<<
>>

§ 2. Основания и порядок возвращения руководителем следственного органа и прокурором уголовного дела следователю

Исследуя реализацию руководителем следственного органа своих полномочий в сфере процессуального контроля за деятельностью следователя на этапе окончания предварительного следствия, отметим, что именно на него, наряду со следователем, ложится ответственность по проверке проведенных в ходе расследования процессуальных действий на соблюдение требований их законности и обоснованности и определению достаточности доказательств для направления уголовного дела прокурору.

При этом следует учитывать, что в настоящее время на руководителя следственного органа возложены не только уголовно-процессуальные, но и организационные задачи. Он должен создать условия для работы следователя, а именно: обеспечить методическое сопровождение расследования; обеспечить научно-техническую и материальную базу; постоянно заниматься кадровыми вопросами (повышение квалификации, подбор новых сотрудников и проч.), организовать взаимодействие с другими службами. На эти мероприятия руководитель следственного органа затрачивает значительное количество времени, которое могло бы быть использовано для контроля за деятельностью следователя по расследованию преступлений. Например, согласно результатам анкетирования, проведенного С. А. Минаевой, руководители следственных органов в обязательном порядке изучают уголовные дела только в связи с принятием следователем важного процессуального решения[215].

Сказанное позволяет резюмировать, что именно на этапе окончания досудебного производства по уголовным делам руководитель следственного органа максимально осуществляет контрольно-властные полномочия, предоставленные ему уголовно-процессуальным законодательством.

В этой связи диссертант положительно оценивает внесенные в УПК РФ Федеральным законом от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ изменения, значительно расширившие объем процессуальных полномочий руководителя следственного органа при одновременном сохранении доминирующей роли прокурора на этапе окончания расследования составлением обвинительного заключения.

В подтверждение изложенного диссертант обращается к результатам проведенных Б. Я. Гавриловыми и В. П. Божьевым[216] исследований дифференциации полномочий между прокурором и руководителем следственного органа указанным выше Федеральным законом от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ, что положительно сказалось в первую очередь на законности и обоснованности привлечения следователем граждан к уголовной ответственности, что подтверждается анализом состояния законности за период 2006-2016 гг.

В связи с изложенным выше диссертант считает целесообразным выделить следующие основные права, которыми наделен руководитель следственного органа на данном этапе:

• возвращать уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования (п. 11 ч. 3 ст. 39 УПК РФ);

• соглашаться (в письменном виде) с направлением уголовного дела с обвинительным заключением прокурору (ч. 6 ст. 220 УПК РФ);

• давать согласие следователю на обжалование решения прокурора, вынесенного в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ в порядке, установленном ч. 4 ст. 221 Кодекса;

Поскольку уголовное дело может быть возвращено следователю на дополнительное расследование не только прокурором, но и руководителем следственного органа, некоторые авторы полагают, что руководитель следственного органа по отношению к следователю также частично реализует надзорную функцию[217]. Однако представляется, что надзорной данная функция является лишь при возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного расследования прокурором в порядке ст. 221 УПК РФ.

Аналогичное же решение руководителя следственного органа в порядке ст. 39 УПК РФ носит характер процессуального контроля. Эта функция была передана органам предварительного следствия в целях дальнейшего совершенствования уголовно-процессуальных отношений в целом, и этапа окончания предварительного следствия составлением обвинительного заключения в частности.

Вместе с тем результаты опроса следователей, проведенного в ходе диссертационного исследования, показали следующее.

На вопрос о количестве случаев возвращения руководителем следственного органа уголовных дел со своими указаниями о производстве дополнительного расследования 50 % опрошенных следователей ответили, что такие случаи отсутствуют. Когда же после получения данных им было предложено конкретизировать причины этого, следователи пояснили, что возвращение уголовного дела по любому основанию считается негативным фактором, за которым следует проведение служебной проверки в отношении как следователя, так и руководителя следственного органа. Именно поэтому руководители следственных органов, получив уголовное дело, по которому необходимо проведение дополнительного расследования, дают следователю указания о направлении расследования или производстве отдельных следственных действий, не оформляя это как возвращение уголовного дела. На наш взгляд, данное явление более эффективно обеспечивает контрольную функцию руководителя следственного органа по отношению к деятельности следователя. Несомненно, указанная процессуальная функция необходима для повышения качества расследования, и, как представляется диссертанту, в будущем она будет более эффективно использоваться руководителями следственных органов.

Заслуживает внимания и предложение А. М. Багмета передать полномочия прокурора по утверждению обвинительного заключения руководителю следственного органа, с одной стороны, в целях укрепления процессуальной самостоятельности органов предварительного расследования а с другой, - для усиления ответственности следователя и руководителя следственного органа за расследование преступлений[218].

Диссертант приходит к выводу, что прокурор, утверждая обвинительное заключение, одновременно возлагает на себя или подчиненных должностных лиц органа прокуратуры обязанность поддержания в суде государственного обвинения, поэтому лишать его полномочий по возвращению уголовного дела для дополнительного расследования было бы необоснованно.

Продолжая исследование проблемы эффективности полномочий, предоставленных руководителю следственного органа, диссертант отмечает, что одним из наиболее эффективных является дача письменного согласия на направление уголовного дела с обвинительным заключением прокурору.

Это полномочие не только предоставило руководителю следственного органа определенное право, но и возложило на него обязанность по проверке всех материалов уголовного дела на предмет доказанности преступления и достаточности доказательств для формулировки окончательного обвинительного тезиса. Указанное полномочие направлено на повышение личной ответственности руководителя следственного органа за качество проведенного следователем расследования. В настоящее время согласие руководителя следственного органа должно в обязательном порядке найти свое отражение в обвинительном заключении, что гарантирует проверку им уголовного дела. Отсутствие такой отметки является основанием для возвращения прокурором уголовного дела на дополнительное расследование. Так, в один из следственных отделов было возвращено уголовное дело в связи с отсутствием в обвинительном заключении подписи руководителя следственного органа, с которым должен быть согласован данный процессуальный документ1.

Исходя из результатов исследования полномочий, которыми наделен руководитель следственного органа, диссертант выделяет предоставление согласия следователю, производившему предварительное следствие по уголовному делу, на обжалование в порядке, установленном ч. 4 ст. 221 УПК РФ, решения прокурора, вынесенного в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ. Данное полномочие направлено на повышение качества расследования путем принятия совместного решения следователя и руководителя следственного органа об обжаловании решения прокурора. Для реализации данного полномочия следователь должен достоверно убедить в этом руководителя следственного органа и только после этого получить его согласие на обжалование доследования. Это позволит следователю и руководителю следственного органа повторно проверить и оценить всю совокупность доказательственной базы, а также ее достаточность для обжалования решений прокурора. В данном случае, по мнению диссертанта, потребуется совместная деятельность следователя и руководителя следственного органа для принятия решения.

[219] [220]

Таким образом, проведенный анализ показывает, что предоставление руководителю следственного органа обозначенного полномочия позволяет эффективно контролировать деятельность следователя, не лишая его процессуальной самостоятельности.

Продолжая исследование процессуального института возвращения уголовных дел для производства дополнительного расследования, диссертант наряду с отмеченной выше положительной ролью руководителя следственного, органа отмечает доминирующую роль прокурора в его реализации на данном этапе досудебного производства.

Функция прокурора на судебных стадиях уголовного судопроизводства в силу положений ст. 246 УПК РФ заключается в поддержании государственного обвинения, при этом он должен обеспечить неукоснительное соблюдение закона всеми участниками и обоснованность принимаемых решений.

После получения уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением, прокурор осуществляет действия по его детальному изучению и принятию решений, предусмотренных ст. 221 УПК РФ. Данные действия прокурора являются весьма значимыми для всей процедуры уголовного судопроизводства. Именно здесь прокурор проверяет, соответствует ли содержание обвинительного заключения материалам уголовного дела и подтверждается ли позиция стороны обвинения имеющимся в уголовном деле доказательствами. При этом прокурор оценивает как каждое отдельное доказательство, так и их общую совокупность.

Как отмечает Т. Ю. Цапаев, одним из своих решений - об утверждении обвинительного заключения, о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия или пересоставления обвинительного заключения - прокурор демонстрирует свою позицию относительно виновности обвиняемого в совершении преступления либо, наоборот, о том, что виновность лица по той либо иной причине доказана недостаточно[221].

Само же доказывание, которое осуществляет прокурор на данном этапе уголовного судопроизводства, в своей совокупности носит несколько иной характер, чем на предыдущей стадии предварительного расследования.

Вывод о наличии или отсутствии состава преступления и виновности лица, привлеченного в качестве обвиняемого, осуществляется на основе исследования доказательств, собранных следователем, но при этом сам прокурор не производит действий, связанных с обнаружением информации.

Прокурор, приняв уголовное дело с обвинительным заключением, приступает к его рассмотрению на предмет:

• законности получения и достаточности доказательств, подтверждающих виновность лица, привлеченного в качестве обвиняемого;

• наличия признаков состава преступления;

• наличия обстоятельств, которые могут повлечь прекращение уголовного дела (уголовного преследования);

• всесторонности, полноты и объективности проведенного предварительного следствия;

• обоснованности предъявленного лицу обвинения совокупностью собранных доказательств, их достаточности для вынесения судом законного и обоснованного решения;

• полноты предъявленного обвинения;

• привлечения к уголовной ответственности всех лиц, виновность которых доказана материалами уголовного дела;

• правильной квалификации содеянного;

• законности и обоснованности решения об избрании конкретной меры пресечения;

• достаточности мер, принятых следователем для создания гарантий возмещения причиненного преступлением вреда, обеспечения исковых требований, а также возможной конфискации имущества;

• установления обстоятельств, способствовавших совершению преступления, а также мер, принятых для их устранения;

• соблюдения требований действующего уголовно-процессуального законодательства;

• правильности составления обвинительного заключения[222].

В зависимости от результатов изучения материалов уголовного дела прокурор принимает одно из следующих решений.

Об утверждении обвинительного заключения и о направлении уголовного дела в суд (п. 1 ч. 1 ст. 221 УПК РФ). Такое решение свидетельствует о согласии прокурора с позицией и выводами органов предварительного следствия.

Обвинительное заключение как итоговый документ предварительного следствия, по мнению В. А. Михайлова, должно содержать в себе сведения

Л

об истинных обстоятельствах уголовно наказуемого деяния . Это подразумевает исключительную правильность и однозначность сделанных органами предварительного следствия выводов о виновности лица в инкриминируемом деянии, а также единство всех обвинительных позиций должностных лиц, осуществляющих предварительное следствие, их компетентность, порядочность и непредвзятость.

В этой связи, рассматривая и изучая поступившее с обвинительным заключением уголовное дело, прокурор проверяет также допустимость, достоверность, относимость каждого доказательства и, кроме того, достаточность их совокупности для вынесения судом законного и справедливого решения по итогам рассмотрения уголовного дела по существу.

Делая вывод о достаточности доказательств, прокурор тем самым решает вопрос не только о наличии состава конкретного преступления в действиях виновного лица, но и выступает гарантом достоверности всех иных обстоятельств, которые входят в предмет доказывания (ч. 1 ст. 88 УПК РФ).

Изучение диссертантом оконченных производством и направленных в суд материалов 174 уголовных дел показывает, что по ним практически всегда верно определен предмет доказывания, однако не всегда точно изложены его пределы. Основная причина этого заключается в том, что должностные лица, осуществляющие предварительное следствие, как правило, выдвигают «жизнеспособную» и логичную версию совершенного уголовно наказуемого деяния, но не всегда в полном объеме устанавливают обстоятельства, подлежащие доказыванию, с надлежащей степенью достоверности и достаточности. Все это приводит к тому, что обвинительное заключение не содержит исчерпывающего перечня доказательств, на основе которых суд мог бы сделать однозначный вывод о виновности подсудимого и назначить ему справедливое наказание.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ прокурор может также принять решение о возвращении уголовного дела следователю со своими письменными указаниями.

Усиление роли прокурора в этой части обусловлено, по мнению Б. Я. Г аврилова, приведенными ниже статистическими данными о существенном увеличении, после принятия указанного выше Федерального закона № 87-ФЗ, количества возвращенных прокурором уголовных дел следователям для дополнительного расследования[223].

Таблица 1

Сведения о качестве расследования уголовных дел1

Период Возвращено прокурором уголовных дел для дополнительного расследования Возвращено дел для доследования и судом прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ
Следователи МВД России Удельный вес (%) Следователи прокуратуры и СК РФ Удельный вес (%) Всем органам расследования В том числе следователям/ удельный вес

(%)

1999 21249 2,7 1102 1,4 41340 34209/4,0
2006 18373 3,3 1286 0,8 35930 -
2008 17573 3,5 3524 3,2 26502 20955 /3,6
2011 18560 4,8 3118 3,5 7689 5962/1,3
2013 15104 4,3 4029 3,9 5992 4689/1,1
2015 13892 4,1 3459 3,2 6063 4517/1,01
2016 15195 4,4 3727 3,4 6479 4443/1,0

Аналогичную точку зрения по вопросу дифференциации процессуальных полномочий между прокурором и руководителем следственного органа

л

выражает и профессор Н. Н. Ковтун .

Прокурор принимает данное решение, если он убежден в том, что при производстве предварительного следствия не были исследованы все предусмотренные законом (ст. 73 УПК РФ) обстоятельства. [224] [225]

В предыдущем параграфе нами всесторонне были рассмотрены основные нарушения и ошибки, являющиеся причинами возвращения уголовных дел следователю для дополнительного расследования.

Помимо рассмотренных выше причин основаниями для направления прокурорами уголовных дел в органы предварительного следствия на дополнительное расследование также являются факты, свидетельствующие о нарушении права подозреваемого (обвиняемого) на защиту; невыделение в отдельное производство материалов уголовного дела без достаточных оснований, а также соединение уголовных дел с применением требований УПК РФ.

Принимая решение о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия, прокурор излагает свои указания в письменном виде. При этом указания должны содержать информацию об основаниях принятого прокурором решения, нарушенных положениях УПК РФ, а также перечень действий и решений, которые надлежит выполнить следователю для принятия прокурором решения о направлении уголовного дела в суд. Весьма важно установить следователю и конкретный срок для устранения выявленных недочетов и выполнения указаний прокурора.

Другим основанием возвращения прокурором уголовного дела для производства дополнительного расследования является факт, свидетельствующий о необходимости изменения объема предъявленного в окончательной редакции обвинения и переквалификации действий обвиняемых.

Так, в качестве примера можно привести действующее положение ст. 301 УПК Республики Беларусь, согласно которому, если имеется необходимость в ходе судебного следствия изменить обвинение на более тяжкое или выдвинуть новое обвинение, суд по ходатайству прокурора (государственного обвинителя) объявляет перерыв на 10 суток. В течение этого времени государственный обвинитель составляет новое обвинение. После чего судебное разбирательство начинается с того, что государственный обвинитель предъявляет новое обвинение и производит допрос обвиняемого по новому обвинению. В случае необходимости государственный обвинитель производит допрос и других участников судебного разбирательства по новому обвинению[226]. С учетом опыта Республики Беларусь по решению проблемы изменения обвинения на более тяжкое, судья Северодвинского городского суда (в отставке) П. К. Барабанов выступает за реформирование института возвращения уголовного дела прокурору[227].

Действующее российское уголовно-процессуальное законодательство не содержит положения о возможности изменения обвинения в ходе судебного разбирательства, предъявленного в стадии предварительного расследования, на состав преступления, предусматривающий более суровое наказание.

По российскому уголовно-процессуальному законодательству, в ходе судебного разбирательства согласно ч. 2 ст. 252 УПК РФ имеется возможность изменить обвинение, если тем самым не будет ухудшено положение подсудимого и не нарушено его право на защиту.

Представляется, что данные предписания возможно в полном мере реализовать также на этапе окончания предварительного следствия. Выглядеть это будет таким образом, что, изучив материалы уголовного дела, прокурор приходит к однозначному и обоснованному убеждению в том, что необходимо переквалифицировать предъявленное обвинение на более тяжкое преступление либо увеличить объем обвинения и инкриминировать дополнительные преступления, что составляет совокупность совершенных уголовнонаказуемых деяний. На практике наблюдается возвращение прокурором уголовного дела для производства дополнительного следствия с обязательным

предъявлением по его итогам нового обвинения .

Судебная и следственная практика свидетельствуют о фактах корректировки предъявленного на стадии предварительного следствия обвинения, что наблюдается в 17,8 % изученных уголовных дел[228] и объективно утверждает о недостаточном надзоре прокурора за формулировкой окончательного обвинения и квалификацией уголовно наказуемого деяния.

К сожалению, данная проблема не всегда связана только с неэффективной работой прокуроров, многое зависит от особенностей деятельности следователей.

Еще одним основанием для возвращения прокурором уголовного дела для производства предварительного расследования служит установленная им необходимость пересоставления обвинительного заключения.

По нашему мнению, данное право прокурор реализует в следующих ситуациях.

• Во-первых, когда отчетливо видна необходимость переформулирования фабулы обвинения, так как из материалов уголовного дела следует, что имеются достаточные доказательства виновности лица в ином уголовно наказуемом деянии (наказание за которое может быть как более, так и менее суровое). В этих случаях фабула предъявленного лицу обвинения либо не включает в себя отягчающие вину обстоятельства, в ней не указаны квалифицирующие или особо квалифицирующие признаки, либо же указанные признаки вменяются без достаточных на то доказательств. Этот факт имел место в 5,7 % изученных уголовных дел[229].

• Во-вторых, прокурор убежден в том, что изменение формулировки предъявленного лицу (лицам) обвинения следует осуществить по причине его недостаточной четкости (не установлен точный размер имущественного вреда, причиненного в результате совершения преступления; не указан способ совершения преступления; многоэпизодные преступления не разграничены по времени и местам их совершения; преступления, совершенные группой лиц, не содержат четкого разграничения роли каждого из соучастников и др.) Эти причины выявлены в 5,1 % изученных диссертантом уголовных дел[230].

• В-третьих, необходимость в изменении формулировки обвинения объясняется тем обстоятельством, что правовые понятия в фабуле обвинения изложены с нарушениями сложившейся практики применения общепринятой терминологии. В частности, правильный квалифицирующий признак «повторно» подменен термином «систематически» или же определенное в законе словосочетание «по предварительному сговору» заменено на явно неюридический термин «совместно». Эти факты имели место в 6,9 % изученных диссертантом уголовных дел[231] [232]. На указанные моменты также обращает внимание в своем диссертационном исследовании А. А. Ширванов .

Предусмотренный законом арсенал оснований для возвращения прокурором уголовного дела для производства дополнительного следствия обоснован и востребован, так как позволяет повысить уровень осуществляемого надзора за деятельностью органов предварительного следствия и исправлять допущенные следователем в ходе расследования процессуальные нарушения и различного рода организационно-правовые ошибки.

Важным аспектом в свете рассматриваемого вопроса является возможность обжалования следователем решения о возвращении уголовного дела прокурором для производства дополнительного расследования, что предусмотрено ч. 5 ст. 221 УПК РФ. Данное процессуальное правило свидетельствует о процессуальной самостоятельности следователя, предоставляя ему право обжаловать решения прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования и приостанавливать его исполнение до момента рассмотрения жалобы по существу. Однако в практической деятельности следователя это положение закона реализуется крайне редко. Согласно результатам проведенного диссертантом анкетирования правом обжалования решения прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования воспользовалось 1,9 % опрошенных следователей[233].

Принимая решение в порядке реализации положений ч. 2 ст. 222 УПК РФ и утверждая обвинительное заключение, прокурор обязан вручить копию обвинительного заключения и приложений к нему обвиняемому. В случаях, если защитник обвиняемого и потерпевший ходатайствуют о получении копии обвинительного заключения, прокурор не может отказать им в реализации заявленного ходатайства, он обязан вручить им копию указанного документа.

Однако, согласно результатам изучения практики реализации обозначенного положения, данное требование уголовно-процессуального закона в реальности не получило своего должного развития. Так, в подавляющем большинстве случаев прокурор лично не вручает обвинительное заключение обвиняемому, а предпочитает перепоручить данную миссию следователю. Согласно результатам анкетирования данное обстоятельство подтвердили

77,5 % опрошенных сотрудников органов предварительного следствия, и лишь 22,5 % заявили, что обвинительное заключение участникам уголовного процесса вручает прокурор[234]. В этой связи видится необходимым уточнить положение закона и легализовать деятельность следователя по вручению копии обвинительного заключения обвиняемому. Тем более что следователь, как и прокурор, призван осуществлять функцию уголовного преследования. Обвинительное заключение при этом, будучи итоговым процессуальным документом стадии предварительного расследования, выражает сущность уголовного преследования.

Тем самым будет устранен созданный практикой правоприменения правовой пробел, а деятельность следователя по вручению обвиняемому копии обвинительного заключения и приложений к нему приобретет законный характер.

Продолжая исследование проблемы эффективности полномочий, предоставленных прокурору, а также в целях совершенствования процессуальных правил этапа окончания предварительного следствия составлением обвинительного заключения, необходимо рассмотреть проблему ограничения прав прокурора по составлению нового обвинительного заключения.

Отметим несомненно важную роль прокурора на последующих этапах уголовного судопроизводства и, в частности, его деятельность по выдвижению и поддержанию государственного обвинения. Согласно ст. 246 УПК РФ прокурор как государственный обвинитель излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также участвует в предоставлении и исследовании доказательств. Помимо этого он наделен правом отказаться от обвинения или изменить его в сторону смягчения. Фактически законодатель, предоставив прокурору широкий круг полномочий в ходе судебного разбирательства, необоснованно лишил его права составления нового обвинительного заключения в ходе досудебного производства.

Обратимся к мнениям и других исследователей по данному вопросу. Интересным представляется предложение А. Д. Назарова, который предлагает обязанность по составлению обвинительного заключения и вовсе возложить на прокурора. Свое предложение он подкрепляет данными проведенного им опроса адвокатов, следователей (руководителей следственных органов). Так, в ходе проведенного им опроса по предложению о возложении на прокурора обязанности составлять обвинительное заключение положительно высказались 20,7 % адвокатов и 20,5 % следователей (руководителей следственных органов)[235]. Однако мы не можем согласиться с данным предложением, поскольку следователь приступает к составлению обвинительного заключения только после того, как пришел к обоснованному выводу о том, что он установил все обстоятельства, подлежащие доказыванию, а доказательств, подтверждающих виновность лица в совершении преступления, достаточно. Необоснованно переложив обязанность по составлению обвинительного заключения со следователя на прокурора, мы переложим и процесс руководства расследованием с руководителя следственного органа на прокурора. Функция же прокурора заключается не только в изучении материалов уголовного дела, но и в изучении мнения следователя, отраженного в обвинительном заключении.

Н. В. Буланова в своей статье обращает внимание на то, что редакция ст. 221 УПК РФ не согласуется с правоположениями, в которых закреплены полномочия прокурора в уголовном судопроизводстве. Так, согласно ст. 88 Кодекса прокурор наделен правом признать доказательство недопустимым, в том числе и по результатам рассмотрения уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением. По ее мнению, которое диссертант полностью разделяет, это должно привести лишь к исключению недопустимого доказательства из обвинительного заключения, после чего согласно действующему уголовнопроцессуальному закону прокурор должен вернуть данное уголовное дело следователю для пересоставления обвинительного заключения. Н. В. Буланова считает, что в этом случае оснований для возвращения уголовного дела нет, а прокурор должен составить новое обвинительное заключение. В этой связи возникает необходимость вернуть прокурору ранее утраченное право на составление нового обвинительного заключения[236].

Необходимо отметить, что согласно ст.ст. 214 и 215 ныне утратившего силу УПК РСФСР прокурор и его заместитель были наделены правом составления нового обвинительного заключения. Более того, при составлении нового обвинительного заключения они были вправе исключать из него отдельные пункты обвинения. Это допускалось лишь для смягчения уголовной ответственности или наказания. Если же требовалось пересоставить обвинительное заключение для привлечения лица к ответственности за более тяжкое преступление, прокурор направлял уголовное дело следователю для предъявления нового обвинения.

За возвращение прокурору права составления нового обвинительного заключения высказался и Ю. В. Буров, который также указал на необходимость возвращения прокурору полномочий по переквалификации обвинения без возвращения уголовного дела на дополнительное расследование следователю[237].

Д. А. Сычев, исследуя вопрос о соотношении функций прокурора, делает вывод о том, что при утверждении обвинительного заключения полномочия прокурора по осуществлению уголовного преследования в настоящее время сужены, поскольку он лишен возможности составления нового обвинительного заключения[238].

Диссертант полностью разделяет мнение вышеуказанных ученых и поддерживает их предложение по предоставлению прокурору права составлять новое обвинительное заключение по результатам рассмотрения поступившему к нему уголовного дела. В качестве обоснования своей позиции приведем несколько аргументов.

Так, по результатам проведенного анкетирования, среди следователей на вопрос о причинах направления прокурором уголовного дела следователю для пересоставления обвинительного заключения были получены следующие результаты: несоблюдение или нарушение структуры обвинительного заключения - 34,3 %; приведение лишь перечня доказательств без раскрытия содержания каждого из них в обвинительном заключении - 11,6 %; недостаточное обоснование инкриминируемого обвиняемому деяния - 15,9 %; наличие орфографических ошибок и несоблюдение общепринятого стиля изложения в обвинительном заключении - 9,4 %; ошибки в квалификации преступлений - 9,7 %; отсутствие в списке лиц, подлежащих вызову на судебное заседание, всех свидетелей, ранее допрошенных в ходе предварительного расследования - 9,4 %; иное - 10,3 %[239]. Результаты опроса свидетельствуют о том, что в большинстве случаев уголовные дела возвращают для пересоставления обвинительного заключения из-за ошибок, не связанных с качеством проведенного расследования.

Идентичные данные были получены и другими исследователями. Так, Ю. В. Буров по результатам изучения следственной и судебной практики причин возвращения уголовных деля пересоставления заключения также в качестве основных причин называет нарушения структуры обвинительного заключения, наличие орфографических и технических ошибок [240] [241].

О. Ю. Васильев, изучив следственную и судебную практику возвращения судом уголовных дел прокурору на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, выделил две группы нарушений уголовно-процессуального закона: существенные нарушения, допущенные до составления обвинительного заключения; нарушение формы и содержания обвинительного заключения. К первой группе он относит допущенные «технические ошибки», которые не влияют

на существо предъявленного обвинения .

По нашему мнению и мнению вышеуказанных авторов, эти ошибки могут быть исправлены прокурором путем составления нового обвинительного заключения без возвращения уголовного дела на дополнительное расследование. Прокурор обязан составить представление на следователей, допустивших такие ошибки.

Для аргументации своей позиции о возвращении прокурору права составить новое обвинительное заключение по итогам рассмотрения уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением, целесообразно также изучить правила, содержащиеся не только в российском, но и в зарубежном законодательстве.

Право прокурора и его заместителя на составление нового обвинительного заключения было закреплено в ст. 214 и 215 УПК РСФСР. После принятия УПК РФ в нашей стране такого права прокурор был лишен. Ряд же государств - бывших союзных республик - не только сохранили это право, но в некоторых случаях даже расширили.

Право на внесение прокурором изменений в обвинительное заключение предусмотрено законодательством Азербайджанской Республики. Согласно ст. 290.3.2. УПК Азербайджанской Республики прокурор наделен право изъять из содержания обвинительного акта (аналог обвинительного заключения) отдельные пункты, переквалифицировать на менее тяжкое преступление[242]. После чего он утверждает его с этими изменениями и направляет уголовное дело в суд. При этом следует отметить, что никакого возвращения уголовного дела следователю для пересоставления обвинительного заключения в этом случае не предусмотрено.

УПК Республики Казахстан в ст. 302 закрепляет право прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным актом, составить новый обвинительный акт[243] [244].

В уголовном судопроизводстве Республики Беларусь предварительное расследование оканчивается составлением постановления о передаче уголовного дела прокурору для направления в суд. Это постановление - аналог обвинительного заключения, составляемого российским следователем. В соответствии с п. 1 ч.1 ст. 264 УПК Республики Беларусь прокурор и его заместитель вправе исключить своим постановлением отдельные пункты обвинения,

переквалифицировать деяние и (или) прекратить уголовное преследование .

Наличие у прокурора права изменять и составлять новое обвинительное заключение, сохранившееся до настоящего времени в уголовном законодательстве этих республик, свидетельствует о наличии положительного практического опыта его применения.

Необходимость возвращения прокурору права на составление нового обвинительного заключения продиктована негативными последствиями увеличения сроков предварительного следствия и содержания обвиняемых под стражей. Пока уголовное дело передвигается от суда к прокурору, от прокурора к следователю и обратно для устранения «технических ошибок», допущенных при составлении обвинительного заключения, происходит неоправданная задержка осуществления правосудия. Сложившаяся ситуация противоречит нормам международного права[245] [246] и принципу разумного срока уголовного судопроизводства, закрепленному в ст. 61 УПК РФ. В первую очередь под сомнение ставится эффективность действий прокурора на этапе окончания предварительного следствия, связанная со сроками осуществления правосудия.

Одним из главных аргументов необходимости возвращения прокурору права на составление нового обвинительного заключения является постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Пленум еще в 2004 году в ч. 14 разъяснил судам, что после возвращения дела судом прокурор, руководствуясь ст. 221 и 226 УПК РФ,

Л

вправе составить новое обвинительное заключение . Считаем обоснованным распространить данную практику и на досудебное производство путем возвращения прокурору права на составление нового обвинительного заключения в ст. 221 УПК РФ.

Предложение диссертанта по внесению изменения в ч. 1 ст. 221 УПК РФ путем наделения прокурора правом составлять новое обвинительное заключение поддержали 86,5 % респондентов, и лишь 13,5 % выразили свое несогласие[247].

По нашему мнению, наделение прокурора правом составлять новое обвинительное заключение в первую очередь окажет положительное влияние на сроки осуществления правосудия. Говоря же о совершенствовании деятельности следователя, необходимо отметить, что данное изменение позволит вовлечь органы прокуратуры в процесс совершенствования деятельности следователя на этапе окончания предварительного следствия. В настоящее время при выявлении нарушений (ошибок), допущенных следователем, прокурор на основании ч. 1 ст. 221 УПК РФ возвращает уголовное дело следователю. При этом он выносит мотивированное постановление, в котором указывает лишь об уголовно-процессуальных нарушениях, послуживших основанием для возвращения уголовного дела. Предлагаемая же диссертантом процедура направления уголовного дела прокурором после составления им самим нового обвинительного заключения предполагает, что прокурор будет выносить представление, в котором укажет не только нарушения, допущенные в ходе составления обвинительного заключения следователем, но и рекомендации по возможным методам их устранения. Данная процедура позволит эффективно устранять проблемы в деятельности следователя на этапе окончания предварительного следствия.

На основании вышеизложенного считаем целесообразным внести предложение о возвращении прокурору ранее имевшегося у него правомочия по результатам изучения материалов уголовного дела, поступившего к нему с обвинительным заключением, самостоятельно составлять новое обвинительное заключение, что позволит более полно отразить в этом документе пози- цию прокурора как будущего государственного обвинителя.

В заключение данного раздела работы представляется возможным сформулировать следующие выводы и предложения.

1. На этапе окончания досудебного производства по уголовным делам руководитель следственного органа максимально осуществляет контрольновластные полномочия, предоставленные ему уголовно-процессуальным законодательством.

Целесообразно выделить следующие основные права, которыми наделен руководитель следственного органа на данном этапе:

• возвращать уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования (п. 11 ч. 3 ст. 39 УПК РФ);

• соглашаться (в письменном виде) с направлением уголовного дела с обвинительным заключением прокурору (ч. 6 ст. 220 УПК РФ);

• давать согласие следователю на обжалование в порядке, установленном ч. 4 ст. 221 УПК РФ, решения прокурора, вынесенного в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ.

2. Обоснован вывод о том, что, принимая решение о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия, прокурор излагает свои указания в письменном виде. При этом указания должны содержать информацию об основаниях принятого прокурором решения о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования или пересостав- ления обвинительного заключения, нарушенных положениях УПК РФ, а также перечень действий и решений, которые надлежит выполнить следователю для принятия мер по устранению этих нарушений и обеспечения возможности принятия прокурором решения о направлении уголовного дела в суд.

В этой связи полагаем возможным внести изменения в ч. 2 ст. 222 УПК РФ и указать, что копия обвинительного заключения с приложениями прокурором должна вручаться не только обвиняемому, но также при поступлении соответствующего ходатайство защитнику обвиняемого и потерпевшему, при этом данная обязанность должна быть возложена на следователя. Тем самым будет устранен созданный практикой правоприменения правовой пробел, а деятельность следователя по вручению обвиняемому копии обвинительного заключения с приложениями приобретет законный характер.

3. Предложено дополнить ч. 1 ст. 221 УПК РФ пунктом 4, предоставляющим прокурору право по поступившему от следователя уголовному делу с обвинительным заключением не согласиться с его содержанием и направить уголовное дело в суд с пересоставленным прокурором обвинительным заключением.

<< | >>
Источник: АЛИМАМЕДОВ Эльмир Низамиевич. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ НА ЭТАПЕ ОКОНЧАНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ СОСТАВЛЕНИЕМ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме § 2. Основания и порядок возвращения руководителем следственного органа и прокурором уголовного дела следователю:

  1. Организационно-тактические аспекты взаимодействия членов следственно-оперативной группы в расследовании многоэпизодных преступлений
  2. § 1. Стадия возбуждения уголовного дела как элемент уголовнопроцессуального механизма противодействия преступлениям террористического характера: общие проблемы нормативно-правового регулирования и доктринального толкования
  3. § 3. Правовое положение субъектов доказывания и система уголовно-процессуальных отношений между ними на стадии предварительного расследования уголовных дел о преступлениях террористического характера
  4. § 2. ПОЛНОМОЧИЯ ПРОКУРОРА ПО УСТРАНЕНИЮ НАРУШЕНИЙ ЗАКОНА, ДОПУЩЕННЫХ ОРГАНАМИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ, А ТАКЖЕ ПРИЧИН И УСЛОВИЙ, ИМ СПОСОБСТВУЮЩИХ
  5. § 3. ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПОЛНОМОЧИЙ ПРОКУРОРА ПО НАДЗОРУ ЗА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ
  6. Процессуальные проблемы осуществления экстрадиции лиц, совершивших преступления при расследовании уголовных дел
  7. Проблемы законодательного регулирования и реализации отдельных полномочий прокурора при производстве дознания
  8. Проверка и оценка иных документов, используемых в качестве доказательств по уголовному делу
  9. § 1. Деятельность следователя при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве как объект криминалистического исследования
  10. § 3. Тактические операции, используемые следователем при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве
  11. § 1 Судебная экспертиза в стадии возбуждения уголовного дела
  12. § 2. Понятиеи виды деятельности следователя на этапе окончания предварительного следствия
  13. § 1. Уведомление участников процесса об окончании следственных действий и последствия их неявки для ознакомления с материалами уголовного дела
  14. § 2. Ознакомление заинтересованных участников уголовного судопроизводства и их представителей с материалами уголовного дела
  15. § 2. Основания и порядок возвращения руководителем следственного органа и прокурором уголовного дела следователю
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -