<<
>>

§ 1.2. Исторические этапы становления и развития института дознания и дифференциации его процессуальной формы

Вопросам становления и развития института дознания и дифференциации процессуальной формы производства дознания в теории уголовного процесса посвящен целый ряд работ[55].

В научных трудах, при в общем-то единых подходах в исследованиях имеются некоторые различия в выводах. В целом, во всех этих исследованиях прослеживаются особенности исторического развития института дознания, различных реформаторских инициатив, анализа первоисточников согласно закономерностям изменения государственности в России.

Отдельные ученые анализируют динамику развития института дознания без четкого выделения исторических этапов и периодов[56], другие выделяют отдельные наиболее обобщенные этапы становления и развития института[57], либо делают лишь условное выделение отдельных этапов[58], и лишь отдельные ученые-процессуалисты определяют четкую структуру с периодами и входящими в них этапами[59].

При этом, указанные нами ученые так же не всегда имеют единый подход к историческому исследованию проблемы. Так, например, А.П. Рыжаков в своих исследованиях рассматривает только послереволюционный, советский и постсоветский периоды деятельности органов дознания, не уделяя внимания периоду, когда происходило зарождение института дознания в России до революции. Им выделяется четыре этапа формирования дознания: 1) зарождение послереволюционных органов дознания (до 1920 г.); 2) этап непредусмотренного УПК дознания (1920-1935 гг.); 3) период деятельности следователей-инспекторов, представителей органов дознания (до 1960 г.); 4) современный период[60].

Многие ученые-процессуалисты начинают отсчет истории развития органов дознания с принятия Судебных Уставов 1864 года[61]. В подобном случае, как правило, выделяются следующие исторические периоды: 1) дореволюционный период; 2) послереволюционный период (до 1958 г.);

поздний советский (до 1991 г.); 3) постсоветский период (до 2001 г.); 4) современный период.

На наш взгляд, выделение исторических этапов, руководствуясь исторической взаимосвязью изменения уголовно-процессуального права в зависимости от тенденций изменения российской государственности, является наиболее верной.

Г оворя же об исторических рамках, которые следует рассматривать при исследовании института дознания и дифференциации процессуальной формы дознания в частности, то, на наш взгляд, наиболее точной и всеобъемлющей является периодизация, которая используется в исследованиях О.В. Мичуриной[62] и Л.Н. Масленниковой[63]. Последними выделяются семь этапов, которые, в свою очередь, соответствуют трем историческим периодам:

- дореволюционный период Российской империи (до октября 1917 г.), состоящий из двух этапов: первый - зарождения дознания (XIV-XVII вв. до принятия Устава уголовного судопроизводства 1864 г.) и второй - развития дознания (от принятия Устава уголовного судопроизводства 1864 г. и до октября 1917 г.);

- советский (период СССР с октября 1917 г. по конец 1991 г.), состоящий из трех этапов: третий этап (с 1917 г. по 1922 г.), четвертый (от приятия УПК РСФСР 1922 г. до 1958 г.), пятый (с момента принятия Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и Союзных республик 1958 г. и УПК РСФСР 1960 г. до конца 1991 г.);

- постсоветский (с октября 1991 г. по настоящее время), состоящий из двух этапов: шестой этап (ранний постсоветский - с момента разработки Концепции судебной реформы в Российской Федерации до 2001 г.), седьмой этап (новейший - с принятия УПК 2001 г. до настоящего времени).

На наш взгляд, в советском периоде следует выделить еще один этап, который включает предвоенный, военный и послевоенный промежуток времени (1940-1958 г.г.), т.к. в этот период по отдельным категориям уголовных дел Указами Президиума Верховного Совета СССР и Постановлениями СНК РСФСР вводились упрощенные формы производства.

Кроме того, полагаем, что с момента принятия УПК РФ и до настоящего времени следует выделить отдельный исторический период развития института дознания и дифференциации процессуальной формы производства дознания - новейший период, состоящий из двух этапов - восьмой этап (с принятия УПК РФ 2001 г.

до марта 2013 г.) и девятый этап (с марта 2013 г. и до настоящего времени).

Отметим, что с момента принятия и вступления в законную силу УПК РФ наступил сложный этап судебной реформы, связанный с реализацией новой идеологии уголовного судопроизводства, поскольку основу концепции закона составляет положение о том, что он должен стать гарантом прав и свобод граждан. В действующим УПК находят реализацию международноправовые стандарты, требования Конституции РФ, где предусмотрены общеправовые положения, выражающие природу и сущность демократического государства.

Пользуясь указанной исторической периодизацией, рассмотрим этапы становления и развития института дознания в России, а также дифференциации процессуальной формы дознания. При этом подчеркнем, что ускорение процесса являлось весьма актуальным практически во всех исторических периодах.

Как уже отмечалось нами, дореволюционный период состоял из двух этапов. Первый этап характеризуется зарождением дознания. Фактически этот этап берет начало значительно ранее, чем принято определять в уголовно-процессуальной науке официальное начало дознания, а именно с начала судебной реформы 60-х годов XIX века, и определять его следует возникновением процесса розыскного типа, «сыска», в период XIV-XVII вв.

Рассматриваемый процесс нельзя в полной мере называть дознанием - видом уголовно-процессуальной деятельности, а также говорить о нем, как о полномерной самостоятельной форме предварительного расследования, но при этом можно отметить, что намечающееся начальное реагирование на совершенное преступление, которое в дальнейшем получит название «полицейское дознание» уже имеет место быть[64].

Кроме того, характеризуя этот этап, отметим, что в 1763 году с целью ускорить производство по уголовным делам произошло ограничение срока следствия одним месяцем. А Высочайший Манифест Александра II содержал особое требование, которое было отнесено к будущему суду: а именно, создать суд «скорый»[65]. В этом же Манифесте закреплялось, «тому, чья участь так или иначе зависит от суда, естественно желать, чтобы она как можно быстрее решилась, чтобы не томиться под неопределенным и долгим гнетом»[66].

Очень значимый, весомый и гуманистический аспект, провозглашающий новый подход к судопроизводству - быстрота процесса.

Второму этапу развития дознания (дореволюционный период) отводится начало с момента принятия Устава уголовного судопроизводства 1864 г. В указанном документе проводится довольно детальная дифференциация дознания и предварительного следствия. Именно в нем впервые отмечается употребление термина «дознание», который

характеризуется в качестве «первоначальных изысканий, производимых полицией с целью обнаружения справедливости либо несправедливости сведений и слухов, дошедших до нее о преступлении...»[67].

При дословном толковании термина дознания того периода следует понимать первоначальную проверку информации о преступлении, которою проводила полиция[68]. Проведение указанной проверки закреплялось в

Уставе уголовного судопроизводства России 1864 г. и в Законе «О судопроизводстве по делам о преступлениях и проступках»[69]. Данные нормативно-правовые акты регламентировали проведение проверки сообщений о преступлениях в форме полицейского дознания.

Уставом уголовного судопроизводства 1864 г., определялась также и сущность дознания, включающая в себя смысловую нагрузку употребляемых в тот период слов и оборотов речи, таких как «дознать», «дознаться», обозначающих точное разознавание, удостоверение в каком-либо вопросе[70].

В Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. также устанавливалось, что полиции, выступающей в качестве органа дознания, следует получить удостоверение «через осуществление дознания», для определения в действительности ли совершено происшествие, есть ли в нем признаки преступления либо проступка. По Уставу, если первоначально «происшествие, имеющее в себе признаки преступления» становилось известно полиции, то ей вменялось в течение одних суток совершить оповещение о нем судебного следователя и прокурора либо его товарища (ст. 250). В случае отсутствии указанных лиц, полиции вменялось осуществить начало производства дознания, при котором она осуществляла сбор всей необходимой ей информации при помощи «розыска, словесных расспросов и негласного наблюдения», наряду с этим, полиция не имела полномочий на проведение обыска либо выемки (ст.

254). Эти действия осуществлялись полицией с целью закрепления доказательств «по горячим следам», если следы преступления до момента «прибытия на место судебного следователя могли бы изгладиться» (ст. 258).

Осуществляя дознание, полиции не разрешалось составлять протоколы, собранные же сведения должны были быть занесены в акт, подписанный тем, кто и производил само дознание. Полицией совершался сбор не самих доказательств, а лишь сведений о них. Не маловажным моментом, показывающим статус «полицейского дознания того периода» являлось то, что Сенатом не рекомендовалось зачитывать в судебном заседании акты дознания, а также отмечалось, что в случае признания обвиняемого в процессе дознания, и, при этом, не подтвержденное в присутствии суда, не может иметь собой сколько-нибудь доказательственного значения[71].

Изучая исторические материалы, связанные с «полицейским дознанием» рассматриваемого периода, можно определить дознание в качестве полицейской деятельности, связанной с проверкой поступившей информации о преступлении. Как правильно отмечает А.В. Есина, и в настоящее время органам внутренних дел, проводящим деятельность в качестве органов дознания, свойственна специфика, связанная с проверкой первичной информации о совершенном преступлении. При этом этой деятельности свойственен характер и содержание, так называемого, первого этапа - этапа возбуждение уголовного дела[72]. В рассматриваемом нами дореволюционном судопроизводстве подобная, связанная с проверками, деятельность имела четкое вынесение вне рамок уголовного процесса и, соответственно, не могла рассматриваться как процессуальная полицейская деятельность. В этой связи, интересным и дополнительно подтверждающим наши выводы, будет являться высказывание А.И. Трусова, утверждающего, что стадию возбуждения уголовного дела можно определить как продукт, связанный с перерождением института дознания, и который предусмотрен дореволюционным законодательством[73].

Уставом уголовного судопроизводства производилось отделение дознание от предварительного расследования, и в этом виделись очень существенные усовершенствования.

Во-первых, речь идёт о чётких указаниях, о том, как нужно поступать чинам полиции, чтобы исключить случаи сообщений следователю недостоверных сведений, для этого, при необходимости им следовало самим вначале проверить доносимую информацию, и это значительно уменьшит число необоснованных следствий; во-вторых, судебному следователю, не участвующему в первоначальных следственных мероприятиях (действиях) и, поэтому, не получившему иногда ошибочные заключения и догадки о предполагаемом виновном, свойственно более беспристрастное, без предубеждений суждение в подозрении кого- либо в совершении преступления[74].

И.Я. Фойницкий, отзываясь о дознании дореволюционного уголовного процесса, характеризовал его как не имеющее дело с судебными формами и обрядами... выступающее не судебной деятельностью. Он поддерживал наличие у дознания краткой, даже не процессуальной формы, определяя, что ...успеху дознания характерно лишь возможность быстрого и безостановочного его проведения, а в свою очередь установленные разные формальные требования не только бесполезны, но даже вредны в интересах уголовного правосудия[75].

Поддерживая разработчиков Судебных Уставов ученые- процессуалисты того периода определяли в качестве основной цели дознания лишь обнаружение наличия преступления, дальнейшими же действиями по его расследованию и поимке преступника необходимо заниматься органам предварительного следствия - следователю[76].

Протяженность второго (дореволюционного) этапа определяется до октября 1917 года, но, следует отметить, что окончательной модели дознания уже свойственно становление к 1909 году. Определённую роль в дальнейшей организации производства дознания сыграли положения Инструкции, утверждённой прокурором Московской судебной Палаты Степановым от 15 октября 1909 г. Данный документ вступил в силу в начале следующего года и он конкретизировал собой положения Устава уголовного судопроизводства: включив перечень чинов полиции, которые были уполномочены осуществлять дознание, а также наличие алгоритма их действий и соответствующих функций прокуратуры по надзору за ними.

Дознание выступало в качестве исследования уголовного дела по горячим следам в порядке розыска, его целью выступало обнаружение обвиняемого и собирание доказательств его причастности к преступлению. При этом дознанию была свойственна вспомогательная и подчиненная роль в сравнении с предварительным следствием, не присутствовал процессуальный характер, его осуществление производилось «административными органами, в отличие от предварительного следствия, выполняемого представителями судебной власти»[77].

Следующие этапы, на которых происходило формирование дознания, относятся к советскому периоду. Третий этап (с 1917 по 1922 год) это время поиска новых форм судопроизводства.

Декретом о суде № 1 от 24 ноября 1917 г. были упразднены все ранее действующие общие судебные установления. В этом документе было регламентировано, что до реорганизации всей процедуры судопроизводства полномочиями осуществления предварительного следствия по уголовным дела будут обладать местные судьи. В качестве обвинителей и защитников допускаются все пользующиеся гражданскими правами непорочные граждане.

Отдельные положения о порядке производства по уголовным делам устанавливались целым рядом документов. В частности, документами ВЦИК: Декретом о суде № 2 от 15 февраля 1918 г. и Декретом о суде № 3 от 20 июля 1918 г., Декретом «О революционных трибуналах» от 4 мая 1918 г.; Декретом «О народном суде Российской Социалистической Федеративной Советской Республики» от 30 ноября 1918 г. Кроме того, процедура производства по уголовным делам регламентировалась нормами «Положения о Полковых Судах» от 10 июля 1919 г.; «Положения о военных следователях» от 30 сентября 1919 г. и др.

Основным органом дознания в начальный период деятельности Советской власти являлась милиция, ее деятельность регулировалась Инструкцией НКВД и НКЮ РСФСР 1918 г. Милиции вменялось осуществление производства розыска и дознания, надзором над этим производством занимались народные суды и следственные комиссии. Зачастую предварительное следствие могли вести работники уголовного розыска. До принятия УПК РСФСР 1922 г. отсутствовала сколько-нибудь отлаженная система органов, занимающаяся осуществлением уголовного судопроизводства, регламент порядка их деятельности, четкая процедура дознания. В уголовном процессе этого периода практически отсутствовало разграничение «дознания» и «предварительного следствия»[78].

В целом можно отметить, что в истории отечественного уголовного процесса, и в рассматриваемый период в частности, присутствуют отдельные этапы, когда происходило возникновение процессуальных форм, не имеющих корней в прошлом и, не получив популярности, быстро отмирающих. Этим формам свойственен явный пропагандистский и устрашающий характер. Но, притом, что в большинстве своем эти уголовнопроцессуальные формы с точки зрения теории уголовного процесса не представляют большой ценности, мы не можем не отметить их наличия в историческом процессе.

Особой крайностью рассматриваемых процессуальных форм явилось практически полное отсутствие в них каких-либо формальных ограничений. Так, например, Постановлением НКЮ от 16 июня 1918 года отменялись все ранее изданные циркуляры и инструкции о революционных трибуналах, несущие в себе хоть какие-то ограничения, и объявлялось, что «революционные трибуналы в выборе мер борьбы с контрреволюцией, саботажем и прочим не ограничены, за исключением тех случаев, когда в законе определена мера в выражениях: «Не ниже» такого-то наказания»[79].

Начало четвертого этапа отмечается с принятия УПК РСФСР 1922 г. и УПК РСФСР 1923 г. В 1924 г. были приняты Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и Союзных республик. В ч. 4 данного документа указывалось, что «порядок возбуждения уголовного преследования определяется законодательством Союзных Республик»[80].

Указанный этап продлился до 1940 г., т.е. до предвоенного времени.

В первом принятом в СССР УПК РСФСР 1922г.[81] закреплена система норм, которые достаточно подробно регламентировали деятельность органов дознания, связанную с расследованием преступлений, придающей ей процессуальную форму. Материалы деятельности органов дознания получили силу доказательств, наряду с подобными материалами органов предварительного следствия, процедура дознания стала очень схожа с процедурой предварительного следствия.

В рамках нашего исследования важным будет рассмотрение процессуальной формы дознания указанного исторического этапа. Согласно ст. 105 УПК РСФСР 1922 г. органами дознания являлись: «органы милиции и уголовного розыска; органы Г осударственного политического управления, а также органы различного рода инспекций по делам, отнесенным к их ведению; правительственные учреждения и должностные лица, по делам о проступках, подлежащих дисциплинарному взысканию».

Указанный закон закреплял две разновидности дознания. Органы дознания вправе были самостоятельно и в полном объеме производить расследование по уголовному делу. Кроме того, в случаях, установленных законом, орган дознания обязан был произвести неотложные следственные действия, с последующим производством расследования органами предварительного следствия.

Органам дознания также вменялась обязанность по принятию всех заявлений по поводу совершенных или готовившихся к совершению преступлений, согласно их подследственности. Но при этом, в отдельных случаях, орган дознания был обязан возбудить производство по уголовному делу, провести расследование, даже если дело не было подведомственно органу дознания.

При отсутствии в деянии признаков преступления, органы дознания были вправе отказать в производстве дознания, о чем должны были объявить заинтересованным лицам или учреждениям.

Также задачей органов дознания являлось принятие мер к сохранению следов преступления и устранению для подозреваемого возможности скрыться до начала предварительного следствия или до рассмотрения дела по существу.

Обстоятельства совершённого деяния устанавливались путём опроса подозреваемого и свидетелей. Если орган дознания обладал сведениями, что следы преступления и другие вещественные доказательства могут быть уничтожены или скрыты, то он производил выемку, обыск, осмотр и освидетельствование.

Дознание производилось в течение одного месяца. Уместно подчеркнуть, что при не установлении признаков преступления или не обнаружении виновных в ходе производства дознания все материалы дознания направлялись прокурору, который прекращал производство по уголовному делу.

В случае если за совершенное преступление законом предусматривалось наказание в виде лишения свободы сроком до одного года, то производство по уголовному делу осуществлялось органом дознания в полном объеме и им же направлялось в суд.

В иных случаях, материалы уголовного дела органом дознания направлялись прокурору. При достаточности доказательств, прокурором выносилось постановление о предании обвиняемого суду и в трехдневный срок все материалы дела направлялись в суд.

Уголовное дело направлялось органу дознания прокурором только для проведения дополнительного дознания, если он определял, что орган дознания выявил не все обстоятельства дела, которые подлежали установлению.

Органы дознания могли применить такую меру процессуального принуждения, как задержание лица, подозреваемого в совершении преступления. При этом им вменялось в течение 24 часов сообщить о задержании подозреваемого суду. Если дело было подследственно следователю, то органам дознания вменялась обязанность сообщения о задержании подозреваемого в тот же срок следователю или прокурору.

Принятие судьей или следователем решения о подтверждении ареста, либо об его отмене осуществлялось в течение 48 часов с момента получения извещения от органов дознания о произведенном задержании. При не подтверждении судом или следователем ареста в течение 48 часов с момента получения ими извещений от органов дознания о произведенном задержании, задержанный должен быть освобожден.

УПК РСФСР 1923 г., в целом сохраняя процессуальную форму дознания, внес незначительные изменения, в первую очередь коснувшиеся

усиления контроля органов прокуратуры над производством дознания.

Значительные изменения в УПК РСФСР были внесены Постановлением ВЦИК от 16 октября 1924 года[82]. В частности, согласно ст. 105 этого закона ответственность за непосредственное руководство дознанием под общим надзором прокуратуры возлагалась на следователя. Следователю вменялось решение вопроса о производстве органами дознания ряда процессуальных действий, даже по уголовным делам их собственной подследственности. Также следователь обладал полномочиями прекратить производство по уголовному делу, по которому ранее проводилось дознание, либо им составлялось по ним постановление о предании суду и осуществлялось направление в суд.

Дальнейшие изменения уголовно-процессуального законодательства отмечаются все большим уравниванием дознания и следствия. Органы дознания получили возможность по самостоятельному прекращению уголовных дел. Следует отметить значительное расширение подследственности органов дознания.

Исходя из вышеизложенного, мы видим, что с самого начала четвертого этапа законодателем установилось видимое различие между предварительным следствием и дознанием. К последнему, в дальнейшем, стали относить не только дела, по которым материалы дознания могли выступить в качестве основания предания обвиняемого суду без производства при этом предварительного следствия, но и дела, которые были подследственны следователю.

Можно, утверждать, что далее предварительное следствие постепенно играло все меньшую роль в расследовании преступлений. Если сравнить с досоветским периодом, то на этом этапе значимый объем работы осуществляли административные органы, причем, осуществляя не только дознание, но даже и предварительное следствие. Следует отметить, что основной чертой, которая характеризует организацию досудебного производства рассматриваемого исторического периода, выступило закрепление в законодательстве двух форм предварительного расследования: дознания и предварительного следствия - «при этом произошла фактическая замена предварительного следствия формой дознания, и это произошло под воздействием тенденции стирания граней между формами предварительного расследования»[83].

Отдельного нашего внимания требует предвоенное время, время Великой Отечественной войны и послевоенное время, так как в этот период по отдельным категориям уголовных дел Указами Президиума Верховного Совета СССР и Постановлениями СНК РСФСР вводились упрощенные формы производства.

Как справедливо отмечает Д.П. Великий, «в истории отечественного уголовно-процессуального права в определенные моменты развития возникали процессуальные формы, которые не имели корней в законодательстве прошлого и не получали развития в законодательстве будущего. Импульсом для создания подобных форм являлись определенного рода исторические события, такие как, например, Великая Отечественная война[84].

Так, в предвоенный период и в период Великой Отечественной войны по отдельным категориям дел Указами Президиума Верховного Совета СССР и Постановлениями СНК РСФСР вводились упрощенные формы производства: производство по делам о прогулах и самовольном уходе с работы (Указы ПВС СССР от 26 июня 1940 г. и от 10 августа 1940 г. Приказ НКЮ от 26 августа 1940 г.); производство по делам о мелких кражах на предприятиях (Постановление СНК от 13 сентября 1940 г.); производство по делам о дезертирстве из оборонной промышленности (Указ ПВС СССР от 26 декабря 1941г.); производство по делам об уклонении от мобилизации на сельскохозяйственные работы и о самовольном уходе мобилизованных с работ и дел о невыработке колхозниками обязательного минимума трудодней (Постановление СНК СССР от 25 апреля 1942 г.). Все эти производства характеризовались сокращенными сроками, отводившимися на рассмотрение дела.

Также, при характеристике нормативных правовых актов предвоенных лет, следует назвать Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 августа 1940 года «Об уголовной ответственности за мелкие кражи на производстве и хулиганстве», а также совместный приказ НКЮ, НКВД и Прокурора СССР от 6 сентября 1940 года № 111/786/2001 «О порядке направления в суды и судебном рассмотрении уголовных дел о хулиганстве»[85]. Был введен упрощенный порядок рассмотрения дел о хулиганстве, который в определенной степени можно считать прообразом протокольной формы досудебной подготовки материалов.

Так, дела о лицах, совершивших хулиганские действия и задержанные на месте преступления, органы милиции обязаны были направлять непосредственно в суд.

По делам о лицах, совершивших хулиганские действия и не задержанных на месте преступления, предварительное расследование необходимо было

производить лишь в тех случаях, когда оно является необходимым по обстоятельствам дела.

При задержании лиц, совершивших хулиганские действия, органом милиции составлялся краткий протокол с указанием содержания преступления, фамилий задержанного, потерпевшего и свидетелей, а также их адресов. Протокол подписывался лицом его составившим, свидетелем и потерпевшим.

Протокол немедленно после его составления направлялся в народный суд, одновременно с доставлением задержанного. Народным судом дела о хулиганстве рассматривались, как правило, немедленно либо не позднее 2 дней с момента поступления в суд. Если при рассмотрении дела возникала необходимость выяснения дополнительных обстоятельств, народный суд направлял дело районному прокурору для производства дополнительного расследования.

Анализируя указанные ускоренные производства, следует отметить, что они отличаются сокращенными сроками, отводимыми на рассмотрение уголовных дел[86], предварительное расследование в них либо отсутствует, либо сильно сокращено, отсутствует прокурорский надзор, руководители предприятий и учреждений наделены широкими полномочиями по фиксации фактов преступлений и по исполнению приговоров, отсутствуют стадии по преданию суду; существенно ограничены права личности, в том числе и права на обжалование[87]. Следует отметить, что ряд названных ускоренных производств были упразднены на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР, изданного 19 апреля 1956 г.

В 1958 году были приняты Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и Союзных Республик, а затем в 1960 г. в РСФСР, как и в других Союзных Республиках был принят уголовно-процессуальный закон. С этого момента начинается шестой этап.

Этот этап охватывает весьма продолжительный период, действие указанных уголовно-процессуальных нормативных правовых актов длилось вплоть до конца 1991 года. Это время следует охарактеризовать постановкой четкой границы, очерчивающей дознание и предварительное следствие. Законодательно закреплялись две формы предварительного расследования: дознание и предварительное следствие. Несмотря на это, последнему отводилась более значимая роль в сравнении с дознанием, это выражалось в обязательности первого по всем уголовным делам, кроме отведенных к ведению второго, а также в статусном различии между следователем и лицом, производящим дознание применительно к вопросу их процессуальной самостоятельности. Также дознанию отводилась роль абсолютно полноценной формы предварительного расследования[88].

УПК РСФСР 1960 г. в ст. 119 закреплял за органами дознания полномочие на осуществление дознания по подследственным следователю преступлениям, в частности: на возбуждение уголовного дела и в течение 10 суток произведения по нему неотложных следственных действий, а в дальнейшем уголовное дело передавалось в органы предварительного следствия. Помимо этого, в ст. 120 указанного закона за органами дознания в полном объеме закреплялись полномочия по расследованию преступлений в форме дознания.

Отсюда, мы делаем вывод о том, что в зависимости от категории дел, законодателем дознание подразделялось на следующие виды: 1) дознание по уголовным делам, по которым производство предварительное следствие обязательно и 2) дознание по уголовным делам, по которым предварительное следствие не обязательно.

Первому виду в науке уголовного процесса присвоили название полного дознания, второму - усеченного, это связано с тем, что рассмотрение проблемы учеными происходило в ракурсе «первоначального этапа расследования уголовного дела», «этапа, предшествующего следствию», «подсобного ему и обеспечивающего для него первичного материала»[89].

Важно отметить, что в рассматриваемом законе предусматривалась и протокольная форма расследования, которая была внедрена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. «Об усилении

91

ответственности за хулиганство»[90].

Данная форма была распространена на досудебную подготовку материалов о таких преступлениях, как хулиганство и мелкое хищение

государственного и общественного имущества, однако она использовалась крайне редко или вообще не применялась в силу определенных объективных и субъективных причин.

Как верно замечает В.И. Басков, «первые состояли в сжатом сроке (5 суток) для протокольной подготовки материалов, в течении которого невозможно было выполнить необходимые процессуальные действия, поэтому повсеместно протокольная форма подменялась дознанием. Вторые выражались в том, что идею не подкрепили мерами организационного характера, до 1985 г. не был разработан порядок применения этих мер, некоторые ученые-юристы вообще отрицали процессуальную необходимость такого вида расследования преступлений»[91].

Законодатель в 1985 г. в УПК РСФСР внес изменения, которыми устранялись преграды для применения норм действующего законодательства относительно протокольной формы[92]. Так, если ранее судья или суд должны были сами формулировать обвинение, определять его юридическую оценку, в соответствии с которой правонарушитель предавался суду, то после внесения соответствующих изменений органы дознания должны были определить квалификацию преступления. Кроме того, был увеличен срок досудебной подготовки материалов с 5 до 10 суток. Это позволило достаточно всесторонне исследовать обстоятельства преступления. Важно также отметить, что до 16 увеличилось число составов преступлений, по которым стало возможно производство протокольной формы.

Досудебная подготовка материалов в протокольной форме ограничивалась сроком 10 дней, отсчет срока начинался с того момента, когда поступало сообщение о преступлении. При этом УПК РСФСР не предусматривал возможность продления срока производства.

Назначение судебного заседания осуществлялось в сокращенный срок до 10 дней[93] с момента поступления материалов, в суд, при этом, срок рассмотрения дела в суде не устанавливался.

Особенностью процессуального статуса участников, рассматриваемой процессуальной формы, являлось то, что лицо, в отношении кого проводилась досудебная проверка в протокольной форме, не находился в статусе подозреваемого, ввиду отсутствия возбуждения дела. Он именовался - правонарушителем и при этом не имел никаких процессуальных прав. Права на получение разъяснений о сущности обвинения, на ознакомление с материалами дела, на заявление ходатайств, на обжалование действий органа дознания, а также права на защиту предоставлялись лицу лишь по окончании подготовки материалов дела в протокольной форме, после возбуждения уголовного дела и получения статуса обвиняемого.

Предмет доказывания по делам, по которым досудебное производство осуществлялось в протокольной форме, имел явно усеченную форму. И ограничивался фактическими данными: о наличии преступления и его обстоятельствах, таких как место, время, способ совершения преступления, последствия; о наличии потерпевшего, характере и размере причиненного ему ущерба и иных существенных обстоятельствах; о личности правонарушителя, его виновность и мотивах; об обстоятельствах, характеризующих личность правонарушителя.

В целом, характеризуя особенности протокольной формы досудебной подготовки материалов, можно отметить, что ей присуще изъятие отдельных этапов судопроизводства, процессуальных институтов, принципов

уголовного процесса и общих условий стадий, а именно: в ней не предусматривалась стадия предварительного расследования; подготовка материалов осуществлялась традиционными для проверки сообщения о преступлении способами, а именно, получение объяснений от правонарушителя, очевидцев, иных лиц, истребование материалов; обычные для двух первых стадий уголовного процесса решения заменялись протоколом, в котором содержались сведения обо всех значимых для возбуждения дела и привлечения в качестве обвиняемого обстоятельствах преступления, а также осуществлялась формулировка обвинения[94].

Начиная с 1991 г. объем протокольных производств в практике деятельности органов дознания постоянно возрастал[95].

В соответствии с Законом РФ от 29 мая 1992 г. ст. 414 УПК РСФСР стала действовать в новой редакции. Внесенными изменениями существенно расширился круг преступлений (по 54 составам преступлений Особенной части УК РСФСР), по которым допускалась протокольная форма досудебной подготовки материалов. Это позволило оптимизировать работу по привлечению лиц, совершивших преступления, к уголовной ответственности.

Статистика свидетельствовала о том, что органы дознания достаточно успешно применяли данный вид производства. Если в 1995 г. (когда УПК РСФСР действовал без ограничений) 327 тыс., или 27,4 % от общего числа дел, направленных в суд всеми органами расследования, то в 1999 г. - 236,8 тыс., или 18,4 %, и в 2000 г. - 264 тыс., или 20,6 % [96].

На наш взгляд, ключевым моментом, повлиявшим на отмену столь эффективно применяемой протокольной формы досудебной подготовки материалов, явилось появившееся несоответствие в ее применении с Конституцией РФ. На это указал и Конституционный Суд РФ в своём постановлении «По делу о проверке конституционности статьи 418

Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края» от 28 ноября 1996 г.»[97] В нем, в частности, отмечалось, что суд, являясь органом правосудия, не должен выполнять никаких обвинительных функций, в том числе и возбуждать уголовные дела.

Очевидно, что прекращение действия протокольной формы досудебной подготовки материалов связано именно с утратой ее соответствия Конституции РФ, а не низкой результативности в применении. Данное обстоятельство выгодно отличает данную форму от действующего в дознания в сокращенной форме, которое имеет принципиальное (условное) соответствие всему спектру уголовно-процессуального законодательства, но при этом отличается скорее низкой эффективностью в своей реализации.

Введение в УПК РСФСР указанной формы досудебного производства можно отметить в качестве одной из попыток дифференциации уголовно - процессуальной формы. Нельзя не отметить и значительное сходство средств и методов реализации подобной законодательной инициативы с последующим введением в 2013 году в УПК РФ дознания в сокращенной форме. Мы солидарны с мнением Ю.В. Кувалдиной, которая, сравнивая и анализируя в своих исследованиях две вышеуказанные сокращенные формы, отмечает, что их внедрение в уголовный процесс «вовсе не является результатом включения России в общемировую практику реализации идеи дифференциации уголовно-процессуальной формы, направленной на действительное обеспечение права на свободный доступ к справедливому и скорому правосудию, а скорее свидетельствует о подчинении законодателя и практиков изменчивой политической воле и нестабильной экономической ситуации»[98]. Это обстоятельство, бесспорно, повлияло на прекращение использования протокольной формы досудебной подготовки материалов и, скорее всего, потребует корректировки ныне действующего дознания в сокращенной форме.

Следующий, значительный в плане формирования института дознания, выступает постсоветский период, который принято отмерять от момента, когда началась разработка Концепции судебной реформы в Российской Федерации. В ней наметились векторы основных направлений подготовки законодательных актов, регламентирующих деятельность органов дознания. Концом этого этапа следует обозначить момент принятия УПК РФ 2001 г. Рассматриваемый период ознаменован важными событиями, которые в свою очередь имели большое влияние на развитие института дознания. А именно, Концепция судебной реформы предусматривала ликвидацию дознания по делам, по которым предварительное следствие не обязательно. Разработчики Концепции предполагали оставить органам дознания лишь полномочия на осуществление неотложных следственных действий. Сразу следует отметить, что данные предложения не нашли отражение в итоговом уголовно - процессуальном законодательстве, дознание не упразднялось, произошло лишь некоторое изменение его процедур: при производстве осуществлен допуск защитника, существенно расширена подследственность[99].

Следующий период - новейший, состоящий из двух этапов. Так, восьмой этап новейшего периода, берет начало от принятия УПК 2001 г. и до марта 2013 г.

В УПК РФ находят реализацию международно-правовые стандарты, требования Конституции РФ, где предусмотрены общеправовые положения, выражающие природу и сущность демократического государства.

УПК РФ существенно, по сравнению с предыдущим уголовнопроцессуальным законом, изменил как саму процедуру дознания, так и в его правовую регламентацию.

В данный закон за время его действия неоднократно вносились изменения и дополнения, которые коснулись и процедуры производства дознания в общем порядке, перечня органов дознания и полномочий начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя.

На наш взгляд, следует выделить в самостоятельный отдельный этап новейшего периода - девятый, который берет начало с марта 2013 г. и до настоящего времени. С начала этого этапа в УПК РФ была введена глава 321, нормы которой устанавливают порядок производства дознания в сокращенной форме. Этим же законом была включена часть I1 в ст. 150 УПК РФ, в которой установлено, что дознание осуществляется как в общем порядке, так и в сокращенной форме.

Если исходить из изложенного нами выше, то необходимо подчеркнуть, что законодателем процессуальная форма производства дознания была дифференцирована. Однако за период действия указанных изменений и дополнений в УПК РФ были выявлены их системные недостатки, поэтому не исключено дальнейшее совершенствование досудебного производства.

По итогам исследования, приведенного в данном параграфе можно изложить следующие выводы.

В параграфе представлена периодизация становления института дознания, а также дифференциации форм производства дознания, в которой выделено девять этапов, соответствующих четырем историческим периодам:

Период первый - дореволюционный (до октября 1917 г.) - состоит из двух этапов: первый - зарождение дознания (XIV-XVII в. - принятие Устава уголовного судопроизводства 1864 г.), второй - развитие дознания (1864 г. - октябрь 1917 г.);

Период второй - советский (октября 1917 г. - 1991 г.) включает четыре этапа: третий этап (1917 г. - 1922 г.), четвертый (принятие УПК РСФСР 1922 г. - 1939 г.), пятый (1940 г. - 1958 г.), шестой (принятие Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и Союзных Республик 1958 г. - 1991 г.);

Период третий - постсоветский (октябрь 1991 г. - 2001 г.) - состоит из одного седьмого этапа (разработка Концепции судебной реформы в Российской Федерации 1991 г. - 2001 г.);

Период четвертый - новейший (2001 г.) - включает два этапа - восьмой (принятие УПК РФ 2001 г. - март 2013 г.) и девятый этап (с марта 2013 г.).

Периоды и этапы развития института дознания и дифференциации его процессуальной формы определены с учетом исторической взаимосвязи тенденций развития уголовно-процессуального законодательства и российской государственности.

При этом, сделан вывод о том, что дознание является наиболее «подвижной» частью уголовного судопроизводства, которое в разные годы подвергалось изменениям и дополнениям в зависимости от исторической конъюктуры.

Разные исторические события оказывали влияние на регламентацию порядка уголовного судопроизводства. В тоже время во всех исторических периодах в отечественное уголовное судопроизводство были включены и упрощенные процедуры. Однако в основном их регламентация в законе была связана с нестабильной политической и экономической обстановкой в стране (к примеру, этап после Октябрьской революции (1917 по 1922 гг.); предвоенный, военный, послевоенный этап (1940 по 1958 гг). По нашему мнению, даже введение в 2013г. в УПК РФ сокращенной формы дознания, с ее системными недостатками, как будет показано далее в диссертации, не является результатом общемировой тенденции дифференциации уголовнопроцессуальной формы расследования с целью ускорения процесса, направленного на обеспечение прав его участников на свободный доступ к справедливому и скорому правосудию, а является результатом отражения политической воли в законодательстве и также нестабильной экономической ситуации в стране.

Вместе с тем, исторический анализ позволил выделить наиболее приемлемую для отечественного уголовного судопроизводства советскую модель производства дознания, осуществляемого в двух видах - дознание по уголовным делам, по которым предварительное следствие обязательно и дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно, а также модель ускоренного досудебного производства - протокольную форму досудебной подготовки материалов.

<< | >>
Источник: Григорьев Дмитрий Александрович. Дифференциация процессуальной формы производства дознания. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва-2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1.2. Исторические этапы становления и развития института дознания и дифференциации его процессуальной формы:

  1. § 1. Исторические аспекты становления и развития ювенальной юстиции в России и за рубежом
  2. Глава 1. Становление и развитие института охраны персональных данных
  3. § 2. Этапы становления и развития международного сотрудничества
  4. § 3. Становление и развитие института азартных игр и пари в отечественном правопорядке.
  5. Основные этапы становления и развития правового регулирования страховых услуг в Европейском Союзе
  6. ГЛАВА І. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ИНСТИТУТА ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ЗА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ
  7. Глава 1. Становление и развитие институтов преступления и наказания до возникновения ислама
  8. Становление и развитие институтов преступления и наказания в зороастрийский период и особенности их проявления
  9. § 2. Основные этапы становления и развития предпринимательства в России: ретроспективный анализ
  10. § 3. Становление и развитие института азартных игр и пари в отечественном правопорядке.
  11. ОГЛАВЛЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. § 1.2. Исторические этапы становления и развития института дознания и дифференциации его процессуальной формы
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -