<<
>>

Использование педагогических и психологических знаний как элемент ювенальной юстиции

Педагогические и психологические знания по делам о преступлениях несовершеннолетних имеют особое значение. Вся история развития производства по делам о преступлениях несовершеннолетних свидетельствует о стремлении обеспечить повышенную правовую и социально-психологическую защиту несовершеннолетним участникам уголовного процесса, независимо от занимаемого ими статуса.

В целях уменьшения опасности негативного воздействия на несовершеннолетнего закон предусматривает выделение уголовного дела в отношении не достигших совершеннолетия лиц в отдельное производство (ч. 1 ст. 154 УПК РФ); ограничивает возможность задержания несовершеннолетнего и применения к нему такой меры пресечения как заключение под стражу (ч. 2 ст. 108 УПК РФ); обеспечивает двойное представительство интересов несовершеннолетнего (защитник и законный представитель); требует выяснения обстоятельств, имеющих значение для решения вопроса о привлечении несовершеннолетнего к уголовной ответственности и выбора меры наказания (ст. 421 УПК РФ), предусматривает удаление несовершеннолетнего из зала судебного заседания на время исследования обстоятельств, которые могут оказать на него отрицательное воздействие (ст. 429 УПК РФ) и т.д.

Принцип повышенной правовой защиты несовершеннолетних в судебном процессе, который, как мы отметили ранее, формировался исторически, в настоящее время все чаще рассматривается как предпосылка формирования в системе уголовной юстиции отдельного направления, максимально учитывающего растущую потребность общества в сбережении народонаселения.

Первой международной программой усовершенствования производства по делам несовершеннолетних в указанном направлении, как известно, являются Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила») 1985 г., принятые

ЯП

резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи ООН 10.12.1985 г.

В них сформулированы общие социально-экономические условия, которые оцениваются как благоприятные для развития несовершеннолетних и молодежи, к которым должны стремиться страны - члены международного сообщества. Пекинские правила включают в эту систему и функционирующую ювенальную юстицию.

В соответствии со ст. 1.4 Пекинских правил, «правосудие в отношении несовершеннолетних должно являться составной частью процесса национального развития каждой страны в рамках всестороннего обеспечения социальной справедливости для всех несовершеннолетних, одновременно содействуя, таким образом, защите молодежи и поддержанию мирного порядка в обществе». Целями отправления правосудия в отношении несовершеннолетних согласно ст. 5 Пекинских правил являются содействие благополучию несовершеннолетнего, а также обеспечение «принципа соразмерности» как средства ограничения карательных санкций с учетом не только тяжести правонарушения, но и индивидуальных особенностей личности несовершеннолетнего правонарушителя (социальный статус, положение в семье, ущерб, нанесенный правонарушителем, и прочие факторы, связанные с его личностью). Процедура, в которой ребенок или молодой человек может быть привлечен за правонарушение к ответственности, должна отличаться от формы применения ответственности к взрослому.

Отечественные исследователи отмечают, что лежащие в основе Пекинских правил идеи привели к созданию во многих странах мира (США, Канаде, Англии, Бельгии, Франции, Греции, Нидерландах, Польше, Венгрии, Египте, Японии, Австралии, Новой Зеландии, Швейцарии) специальных судов для

несовершеннолетних, объединенных понятием «ювенальная юстиция» [78] [79]. Исследователи выделяют две ее основные модели, действующие на западе: англосаксонскую, существующую в Англии, США, Канаде, Австралии, и континентальную, основанную на правовых системах Германии, Франции, Бельгии, Румынии, Польши и других европейских государств.

С некоторых пор идеи ювенальной юстиции стали активно проникать и в наше общественное сознание , вызывая не всегда позитивное к себе отношение.

Не углубляясь в суть общественной дискуссии и тонкости самого понятия, укажем на тот его аспект, использование и развитие которого считаем не только приемлемым, но и полезным. Вслед за Л.А. Шестаковой и другими авторами в дальнейшем мы используем словосочетание «ювенальная юстиция» в узком, уголовно-юрисдикционном понимании как системы органов, применяющих в своей деятельности специальные правила обращения с несовершеннолетними по

83

поводу имеющего место правонарушения, преступления несовершеннолетнего .

Независимо от типа или модели ювенальной юстиции их общей характеристикой является направленность в сторону максимальной гуманизации отношения к несовершеннолетним преступникам как в части применяемого наказания, так и в части самой процедуры. Главная цель ювенальной юстиции состоит в том, чтобы предоставить подростку возможность принять активное [80] [81] участие в процессе рассмотрения и решения вопроса о его дальнейшей жизни, что само по себе помогает правонарушителям понять причины и принять последствия своей противоправной деятельности.

Среди принципов ювенальной юстиции, имеющих значение для целей нашего исследования, можно выделить взаимосвязанные принципы индивидуализации, охранительной ориентации и социальной насыщенности производства в отношении несовершеннолетних.

Охранительная ориентация ювенального правосудия (или принцип повышенной защиты несовершеннолетнего) означает максимальное обеспечение благополучия несовершеннолетнего (ст. 5 Пекинских правил). В соответствии с этим принципом ювенальной юстиции на первый план выходят защита прав и законных интересов всех несовершеннолетних, участвующих в производстве по делу о преступлении, а также приоритет воспитательных мер воздействия и специальных мер реабилитации в отношении несовершеннолетних подсудимых. Социальная насыщенность производства по делам несовершеннолетних заключается в широком использовании неюридических специальных познаний в уголовном процессе по делам несовершеннолетних.

Это не только участие экспертов, специалистов (медиков, педагогов, психологов), но и использование данных, получаемых от различных социальных служб, занимающихся вопросами семьи и детства (консультационных бюро, центров и т.п.). Подразумевается также привлечение местных учреждений и других служб, с тем чтобы они внесли свой вклад в перевоспитание, социализацию и адаптацию несовершеннолетних. В нашей истории такими являлись упомянутые выше комиссии по делам несовершеннолетних. Индивидуализация обращения с несовершеннолетним предполагает серьезное и глубокое изучение особенностей формирования личности, условий жизни и воспитания каждого подростка, совершившего преступление, подвергшегося преступлению или ставшего его очевидцем. По мнению исследователей, производство по делам несовершеннолетних должно быть организовано таким образом, чтобы «компенсировать такие возрастные трудности подростков, как неадекватная реакция на конфликтную ситуацию, отсутствие жизненного опыта в выборе правильного поведения, возможное

84

негативное влияние микросреды» , минимизировать негативное воздействие на психику несовершеннолетнего самих следственных и судебных процедур.

В большинстве стран с континентальной системой права важным элементом ювенальной юстиции является применение восстановительных процедур при расследовании и рассмотрении уголовных дел несовершеннолетних, в основе которых лежит идея о «примирении сторон конфликта, возникающего в результате противоправного деяния, с целью восстановления нормального порядка, существовавшего до совершения деяния, удовлетворения интересов стороны, которой деянием причинен вред, а также исправления и ресоциализации лица, совершившего деяние»[82] [83] [84] [85] [86]. Восстановительную юстицию рассматривают «как совокупность конкретных механизмов, программ и практик, которые направлены на разрешение конкретных уголовных и иных дел посредством примирения» .

В настоящее время институт медиации развивается с учетом специфики медиационных правоотношений, которые, как считает Е.В. Марковичева, «носят трехсторонний характер и предполагают наличие специальных субъектов, которые выступят в качестве посредника между подозреваемым, обвиняемым, подсудимым и потерпевшим» . Однако в современной России подобный институт профессионального посредничества не сформирован до конца. Рассматривая значение института медиации в ускорении уголовного судопроизводства, Е.В. Марковичева указывает, что «существует небольшое количество профессиональных медиаторов, а органы предварительного расследования и суды часто оказываются не готовыми к принятию такого

конвенционального процесса» . Это диктует настоятельную потребность в переподготовке судей и совершенствовании их кадрового обеспечения, формулирования требований, которым должен соответствовать судья-медиатор[87] [88].

Изучение концепции Ховарда Зера привело к активному исследованию возможности использовать альтернативные механизмы разрешения уголовноправового конфликта, в том числе и в отношении несовершеннолетних[89] [90]. К таковым, в частности, можно отнести прекращение уголовного дела, обусловленное примирением сторон (ст. 25 УПК), применением принудительных мер воспитательного характера (ст. 427,431 УПК), а также освобождение от наказания с заменой его принудительными мерами воспитательного характера (ст. 432).

Анализ положений главы 50 УПК РФ, которая содержит серьезные дополнительные процессуальные гарантии для несовершеннолетних, являющихся предполагаемыми субъектами уголовной ответственности, позволяет согласиться с высказанным ранее мнением, согласно которому действующие в РФ правила производства по делам несовершеннолетних можно рассматривать как близкую к принципам ювенальной юстиции модель правосудия .

В добавление к названным ранее особенностям производства по делам несовершеннолетних, позволяющим сформулировать такой вывод, можно указать на соблюдение требования конфиденциальности в делах о несовершеннолетних.

Условие конфиденциальности в Пекинских правилах рассматривается как гарантия, позволяющая «избежать причинения несовершеннолетнему вреда из-за ненужной гласности или из-за ущерба репутации» (ст. 8.1). В ст. 8.2 подчеркивается, что «в принципе не должна публиковаться никакая информация, которая может привести к указанию на личность несовершеннолетнего правонарушителя». В Пекинских правилах делается попытка придать требованиям конфиденциальности универсальный характер, рассматривать его как обязательный общий принцип всего судебного процесса по делам несовершеннолетних . В РФ гласность судопроизводства ограничена в делах о преступлениях лиц, не достигших 16-летнего возраста (п. 2 ч. 2 ст. 241 УПК), а также в делах о преступлениях против половой неприкосновенности, в том числе совершенных в отношении несовершеннолетних (п. 3 ч. 2 ст. 241), лица в возрасте до 16 лет по общему правилу не допускаются в зал судебного заседания (ч. 6 ст. 241).

Стремление Российской Федерации к дальнейшему движению в направлении совершенствования ювенального производства в целях создания «дружественного ребенку правосудия» проявляется в разного рода инициативах, в том числе законодательных. Среди таких, в частности, следует назвать законодательную инициативу Верховного Суда РФ, предлагающего в связи с введением в УК РФ понятия «уголовный проступок»[91] [92] обязанность прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, совершившего уголовный проступок, с применением принудительных мер воспитательного характера и дополнительные возможности по прекращению дела о преступлении небольшой и средней тяжести.

Ранее внимание к проблемам участия несовершеннолетних в уголовном процессе проявило Министерство юстиции Российской Федерации, выступившее с инициативой внесения изменений в ряд законодательных актов, в том числе в

УПК РФ[93] на основе уважения личности и достоинства несовершеннолетнего, частной и семейной жизни, активного использования в судебном процессе данных о детях, условиях их жизни и воспитания. Минюст предусматривает усиление охранительной функции суда по отношению к ребенку, приоритет

восстановительного подхода и мер воспитательного воздействия, специальную подготовку судей по делам несовершеннолетних, создание системы

специализированных вспомогательных служб, в том числе службы примирения, возрождение функционирования комиссий по делам несовершеннолетних. В соответствии с разработанным проектом Федерального закона о внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации[94], предлагается ввести в УПК процедуру примирения несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого с потерпевшим, а также закрепить статус специалиста-примирителя в качестве лица, допускаемого к участию в досудебном и судебном производстве по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, с достаточно широким объемом полномочий.

В целом позитивно оценивая стремление к созданию модели дружественного к ребенку правосудия, на что указано в пояснительной записке к законопроекту Минюста, считаем возможным обратить внимание на отсутствие целостности предлагаемой им концепции, суть которой сводится к медиативным процедурам и службам, но не может ими исчерпываться. Эффективность медиативных процедур в отношении несовершеннолетних без наполнения уголовного судопроизводства другими элементами ювенальной юстиции, по меньшей мере, сомнительна. Кроме того, по смыслу законопроекта он направлен только на регулирование производства по делам о преступлениях несовершеннолетних, хотя идея медиации как принадлежность восстановительного правосудия в равной мере касается как несовершеннолетних, так взрослых. Не учитывая этого обстоятельства, данный законопроект ограничивает сферу его возможного применения.

Тем не менее анализируемый законопроект, по нашему мнению, можно рассматривать как определенный шаг в направлении создания в РФ адаптированной к нашим условиям модели ювенальной юстиции для несовершеннолетних правонарушителей на основе собственного исторического опыта и опыта других стран.

В любом случае, какую бы модель дальнейшего развития ни принял отечественный законодатель, он должен будет руководствоваться рассмотренными выше основными принципами ювенального производства, требующими учета комплекса возрастных и индивидуальных особенностей подростков, а следовательно, максимально глубокого их изучения. Ни одна, даже самая совершенная система органов, осуществляющих юрисдикционные полномочия в отношении несовершеннолетних, не будет достаточно эффективной, если она не сможет в своей деятельности опереться на серьезные специальные - психологические и педагогические знания.

Сказанное означает, что действительно серьезное применение специальных знаний в области возрастной психологии требует серьезного подхода к подготовке следователей, прокуроров, судей и адвокатов к работе с данной категорией дел. В подтверждение этого необходимо указать на Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 г. «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» . В нем делается акцент на том, что судьи, рассматривающие дела в отношении несовершеннолетних, должны обладать профессиональной компетентностью не только по вопросам права, но и по вопросам педагогики, социологии, подростковой психологии, применения [95]

ювенальных технологий, используемых в рамках процессуального

законодательства. Судам рекомендуется внедрять современные методики индивидуальной профилактической работы с несовершеннолетними

обвиняемыми и подсудимыми, подчеркивается значение полного и всестороннего исследования не только обстоятельств совершения преступления, но и условий формирования личности ребенка.

Не случайно в странах с функционирующей системой ювенальной юстиции особое внимание уделяется не только развитию и координации специализированных органов, занимающихся несовершеннолетними, но и постоянному обучению сотрудников в целях повышения и поддержания на должном уровне их квалификации. Для профессиональных судей, сотрудников полиции, прокуроров и адвокатов организовываются особые курсы или программы повышения квалификации, в которых они обязаны периодически участвовать . Возможно, на первом этапе можно ограничиться переподготовкой практических работников в рамках существующей системы, однако это может оказаться эффективным лишь при условии соблюдения правила о специализации следователей и судей, которая позволяет им не только получить теоретические знания, но и накопить необходимый опыт. К участию в таких делах следует привлекать адвокатов, обладающих высокой профессиональной культурой, большим профессиональным и жизненным опытом, хорошим знанием психологии и умением применять их на практике. Очевидно, это предложение на первом этапе может быть реализовано только в отношении адвокатов, участвующих в уголовном процессе по назначению следователя или суда, но и это не мало, учитывая обязательность участия в делах несовершеннолетних защитника.

Тем не менее при всей важности хорошей психолого-педагогической подготовки судей и следователей, осуществляющих производство по делам о преступлениях несовершеннолетних, эта форма использования рассматриваемых [96] знаний не исчерпывает потребности в иных формах специальных знаний, не исключает, а напротив, предполагает привлечение педагога и психолога к участию в уголовном процессе для решения вопросов, относящихся к их специальной компетенции. Участие педагога и психолога обеспечивает и индивидуализацию обращения с несовершеннолетним, и повышенную, в том числе психологическую, защиту, и социальную насыщенность судопроизводства. Именно этот вид специальных знаний обеспечивает достижение максимального результата при наименьшем риске причинения несовершеннолетнему неоправданного вреда, назначение гуманного и в то же время справедливого наказания. Столь существенное значение психологических и педагогических знаний для целей уголовного судопроизводства требует детального рассмотрения форм их использования в уголовно-процессуальной деятельности, а рассмотренные с позиций ювенальной юстиции особенности производства по делам несовершеннолетних позволяют всесторонне осветить процессуальную функцию педагога и психолога, что и будет сделано в следующей главе.

<< | >>
Источник: Демкина Мария Сергеевна. ПЕДАГОГ (ПСИХОЛОГ) КАК УЧАСТНИК УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА: ДОСУДЕБНЫЙ ЭТАП. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Самара - 2018. 2018

Еще по теме Использование педагогических и психологических знаний как элемент ювенальной юстиции:

  1. § 2. Современное российское правосудие по делам несовершеннолетних
  2. § 1. Понятие ювенальной юстиции
  3. § 2.Система ювенальной юстиции
  4. § 3. Деятельность российских судов в сфере отправления правосудия в отношении несовершеннолетних
  5. § 2. Понятие, принципы и система ювенальной юстиции
  6. § 4. Состояние и перспективы развития ювенальной юстиции в Российской Федерации
  7. ПРОЕКТ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН «Об основах системы ювенальной юстиции»
  8. ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ[248] ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ (ювенологический глоссарий)
  9. 3. Общественные и религиозные объединения Российской Федерации. Общественная палата Российской Федерации
  10. 3. Правовое положение несовершеннолетних в сфере уголовно‑исполнительных отношений
  11. ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ[211] ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ (ювенологический глоссарий)
  12. 2. Сущность, цель, задачи и принципы ювенальной политики в сфере юриспруденции
  13. ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ[101] ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ (ювенологический глоссарий)
  14. список использованной литературы
  15. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -