<<
>>

Лица, заинтересованные в производстве по уголовному делу в отношении умершего, и их процессуальный статус

Рассмотренное в предыдущем параграфе делает актуальным вопрос о круге лиц, заинтересованных в производстве по уголовному делу после смерти подозреваемого (обвиняемого). Судя по формулировке п.4.ч.

1ст. 24 УПК РФ, это должны быть лица, которые заинтересованы прежде всего в реабилитации умершего. Представляется, что круг таких лиц не может быть слишком большим, поскольку его чрезмерное расширение усложнит реализацию соответствующих положений закона, с другой стороны, он должен быть достаточным для реализации прав умершего, однако их перечень законом не определен. Единое мнение по данному вопросу в юридической литературе отсутствует.

Одни ученые склонны чрезмерно расширять круг лиц, которым должно быть предоставлено право настаивать на продолжении производства по уголовному делу после смерти подозреваемого (обвиняемого). К числу таких лиц они предлагают относить не только родственников умершего, но и иных заинтересованных в этом юридических и физических лиц.[161] Другие, пытаясь как- то ограничить круг таких лиц, указывают на необходимость предоставить право заявлять ходатайство родственникам умершего, а также организациям, где работало это лицо.[162] По мнению третьих, в качестве лиц, заинтересованных в продолжении производства по уголовному делу, могут выступать только близкие родственники, опекуны, попечители, а при отсутствии таковых - защитник подозреваемого, обвиняемого[163], очевидно, если он участвовал в деле к моменту его смерти.

Разрешая вопрос о круге лиц, заинтересованных в производстве по уголовному делу после смерти подозреваемого (обвиняемого), Конституционный Суд РФ также не смог сформулировать какой-либо ограниченный перечень таких лиц и указал на необходимость предоставления права настаивать на продолжении производства по уголовному делу в отношении умершего подозреваемого (обвиняемого) "близким родственникам умершего и иным заинтересованным лицам".[164]

Поскольку Конституционный суд РФ не разъяснил, кто входит в число заинтересованных в производстве по уголовному делу лиц, этот вопрос требует конкретизации.

Как уже было сказано, основная цель производства по уголовному делу в отношении умершего - реабилитация, то есть официальная констатация непричастности умершего к совершению преступления. При этом, отстаивание невиновности умершего может осуществляться и в целях защиты собственных имущественных и неимущественных интересов родственников умершего, в первую очередь, близких, и иных лиц. Эти цели можно считать вторичными, поскольку они реализуются только при условии реабилитации (оправдания) умершего.

Определяя перечень лиц, которые могут выступать в защиту умершего, можно провести параллель с обеспечением в уголовном процессе интересов умерших в результате преступления потерпевших (ч.8 ст.42 УПК РФ).

Пленум Верховного Суда РФ в п.7 Постановления от 29.06.2010г. № 17 "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве" разъяснил, что, если преступлением затрагиваются права и законные интересы сразу нескольких лиц, являющихся близкими родственниками погибшего, и они настаивают на предоставлении им прав потерпевшего, эти лица могут быть признаны потерпевшими с обязательным приведением мотивов такого решения.[165] Тем самым Пленум Верховного Суда РФ признает, что производством по уголовному делу могут затрагиваться не только интересы близких родственников умершего потерпевшего, но и близких ему лиц. Аналогичный подход может быть применен и при определении круга лиц, заинтересованных в продолжении производства по уголовному делу в отношении умершего подозреваемого (обвиняемого).

В проекте федерального закона № 180771-6[166] [167], также предлагается допускать к участию в уголовном деле близких родственников, родственников или близких лиц умершего обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежавшего привлечению к уголовной ответственности. Представляется, что при конструировании данной нормы автором проекта указанного федерального закона была учтена позиция Пленума Верховного Суда РФ, указанная выше.

Следует заметить, что аналогичная норма есть в УПК Республики Беларусь, упомянутом

170

выше.

Таким образом, к числу лиц, заинтересованных в производстве по уголовному делу в отношении умершего, следует отнести близких родственников, родственников и близких умершему лиц.

Охарактеризуем каждую из категорий заинтересованных лиц подробнее.

І.Близкие родственники

Единого понятия близких родственников для всех отраслей права не выработано, в разных отраслях права этот термин имеет разное значение. Основное разночтение заключается во включении / невключении в их перечень супругов. С точки зрения семейного законодательства наличие близкого родства определяется между следующими категориями граждан: дети (родные, усыновленные) и родители, братья и сестры (полнородные и неполнородные), внуки/внучки и бабушки/дедушки (ст. 14 СК РФ). Супруги среди близких родственников, как видим, здесь не названы.

УПК РФ определяет круг близких родственников несколько иначе (п.4 ст.5 УПК РФ). Перечень близких родственников, приведенный в п.4 ст. 5 УПК РФ, практически не претерпел изменений по сравнению с тем, который содержался ранее в п. 8 ст. 34 УПК РСФСР. По смыслу уголовно-процессуального закона все вышеперечисленные граждане заинтересованы в судьбе друг друга и не обязаны давать свидетельские показания, которые могут навредить близкому человеку. При этом супружеские отношения по своей значимости в отличие от семейного права ставятся здесь в один ряд с отношениями между кровными родственниками. Включение в число близких родственников супругов для целей уголовного судопроизводства, на наш взгляд, является обоснованным. Уголовнопроцессуальный закон, как представляется, не противоречит Семейному кодексу, а лишь уравнивает супругов и близких родственников в их праве а) отказаться при определенных обстоятельствах от дачи показаний и б) представлять интересы умершего при производстве по уголовному делу. Такой подход соответствует цели защиты как чести и доброго имени умершего, так и чести и достоинства наиболее близких ему лиц, к которым, естественно, относятся супруг (супруга).

Именно этой категории лиц должно быть предоставлено приоритетное право принятия решения о необходимости продолжения производства по уголовному делу в отношении умершего, поскольку основание прекращения уголовного дела может затрагивать, прежде всего, их интересы. В случае реабилитации умершего подозреваемого (обвиняемого), законный интерес этих лиц может иметь и имущественный характер.

Результаты изучения правоприменительной практики подтверждают такой подход. Так, в 89% случаев при прекращении уголовного дела в отношении умершего на стадии предварительного расследования согласие с прекращением было получено от близких родственников умершего, а в судебных стадиях - в 65% случаев. В остальных случаях мнение относительно возможности прекращения уголовного дела на основании п.4 ч.1 ст. 24 УПК РФ либо не выяснялось (на судебных стадиях в 27% случаев, на предварительном расследовании в 3% случаев), либо выяснялось у других лиц (в 8% случаев, как на предварительном расследовании, так и в суде).

2.Родственники

Очевидно, что законный интерес в реабилитации умершего может принадлежать не только близким родственникам, но и другим родственники умершего подозреваемого (обвиняемого). Содержание понятия "родственники" определено в п. 37 ст.5 УПК РФ. Поскольку вопрос о родстве имеет гражданскоправовую природу, то, по мнению А.В. Смирнова и К.Б. Калиновского, его следует разрешать с учетом положений ст. 1143-1145 ГК РФ . В силу указанных норм к родственникам отнесены племянники и племянницы, дяди и тети, двоюродные братья и сестры, прадедушки и прабабушки, двоюродные внуки и внучки, двоюродные дедушки и бабушки, двоюродные правнуки и правнучки, двоюродные племянники и племянницы, двоюродные дяди и тети.

Как видим, перечень родственников достаточно широк, поэтому стремление выяснить мнение всех приведет к невозможности принятию решения о прекращении уголовного дела. Анализ следственной и судебной практики показывает, что мнение по вопросу о возможности прекращении уголовного дела у таких лиц, как двоюродный брат , дядя , тетя , выясняется лишь при отсутствии у умершего близких родственников, и такой подход следует признать обоснованным.

Учитывая широту категории "родственники", можно допустить наличие законного интереса в реабилитации умершего сразу у нескольких лиц. Так, при разрешении Центральным районным судом г.Тольятти вопроса о прекращении уголовного дела в отношении умершего Б. выяснялось мнение по [168] [169] [170] [171]

вопросу о возможности прекращения уголовного у двоюродного брата и дедушки

175

умершего.

З.Близкие лица

В проекте федерального закона № 180771-6 помимо близких родственников и родственников умершего, которые могут иметь заинтересованность в производстве по уголовному делу, выделены также "близкие лица". Однако уголовно-процессуальная дефиниция "близких лиц" не позволяет нам относить их к числу лиц, заинтересованных в продолжении производства по уголовному делу в отношении умершего.

Понятие "близкие лица" впервые появилось в Уголовном кодексе РСФСР 1960 года в 1989г. в связи необходимостью предоставить защиту от преступных посягательств не только должностным лицам, но и их близким. Так, первой нормой, содержащей данное понятие, являлась ст. 176.2 УК РСФСР 1960г., регламентировавшая уголовную ответственность за угрозу или насильственные действия в отношении судьи, должностного лица правоохранительного или контролирующего органа и их близких.

В юридической литературе того времени авторами предлагались различные формулировки содержания данного понятия, но по смыслу они были близки. Например, А.В. Наумов относил к "близким лицам" близких родственников и иных лиц, являющихся близкими для соответствующего лица.[172] [173] [174] Другие авторы определяли его так: "Под близкими потерпевшего понимаются как его близкие родственники (родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, а также супруг), так и иные лица, интересы которых в силу сложившихся жизненных обстоятельств дороги потерпевшему (например, двоюродные братья и сестры, невеста, сожитель, друзья)".

Несколько иное определение данного понятия предлагала Л.А. Андреева, которая полагала, что

близким можно считать любого человека, смерть которого для потерпевшего

178

стала серьезной душевной травмой.

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил уголовно-правовое содержание понятия "близкие лица". Следуя его разъяснениям к числу близких ли можно отнести как близких родственников, так и иных лиц, состоящих в родстве или свойстве (родственники супруга), а также лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся

- 179

личных отношений.

Уголовно-правовое содержание понятия "близкие лица" оказало влияние на формирование понятия "близких лиц" и в уголовном процессе, в связи с чем в уголовно-процессуальном законе "близкие лица" были определены как лица, значимые только для потерпевшего и свидетеля.

Содержание понятия "близкие лица" определено в п.3 ст.5 УПК РФ. В отличии от уголовно-правового понимания близких лиц, в уголовнопроцессуальном смысле близкие родственники и родственники в их круг не входят. Однако близких лиц УПК РФ по-прежнему определяет только относительно потерпевшего и свидетеля. А.В. Смирнов и К.Б. Калиновский под близкими лицами предлагают понимать таких лиц, которые связанны со свидетелем или потерпевшим тесным личным общением, дружбой или

1 ЯП

любовью.

Представляется, что такое определение может быть использовано и для характеристики лиц, близких подозреваемому и обвиняемому, о которых говорится, в частности, в ч.3 ст. 46 УПК РФ - подозреваемому предоставляется право на один телефонный разговор на русском языке в присутствии дознавателя, следователя в целях уведомления близких родственников, родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения. [175] [176] [177]

В большинстве уголовно-процессуальных норм (ст.ст. 11, 42, 46, 96, 131, 166, 186, 241, 286, 317.4, 317.8 УПК РФ), упоминающих о близких лицах, например, в ст. 11 УПК с целью указания на возможность предоставления им охраны, о них говорится как о лицах, значимых для участников уголовного судопроизводства. При этом близкие лица в УПК РФ не рассматриваются как лица, для которых является значимым участник уголовного процесса (свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый). Содержание ч.3 ст. 46 УПК РФ в редакции Федерального закона от 30.12.2015 № 437-ФЗ свидетельствует о расширении указанного понятия. Законодатель распространяет его не только на лиц, значимых для свидетеля и потерпевшего, но и на лиц, для которых значимы сами участники уголовного процесса, в том числе и подозреваемый. Об этом же свидетельствует и ч.8 ст. 42 УПК: "По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные настоящей статьей, переходят к одному из его близких родственников и (или) близких лиц, а при их отсутствии или невозможности их участия в уголовном судопроизводстве - к одному из родственников".

В проекте федерального закона № 180771-6 предлагается дополнить п.3 ст. 5 УПК РФ после слов "состоящие в свойстве с потерпевшим, свидетелем," словами "умершим обвиняемым, подозреваемым, лицом, подлежавшим привлечению к уголовной ответственности,". Однако такое дополнение представляется не достаточным, поскольку оно, во-первых, охватывает лишь лиц, близких умершему подозреваемому (обвиняемому), в то время как вполне может быть распространено и на лиц, близких подозреваемому (обвиняемому) при жизни, а, во-вторых, не распространяется на лиц, для которых значимы свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый.

С учетом сказанного представляется возможным изложить п.3 ст.5 УПК РФ в следующей редакции: " близкие лица - иные, за исключением близких родственников и родственников, лица, состоящие в свойстве с потерпевшим, свидетелем, подозреваемым, обвиняемым, а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему и свидетелю, и лица, которым дороги жизнь, здоровье и благополучие подозреваемого, обвиняемого, а также добрая память о них в силу сложившихся личных отношений".

Поскольку критерии отнесения лица к числу близких в законе четко не определены, вопрос о том, является ли лицо близким, надлежит оценивать в каждом случае индивидуально, исходя из характера их взаимоотношений с соответствующим участником уголовного процесса и практической необходимости учета их интересов при производстве по уголовному делу. Применительно к цели нашего исследования, близкими умершему могут быть признаны лица, которые хотя и не находились с ним в зарегистрированном браке, но фактически состояли в семейных отношениях, вели общее хозяйство и/ или имели общих детей, и /или вместе с умершим воспитывали детей одного из них, и/или совместно ухаживали за престарелыми родителями одного из них и т.п., а также при схожих с описанными обстоятельствами свойственники умершего, бывшие супруги, приемные, но не оформленными должным образом, дети или родители, дети или родители фактического супруга. Обоснованным представляется считать близкими лицами всех лиц, которым при жизни умерший был не безразличен, для которых с морально-этической стороны важно защитить добрую память о дорогом, близком, родном человеке, и которые по собственной инициативе выступают в защиту доброй памяти об умершем.

Изучение правоприменительной практики показало, что в отсутствие близких родственников и родственников умершего позиция по вопросу о

прекращении уголовного дела в отношении умершего выясняется иногда и у

181

таких лиц, как теща или близкий человек, взявший на себя заботу о

182

похоронах .

В некоторых регионах органами расследования и судами при отсутствии близких родственников или в случае неустановления таковых к участию в деле привлекаются сотрудники органов опеки и попечительства или подразделений [178] [179]

социальной защиты населения местных администраций . Такой случай был выявлен и нами по уголовному делу, возбужденному в отношении С., где в целях получения согласия на прекращение дела было привлечено Управление социальной поддержки населения мэрии г.о. Тольятти.[180] [181] В ходе изучения правоприменительной практики (30 уголовных дел, прекращенных в отношении умершего на стадии предварительного расследования, 120 уголовных дел, прекращенных в ходе судебного производства, 50 постановлений суда о прекращении уголовного дела) не было выявлено случаев заявления такими организациями и должностными лицами возражений против прекращения уголовного дела в отношении умершего подозреваемого (обвиняемого). Более того, с материалами дела они не знакомились, заинтересованности в судьбе уголовного дела в отношении умершего, не выражали. Их участие можно назвать формальным, поскольку они не имеют какого-либо интереса в уголовном деле и, как правило, даже лично не знакомы с умершим. В связи с этим привлечение указанных организаций и должностных лиц вряд ли следует считать целесообразным.

Следует отметить, что круг лиц, которым должно быть предоставлено право настаивать на продолжении производства по конкретному уголовному делу в отношении умершего, может оказаться достаточно широким, затрудняющим реализацию следователем или судом обязанностей по учету их мнения. Решая этот вопрос, представляется важным иметь в виду наличие различных форм реализации прав заинтересованных в реабилитации умершего лиц. Близкие родственники умершего бесспорно имеют приоритетное право принимать решения о необходимости продолжения производства по уголовному делу, поскольку решение о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям затрагивает их законные интересы в первую очередь. Именно поэтому представляется целесообразным закрепить право на заявление возражений против прекращения уголовного дела в отношении умершего только в отношении близких родственников. Иные заинтересованные лица могут воспользоваться правом обжаловать постановление о прекращении уголовного дела и/или уголовного преследования в отношении умершего в той форме, которая предусмотрена для соответствующей стадии уголовного процесса.

Следует заметить, что право на обжалование постановления о прекращении уголовного дела и/или уголовного преследования в отношении умершего может быть предоставлено не только лицам, участвующим в производстве по уголовному делу, но и иным лицам, чьи права и законные интересы затрагиваются принятым решением. Аналогичные положения уголовнопроцессуальный закон предусматривает при производстве в суде апелляционной, кассационной и надзорной инстанции. Кроме того, у таких лиц есть право обращения в прокуратуру с жалобой на действия и решения следователя, дознавателя, а у прокуратуры, как надзорного органа, есть право проверить законность и обоснованность вынесенного постановления о прекращении уголовного дела в отношении умершего.

Конституционный суд РФ, указав на необходимость предоставления близким родственникам умершего подозреваемого (обвиняемого) и иным заинтересованным лицам права инициировать продолжение производства по уголовному делу, которое подлежало прекращению в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого), фактически допустил возможность участия этих лиц в уголовно-процессуальных отношениях. Это повлекло необходимость наделения близких родственников умершего собственным процессуальным статусом со свойственным ему набором прав и гарантий. Так, В. М. Карпенко и некоторые другие исследователи указывают на необходимость детального закрепления в отдельной норме, помещенной в главу 7 УПК РФ, процессуального

185

статуса указанных лиц. [182]

В юридической литературе представлены разные точки зрения относительно процессуального статуса близких родственников умершего подозреваемого (обвиняемого). Так, одни полагают возможным именовать их

185 187

законными представителями , другие - представителями , третьи - близкими родственниками умершего подозреваемого (обвиняемого). В проекте

Федерального закона № 180771-6 близкие родственники умершего

подозреваемого (обвиняемого) и иные заинтересованные лица названы

189

представителями обвиняемого.

Следует заметить, что определение процессуального статуса близких родственников, родственников и близких лиц представляется актуальным не только в связи с производством по уголовному делу в отношении умершего. В уголовно-процессуальном законе не единожды встречается упоминание о близких родственниках, родственниках умершего, а также близких ему лицах. Так, например, участие близких родственников или родственников умершего требуется при эксгумации. Согласно ст. 178 УПК РФ при необходимости извлечения трупа из места захоронения следователь выносит постановление об эксгумации и уведомляет об этом близких родственников или родственников покойного. В ч.8 ст. 42 УПК РФ указано, что в случае смерти лица, потерпевшего от преступления, его права переходят к одному из его близких родственников и (или) близких лиц, а при их отсутствии или невозможности их участия в уголовном судопроизводстве - к одному из родственников. Ни в одном из перечисленных случаев, процессуальный статус близких родственников и иных [183] [184] [185] [186] заинтересованных лиц в законе не определен. В юридической литературе этот вопрос носит дискуссионный характер, наиболее активно ведется спор относительно процессуального статуса близких родственников умершего потерпевшего.[187] Представляется, что процессуальное положение близких родственников покойного при эксгумации и близких родственников умершего потерпевшего сходно с процессуальным положением близких родственников умершего подозреваемого (обвиняемого).

В современной юридической литературе выдвинуты две основные точки зрения на процессуальный статус близких родственников умершего подозреваемого (обвиняемого).

Согласно первой точке зрения близкие родственники умершего и иные заинтересованные лица выступают при производстве по уголовному делу в качестве правопреемников.[188] [189] Однако полностью приравнять их статус к статусу подозреваемого (обвиняемого), аналогично тому, как это сделано в ч.8 ст.42 УПК РФ применительно к делам о преступлениях, следствием которых явилась смерть потерпевших, по нашему мнению, было бы не совсем верным. Поскольку на них, во-первых, не может быть возложена уголовная ответственность за совершенное преступление, а, во-вторых, реализация прав, тесно связанных с личностью умершего (право давать от его имени объяснения и показания) не может быть передана другим лицам.

В связи с изложенным более обоснованной представляется другая точка зрения, которой придерживаются, в том числе, и разработчики проекта закона о внесении изменений в УПК РФ. Его авторы и сторонники настаивают на

- 193

возникновении отношений по представительству.

Институт представительства свойственен и для гражданско-правовых, и для гражданско-процессуальных и уголовно-процессуальных и иных правоотношений. Однако понимание представительства для каждой отрасли права свое.

Так, изначально представительство появляется как институт материального права. Затем с развитием права и совершенствованием процедуры судопроизводства представительство занимает свое место и в сфере процессуальных отношений. В общепринятом обыденном понимании представительство означает замещение одного лица другим лицом.

В энциклопедической литературе указано, что под представительством в праве понимается совершение юридических действий в пределах предоставленных полномочий одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого), в результате которых права и обязанности возникают у последнего.[190] [191] В толковом словаре В.И. Даля представитель определяется как заступающий чье-либо место, явившийся за кого, представляющий законно за другого.[192] [193]

Определяя сущность представительства в гражданско-правовых отношениях, Н.М. Коркунов писал, что юридические действия могут быть совершены одним лицом за другое в силу представительства. Оно заключается в том, что представитель совершает действия от имени представляемого, с тем чтобы все юридические последствия этого действия наступили для

196

представляемого.

Сущность представительства в гражданско-процессуальных отношениях С.В. Аносова видит в обеспечении гражданам и юридическим лицам возможности осуществлять принадлежащие им права и обязанности при посредстве других лиц-представителей. Аналогичным образом определяют сущность представительства в гражданском процессе И.М. Ильницкая и Л.Ф.

Лесницкая. А.Ф. Козлов, в целом соглашаясь с ними, обращает внимание на то, что представительство есть процессуальная деятельность правоспособных и дееспособных субъектов от имени и в защиту прав и интересов лиц, участвующих

199

в гражданском процессе.

Такое понимание представительства характерно для гражданского и гражданско-процессуального права, где представитель в сущности замещает собой фигуру представляемого, он действует от его имени и в его интересах, а все последствия его действий возникают исключительно для представляемого.

Несколько иначе понимается представительство в уголовном процессе. Следует отметить, что вопросы представительства в уголовном процессе рассматривались многими исследователями.[194] [195] [196] [197] Впервые определение представительства в уголовном процессе попытался дать П.М. Туленков. По его мнению, представительство в уголовном процессе является самостоятельным институтом уголовно-процессуального права, то есть совокупностью норм, регулирующих общественные отношения, которые возникают в связи с оказанием одним лицом юридической помощи другому участнику процесса в отстаивании его прав и законных интересов при производстве по уголовному делу.[198]

Отличие уголовно-процессуального представительства от гражданского и гражданско-процессуального, во-первых, обусловлено существованием не только внутренних отношений между представителем и представляемым, но и существованием внешних отношений между представителем и иными участниками уголовного судопроизводства, в частности дознавателем, следователем, судом и т.д. Возникновение отношений по представительству обусловлено наличием процессуального решения о допуске представителя к участию в судопроизводстве, принятого надлежащим должностным лицом. Стоит также отметить, что двойственный характер отношений в уголовнопроцессуальном представительстве определяет и особенности их правового регулирования с одной стороны уголовно-процессуальными нормами, а с другой стороны нормами гражданского и семейного права.

Во-вторых, представитель в уголовном судопроизводстве - это самостоятельный участник процесса. Так В.Г. Асташенков отмечает, что если в гражданском праве представитель действует от имени представляемого, то в уголовном процессе с момента вступления в дело представитель является самостоятельным равноправным участником, а поэтому права и обязанности представителя в момент их возникновения не могут считаться принадлежащими не представителю, а самому представляемому.[199] [200]

В-третьих, пределы процессуальных прав и обязанностей представителя определяются не волей представляемого путем определения полномочий, как это имеет место в гражданском судопроизводстве, а установлены уголовно-

203

процессуальным законом и не могут быть ограничены представляемым.

Таким образом, представительство в уголовном процессе - это, с одной стороны, уголовно-процессуальный институт, то есть совокупность правовых норм, регулирующих отношения в процессе производства по уголовному делу между представителем и представляемым, а также между представителем и властными участниками уголовного судопроизводства. С другой стороны, представительство - это самостоятельная уголовно-процессуальная деятельность одного лица (представителя) в интересах другого (представляемого), осуществляемая наряду с представляемым в пределах, представленных ему законом полномочий. Целью представительства в уголовном процессе является содействие эффективной защите прав и законных интересов участников процесса.[201] [202]

Основаниями возникновения представительства являются юридические факты, в результате которых одно лицо становится представителем другого. К таким фактам в уголовном судопроизводстве, как правило, относятся заключение договора поручения, происхождение детей от родителей, усыновление и др.

В зависимости от оснований возникновения представительства в уголовном процессе традиционно принято выделять представительство договорное и законное.

В основе договорного представительства лежит воля лица защищать свои интересы в ходе уголовного судопроизводства не самостоятельно, а посредствам другого лица, представителя. Так, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, частный обвинитель или их законные представители вправе воспользоваться помощью представителя (ст. 42, 44, 45 УПК РФ).

В основе законного представительства лежит предписание закона о необходимости защищать интересы отдельных участников уголовного судопроизводства посредством участия представителя. В уголовном процессе под законным представительством понимается представительство лиц, которые в силу возраста или психического заболевания не могут самостоятельно защищать свои интересы в ходе уголовного судопроизводства , однако как субъекты права существуют и обладают правоспособностью.

УПК РФ в п. 12 ст.5 УПК РФ называет основанием возникновения законного представительства лишь недостижение подозреваемым, обвиняемым либо потерпевшим установленного законом возраста.

Главой 51 УПК РФ право выступать в качестве законного представителя лица, в отношении которого разрешается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, предоставлено близким родственникам или, в случае их отсутствия, органам опеки и попечительства.

Законный представитель относится к числу самостоятельных участников уголовного судопроизводства. При производстве по уголовному делу он действует наряду с представляемым, а в некоторых случаях вместо него. Полномочия ему не делегируются, действует он от своего имени. Права и обязанности законного представителя отличаются от прав и обязанностей представляемого, хотя и производны от них. Замещение законным представителем представляемого не допустимо. Ю.И. Стецовский следующим образом определяет положение законного представителя в уголовном процессе: "В уголовном процессе законный представитель является самостоятельным участником процесса, действующим в интересах обвиняемого, но не вместо него, а наряду с ним".[203] [204]

Процессуальное положение законного представителя обвиняемого Г.П. Саркисянц характеризует следующим образом: "Это лицо, несущее в силу родственных связей или служебного положения ответственность за воспитание несовершеннолетнего и его поведение, выступающее в уголовном процессе в связи с преступлением совершенным его подопечным и наделенное процессуальными правами и обязанностями по самостоятельному участию в судопроизводстве в целях защиты прав и законных интересов

207

несовершеннолетнего и своих интересов".

Очевидно, что представительство умершего подозреваемого (обвиняемого) к договорному представительству отношения не имеет, поскольку основано на родстве либо личных отношениях представителя с умершим.

Представительство умершего подозреваемого (обвиняемого) гораздо более сходно с законным представительством. Представителю умершего не требуется согласия умершего на вступление в процесс, точно также, как и законному представителю не требуется согласие несовершеннолетнего или лица, страдающего психическим расстройством. Полномочиями представителя наделяет закон, причем эти полномочия отличны от полномочий умершего, а права и обязанности умершего не переходят к его представителю.

Многие процессуалисты придерживаются того мнения, что близкие родственники умершего подозреваемого (обвиняемого) и иные заинтересованные лица могут быть допущены к участию в уголовном деле именно в качестве законных представителей. В частности И.В. Маслов, проводя аналогию с производством о применении мер принудительных мер медицинского характера (глава 51 УПК РФ), отмечает, что при прекращении уголовного дела в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) на стадии предварительного

расследования необходимо признать одного из близких родственников умершего

208

его законным представителем. Аналогичной позиции придерживается О.В. Хитрова, которая указывает на то, что близкие родственники умершего подозреваемого (обвиняемого) и иные заинтересованные лица имеют в деле личный, а не представляемый интерес, в связи с чем фактически являются законными представителями умершего.[205] [206]

Не смотря на всю схожесть прав законных представителей и близких родственников умершего и иных заинтересованных лиц, представительство умершего не является законным представительством. Основное отличие состоит в том, что умерший как субъект права отсутствует, и очевидно, что представитель для него не приобретает прав и не создает обязанностей. Несмотря на то, что лица, страдающие психическими заболеваниями, как субъекты права тоже отсутствуют, тем не менее, в отношении них судом принимается решение о применении к ним принудительных мер медицинского характера, что создает для них ряд обязанностей. Поэтому близкие родственники душевнобольного и иные заинтересованные лица участвуют в производстве о применении принудительных мер медицинского характера в защиту интересов душевнобольного и именно как законные представители.

С морально-этической стороны право близких родственников умершего и иных заинтересованных лиц отстаивать непричастность умершего к совершенному преступлению может основываться на позиции, занимаемой по делу умершим при жизни, а также на внутреннем убеждении в невиновности умершего, основанного на фактических обстоятельствах дела, в тех случаях, когда смерть подозреваемого (обвиняемого) предшествовала возбуждению уголовного дела или вступлению его в дело в качестве подозреваемого (обвиняемого), а, следовательно, и официальному выражению своего отношения к подозрению или обвинению.

Представительство умершего - это особый вид представительства, основанный на положениях закона и решении властного субъекта о допуске к участию в производстве по уголовному делу. Представитель умершего действует в целях защиты чести, достоинства и доброй памяти об умершем, конечным результатом его деятельности является признание умершего непричастным к совершенному преступлению и его реабилитация.

Изучение правоприменительной практики показало, что процессуальный статус близких родственников и иных заинтересованных лиц определяется весьма неоднозначно. Ни по одному из изученных нами уголовных дел не было вынесено постановление, в котором бы определялся процессуальный статус близких родственников умершего и иных заинтересованных лиц.

В судебных повестках, протоколах допроса, протоколах судебных заседаний, постановлениях о прекращении уголовного дела и/или уголовного преследования указанные лица именовались свидетелями, представителями, законными представителями или близкими родственниками. Так, в качестве законных представителей близкие родственники и иные заинтересованные лица к участию в деле на стадии предварительного расследования были допущены в 20 % случаев, на судебных стадиях в 5% случаев. В качестве представителей указанные лица на стадии предварительного расследования допускались в 30% случаев, на судебных стадиях в 54% случаев. Реже близкие родственники, родственники и близкие лица умершего участвовали в уголовном деле в качестве свидетелей (на стадии предварительного расследования в 17% случаев, на судебных стадиях в 4% случаев). Примерно в каждом третьем изученном нами уголовном деле правоприменитель не смог определить процессуальный статус близких родственников умершего и иных заинтересованных лиц (33% случаев на стадии предварительного расследования, 37% случаев на судебных стадиях) и именовал их "близкие родственники умершего".

Результаты исследования, таким образом, показали, что в большинстве случаев правоприменители рассматривают родственников именно в качестве представителей, хотя природу этого представительства до конца определить затрудняются.

Так, в соответствии с судебной повесткой о времени и месте рассмотрения уголовного дела в отношении З., при жизни обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ст.158 ч.1 УК РФ, направленной его матери, она

приглашалась принять участие в производстве по уголовному делу в качестве

210

"законного представителя".

Мать умершего Б., обвинявшегося в совершении преступлений,

предусмотренных ст.228 ч.1, ст.232 ч.1 УК РФ, извещалась о времени и месте

211

рассмотрения уголовного дела в качестве "близкого родственника".

В заявлении о согласии с прекращением производства по уголовному делу в отношении умершего В., обвинявшегося в совершении преступления,

предусмотренного ст.228 ч.1 УК РФ, процессуальный статус матери был указан

212

как "представитель умершего".

213

В проекте федерального закона близкие родственники умершего и иные заинтересованные лица названы "представителями обвиняемого". [207] [208] [209] [210]

По смыслу проекта ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части уточнения порядка производства по уголовному делу в случае смерти обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежавшего привлечению к уголовной ответственности)" термин "представитель обвиняемого" - это обобщенное понятие, включающее привлеченных к производству по уголовному делу в случае смерти обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежавшего привлечению к уголовной ответственности, их близких родственников либо их законных представителей, родственников либо их законных представителей, иных близких лиц либо их законных представителей.

В пояснительной записке к проекту федерального закона "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части уточнения порядка производства по уголовному делу в случае смерти обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежавшего привлечению к уголовной ответственности)" разъясняется, что содержание понятия "представитель обвиняемого" определено с учетом положений законодательства Российской Федерации (в частности, Федерального закона "О погребении и похоронном деле", Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), в которых используется понятие "законный представитель умершего", что представляется не совсем верным.

Термин "законный представитель умершего" в ФЗ от 12.01.1996г. № 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле" используется наряду с понятиями "супруг, близкие родственники (дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка, бабушка), иные родственники", т.е. близкие родственники и иные родственники в число законных представителей по смыслу данного закона не входят. Под "законным представителем умершего" в законе "О погребении и похоронном деле" понимаются лица или организации, осуществлявшие при жизни умершего опеку или попечение над ним.

Кроме того, термин "законный представитель умершего" в том же смысле используется и в иных нормативных актах, например, в Приказе Минюста РФ от 14.10.2005 г. № 189 "Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы" сказано, что в случае отсутствия в волеизъявлении умершего указания на исполнителей волеизъявления либо в случае их отказа от исполнения волеизъявления умершего оно осуществляется супругом, близкими родственниками, иными родственниками либо законными представителями умершего. В том же контексте рассматриваемый термин употребляется в КоАП РФ, Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22.07.1993 г. № 5487-I, Приказе Минюста РФ от 23.06.2005 г. № 93 "Об утверждении инструкции о порядке погребения лиц, умерших в период отбывания уголовного наказания и содержания под стражей в учреждениях ФСИН России", Приказе Минздравмедпрома РФ от 29.04.1994 г. № 82 "О порядке проведения патологоанатомических вскрытий" и других нормативно-правовых актах. Однако, определять содержание понятия "представитель обвиняемого" с учетом вышеизложенных положений нормативно-правовых актов в корне не верно.

Сам термин "законный представитель умершего" вполне может быть употребим по отношению к близким родственникам умершего подозреваемого (обвиняемого) и иным заинтересованным лицам. Сходство процессуального статуса законного представителя в уголовном процессе и близких родственников умершего и иных заинтересованных лиц заключается в том, что они определяются именно законом и мнением представляемого не связаны. Представители умершего также, как и законные представители во многом замещают представляемых, способствуя реализации их прав. [211]

Тем не менее во избежание путаницы наиболее обоснованным представляется именовать близких родственников, родственников и близких умершему лиц представителями умершего подозреваемого (обвиняемого).

Представляется целесообразным дополнить ст.5 УПК РФ пунктом 12.1, изложив его в следующей редакции: "Представители умершего подозреваемого (обвиняемого) - привлеченные в установленном законом порядке к производству по уголовному делу в случае смерти подозреваемого, обвиняемого его близкие родственники, родственники, близкие лица либо их законные представители".

Подводя итоги рассмотрения вопроса о круге лиц, заинтересованных в продолжении производства по уголовному делу в отношении умершего, приходим к выводу о том, что круг этих лиц определяется целями такого производства. К лицам, выступающим в целях защиты интересов умершего следует отнести близких родственников, родственников и близких умершему лиц. Под близкими лицами следует понимать иных, за исключением близких родственников и родственников, лиц, состоящих в свойстве с потерпевшим, свидетелем, подозреваемым, обвиняемым, а также лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему и свидетелю, и лиц, которым дороги жизнь, здоровье и благополучие подозреваемого, обвиняемого, а также добрая память о них, в силу сложившихся личных отношений.

Не исключено, что указанные лица могут иметь и собственные интересы в производстве по уголовному делу в отношении умершего, такие как защита собственных чести и достоинства или имущественный интерес. Однако эти цели для них являются вторичными, поскольку реализуются только при условии реабилитации (оправдания) умершего.

Близкие родственники умершего подозреваемого (обвиняемого) могут быть допущены к участию в производстве по уголовному делу в отношении умершего в качестве представителей умершего. Однако представительство умершего отличается от других видов представительства, поскольку представляемый как субъект права отсутствует, а целями участия представителя является защита как доброй памяти об умершем, так и собственных интересов. Сходство с законным представительством выражается лишь в сходстве прав и обязанностей, о представительстве же в полном смысле говорить невозможно. Несмотря на то, что представительство в данном случае будет носить специфический характер, иного способа допустить указанных лиц к участию в деле не представляется.

2.3.

<< | >>
Источник: Мещерякова Юлия Олеговна. ПРОИЗВОДСТВО ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ В ОТНОШЕНИИ УМЕРШЕГО. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Самара - 2018. 2018

Еще по теме Лица, заинтересованные в производстве по уголовному делу в отношении умершего, и их процессуальный статус:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -