содеянное им деяние не представляют высокую общественную опасность, пришел к выводу о возможности постановления обвинительного приговора без назначения наказания, что предусмотрено п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ. «Вопрос о постановлении обвинительного приговора без назначения наказания уголовным законом не отрегулирован, но и действующим законом постановление такого приговора не запрещено. При таких обстоятельствах, судебная коллегия не нашла оснований к признанию постановленного в отношении Л. приговора незаконным, и к его отмене по доводам кассационного представления»1.

В другом случае, сторона обвинения просила отменить обвинительный приговор без назначения наказания в отношении Б., осужденной по ч. 1 ст. 285 УК РФ, приводя доводы о том, что суд в нарушение норм закона не назначил наказание, освободив от него осужденную Б. Псковский областной суд, оставив приговор без изменения, подчеркнул, что суд мотивировал основания принятия решения, обоснованно применил ст. 80.1 УК РФ, и постановил обвинительный приговор без назначения наказания, случаи постановления которого в ст. 302 УПК РФ не приведены[411] [412].

В каждом из приведенных случаев при проверке судебных решений вышестоящие суды высказались о возможности постановления обвинительного приговора без назначения наказания, при этом следует отметить, что в первом - судебная коллегия, по сути, выразила позицию, что не исключается возможность его постановления и в отсутствие материальных оснований, только лишь потому, что такой вид приговора предусмотрен в УПК РФ. Примечательно, что изменение обстановки, по мнению этих судов, влечет постановление различных видов обвинительных приговоров.

Пробел законодательного регулирования оснований принятия такого решения порождает как научные дискуссии, так и не способствует единообразию судебной практики. Но отнюдь не свидетельствует в пользу позиции полного отказа от данного вида обвинительного приговора. В этой связи следует выразить солидарность с мнением авторов, полагающих, что указанный пробел необходимо восполнить законодателю1. Думается, не обоснована точка зрения Е. А. Зайцевой, согласно которой «указанный пробел может быть восполнен также органом, наделенным правом официального толкования законодательных ак-

2 _____ _________ w w

тов» , поскольку в отсутствие надлежащей правовой регламентации, толкование законодательных актов не может подменять задачи и исключительную компетенцию законодателя[413] [414] [415]. Возражая приведенной позиции, следует подчеркнуть, что восполнение пробелов в урегулировании правовых норм является обязанностью законодателя, так как Верховный Суд Российской Федерации не обладает правотворческими полномочиями.

Вместе с тем следует признать, что судейский корпус активнее отзывается на официальное разъяснение высшего судебного органа, нежели на содержание даже самых обоснованных научных дискуссий, призванных в отсутствие ясности в применении некоторых норм права, оказать содействие правоприменителю. В подтверждение чего многочисленные случаи постановления судами исследуемого вида приговора, нередко без ссылок на нормы права, но со ссылкой на единственное действующее Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. № 1[416], в котором разъяснено о возможности постановления обвинительного приговора без назна-

чения наказания: в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 432 УПК РФ с применением при- і

нудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним подсудимым . Более того, вышестоящие суды при проверке правосудности приговоров, также мотивируют свои выводы ссылкой на разъяснения Верховного Суда РФ. Так, в отношении А. был постановлен обвинительный приговор с назначением наказания, от которого он был освобожден с применением принудительной меры воспитательного воздействия. Апелляционным постановлением приговор был изменен: из резолютивной части приговора было исключено указание на назначение наказания в виде штрафа. Свои выводы суд апелляционной инстанции мотивировал разъяснением, приведенным в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 1.02.2011 г. № 1, подчеркнув, что в данном случае не требовалось назначение наказания, и суд должен был вынести обвинительный приговор без назначения наказания . Представляется, что приговор, как судебное решение, должен содержать ссылку на норму закона, а не на его толкование, данное Верховным Судом РФ. Уточнение норм в УПК РФ, бесспорно, позволит конкретизировать основания для такого судебного решения, возможность постановления которого прямо закреплена в п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ. В свою очередь, уточнение оснований исследуемого вида приговора позволит конкретизировать основания для другого вида обвинительного приговора - обвинительного приговора с назначением наказания и освобождением от его отбывания, так как именно эти два вида приговора являются конкурирующими с точки зрения как оснований их постановления, так и их правовых последствий.

При исследовании в первой главе диссертации сущности обвинительного приговора без назначения наказания были выявлены его признаки, на основе которых следует провести анализ норм уголовно-процессуального закона и краткий анализ раздела IV УК РФ «Освобождение от уголовной ответственности и от наказания», и главы 14 УК РФ, в которой отражены особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних. Анализ ст. 302 УПК РФ, регламентирующей виды приговоров, позволяет высказаться о том, что законодатель не отразил в ней все основания для постановления каждого вида обвинительного приговора. Наиболее сложными являются вопросы разграничения правовых оснований для постановления обвинительного приговора без назначения нака- [417] [418] зания и обвинительного приговора с назначением наказания и освобождением от его отбывания. Законодатель к числу оснований постановления обвинительного приговора с назначением наказания и освобождением от его отбывания относит два: 1) акт амнистии, освобождающий от применения наказания, назначенного осужденному данным приговором (ст. 84 УК РФ); 2) время нахождения подсудимого под стражей по данному уголовному делу с учетом правил зачета наказания, установленных ст. 72 УК РФ, поглощает наказание, назначенное подсудимому судом (ч. 6 ст. 302 УПК РФ).

Системный анализ норм УК РФ и УПК РФ позволяет утверждать о том, что имеются еще несколько оснований для постановления обвинительного приговора с назначением наказания и освобождением от его отбывания, не указанных в ч. 6 ст. 302 УПК РФ, например: 1) если назначенное судом наказание поглощается временем, проведенным в психиатрическом стационаре лицом, к которому были применены принудительные меры медицинского характера в случае совершения им преступления в состоянии вменяемости, но после совершения преступления, у которого наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания и его исполнение (ст. ст. 443, 446 УПК РФ); 2) если в связи с тяжелой болезнью после совершения преступления, препятствующей отбыванию наказания, осужденный не может по медицинским показаниям отбывать назначенное ему наказание, он по решению суда может быть освобожден от отбывания наказания (ч. 2 ст. 81 УК РФ); 3) если осужденному, содержавшемуся под стражей до судебного разбирательства, в качестве основного наказания назначен штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, суд, учитывая время содержания подсудимого под стражей, смягчает назначенное ему наказание или полностью освобождает осужденного от назначенного ему наказания (ч. 5 ст. 72 УК РФ); 4) если при заключении обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве суд удостоверяется, что подсудимым соблюдены все условия и выполнены все обязательства, предусмотренные в соглашении, тогда, постановляя обвинительный приговор, суд назначает наказание с учетом требований ч. ч. 2, 4 ст. 62 УК РФ. Однако по усмотрению суда могут быть назначены: более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление; применено условное осуждение; осужденный может быть освобожден от отбывания наказания (ч. 5 ст. 317.7 УПК РФ); 5) если несовершеннолетний, осужденный к лишению свободы за совершение преступления средней тяжести, а также тяжкого преступления, освобожден судом от наказания и помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа (ч. 2 ст. 92 УК РФ, ч. 2 ст. 432 УПК РФ).

При постановлении обвинительного приговора без назначения наказания изначально нет необходимости приступать к вопросу назначения наказания, тогда как общим для всех вышеуказанных оснований является то, что вопрос назначения наказания всегда обсуждается и наказание назначается, лишь затем, в том числе, в зависимости от вида, размера назначенного наказания, возникает возможность или необходимость освобождения от его отбывания. Таким образом, данные основания постановления итоговых судебных решений не включают оснований для постановления обвинительного приговора без назначения наказания, поскольку законом предусмотрена соответствующая им процессуальная форма, предусмотренная п. 2 ч. 5 ст. 302 УПК РФ.

Глава 11 УК РФ предусматривает материальные уголовно-правовые основания освобождения от уголовной ответственности, применение которых в уголовном судопроизводстве допускается как судом, так и участниками уголовного судопроизводства, осуществляющими от имени государства уголовное преследование в ходе досудебного производства (следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора). Исходя из сущности обвинительного приговора без назначения наказания, которая была рассмотрена в первой главе настоящего исследования, обвинительный приговор без назначения наказания не является процессуальной формой освобождения от уголовной ответственности на основании ст. ст. 75-78 УК РФ, исключающих уголовную ответственность. Только суд может применить основание, предусмотренное в ст. 76.2 УК РФ, предусматривающее применение особой меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. Однако, как отмечалось, процессуальной формой принятия такого решения выступает не приговор, а постановление, и это основание не является безусловным - в случае неуплаты штрафа производство по делу может быть продолжено.

Как показало изучение судебной практики в качестве оснований постановления обвинительного приговора без назначения наказания, применяются такие, которые в уголовном законе указаны в качестве освобождающих от наказания. В главе 12 УК РФ рассматриваются различные материальные основания освобождения от наказания: 1) в отношении тех лиц, кому наказание судом не назначалось (ст. 80.1 УК РФ); 2) в отношении тех лиц, кому наказание судом назначено (ст. ст. 79, 80, 82, ч. ч. 2, 3 ст. 81, 82.1, 83 УК РФ), т.е. законодатель предусматривает освобождение от отбывания назначенного наказания, отсрочку наказания или дальнейшего отбывания назначенного наказания; 3) в отношении тех обвиняемых, вопрос об уголовной ответственности которых окончательно не разрешен (ч. 1

ст. 81 УК РФ). По сути, названию нормы «освобождение от наказания» в значении «освобождение от назначения наказания» из всей главы 12 УК РФ в буквальном толковании соответствует лишь положение ч. 1 ст. 81 УК РФ и ст. 80.1 УК РФ. Примечательно, что в первом случае вопрос уголовной ответственности временно отложен до выздоровления заболевшего лица, вопрос его виновности не разрешен, а потому не может быть рассмотрен по указанному основанию в процессуальной форме обвинительного приговора без назначения наказания, рассматривающего данный вопрос положительно.

Законодатель не всегда ставит знак равенства между понятиями «освобождение от наказания» и «освобождение от отбывания наказания». Обращая внимание на отсутствие полного смыслового тождества между понятиями «освобождение от наказания» и «осуждение без назначения наказания», Б. Т. Безлепкин вполне обоснованно именно это расценивает как неопределенность нормы, содержащейся в п. 3 ч. 5 ст. 302 УПКРФ, которая не позволяет уверенно применять ее на практике1. Отсутствие единообразной терминологии в рамках уголовного и уголовно-процессуального права, корреляции норм между собой, приводит к их различному толкованию. Так, справедливо обращая внимание на существующие противоречия УК РФ и УПК РФ, А. Коршунов и Р. Забавко, тем не менее, думается, ошибочно полагают, что при наличии оснований, предусмотренных ст. 80.1 УК РФ, суд должен вынести приговор с освобождением от отбывания наказания . Освобождение от наказания в этом случае возможно только судом в приговоре, и исходя из анализа ст. 397 УПК РФ, (не предусматривающей возможность рассмотрения вопроса освобождения от наказания в связи с изменением обстановки при исполнении приговора), единственной процессуальной формой для применения данного материального основания является обвинительный приговор без назначения наказания.

Глава 13 УК РФ включает статьи 84-86 УК РФ, в рамках данного исследования представляет интерес лишь ст. 84 УК РФ. В случае объявления амнистии Г осударственной Думой Федерального Собрания РФ возможны различные правовые последствия (ст. 84 УК РФ): 1) актом об амнистии лица, совершившие преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности. Такие решения могут быть приняты как судом в стадии судебного разбирательства, так и следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора, осуществляющими уголовное преследование, в досудебном производстве. Решение суда в этом случае не может быть принято в форме об- [419] [420] винительного приговора, реализующем уголовную ответственность; 2) лицам, осужденным за совершение преступления, наказание может быть сокращено, или заменено более мягким видом наказания. С лиц, отбывших наказание, может быть снята судимость. В указанных случаях вопрос о назначении наказания уже ранее был рассмотрен судом в обвинительном приговоре; 3) лица, осужденные за совершение преступлений, могут быть освобождены от наказания. Этот вид амнистии единственный представляет интерес для данного исследования.

В зависимости от стадии уголовного судопроизводства, на котором рассматривается вопрос применения акта амнистии и субъекта, полномочного его применить, возможны следующие варианты принятия решений: 1) при применении акта амнистии, освобождающего осужденных лиц от отбывания наказания, данный вопрос рассматривается в порядке исполнения приговора, в связи с чем уместнее в данном случае для уяснения сущности этого решения рассматривать акт амнистии как «освобождающий от дальнейшего отбывания назначенного наказания»; 2) при рассмотрении вопроса об освобождении осужденных от наказания данный вопрос рассматривается при постановлении приговора.

Соответственно, единственным субъектом принятия такого решения является только суд при постановлении обвинительного приговора в ходе судебного разбирательства. Но возникает вопрос, требуется ли в данном случае назначение наказания до решения вопроса о возможности освобождения от него? Здесь вновь возможны два варианта: 1) в случае, когда применение амнистии зависит от вида и размера назначенного наказания, то, безусловно, суд, признав виновным подсудимого в совершении преступления, должен определить конкретный вид и размер наказания, и в этом же приговоре в зависимости от иных условий амнистии, освободить от фактического отбывания назначенного наказания в связи с актом амнистии; 2) в другом случае, если применение амнистии не связано с определенным видом и размером наказания[421] (например, если в акте амнистии предусмотрено освободить от наказания женщин, совершивших преступление небольшой тяжести и имеющих несовершеннолетних детей в возрасте до 14 лет, то для применения акта амнистии не имеет значения какой вид и размер наказания будет избран и назначен судом), представляется, не требуется назначение наказания. Соответственно, акт амнистии может быть применен в процессуальной форме постановления исследуемого вида обвинительного приговора (для уяснения сущности такого вида решения уместнее рассматривать акт амнистии как «освобождающий от назначения наказания»).

Анализируя далее с учетом признаков обвинительного приговора без назначения наказания нормы уголовного закона, в частности, главу 14 УК РФ, регламентирующую особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, усматривается еще одно основание постановления исследуемого вида приговора: в случае осуждения несовершеннолетнего за совершение преступления небольшой и средней тяжести, если будет установлено, что несовершеннолетний может быть исправлен без применения уголовного наказания, суд может освободить осужденного от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ч. 2 ст. 90 УК РФ, в порядке, определенном ч. 1 ст. 432 УПК РФ (ч. 1 ст. 92 УК РФ). Кроме того, данный вопрос не может быть разрешен в порядке исполнения приговора, исходя из анализа ст. 397 УПК РФ, следовательно, он разрешается только судом в обвинительном приговоре при его постановлении.

Приведенные выше правовые основания принятия итоговых судебных решений включают такие, по которым процессуальная форма принятия решений предусмотрена в законе, и среди них не имеется оснований для постановления обвинительного приговора без назначения наказания (например, основания, влекущие освобождение от уголовной ответственности (глава 11 УК РФ) или освобождение от отбывания наказания (ст. ст. 79, 83, 85 УК РФ), основания освобождения от наказания (ст. ст. 80, 81, 82, 82.1, ч. 2 ст. 92 УК РФ), а также основания, указанные в п. 2 ч. 6 ст. 302, ч. 5 ст. 317.7, ч. 2 ст. 432, 443, 446 УПК РФ). Изучение данных оснований, некоторые их которых рассматриваются в юридической литературе в качестве оснований для постановления обвинительного приговора без назначения наказания, позволяет методом исключения определить, что среди них не имеется оснований для постановления исследуемого вида обвинительного приговора.

С учетом проведенного анализа оснований принятия различных итоговых судебных решений и потребностей, вызывающих необходимость их указания, а также выявленных признаков обвинительного приговора без назначения наказания предложена классификация оснований его постановления. Основания постановления обвинительного приговора без назначения наказания, с учетом в качестве критерия судейского усмотрения в выборе процессуальной формы итогового судебного решения, могут быть поделены на две группы: 1) императивные основания для постановления только обвинительного приговора без назначения наказания (изменение обстановки; издание акта амнистии, применение которой не находится в зависимости от определенного вида и размера наказания; 2) альтернативные основания, наличие которых может повлечь постановление различных видов решений, в том числе, постановление обвинительного приговора без назначения наказания (применение принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему при освобождении от наказания без его назначения). Данные основания предоставляют суду, как правоприменителю, возможность выбора для принятия одного из нескольких законных решений в целях дифференциации уголовной ответственности.

Предложенная классификация оснований постановления обвинительного приговора без назначения наказания в теоретическом отношении позволяет расширить научное представление об основаниях постановления исследуемого вида обвинительного приговора и других итоговых судебных решений, а в практическом отношении обеспечивает логику правоприменения норм закона и алгоритм принятия итоговых судебных решений. Значение данной классификации заключается в том, что она может служить ориентиром для законодателя при разработке новых оснований постановления обвинительного приговора без назначения наказания, приоритетными среди которых должны быть альтернативные основания. При переходе к восстановительной модели правосудия это позволит расширить возможности выбора правоприменителем оптимального процессуального средства для достижения назначения уголовного судопроизводства и снижения карательного воздействия на осужденного.

Законодатель не разграничивает основания для неназначения наказания и освобождения от наказания. Вместе с тем их дифференциация и выступает основой для различных, существенно отличающихся, видов обвинительных приговоров, предусмотренных п. 2 и п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ. Обвинительный приговор без назначения наказания не только не освобождает от наказания, но даже не предполагает его, в силу чего для постановления обвинительного приговора без назначения наказания имеется несколько самостоятельных оснований, отличающихся от оснований постановления обвинительного приговора, предусмотренного п. 2 ч. 5 ст. 302 УПК РФ. В отсутствие оснований освобождения от уголовной ответственности правоприменитель направляет уголовное дело в суд для рассмотрения по существу, поскольку наказание может быть назначено только судом, равно как и неназначение наказания виновному - исключительная компетенция суда.

В связи с тем, что законодатель не разграничивает основания итоговых судебных решений, в научной литературе встречается несколько оснований постановления обвинительного приговора без назначения наказания, отличающихся от выявленных нормативных оснований. Их анализ необходимо провести через призму соответствия тем признакам обвинительного приговора без назначения наказания, которые сформулированы по результатам изучения его сущности, и с учетом предложенной классификации оснований его постановления.

1. Основания принятия итоговых судебных решений, при наличии которых невозможно постановление обвинительного приговора без назначения наказания, так как имеются прямо предусмотренные в законе основания для принятия иных процессуальных решений. К таковым можно отнести: 1) истечение сроков давности уголовного преследования; 2) продолжение судопроизводства по уголовному делу в целях реабилитации умершего обвиняемого (подсудимого), оснований для которой не установлено; 3) в случае, когда время нахождения подсудимого под стражей по данному уголовному делу с учетом правил зачета наказания, установленных ст. 72 УК РФ, поглощает наказание, назначенное подсудимому судом; 4) деятельное раскаяние; 5) освобождение от наказания в связи с болезнью.

1) Истечение сроков давности уголовного преследования (истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности, установленных ст. 78 УК РФ) отдельные ученые-юристы полагают основанием постановления обвинительного приговора без назначения наказания1. Например, Г.И. Загорский подчеркивает, что правовым основанием постановления обвинительного приговора с назначением наказания и освобождением от его отбывания (ч. 8 ст. 302 УПК РФ) служит истечение сроков давности уголовной ответственности, что предусмотрено ст. 78 УК РФ, предусматривающей освобождение не от наказания, а от уголовной ответственности, что «согласно правовым позициям Конституционного Суда РФ более предпочтительно для осужденного». На основании чего Г. И. Загорский приходит к выводу, что «логичнее»[422] [423],«целесообразнее»[424] в такой ситуации выносить приговор без назначения наказания. Л. В. Лобанова предлагала внести изменения в ч. 2 ст. 309 УПК РСФСР, и дополнить ее положением о том, что обвинительный приговор без назначения наказания постановляется также, если имелись основания для освобождения подсудимого от уголовной ответственности, предусмотренные УК РСФСР, но производство по делу продолжалось в обычном порядке и закончилось признанием лица виновным в совершении преступления1.

Однако в юридической литературе имеются и иные точки зрения. Некоторые авторы полагают, что в силу ч. 8 ст. 302 УПК РФ истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности (истечение сроков давности уголовного преследования) является основанием для постановления обвинительного приговора с назначением наказания и освобождением от его отбывания, в случаях, когда подсудимый возражает прекращению уголовного дела по этим основаниям в соответствии со ст. 254 УПК РФ . Так, Н. С. Александрова считает, что, в зависимости от стадии рассмотрения уголовного дела, «освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности может трансформироваться лишь в освобождение от наказания», и в случае продолженного судебного разбирательства при возражении подсудимого на прекращение уголовного дела, постановляется обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания[425] [426] [427].

Позиция авторов, полагающих, что освобождение от уголовной ответственности возможно в процессуальной форме постановления приговора является не вполне убедительной и мотивированной. Вопрос, почему продолжение производства по уголовному делу в обычном порядке подразумевает окончание рассмотрения дела по существу именно вынесением приговора, остается без ответа. Более того, возникают различные правовые последствия для лица, освобожденного от уголовной ответственности постановлением (определением), и осужденного обвинительным приговором. Например, в первом случае не взыскиваются процессуальные издержки, напротив, указанные издержки могут быть взысканы полностью или частично с лица, настаивающего на продолжении судопроизводства при наличии оснований к освобождению от уголовной ответственности, осужденного обвинительным приговором (ст. 132 УПК РФ). Представляется, что в таком случае нарушается принцип равенства перед законом: реализация права лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, на то, чтобы оно было завершено в судебном разбирательстве, для него, в случае признания его виновным, может обернуться более суровыми последствиями, нежели бы он ранее согласился на прекращение в отношении уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям, не настаивая на продолжении производства по делу. В свое время М. С. Строгович указывал, что обстоятельствами, устраняющими возможность уголовного преследования, в том числе, являются смерть обвиняемого, истечение срока давности, акт амнистии1.

Т. А. Левинова, высказываясь о парадоксах юридической техники при решении вопроса об истечении сроков давности уголовного преследования в стадии судебного разбирательства, обоснованно подчеркивает, что обвинительный приговор с освобождением от наказания не является актом, освобождающим от уголовной ответственности[428] [429], а В. В. Сверчков, в свою очередь, верно отмечает, что вступившим в законную силу обвинительным приговором лицо может быть освобождено от назначения или фактического отбывания наказания, но не от ответственности[430]. В этой связи следует согласиться с мнением ученых, полагающих, что истечение сроков давности влечет освобождение от уголовной ответственности, процессуальной формой чего выступает прекращение уголовного преследования в виде постановления, а не вынесение обвинительного приговора[431]. Если подозреваемый (обвиняемый, подсудимый) не возражает, чтобы дело было прекращено и не настаивает на реабилитации - то следует безусловное освобождение от уголовной ответственности за истечением сроков давности (но, не от наказания). Процессуальной формой такого решения является постановление (определение) о прекращении уголовного дела (п. 3 ч. 1 ст. 24, п. 2, ч. 1, ч. 3 ст. 27, п. 1 ст. 254 УПК РФ). Норма закона в этом случае императивна и не зависит от усмотрения полномочного субъекта, правоприменитель обязан освободить лицо от уголовной ответственности, что согласуется с положениями материального закона - ст. 78 УК РФ. При наличии возражений обвиняемого, настаивающего на реабилитации, необходимо продолжение рассмотрения дела в обычном порядке, с исследованием и оценкой судом имеющихся в деле доказательств, что соответствует положениям ст. 49, ч. 3 ст. 123 Конституции РФ. Непрекращение уголовного дела судом при наличии, оснований, предусмотренных ст. 254 УПК РФ (к таким основаниям относятся, в том числе, истечение сроков давности уголовного преследования, издание акта амнистии, смерть обвиняемого), является безусловным основанием к отмене постановленного приговора в апелляционном порядке (п. 1 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ).

На основании ч. 8 ст. 302 УПК РФ при установлении в ходе судебного разбирательства обстоятельств, влекущих прекращение уголовного преследования, суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу и постановляет обвинительный приговор с освобождением от наказания. Однако норма ч. 8 ст. 302 УПК РФ противоречит положениям ст. 78 УК РФ, ст. 254 УПК РФ, содержащих императивные указания об освобождении лица от уголовной ответственности, а не от наказания. Приведенные нормы закона не раз становились предметом обращений в Конституционный Суд РФ[432], который подчеркивал в этой связи, что в качестве одного из оснований отказа от уголовного преследования и прекращения уголовного дела законом (ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) признается истечение срока давности, что обусловлено как нецелесообразностью применения мер уголовной ответственности ввиду значительного уменьшения общественной опасности преступления по прошествии значительного времени с момента его совершения, так и осуществлением в уголовном судопроизводстве принципа гуманизма, при этом отказ государства в лице его законодательных органов от уголовного преследования ввиду истечения срока давности имеет безусловный характер, не зависит от усмотрения органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, и исключает возможность осуществления уголовного преследования.

Вместе с тем, Конституционный Суд РФ сформулировал, как представляется, достаточно противоречивую позицию: «поскольку осужденному предоставляется возможность реализовать свое право на судебную защиту при проведении полноценного судебного разбирательства, в ходе которого должны быть установлены обстоятельства происшедшего, дана их правильная правовая оценка, выявлены конкретный вред, причиненный обществу и отдельным лицам, а также действительная степень вины (или невиновность) лица в совершении инкриминируемого ему деяния, постольку освобождение его в случае вынесения обвинительного приговора не от уголовной ответственности, а от наказания в порядке ч. 8 ст. 302 УПК РФ само по себе не может рассматриваться как нарушение конституционных прав и свобод»1.

В другом решении Конституционный Суд РФ указал на то, что ст. 78 УК РФ предусматривает истечение сроков давности в качестве основания освобождения лица от уголовной ответственности, а не от наказания, и что она должна применяться судами с учетом положений ч. 2 ст. 27 и ч. 8 ст. 302 УПК РФ, что само по себе не может свидетельствовать о неопределенности в вопросе о ее соответствии Конституции РФ, поскольку предполагает освобождение лица от уголовного преследования и уголовной ответственности в случае, если прекращение уголовного дела осуществляется с его согласия. Если же обвиняемый возражает против прекращения уголовного дела, оно подлежит рассмотрению в обычном порядке, и в случае постановления обвинительного приговора ему назначается наказание с освобождением от его отбывания (так как исполнение наказания явилось бы избыточным применением уголовной ответственности)[433] [434]. Однако данная позиция противоречит институту освобождения от уголовной ответственности, поскольку в случае освобождения от уголовной ответственности лицо не подвергается осуждению, что происходит при освобождении от наказания, о чем уже указывалось выше.

Нельзя назвать последовательной и позицию Верховного Суда РФ, который при наличии оснований прекращения уголовного преследования в связи с истечением сроков давности как законные расценивает разные виды решений:

1) постановление обвинительного приговора с освобождением от наказания. Например, в одном из решений Верховный Суд РФ указал, что «освобождение от уголовной ответственности должно быть произведено путем освобождения от наказания» и суд первой инстанции обоснованно применил ч. 8 ст. 302 УПК РФ, постановив обвинительный приговор с освобождением от наказания[435]. При этом, по мнению Верховного Суда РФ, возможность прекращения уголовного дела в силу ст. 78 УК РФ относится только к досудебным стадиям. Так, обсуждая доводы жалоб стороны защиты о необходимости отмены приговора и прекращения уголовного преследования на основании ст. 78 УК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда РФ со ссылкой на п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. № 19 (далее - Постановление

Пленума Верховного Суда РФ № 19)1, указала: «согласно п. 3 ч. 1 ст. 24 , п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ уголовное преследование в связи с истечением сроков давности уголовного преследования действительно должно быть прекращено. Однако названный Закон согласно его текстовому значению рассчитан на деятельность органов предварительного следствия и прокуратуры, принимающих такое решение на стадии досудебного производства, поскольку, как указано в ст. 27 УПК РФ, применяется в отношении подозреваемого или обвиняемого»[436] [437] [438].

2) постановление обвинительного приговора без назначения наказания. Так, судом первой инстанции в отношении Ш. был постановлен обвинительный приговор без назначения наказания, так как суд пришел к выводу, что на основании п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ осужденный подлежит освобождению от наказания, которое в соответствии с п. 3 ч. 5, ч. 8 ст. 302 УПК РФ не назначается . По мнению Верховного Суда РФ, данное решение соответствует позиции, содержащейся в п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 19[439]. То есть в двух ситуациях при наличии одного основания суд постановил различные виды обвинительного приговора, при этом руководствуясь одними нормами закона, одним и тем же Постановлением Пленума Верховного Суда РФ и одними аргументами.

3) прекращение уголовного дела (уголовного преследования) вследствие истечения сроков давности, о чем суд выносит соответствующее постановление[440]. Так, Верховным Судом РФ были отменены состоявшиеся приговоры и прекращено производство по делу в связи с наличием оснований прекращения уголовного преследования в связи с истечением сроков давности по ряду дел[441]. Например, был отменен приговор Иркутского областного суда в части осуждения Б. по ст. 119 УК РФ, поскольку «суд, вопреки требованию закона, не прекратил уголовное дело в связи с истечением сроков давности, в ходе судебного разбирательства, постановив обвинительный приговор и освободив осужденного от наказания»1.

С учетом противоречивых позиций высших судов, по данному вопросу нет единого мнения в науке, нет единообразия и в судебной практике: в одних случаях суды выносят обвинительный приговор с освобождением от отбывания наказания[442] [443] [444], в других - обвинительный приговор без назначения наказания[445], в третьих - постановление о прекращении уголовного дела (уголовного преследования)[446]. Большинство опрошенных судей (42%) при выборе одного из трех возможных видов решений полагают, что в случае истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности в судебном разбирательстве должно быть вынесено постановление о прекращении уголовного дела, 39 % - усматривают основания для постановления обвинительного приговора с назначением наказания с освобождением от его отбывания, 19% полагают, что в этом случае постановляется обвинительный приговор без назначения наказания[447]. Следует солидаризироваться с большинством респондентов, которые на основании норм закона правильно рассматривают процессуальной формой итогового судебного решения в случае истечения сроков давности уголовного преследования постановление, а не обвинительный приговор любого вида.

Своеобразной позиции в рассматриваемом плане придерживается Ю. В. Козубенко. Он полагает, что в случае, указанном в ч. 8 ст. 302 УПК РФ, должен быть постановлен обвинительный приговор без назначения наказания, поскольку, на его взгляд, указанная норма фактически вводит новое основание освобождения от наказания - истечение сроков давности[448]. Указанный автор считает, что «уголовно-процессуальный закон устанавливает основания освобождения от наказания, не известные закону уголовному. Постановление обвинительного приговора без назначения наказания возможно только по специальным основаниям освобождения от наказания, о которых уголовный закон практически умалчивает, а вот закон уголовно-процессуальный иногда предусматривает». По мнению автора, налицо «вторжение» закона уголовно-процессуального в сферу материальную, однако данное «вторжение» подчиняется нормативно-логической формуле механизма уголовноправового регулирования и совершенно органично вписывается в систему процессуальных актов уголовного судопроизводства1. Свои выводы Ю. В. Козубенко основывает на нормативно-логической формуле механизма уголовно-правового регулирования, в которой наказание не является завершающим звеном в структуре ее элементов. На его взгляд, функционально структура элементов механизма уголовно-правого регулирования более сложная и состоит, в том числе, в следующей общей формуле: «преступление - уголовное преследование - уголовная ответственность - наказание»[449] [450] [451] [452].

Соглашаясь с выводами Ю. В. Козубенко о необходимости исследования структуры элементов уголовно-правового регулирования, следует возразить приведенной позиции данного автора о возможности установления уголовно-процессуальным законом новых оснований освобождения от наказания, неизвестных уголовному закону. Нормы уголовнопроцессуального права регулируют процедуру принятия решений, поэтому имеют цель - правильное применение норм уголовного права как материального закона, в УПК РФ не могут устанавливаться материальные основания принятия процессуальных решений . В этой связи нельзя согласиться и с дискуссионным мнением А. С. Зиновьева, который анализируя нормы п. 1 ст. 254 УПК РФ и ч. 8 ст. 302 УПК РФ, пришел к выводу, что освобождение от уголовной ответственности возможно как путем вынесения постановления о прекращении уголовного преследования, так и путем вынесения обвинительного приговора без назначения наказания. По его мнению, словосочетания «обвинительный приговор с освобождением от уголовной ответственности» и «обвинительный приговор без назначения наказания» тождественны, а уголовный закон не содержит запрета на освобождение от уголовной ответственности приговором суда1.

Думается, что для постановления обвинительного приговора без назначения наказания нет оснований при истечении сроков давности уголовного преследования еще и по следующим причинам. Для принятия решения об освобождении от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности достаточно установления лишь самого факта истечения срока давности. Как верно подчеркивает Н. П. Кириллова, прекращение уголовного дела по данному основанию осуществляется потому, что «совершенное преступление через продолжительный промежуток времени, как правило, имеет меньший общественный резонанс, прерывается связь между преступлением и наказанием в глазах, как самого виновного, так и в глазах окружающих, в связи с чем применение наказания за совершенное преступление признается нецелесообразным»[453] [454]. Данное основание носит объективный характер, является императивным, не зависящим от усмотрения правоприменителя. От самого лица, в отношении которого ведется уголовное судопроизводство, по сути, не требуется даже правомерного поведения, выражающегося в несовершении новых преступлений в период срока давности, поскольку срок давности исчисляется по каждому преступлению самостоятельно. В связи с истечением сроков давности нет оснований и для обвинительного приговора с назначением наказания и освобождением от него, так как это явилось бы избыточным применением уголовной ответственности в отношении лица и противоречит нормам уголовного закона.

Отдельные авторы не только считают, что уголовное преследование при наличии истечения сроков давности должно быть прекращено, но и не ставят такую возможность в зависимость от мнения подсудимого. Так, Е. А. Хабарова полагает, что суду в рамках судебного разбирательства необходимо разрешить прекращать уголовное дело по нереабилитирующему основанию (освобождать от уголовной ответственности) даже в тех случаях, когда подсудимый против этого возражает. По ее мнению, положение ч. 8 ст. 302 УПК РФ не соответствует нормам уголовного закона (который предусматривает освобождение лица от уголовной ответственности, а не от наказания), интересам подсудимого, не отвечает на вопрос, почему при выявлении данных оснований в вышестоящих судебных инстанциях дело все-таки подлежит прекращению1. Данная точка зрения представляется дискуссионной, так как основание прекращения уголовного преследования является нереабилитирующим и обвиняемый вправе настаивать на продолжении производства по делу и принятии решения по исследовании представленных суду доказательств.

Между тем многократно были озвучены предложения о закреплении в УПК РФ нормы о том, что в связи с истечением срока давности уголовное дело подлежит прекращению в любой стадии уголовного судопроизводства с освобождением от уголовной ответственности, поскольку «установленный процессуальный порядок фактически возлагает уголовную ответственность вместо того, чтобы освобождать от нее»[455] [456], и «истечение этого срока является препятствием для любой стадии производства по уголовному делу, а также для постановления приговора»[457] [458]. Заслуживает внимания и позиция некоторых ученых полагавших, что более соответствующим нормам уголовно-процессуального закона, является рассмотрение вопросов освобождения от наказания по амнистии и в связи с давностью не в обвинительном приговоре суда с освобождением от наказания, а в особых определениях суда, с предоставлением права их обжалования в «частном» (сейчас апелляционном) порядке, поскольку «амнистия и давность влекут за собою прекращение дела во всякой ста-

4

дии процесса, что происходит путем определения, а не приговора суда» .

В таком виде судебного решения как постановление (определение) могут быть приведены все установленные судом обстоятельства и принято решение об освобождении от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. Обвинительные приговоры с назначением наказания и освобождением от его отбывания или без назначения наказания не могут выступать процессуальной формой освобождения от уголовной ответственности, так как являются итоговыми судебными решениями, которыми виновный привлечен к уголовной ответственности, с осуждением и освобождением от отбывания наказания или с осуждением без назначения наказания. А. В. Ендольцева и О. И. Андреева в этой связи обоснованно полагают необходимым вообще исключить ч. 8 ст. 302 УПК РФ[459].

Несоответствие процессуальной формы освобождения от уголовной ответственности материально-правовой природе института уголовной ответственности и освобождения от нее, и существующая коллизия норм материального и процессуального права должна толковаться в сторону приоритета норм материального права над процессуальным. Отсутствие единообразия в применении норм материального и процессуального права, в свою очередь, влечет несогласованность правоприменительной практики. Данную конкуренцию материальных и процессуальных норм и отсутствие последовательной позиции высших судебных органов, влияющих на единообразие судебной практики, некоторые авторы расценивают как способствующую формированию «благодатной почвы для коррупционных проявлений при разрешении конкретной правоприменительной ситуации»1. Вместе с тем, обеспечение надлежащих механизмов единства судебной практики в уголовном судопроизводстве выступает в качестве гарантии конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, на что верно указывает И. С. Дикарев . Как справедливо подчеркивают А. Д. Назаров и Л. В. Майорова для минимизации рисков появления в уголовном деле следственных и судебных ошибок, связанных с неправильным применением материального (уголовного) закона и нарушением его запретов, необходимо понимание доктринальных постулатов уголовного права в контексте уголовно-процессуальной деятельности .

Приведенная аргументация относительно прекращения уголовного дела (уголовного преследования) на основании п. 1 ст. 254 УПК РФ в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности относится к нескольким основаниям. При истечении срока давности уголовной ответственности (срока давности уголовного преследования), наступлении смерти обвиняемого (подсудимого), применении акта амнистии, освобождающего от наказания, при продолженном судебном разбирательстве (в случае возражения в ходе производства на прекращение уголовного преследования) - оснований для назначения наказания не имеется, потому не требуется и постановление [460] [461] [462] [463] обвинительного приговора, в том числе, и без назначения наказания. Обвинительный приговор любого вида не может быть процессуальной формой освобождения от уголовной ответственности1. Поскольку истечение сроков давности исключает уголовную ответственность, данное основание не может влечь постановление обвинительного приговора без назначения наказания.

2) В юридической литературе встречается точка зрения, что исследуемый вид приговора может быть постановлен в случае продолжения судопроизводства по уголовному делу в целях реабилитации умершего обвиняемого (подсудимого), оснований для которой не установлено2. Отдельные авторы рассматривают смерть подсудимого как основание для постановления обвинительного приговора с освобождением осужденного от отбывания наказания, если судебное разбирательство было продолжено в целях его реабилитации, при отсутствии оснований к таковой3: «если суд придет к выводу о виновности умершего лица, ему следует вынести обвинительный приговор с освобождением виновного от наказания»4.

Возникает закономерный вопрос не только о процессуальных, но и о нравственных основаниях такого приговора: в отношении кого выносить обвинительный приговор, да еще и с назначением наказания, по сути, приговор умершему от имени государства? Как верно отмечает А. П. Фильченко, «привлечение к уголовной ответственности умершего лица воспринимается сегодня как акт противоестественный, не укладывающийся в традиционное правовое, да и, в целом, нравственное мировоззрение современного человека»5. Обсуждая возможность «покарать усопшего умершего», О. В. Качало- [464] [465] [466] [467] [468] ва справедливо подчеркивает, что обвинительный приговор в отношении умершего противоречит логике уголовно-процессуального закона и здравого смысла1. Ю. В. Козубен- ко также считает нецелесообразным, не укладывающимся в логику формулы механизма уголовно-правового регулирования возложение уголовной ответственности на умершего, и полагает недопустимым уголовное преследование умерших[469] [470] [471] [472].

Ю. А. Ляхов не без оснований указывает, что «производство по уголовному делу в полном объеме, если установлено, что преступление совершил умерший подозреваемый или обвиняемый, не имеет смысла, так как уголовную ответственность в этом случае нести некому» . Напротив, Л. В. Симанчева, затрагивая большой пласт проблем, обусловленных недостаточной регламентацией производства по уголовному делу в отношении умершего обвиняемого (подсудимого), пришла к выводу, что предварительное расследование во всех случаях должно производиться в полном объеме. Если, по мнению органа предварительного расследования, умерший виновен в совершении преступления - уголовное дело в силу презумпции невиновности подлежит направлению в суд для решения вопроса о виновности или невиновности умершего лица. В случае смерти подсудимого судебное разбирательство проводится также в полном объеме[473].

Предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ стала жалоба граждан С. И. Александрина и Ю. Ф. Ващенко, которые оспаривали конституционность п. 4 ч. 1 ст. 24, и п. 1 ст. 254 УПК РФ, поскольку в отношении близких им лиц (их детей) были прекращены уголовные дела по нереабилитирующим основаниям - в связи со смертью. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 14.07.2011 г. № 16-П (далее - Постановление Конституционного Суда РФ № 16-П)[474], указано: если при продолжении производства предварительного расследования будут установлены основания для принятия решения о реабилитации умершего, уголовное дело подлежит прекращению по реабилитирующим основаниям, если же нет - оно передается в суд для рассмотрения в общем порядке; при этом в рамках судебного разбирательства должны быть установлены обстоятельства происшедшего, дана их правовая оценка, а также выяснена действительная степень вины (или невиновность) лица в совершении инкриминируемого ему деяния; рассмотрев уголовное дело по существу в обычном порядке (с учетом особенностей, обусловленных физическим отсутствием такого участника судебного разбирательства, как подсудимый), суд должен либо, придя к выводу о невиновности умершего лица, вынести оправдательный приговор, либо, не найдя оснований для его реабилитации, прекратить уголовное дело на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ст. 254 УПК РФ1.

В дальнейшем, постановлением Гагаринского районного суда г. Москвы уголовное дело в отношении О. С. Александриной было прекращено на основании п. 4 ч. 1 ст. 24, п. 1 ст. 254 УПК РФ (в связи со смертью). В своем постановлении суд указал, что, рассмотрев уголовное дело по существу, установив обстоятельства происшедшего, он пришел к убеждению, что основания для реабилитации О. С. Александриной отсутствуют, поскольку совокупностью достаточных доказательств, признанных судом достоверными, установлено, что О. С. Александрина, являясь лицом, управляющим автомобилем, совершила нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека. Суд признал доказанным, что преступление, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 264 УК РФ, совершено умершей О. С. Александриной, подлежавшей привлечению к уголовной ответственности и поскольку отсутствуют основания для реабилитации умершей О. С. Александриной, прекратил уголовное дело[475] [476].

Уголовно-процессуальный закон содержит императивное указание, что в случае смерти подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего, уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное - подлежит прекращению (п. 4 ч. 1 ст. 24). В соответствии с п. 2 ст. 27 УПК РФ прекращение уголовного дела по указанному основанию влечет прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого. Нельзя осудить умершего, чему ранее являла негативные примеры история уголовного судопроизводства России. Так, в случаях, когда дела не доходили до суда в связи со смертью обвиняемого, Петр I выносил приговоры «посмертно». Например, не дожил до суда бывший томский комендант Р. А. Траханиотов. Ознакомившись с результатами розыска по уголовному делу, Петр I повелел тело умершего выкопать и в «Москве, в пристойном месте, повесить»1.

Между тем, примеры постановления приговора в отношении умерших имеются и в современной судебной практике. Так, был постановлен обвинительный приговор без назначения наказания по уголовному делу в отношении У. Производство по делу после смерти подсудимого было продолжено со ссылкой на нормы п. 4 ч. 1 ст. 24, п. 1 ст. 254 УПК РФ и Постановление Конституционного Суда РФ № 16-П, поскольку адвокат заявлял об оправдании У. В приговоре суд после оценки исследованных доказательств указал, что «У. является вменяемым, вина его установлена и доказана», но в связи со смертью суд счел невозможным назначать У. наказание, а на основании п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ постановил обвинительный приговор без назначения наказания. В резолютивной части приговора указано: «Признать У. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ. В соответствии с п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ У. наказание не назначать ввиду его смерти» .

В другом случае, уголовное дело было рассмотрено также с постановлением обвинительного приговора без назначения наказания в отношении К., который Самарским районным судом Самарской области на основании п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, и в связи с его смертью на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело и уголовное пресле- [477] [478] дование в отношении него было прекращено1. В приговоре суд указал: «Назначая наказание, суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, конкретные обстоятельства дела, личность подсудимых», и кроме обсуждения вопросов о наказании подсудимой С., осужденной тем же приговором, также рассмотрел данные о личности умершего К.: он «ранее не судим, на учетах в психоневрологическом и наркологическом диспансерах не состоял, по месту жительства и работы характеризовался положительно, работал директором ООО «НПК Резерв». Смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено». В данном приговоре, суд, по сути, принял два процессуальных решения: обвинительный приговор без назначения наказания и решение о прекращении уголовного преследования и уголовного дела в отношении К. Представляется, что суд в совещательной комнате мог постановить два процессуальных решения: приговор в отношении подсудимой С. и постановление о прекращении уголовного преследования К. в связи с его смертью. Достаточно дискуссионным является и решение суда предоставить в судебном заседании супруге умершего не только слово в судебных прениях, но и последнее слово.

В отношении умершего нельзя постановить обвинительный приговор, в том числе, и без назначения наказания. Умерший не является субъектом преступления, и к нему, поскольку он не может нести уголовную ответственность, не могут быть применены основания неназначения наказания или освобождения от наказания, то есть, нет материально-правовых оснований для постановления приговора любого вида. Субъектом преступления признается лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние, и способное нести за него уголовную ответственность[479] [480]. Производство в отношении умершего может быть продолжено только в целях его реабилитации, а при не установлении таких обстоятельств - уголовное дело подлежит прекращению. Если к тому времени дело рассматривается в апелляционном порядке, то суд второй инстанции не вправе прекратить апелляционное производство, а на основании п. 4 ч. 1 ст. 24, ст. 389.21 УПК РФ должен отменить обвинительный приговор и прекратить уголовное дело, о чем свидетельствует и судебная практика[481]. Представляется, что в отношении умершего по итогам судебного разбирательства, как и в ходе всего производства по уголовному делу, возможно вынесение постановления (определения), и данная единая унифицированная форма принятия решения не противоречит принципу личной ответственности, закрепленному в уголовном праве и принципу презумпции невиновности (ст. 14 УПК РФ).

В этой связи обоснованно, что в случае смерти подсудимого дальнейшее производство во всех случаях возможно для принятия законного решения: либо прекращения уголовного дела по п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ - в случае доказанности совершения умершим преступления, либо прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям (оправдание)1, поскольку смерть подсудимого является одним из обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии процессуальных или материально-правовых предпосылок, необходимых для вынесения приговора по предъявленному лицу обвинению[482] [483] [484] [485]. Поэтому смерть подсудимого влечет постановление в судебном разбирательстве определения суда о прекращении дела, так как «сама постановка вопроса о виновности или неви-

3

новности исключается» , к тому же следует отметить, что вопрос виновности - главный в сущности понятия приговора, раз исключается этот вопрос, то и не требуется такая процессуальная форма как приговор для принятия решения о прекращении уголовного дела (уголовного преследования).

В силу презумпции невиновности умерший до вынесения приговора или до вступления приговора в законную силу всегда будет невиновным, поскольку в отношении него не постановлялся обвинительный приговор суда. Именно в реабилитации умершего заключается цель тех лиц, по инициативе которых продолжено уголовное судопроизводство. Представляется, что уголовное судопроизводство продолжено не в целях соблюдения процессуальных интересов умершего, а иных заинтересованных лиц, участие которых обусловлено только смертью лица, в отношении которого осуществляется уголовное судопроизводство. Являясь участниками уголовного судопроизводства, указанные заинтересованные лица, инициировавшие продолжение уголовного судопроизводства, реализуют присущий только им процессуальный интерес, направленный на реабилитацию умершего. Такой законный интерес является личным, а не представляемым, как верно указывает О.В. Хитрова1. В этой связи следует солидаризироваться с мнением Р. В. Мазюка, который под процессуальным интересом понимает «нормативно допустимое, обусловленное осуществляемой функцией целеполагающее отношение участника уголовного судопроизводства к производству какого-либо процессуального действия или принятию какого-либо процессуального решения по уголовному делу» . Однако осуществляют ли такие заинтересованные лица какую-либо самостоятельную функцию до настоящего времени законодателем не определено, что, возможно, и является одной из причин длительного неисполнения решения Конституционного Суда РФ от 14.07.2011 г.

Если оснований для реабилитации не установлено, то привлечение к уголовной ответственности умершего, а любой обвинительный приговор и есть реализация уголовной ответственности, явно не входило в интересы инициаторов такого продолженного производства. В случае же, когда был постановлен обвинительный приговор любого вида, те лица, которые ожидали реабилитации их близкого, получают в отношении него судебное решение от имени государства, а умерший становится осужденным. Представляется, что вне зависимости от стадии принятия решения, и субъекта, управомоченного такое решение принимать, должно следовать прекращение уголовного преследования (уголовного дела) в связи со смертью.

ЕСПЧ по данному вопросу в одном случае свои позиции сформулировал следующим образом: «уголовная ответственность не переживает смерть подозреваемого, применение уголовно-правовых санкций к живым (наследникам) в связи с действиями, по- видимому, совершенными умершим, требует тщательного контроля»[486] [487] [488]. В другом случае ЕСПЧ учел, что гражданская ответственность заявителя как наследника была прямым следствием посмертного осуждения его отца. В решении подчеркнуто, что обвиняемый скончался до того, как его вина была законно установлена судом, поэтому до смерти он считался невиновным. Хотя гражданский иск имел вторичное значение по отношению к уголовному преследованию, суд, тем не менее, установил вину умершего и прибыль, извлеченную последним, что дало ему основание для разрешения гражданского иска и возложения на заявителя (наследника) обязанности уплаты компенсации. Высказываясь о производстве по гражданскому делу с участием наследника умершего обвиняемого, ЕСПЧ пришел к выводу, что в рамках любого судопроизводства, обусловленного смертью лица, чья виновность при жизни не была установлена, было нарушено право умершего считаться невиновным. В обоснование своей позиции ЕСПЧ провел параллель с заочным производством и привел высказанные ранее выводы, что отказ в правосудии имеет место, когда лицу, осужденному заочно, не может быть впоследствии обеспечено слушание для повторного рассмотрения обвинения по существу, с точки зрения правовых и фактических аспектов дела: «нет сомнений в том, что данная практика еще более применима в делах, затрагивающих установление виновности после смерти»1.

Как верно полагает С. В. Бурмагин, рассматривая влияние решений ЕСПЧ на уголовное судопроизводство России, одной из характерных особенностей является реагирование на решения Европейского Суда, в первую очередь, судебной власти. Автор отмечает, что под влиянием правовых позиций корректируется толкование и применение существующих процессуальных правил, а уже после практической доработки измененных процедур законодатель вносит соответствующие изменения в УПК РФ . К сожалению следует отметить, что приведенные судебные решения ЕСПЧ об умерших обвиняемых не нашли должного освещения и не оказали соответствующего влияния на российскую судебную практику. В связи с этим требуется дальнейшее исследование данных вопросов в целях надлежащей регламентации порядка судопроизводства.

В целях реализации Постановления Конституционного Суда РФ № 16-П Правительством РФ был разработан законопроект, который уже более пяти лет не рассмотрен в окончательном варианте. Внесенным Законопроектом предусматривается введение дополнительной главы 51.1 УПК РФ, регламентирующей производство по уголовным делам в случае смерти обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежавшего привлечению к уголовной ответственности . Ст. 446.10 Проекта «Судебное решение» регламентирует, что придя к выводу о невиновности умершего обвиняемого, подозреваемого, лица, под- [489] [490] [491] лежащего привлечению к уголовной ответственности, суд постановляет оправдательный приговор в соответствии с ч. 2 ст. 302 УПК РФ. Признав доказанным, что преступление совершено умершим обвиняемым, подозреваемым, лицом, подлежащим привлечению к уголовной ответственности, при отсутствии оснований для его реабилитации, суд прекращает уголовное дело на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 и п. 1.1 ст. 254 УПК РФ.

Ю. О. Максимихина, высказывая сомнения о предложенной в Законопроекте форме итогового процессуального решения, поскольку постановление о прекращении уголовного дела, вынесенное, в том числе, судом, по ее мнению, не является по существу актом, устанавливающим вину лица, уверена в том, что правильным в этой ситуации является постановление обвинительного приговора без назначения наказания1. С указанной позицией нельзя согласиться, так как установление виновности и реализация уголовной ответственности после смерти лица противоречит нормам как уголовного права, так и уголовнопроцессуального права, поскольку в случае вынесения обвинительного приговора без назначения наказания уголовная ответственность реализуется, и таким образом уголовная ответственность «переживает своего носителя»[492] [493] [494].

Обсуждая «законопроект об уголовном преследовании трупов для защиты интересов наследников» , А. А. Куприянов обоснованно ссылается на то, что правовые последствия прекращения уголовного дела вне зависимости от оснований, в силу действия презумпции невиновности, одинаковы, за исключением реабилитации, влекущей материальное возмещение всех потерь, связанных с привлечением субъекта к уголовной ответственности. «Умерший не нуждается в материальном возмещении, в котором нуждаются только его наследники. Умерший обвиняемый является невиновным», - справедливо подчеркивает автор.

На Постановление Конституционного Суда РФ № 16-П ссылается в настоящее время и Президиум Верховного Суда РФ, рассматривая законность принятых постановлений о прекращении уголовного дела[495]. Как верно отмечает Л. В. Головко, если есть основания подвергнуть какое-либо лицо уголовному преследованию с целью постановки перед судом вопроса о его виновности в совершении преступления, то ничто (включая презумпцию невиновности) не мешает при наличии соответствующих условий освободить такое лицо от уголовного преследования, при этом никто не вправе объявлять его «лицом, совершившим преступление» или «виновным» ... данное лицо остается не более чем «лицом, подлежащим» (или уже подлежавшим) уголовному преследованию»1.

Следует подчеркнуть, что в Постановлении по делу «Вулах и другие против России» от 10 января 2012 г. ЕСПЧ вновь обратил внимание на то, что одним из основных принципов уголовного права является норма, согласно которой уголовная ответственность прекращается со смертью лица, совершившего преступление (п. 34) и существуют принципиальные различия между утверждением о том, что кто-то лишь подозревается в совершении преступления, и однозначным заявлением суда - в отсутствие вступившего в силу обвинительного приговора - о том, что данное лицо совершило указанное преступление[496] [497] [498].

Резюмируя изложенное, можно констатировать, что в отношении умершего невозможно постановление обвинительного приговора без назначения наказания, поскольку уголовная ответственность в этом случае исключается. Представляется, следует предложить единую унифицированную форму (вне зависимости от стадии принятия решения и субъекта, принимающего такое решение) в виде постановления о реабилитации (ведь именно на этом настаивают близкие лица, по инициативе которых продолжено производство) в случае прекращения производства по уголовному делу в отношении умершего подсудимого. Такая единая форма в виде постановления влечет единые правовые последствия, обусловленные реабилитацией лица. Если оснований для реабилитации не установлено - по итогам продолженного судебного разбирательства суд выносит постановление (определение) на основании п. 1 ст. 254 УПК РФ, поскольку в случае наступления смерти уголовно-процессуальные правоотношения не могут быть продолжены с этим лицом, а производство продолжается лишь по инициативе заинтересованных лиц только в целях реабилитации.

3) Отдельные авторы еще одно основание постановления обвинительного приговора без назначения наказания усматривают в случае, когда время нахождения подсудимого под стражей по данному уголовному делу с учетом правил зачета наказания, установленных ст. 72 УК РФ, поглощает наказание, назначенное подсудимому судом1. Однако, для того, чтобы суд смог применить правила зачета срока содержания под стражей в счет отбытого наказания, таковое должно быть назначено. Такой обвинительный приговор относится к обвинительным приговорам с назначением наказания и освобождением от его отбывания (п. 2 ч. 5 ст. 302, п. 2 ч. 6 ст. 302 УПК РФ), поэтому наличие приведенных обстоятельств не является основанием для постановления обвинительного приговора без назначения наказания (п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ).

4) В. В. Демидов и С. В. Романов рассматривают деятельное раскаяние, как основание для постановления обвинительного приговора без назначения наказания, поскольку подсудимый утратил общественную опасность (ч. 1 ст. 75 УК РФ)2. Однако, представляется такая позиция ошибочной по следующим основаниям. Прекращение уголовного преследования по указанному основанию возможно как на стадии досудебного производства, так и в ходе судебного разбирательства (ст. 28 УПК РФ). Установление обстоятельств, указанных в ч. 1 ст. 75 УК РФ, влечет принятие решения об освобождении от уголовной ответственности, что не сопровождается постановлением обвинительного приговора. В таком случае суд в любой стадии судопроизводства, как только были выявлены достаточные для этого основания, вправе вынести постановление о прекращении уголовного преследования (уголовного дела) в силу положений ст. 254 УПК РФ. Тем не менее, иногда на практике суды подменяют основания, влекущие прекращение уголовного дела с освобождением от уголовной ответственности с основаниями для постановления обвинительного приговора без назначения наказания. Так, был постановлен обвинительный приговор без назначения наказания в связи с изменением обстановки на основании ст. 80.1 УК РФ в отношении С. по ч. 1 ст. 158 УК РФ. Согласно приговору, потерпевший в судебном заседании заявил о примирении с подсудимым, поскольку тот полностью возместил ему причиненный ущерб, извинился перед ним, в связи с чем он не настаивал на привлечении С. к уголовной ответственности, а подсудимый С. не возражал против прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим. Вместе с тем суд констатировал, что установленные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что С. впервые совершивший преступление небольшой тяжести, «после совершения преступления утратил общественную опасность, так [499] [500] как он своими действиями загладил причиненный вред, принес извинения потерпевшей стороне, в связи с чем отсутствуют какие-либо значимые последствия от его действий, сделал надлежащие выводы о недопустимости повторения противоправного поведения, что в целом свидетельствует о деятельном раскаянии подсудимого»1. Таким образом, в тексте приговора судом приведены два основания для освобождения от уголовной ответственности: в связи с примирением сторон и в связи с деятельным раскаянием, а также основания для постановления обвинительного приговора без назначения наказания в связи с изменением обстановки. Думается, что по данному уголовному делу имелись все основания для прекращения уголовного преследования и уголовного дела в отношении С. и освобождении его от уголовной ответственности на основании ст. 76 УК РФ в связи с примирением сторон в порядке, предусмотренном ст. 25 УПК РФ.

5) Д. Г. Коршунов в качестве основания постановления обвинительного приговора без назначения наказания приводит нормы ст. 81 УК РФ (освобождение от наказания в связи с болезнью) , тем не менее, полагая, что при применении ст. 81 УК РФ вопрос об освобождении от наказания разрешается не в приговоре, а в постановлении судьи[501] [502] [503]. Представляется, в данном случае не может быть постановлен обвинительный приговор без назначения наказания, так как вопрос уголовной ответственности отложен до выздоровления лица.

2. Императивные основания постановления обвинительного приговора без назначения наказания. К таковым относятся: изменение обстановки и издание акта амнистии, применение которой не находится в зависимости от определенного вида и размера наказания.

Применение амнистии нередко рассматривается как основание для постановления исследуемого вида приговора, при этом, некоторые авторы обоснованно разграничивают основания применения амнистии для постановления обвинительного приговора без назначения наказания и для постановления обвинительного приговора с назначением наказания и освобождением от его отбывания[504].

С. Б. Российский справедливо полагает, что обвинительный приговор без назначения наказания постановляется в случаях, если издан акт амнистии, исключающий назначение наказания за это преступление1. Ф. М. Кудин указывает, что обвинительный приговор без назначения наказания постановляется, когда в силу амнистии или истечения сроков давности уголовного преследования лицо должно было быть освобождено от уголовной ответственности, но оно настаивало на продолжении производства по делу[505] [506] [507]. Указанный автор полагает, что когда обвиняемый возражает против прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, а судом его виновность была установлена, то на этой стадии уголовного судопроизводства суд обязан освободить лицо от уголовной ответственности в форме обвинительного приговора, в котором наказание не назначается, то есть единственным решением будет вынесение обвинительного приговора без назначения наказания, поскольку наказание здесь исключается[508] [509]. При рассмотрении данных точек зрения, следует отметить, что приговор, с освобождением от назначенного наказания в связи с применением акта амнистии, может быть отнесен к виду обвинительного приговора, предусмотренному в п. 2 ч. 5 ст. 302, п. 1 ч. 6 ст. 302 УПК РФ. При издании же акта амнистии, исключающего назначение наказания, постановляется обвинительный приговор без назначения

4

наказания .

Судебная практика подтверждает, что нет необходимости в назначении наказания, если применение акта амнистии не ставится в зависимость от его назначения. Так, на основании п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ Ф. был постановлен обвинительный приговор без назначения наказания в отношении Ф., не признавшем свою вину, в связи с изданием акта амнистии, поскольку согласно п. 3 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 18.12.2013 г. «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации», подлежали освобождению от наказания лица, осужденные за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 264 УК РФ1. Напротив, приговором Октябрьского районного суда Томской области в отношении С. был постановлен обвинительный приговор с назначением наказания и освобождением от него в связи с амнистией. Между тем, в числе условий применения акта амнистии не было указаний на вид и размер наказания: суд принял решение в связи с актом амнистии, распространявшейся в отношении женщин, впервые осужденных за умышленные преступлений средней тяжести, имеющих несовершеннолетних детей[510] [511]. Думается, в этом случае имелись основания для постановления обвинительного приговора без назначения наказания.

Курганским областным судом в 2015г. были подготовлены ответы на вопросы, возникающие у судов при применении акта амнистии, в которых обращалось внимание судов, что «обвинительный приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания в соответствии с п. 2 ч. 2 ч. 5, п. 1 ч. 6, ч. 8 ст. 302 УПК РФ постановляется, если актом об амнистии осужденный освобождается от применения конкретного наказания, назначаемого им приговором суда (например, осуждаемых к лишению свободы на срок до 5 лет включительно за преступления, совершенные по неосторожности). Обвинительный приговор без назначения наказания в соответствии с п. 3 ч. 5, ч. 8 ст. 302 УПК РФ выносится в случае, если актом амнистии предписано освобождение от наказания лиц соответствующей категории, которая не определяется видом или размером назначаемого подсудимому конкретного наказания или мер уголовно-правового характера в виде условного осуждения, отсрочки отбывания наказания»[512].

Таким образом, в случае издания акта амнистии и разрешении вопроса виновности при доказанности обвинения, уже не имеется оснований к назначению наказания в ряде случаев (если акт амнистии не обусловливает его применение в зависимости от конкретного наказания), потому постановляется обвинительный приговор без назначения наказания. В другом случае, по разрешении вопроса виновности суд должен избрать и назначить конкретный вид и размер наказания, и в зависимости от этого определять - имеются ли основания для применения акта амнистии и освобождения от отбывания назначенного наказания1. Применение амнистии обладает всеми признаками обвинительного приговора без назначения наказания: данным приговором реализуется уголовная ответственность; не предполагается назначение наказания, его отсрочка, освобождение от отбывания наказания либо возможность его применения на более позднем этапе; исключена возможность возврата к вопросу наказания при исполнении приговора; правовые последствия данного приговора не сопряжены с какими-нибудь обязанностями, ограничениями, или испытательным сроком для осужденного; обладает наименьшим репрессивным воздействием среди итоговых судебных решений в отношении виновного.

В отличие от иных оснований постановления исследуемого приговора, осуждение без назначения наказания в связи с изданием акта амнистии не свидетельствует об утрате конкретным лицом общественной опасности, на что справедливо обращает внимание О. И. Андреева . В случае издания акта амнистии решение об утрате общественной опасности личности или содеянного ею принимается не по инициативе правоприменителя (судейское усмотрение) в отношении подсудимого, а по решению законодателя в отношении не-

3

определенного круга лиц .

3. Альтернативные основания постановления обвинительного приговора без назначения наказания.

Во вторую группу (альтернативных) оснований для постановления исследуемого вида обвинительного приговора включено применение принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему при освобождении от наказания без его назначения, поскольку возможно как постановление обвинительного приговора без назначения наказания, так и иных процессуальных решений. Изменение обстановки и применение принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему осужденному при совершении преступления небольшой и средней тяжести (ч. 1 ст. 432 УПК РФ) чаще всего применяется на практике в качестве оснований для постановления [513] [514] [515] обвинительного приговора без назначения наказания, а поскольку обладают определенными особенностями, они заслуживают отдельного внимания и будут исследованы в самостоятельном параграфе.

Кроме проанализированных норм уголовного закона, содержащихся в главах 1214 Общей части УК РФ, некоторые авторы усматривают основания для постановления обвинительного приговора без назначения наказания в том случае, когда осужденному в силу положений, установленных законом, не может быть назначен ни один из видов наказания, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ1. Имеются примеры этому и в судебной практике2. Ю. В. Козубенко, со ссылкой на позицию Верховного Суда Российской Федерации обоснованно усматривает основания для постановления обвинительного приговора без назначения наказания и в случае осуждения иностранных граждан, лиц без гражданства, а также лиц, не имеющих места постоянного проживания на территории Российской Федерации, за преступления, за совершение которых не может быть назначено наказание определенного вида, предусмотренное санкцией статьи Особенной части УК РФ3, (например, на основании ч. 6 ст. 53 УК РФ таким лицам не может быть назначено ограничение свободы).

Обвинительный приговор без назначения наказания может быть постановлен и в случае осуждения за преступления против военной службы (глава 33 УК РФ), когда санкция уголовного закона не предусматривает иных видов наказания, кроме обусловленных военной службой (п. п. «е», «к» ст. 44 УК РФ), а к моменту постановления приговора срок военной службы закончился или подсудимый по иным основаниям утратил признаки специального субъекта. Например, на основании ст. 80.1 УК РФ, п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ был постановлен обвинительный приговор без назначения наказания в отношении П. Суд указал в приговоре, что П. вследствие изменения обстановки перестал быть общественно опасным, так как преступление совершил впервые, в содеянном чистосердечно раскаялся, [516] [517] [518] по военной службе характеризуется положительно, причиненный потерпевшему вред загладил, извинившись перед ним, а также и то, что последний к нему претензий не имеет, совершенное им деяние относится к воинским преступлениям небольшой тяжести, к настоящему времени он выслужил установленный срок военной службы по призыву и ни одно из наказаний, предусмотренных санкцией ч. 1 ст. 349 УК РФ, к нему неприменимо1. Представляется, что судом фактически указаны два основания постановления обвинительного приговора без назначения наказания, хотя достаточно было и одного из них.

Думается, что в таких случаях обвинительный приговор без назначения наказания может быть постановлен в качестве альтернативы применения нормы ст. 64 УК РФ, предусматривающей возможность назначения судом наказания ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, или более мягкого вида наказания, чем предусмотрено этой статьей, как отмечает и Верховный Суд РФ[519] [520]. Вместе с тем следует солидаризироваться с авторами, высказавшими позицию, что «иностранное гражданство и отсутствие постоянного места жительства в большинстве мыслимых ситуаций вряд ли уменьшают опасность деяния» и полагающих, что приведенный случай «может расцениваться как особая разновидность ситуаций, влекущих постановление приговора без назначения наказания»[521].

Ситуация, когда осужденному в силу положений, установленных законом, не может быть назначен ни один из видов наказания, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, не является нормативно установленным основанием постановления обвинительного приговора без назначения наказания, однако возможность постановить такой приговор позволяет восполнить пробел законодательного регулирования при невозможности назначения наказания подсудимому, признанному виновным. В таком случае суд выбирает одно из двух возможных решений: постановить обвинительный приговор без назначения наказания, либо обвинительный приговор с назначением наказания, в котором с применением ст. 64 УК РФ избрать вид наказания, не предусмотренный санкцией статьи за совершенное преступление.

Например, Себежским районным судом Псковской области был постановлен обвинительный приговор без назначения наказания в отношении З. по ч. 1 ст. 264 УК РФ. Суд в

приговоре указал, что санкцией ч. 1ст. 264УК РФ предусмотрены такие виды наказания, как ограничение свободы, принудительные работы, арест и лишение свободы, ни одно из которых не могло быть назначено З. Лишение свободы может быть назначено только осужденному, впервые совершившему преступление небольшой тяжести при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ или только если оно было бы единственным видом наказания по санкции УК РФ - данных обстоятельств не имелось; не могли быть назначены и иные виды наказания: с учетом требований закона ограничение свободы и принудительные работы не назначаются военнослужащим, а арест, как вид наказания, не применяется. Вместе с тем суд не усмотрел и оснований для применения к подсудимому ст. 64 УК РФ, поскольку исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного им преступления, не было установлено. Суд в приговоре указал: «Исходя из указанных ограничений, предусмотренных уголовным законом, подсудимому невозможно назначить ни один из видов наказания, предусмотренных санкцией статьи и уголовным законом», и на основании п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ принял решение о виновности З. без назначения наказания[522].

Представляется, что установление новых оснований для постановления обвинительного приговора без назначения наказания - прерогатива законодателя. В этом контексте представляет интерес опыт аналогичного правового института в зарубежных странах, свидетельствующий не только о существовании такого вида итогового судебного решения, но содержащий обширный перечень оснований к его постановлению, отчасти включающий основания, схожие с предусмотренными в отечественном законодательстве. Завершая анализ оснований постановления итоговых судебных решений, следует отметить, что УПК зарубежных государств также предусматривают возможность постановления обвинительного приговора без назначения наказания.

Например, обвинительный приговор без назначения наказания может быть постановлен по УПК Азербайджана (ст. ст. 44, 351), УПК Армении (ст. 365), Молдовы (ст. 389), Грузии (ст. 269), Кыргызстана (ст. 314), Республики Беларусь (ст. 393), других стран ближнего зарубежья. В качестве оснований постановления приговора исследуемого вида предусмотрены следующие: 1) изменение обстановки (п. 3 ч. 4 ст. 389 УПК Молдовы, ст. 463 УПК Узбекистана, ст. 315 УПК Кыргызстана); 2) деятельное раскаяние (п. 3 ч. 4 ст. 389 УПК Молдовы, ст. 463 УПК Узбекистана); 3) истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 44 УПК Азербайджана; ст. 315 УПК Кыргызстана; ст. 339 УПК Таджикистана, ст. 463 УПК Узбекистана); 4) тяжелая болезнь, препятствующая отбыванию наказания (ст. 315 УПК Кыргызстана); 5) в отношении скончавшегося обвиняемого (подозреваемого) или лица, которое совершило предусмотренное уголовным законом деяние, но скончалось до признания его в качестве обвиняемого (подозреваемого) (ст. 356 УПК Республики Беларусь); смерть подсудимого (ст. 44 УПК Азербайджана; ст. 393 УПК Республики Казахстан; ст. 269 УПК Грузии; ст. 339 УПК Таджикистана, ст. 463 УПК Узбекистана); 6) издан акт амнистии, исключающий назначение наказания за преступление, совершенное осужденным (ст. 463 УПК Узбекистана); 7) возможность исправления осужденного мерами общественного воздействия, применяемыми общественными объединениями и коллективами, или мерами административного взыскания (ст. 463 УПК Узбекистана). В уголовнопроцессуальном законодательстве Японии предусмотрена возможность постановления обвинительного приговора без назначения наказания[523].

Анализ указанных оснований свидетельствует, что часть из них в российском праве является основанием для прекращения уголовного преследования, часть - аналогичны основаниям, влекущим постановление обвинительного приговора без назначения наказания. Представляется, что среди указанных оснований заслуживает внимание российского законодателя такое основание как возможность исправления осужденного мерами общественного воздействия, применяемыми общественными объединениями и коллективами, или мерами административного взыскания (ст. 463 УПК Узбекистана), что соответствует восстановительной модели правосудия.

Обвинительный приговор любого вида не является процессуальной формой освобождения от уголовной ответственности, для наступления которой не имеется материально-правовых оснований. В связи с этим в случае истечения сроков давности, амнистии (в случае возражения прекращению дела по этим основаниям) и в случае продолженного производства в отношении умершего подсудимого, рассматриваемых отдельными авторами в качестве оснований постановления обвинительного приговора без назначения наказания, судебное разбирательство завершается вынесением постановления. Итоговым судебным решением прекращения уголовного преследования при наличии оснований освобождения от уголовной ответственности является постановление, которое может быть принято в ходе всего производства по делу, вне зависимости от стадии уголовного судопроизводства и субъекта принятия. Единственное отличие решения, принимаемого судом, заключается в том, что если оно появляется в связи с несогласием лица на прекращение уголовного преследования или, если близкие лица не выразили согласие на прекращение производства в отношении умершего, то это обусловливает необходимость производства по делу в общем порядке, с исследованием и оценкой доказательств.

Анализируя аргументы ученых, указывающих об основаниях исследуемого приговора, следует отметить их общий подход в том, что постановление такого приговора не только допустимо, но и необходимо в случаях, когда суд приходит к выводу: 1) о возможности достижения целей наказания без его назначения, 2) о достижении целей наказания путем осуждения: к моменту постановления приговора цели наказания достигнуты, 3) об отсутствии необходимости в достижении целей наказания. Рассмотрение через призму отличительных признаков обвинительного приговора без назначения наказания оснований принятия итоговых судебных решений позволило классифицировать их на две группы: императивные и альтернативные. На основе приведенных выводов законодатель может расширить перечень оснований для постановления приговора исследуемого вида в целях снижения карательного воздействия к осужденным и применению восстановительного подхода в официальной модели современной парадигмы уголовного судопроизводства.

Следует отметить отсутствие единых выводов в позициях Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и судов различных субъектов РФ в части видов процессуальных решений при наличии оснований освобождения от уголовной ответственности и наказания, неназначения наказания, а также непоследовательность законодателя, что, безусловно, сказывается на регламентации и практике постановления обвинительного приговора без назначения наказания. В частности, в ст. 302 УПК РФ не только не приведены основания постановления обвинительного приговора без назначения наказания, но и все основания для постановления различных видов обвинительных приговоров, потому структуру данной нормы нельзя признать безупречной.

Предлагается дополнить ст. 302 УПК РФ частью 5.1. следующего содержания:

«5.1. Суд постановляет обвинительный приговор без назначения наказания, если к моменту вынесения приговора:

1) изменилась обстановка;

2) издан акт амнистии, применение которой не состоит в зависимости от определенного вида и размера наказания;

3) имеются основания применения принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему (ч. 1 ст. 432 настоящего Кодекса);

4) осужденному в силу положений уголовного закона не может быть назначен ни один из видов наказания, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ».

Подводя итоги исследованию оснований постановления обвинительного приговора без назначения наказания следует отметить следующее. Законодатель не разграничивает основания для неназначения наказания и освобождения от наказания. Вместе с тем их дифференциация и выступает основой для различных, существенно отличающихся, видов обвинительных приговоров, предусмотренных п. 2 и п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ. Обвинительный приговор без назначения наказания не только не освобождает от наказания, но и даже не предполагает его, в силу чего для постановления обвинительного приговора без назначения наказания имеется несколько самостоятельных оснований, отличающихся от оснований постановления обвинительного приговора, предусмотренного п. 2 ч. 5 ст. 302 УПК РФ. В отсутствие оснований освобождения от уголовной ответственности правоприменитель направляет уголовное дело в суд для рассмотрения по существу, поскольку наказание может быть назначено только судом, равно как и неназначение наказания виновному - исключительная компетенция суда.

Основания постановления обвинительного приговора без назначения наказания в тексте уголовно-процессуального закона в настоящее время не предусмотрены, а применяемые на практике основания его постановления закреплены в тексте уголовного закона в качестве освобождающих от наказания. С учетом выявленных признаков обвинительного приговора без назначения наказания, обусловленных его сущностью, изначально не предполагающей решение вопроса о наказании осужденному лицу, используя в качестве критерия судейское усмотрение, сформулирована классификация оснований постановления обвинительного приговора без назначения наказания: 1) императивные основания для постановления только обвинительного приговора без назначения наказания; 2) альтернативные основания, наличие которых может повлечь постановление различных видов решений, в том числе, постановление обвинительного приговора без назначения наказания.

<< | >>
Источник: Попова Ирина Павловна. ОБВИНИТЕЛЬНЫМ ПРИГОВОР БЕЗ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ: СУЩНОСТЬ, ОСНОВАНИЯ И ПОРЯДОК ПОСТАНОВЛЕНИЯ Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Иркутск - 2018. 2018

Еще по теме 2.1 Основания постановления обвинительного приговора без назначения наказания в российском уголовном судопроизводстве:

  1. § 2. Современное понятие института экстрадиции. Правовые основания и условия экстрадиции. Проблемные моменты в части международного сотрудничества государств по уголовным делам
  2. Исторические предпосылки становления дознания в российском судопроизводстве как сферы реализации контрольно-надзорных полномочий
  3. § 1. Понятие и сущность правосудия в уголовном судопроизводстве
  4. 3.1. Источники российского уголовного права как основа функционирования его системы
  5. §1. Развитие уголовно-процессуального права как науки и отрасли права в российской правовой систематике
  6. §2. Генезис и эволюция российского законодательства и доктринальных представлений об уголовном судопроизводстве с участием присяжных заседателей
  7. 1.2 Обеспечение защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном судопроизводстве по законодательству зарубежных стран
  8. Публичность в современном российском уголовном судопроизводстве
  9. Попова Ирина Павловна. ОБВИНИТЕЛЬНЫМ ПРИГОВОР БЕЗ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ: СУЩНОСТЬ, ОСНОВАНИЯ И ПОРЯДОК ПОСТАНОВЛЕНИЯ Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Иркутск - 2018, 2018
  10. Оглавление
  11. 1.1 Обвинительный приговор без назначения наказания как средство реализации восстановительного подхода в современной парадигме уголовного судопроизводства
  12. 1.2 Возникновение, становление и развитие уголовно-процессуального законодательства, регулирующего постановление обвинительного приговора без назначения наказания
  13. 1.3 Понятие и значение обвинительного приговора без назначения наказания в современном российском уголовном судопроизводстве
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -