<<
>>

§ 4. Иные нереабилитируннцис основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования.

Данные основания прекращения дела и преследования предусмотрены УПК вне главы 4. К ним отнесены обстоятельства, относящиеся к двум осо­бым категориям лиц: несовершеннолетним и лицам, страдающим психиче­скими расстройствами.

Рассмотрим спорные вопросы прекращения уголовных дел по нереаби­литируюшим основаниям в отношении несовершеннолетних, поскольку данная категория дел является более многочисленной.

Производство в отношении несовершеннолетних по прекращению уго­ловного дела (преследования) подразделяется на три самостоятельные про­цедуры:

1) в отношении лиц, не достигших возраста привлечения к уголовной ответственности;

2) в отношении лиц с отставанием в психическом развитии,

3) по применению принудительных мер воспитательного воздействия.

Первые две процедуры закреплены в ч. 3 ст. 27 УПК РФ, последняя в гл. 50 УПК РФ. Причём законодатель их называет в порядке перечисления, не расшифровывая их. Данный законотворческий прием не способствует целостному восприятию института прекращения дела и преследования.

Рассмотрим первый из перечисленных процессуальный порядок.

В данном случае на первый план выходят проблемы возраста привле­чения к уголовной ответственности. Они решаются согласно требованиям ст. 20 УК РФ. Важно разграничить позиции ч. 3 ст. 20 УК (условия освобо­ждения от уголовной ответственности), ст. 21 УК (определение невменяе­мости) и ст. 22 УК (определение ограниченной вменяемости). Если лицо, совершившее общественно опасное деяние, не достигло установленного за­коном возраста, с которого наступает уголовная ответственность, выносиг-

ся постановление об отказе в возбуждении уголовного деда либо о прекра­щении уголовною дела в отношении указанного лица. Если несовершенно­летний, не достигший возраста, с которого насту пает уголовная ответствен­ность, совершил преступление в группе со взрослыми соучастниками, то уголовное преследование прекращается только в отношении этого несо­вершеннолетнего и в процессе ои выступает в качестве свидетеля.

Проблемы формулирования ч.З ст. 27 УПК РФ в части рассматривае­мой процедуры заключается также в том, что законодатель подменил осно­вание п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. В ч. 4 ст. 133 УПК РФ содержаться формули­ровка о том, что на лиц, не достигших возраста уголовной ответственности не распространяется институт реабилитации.

По сути, УПК РФ сформулировал следующее положение: «отсутст вие состава грсступлсния действует как реабилитирующее основание во всех случаях, кроме прекрашения уголовного преследования в отношении липа, который не достиг возраста привлечения к уголовной ответственности».

В отношении такого лица расследование не проводится вообще, так как материалы дела уже содержат сведения о том, что лицо не достигло возрас­та уголовной ответственности. Фактически закон формулирует правило прекращения уголовного преследования в виду отсутствия состава престу­пления, при этом из положений ч. 3 ст. 27 УПК РФ, статей УК РФ исходит другое положение о том, что здесь как такового субъекта и нет. Когда из­вестно, что несовершеннолетний не достиг возраста уголовной ответствен­ности, вопрос о его причастности или неприметности не рассматриваются В этом случае прекращается уголовное дело.

Некоторые авторы пытаются отождествить понятие «лица, не достиг­шего возраста привлечения к уголовной ответственности» с понятием «ма­лолетнего лица». Данное тождество, ио их мнению, нс являстся случайным. Заимствованный из іражданского права термин «малолетний» используется ими с учетом определенной степени условности. Это понятие отождествля­ется с «лицом, не достигшем возраста привлечения к уголовной ответст-

венносги'). Таким образом оно охватывает больший круг несовершеннолет­них субъектов, нежели в гражданском праве, где под малолетним понима­ется лицо с момента рождения и до достижения 14 дет.

Следующая процедура посвящена прекращению уголовного преследо­вания в отношении лица, имеющего отставание в психическом развитии, но это отставание не связано с психическим расстройством, а является особен­ностями психики подростка.

Данное положение имеет уголовно-правовую природу. Согласно ст. 19 УК РФ подлежит уголовной ответственности вме­няемое физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответа венносги. Ст. 21 УК РФ регулирует вопросы невменяемости, ис могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездей­ствия) либо руководить ими вследствие хронического психического рас­стройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Таким образом, речь идёт о включении положений ч.З ст. 27 УПК РФ в качестве самостоятельных статей в гл. 50 УПК РФ.

Итак, главой 50 УПК РФ регулируется производство в отношении не­совершеннолетних. Наличие специальной главы говорит о том, что это обу­словлено значительной спецификой преступности несовершеннолетних как составной части преступности в целом. Она зависит от особенностей соци­ально-психологического развития подростков - подчас у него ист достаточ­ного уровня социализации, недостаточно психофизической, возрастной и социальной зрелости, искажены представления о нравственных приорите­тах, специфические черты характера (вспыльчивость, неуравновешенность), подвержен кость влиянию со стороны неформальных лидеров и взрослых и т.д.

При применении гл. 50 УПК РФ, следует учитывать требования ст. 90 УК РФ и гл. 14 УК РФ «Особенности уголовной ответственности и наказа­ния несовершеннолетних».

Процедурные вопросы, включая такие как обстоятельства, подлежащие установлению, выделение в отдельное производство дела о несовершенно­летнем обвиняемом, условия проведения следственных и судебных дейст­вий, - носят характер исключений из общего порядка производства по уго­ловному делу.

Ст. 427 УИК РФ устанавливает возможность прекращения уголовного преследования в связи с применением принудительных мер воспитательно­го воздействия. Принудительные меры воспитательного воздействия (ПМВВ) ло своей природе являются уголовно-правовыми мерами. Будучи предусмогренными УК РФ, они представляют собой разновидность мер го­сударственного принуждения.

Главное отличие этих мер от наказания за­ключается в том, что они не влекут за собой судимость. Л.В. Заряев и В.Д. Малков дают такое понятие; «принудительные меры воспитательного воз­действия представляют собой альтернативные меры уголовно-правового принуждения, применяемые в рамках уголовного закона судом от имени государства к несовершеннолетним, совершившим преступления неболь­шой, средней тяжести, а в отдельных случаях и тяжкие, когда исправление этих лиц зозможно при помощи мер педагогического характера без назна­чения наказания или без привлечения к уголовной ответственности в це­лом»[127]. Иными словами, «принудительные меры воспитательного воздей­ствия - это предусмотренные уголовным законом правовые средства при­нудительного и воспитательного характера, грименяемые в отношении не­совершеннолетних в связи с освобождением от уголовной ответственности (ст.90 УК РФ) или от наказания (ст.92 УК РФ)»[128].

Н.Ф. Кузнецова поясняя природу данных мер, полагает, что «по своему содержанию эти меры являются воспитательными. Преследуя цель исправ­ления несовершеннолетнего, суд при применении принудительных мер воз-

действуег на подростка прежде всего путем убеждения, доведения до его сознания понимания недопустимости совершения преступлений Вместе с тем применяемые судом меры носят принудительный характер. Это выра­жается в том, что принудительные меры назначаются независимо от жела­ния или согласия несовершеннолетнего либо его законного представителя. Исполнение этих мер обеспечивается силой государственной власти. Таким образом, принудительные меры воспитательного воздействия являются воспитательными по своему содержанию и принудительными по характеру исполнения»’5’.

УК РФ дифференцировал данные меры, разделив их на тс, которые применимы в связи с освобождением ог уголовной ответственности (ст. 90 УК РФ) и тс, которые применимы в связи осзобождением от наказания (ст. 92 УК РФ). УПК РФ не развивает гакого взгляда УК РФ на рассматривае­мую проблему.

Уголовно-процессуальный закон ссылается на ч. 2 ст. 90 УК РФ, тем самым, отождествляя применение мер в уголовном процессе, как освобождение от уголовной ответственности. Быданцсв Н.А. считает, что нормы УПК РФ (ст. 427 и 431 УПК РФ) м Кыдаицев Н.Л. Прекращение уголовного преследования (дела) в отношении несовер­шеннолетнего с применением принудительной меры воспитательного воздействия в ас* пектс ювенальной юстиции. Автореферат дис. к ю.н. • Томск, 2007, - С. 15

ный УК РФ, возраста, с которого наступает уголовная ответствен­ность, уголовное преследование прекращается. Здесь же говориться, что в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг воз­раста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психи­ческом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в толпой мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уюловны.м законом.

2) Требования сг. 427 УПК РФ.

Данная дифференциация вызвана тем, шо ч.З ст. 27 УПК РФ требует прекратить уголовное преследование без назначения мер воспитательного воздействия, а ст. 427 УПК РФ - требует назначение этих мер. Полагаем, что ст. 427 УПК РФ должна предусматривать все варианты прекращения уголовного преследования. Поэтому допустимо требования ч.З ст. 27 УПК РФ в оригинальной редакции перенести в ст. 427 УПК РФ, а заголовок ста­тьи переименовать следующим образом - «Прекращение уголовного пре- следо ван ня в отношении несовершеннолетних». Тем самым все основания к прекращению уголовного преследования ь рамках специального произ­водства но делу будут в отдельной главе.

Часть 1 сг. 427 УПК РФ предусматривает основание, которое являстся: 1) дискреционным, т.е. дающим только право на прекращение уголовного преследование; 2) субъективным, т.е. при радении вопроса о прекращении уголовною преследования играет роль воля и дейст вия субъекта, привле­каемого к уголовной ответственности; 3) условное, влекущее отмену этих мер и направления дела прокурору.

Быданцсв Н. А. выдслястЬ5 три самостоятельных порядка применения к несовершеннолетнему мер воспитательного воздействия:

ш См. Кыдапцев М.А. Указ работа. -С 18, 19.

1) Вопрос вины несовершеннолетнего согласно требованиям первой процедуре, разрешается лицом, принявшим решение о прекращении уголовного преследования, отим же лицом предлагается и сама мера воспитательного воздействия. Суд играет роль «оформителя» состо­явшеюся решения (ч.І и 2 ст. 427 УПК РФ).

2) Согласно второй процедуре суд, получив уголовное дело с обвини­тельным заключением иди актом, самостоятельно принимает реше­ние о прекращении уголовного дела на стадии предварительного слушания (ч.З сг. 427 УПК РФ).

3) Требования третьей процедуры (сг.431 УПК РФ) таковы: суд пре­кращает уголовное преследование в отношении несовершеннолетне­го обвиняемого в стадии судебного разбирательства.

Мы полагаем, что необходимо данный перечень дополнить и. 4, в ко­торый, как выше нами было отмечено, возможно включение ч.З ст. 27 УПК РФ, предусматривающий прекращение уголовного преследова­ния. В данном случае имееіся несовпадение заголовка с текстом ста­тьи. Заголовок ст. 427 УПК РФ требует прекращать только уголовное преследование, а в самой статье речь идёт о производстве но деду.

Законодатель в данную статью включил только один вариант, которым сам описал в ст. 422 УПК РФ. В ней речь идёт о выделении в отдельное производство уголовного дел в отношении несовершеннолетнего, при со­вершении нм преступления совместно со взрослым. Если таковое выделе­ние дела невозможно, то к несовершеннолетнему применяются требования гл. 50, а к взрослому - главы, которые закрепляют обычное производство по делу.

Выделенное уголовное дело имеет такие же характеристики, как и обычное уголовное дело. 4.5, 6 ст. 154 УИК РФ указывают, что материалы дела являются доказательствами по делу, а срок исчисляется с момента вы­несения постановления о выделении дела, или по-другому, срок выделеино-

го дела начинается исчисляться самостоятельно, как будто и не было этого выделения.

Поэтому, данная ссылка в ст. 422 УПК РФ на ст. 154 УПК РФ обязыва­ет законодателя пересмотреть гл. 50 УПК РФ с позиций редакций заголов­ков и статей. Поэтому ввиду указанных обстоятельств в ст. 427 УПК РФ це­лесообразно добавить к словосочетанию «прекращение уголовного пресле­дования» фразу «(и уголовного дела)», понимая под этим выделенное уго­ловное дело в отношении несовершеннолетнего. Данное изменение, как уже сказано, УПК РФ допускает.

Далее, УПК РФ сделал аналогию производства. В ст. 427 УПК РФ име­ется ссылка на ряд норм ст. 108, которая устанавливает процедуру рассмот­рения судом ходатайства о применении к обвиняемому заключение под стражу. Исключение составило неприменение правил о процессуальных сроках. Эти правила обоснованы тем, что имеется ходатайство о примене­нии мер воспитательного воздействия.

Для наиболее эффективного применения мер воспитательного воздей­ствия, нужно рассмотреть требования закона о том, кого считать несовер­шеннолетним, и как понимать формулировку: «назначение мер воспита­тельного воздействия, когда исправление несовершеннолетнего может быть достигнуто без назначения наказания». Решение этих вопросов предполага­ет уяснение сущности и содержания правомерности применения мер воспи­тательного воздействия.

1. Несовершеннолетие. Уголовный закон в ст. 20 УК РФ указывает, что несовершеннолетний привлекается к ответстзенности с 16 лет, а в случае совершения нм преступлений, предусмотренными 4.2 ст. 20 УК РФ с 14 лет. Это считается календарным способом установления возраста. При этом, как разновидность, особо подчёркивается экспертный способ уста­новления возраста. По УК РФ возраст исчисляется не со дня рождения, а с поля часов следующего за днем рождения днём. При установлении судеб­но-медицинской экспертизой возраста подсудимого днем его рождения

считается последний день того года, который назван экспертами» а при оп­ределении возраста минимальным и максимальным числом лет суду следу­ет исходить из предложенною экспертами минимального возраста такого лица[129]

Установленные рамки (от 14 до 18 лет) объясняются тем, что «в гаком возрасте подростки, как правило, психически и социально незрелы, их лич­ность еще окончательно не сформировалась, и поэтому исправительное воздействие применительно к лесооершсшюлсшему должно носить прежде всего воспитательный характер»[130]'. Границы уголовной ответственности - 14 лет (нижняя) -18 лет (верхняя) - носят в определенной степени условный характер, хотя и связаны с требованиями возэаегной психологии и уголов­ной ПОЛИТИКИ.

ДЗ. Зиядова предлагает ввести понятие «психологический возраст», с целью установить рамки уголовной ответственности. «Юридические грани­цы несовершеннолетнего возраста объясняются возможностью подростком осознавать антисоциальный характер отдельных поступков к 14 годам, ос­мысливать поведение как асоциальное на рубеже 16 лет и полностью осоз­навать свсю вину лишь к 18 годам»[131]. Также, она предлагает снизить ниж­нюю планку возраста до 12 лет, обоснованно считая, что «до достижения возраста уголовной ответственности несовершеннолетние совершают зна­чительно большее (в 6 - 8 раз) число общественно опасных действий, ана­логичных по объективной стороне различного вида преступлениям»[132].

В.И. Руднев предлагает новую категорию несовершеннолетних - «лицо молодежного возраста». Он отмечает, что «границы такого возраста могут быть установлены с 18 до 27 лет. Уголовная ответственность лиц молодеж­ного возраста может рассматриваться аналогично уголовной ответственно­

сти несовершеннолетних. При этом следует учитывать и действие принципа справедливости, предусмотренного уголовным законодательством, соглас­но которому наказание и иные меры уголовне-правового характера, приме­няемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать в том числе и личности виновного (к данным о личности, безусловно, относятся и сведения о возрасте)»[133] [134].

Установленных УК РФ условий олределгиия возраста явно ие доста­точно. Должны быть нс только возрастные критерии в календарном исчис­лении, но и должен быть выявлен уровень психического развития несовер­шеннолетнею. По мнению ряда авторов, которые занимаются вопросами уголовного права: «Понимание запретности и наказуемости преступлений, а также способность к сознательно-волевому контролю своих поступков формируются у ребенка значительно раньше»151.

Требование использования дополнительных критериев УК РФ тоже на­зывает: лицо может в полной мерс осознавать фактический характер и об­щественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, а эти законодательные условия осуществимы только при введении критерия психологического развития (уровень социальной адаптации, развитие соз­нания, воли, интеллекта лица). Применение мер воспитательного воздейст­вия возможно только к лицам от 14 до 18 лет. Но в ст. 96 УК РФ возможно продление этого возраста до 20 лет. Но продление возраста считается до­пустимым, если имеется это отставание.

Итак, при применении мер воспитательного воздействия возраст несо­вершеннолетнего должен устанавливаться на основании комплекса пара-

меіров оценки его физического и духовного развития несовершеннолетне­го.

2. Требование УПК РФ о том, что «назначение мер воспитательного воздействия, когда исправление несовершеннолетнего может быть достиг­нуто без назначения наказания» носит субъективный характер, являстся ре­зультатом индивидуального прогнозирования поведения несовершеннолет­него в будущем. Данное индивидуальное прогнозирование означает пред­видение положительною или отрицательною поведения лица, прогноз от­носительно возможности или нет совершения им нового преступления. Не­отъемлемыми составными частями криминологического прогноза являются описания прошлого и настоящего состояния объекта, в качестве которого выступает преступность. «Криминологический прогноз должен, во-первых, базироваться на достоверных знаниях; во-вторых, исключать предвзятость и предубежденность; в-третьих - правильно использовать конкретные мето­ды (методики) прогнозирования»[135]

При этом следует учитывать, что любой прогноз, в том числе и крими­нологический, носит вероятностный характер. Научное предвидение буду­щего преступности всегда связано с проблемой неопределенности, ибо даже при самом тщательном изучении процессов; влияющих на преступность, невозможно предусмотреть все возможные варианты ее предстоящих изме­нений.

Суду, следователю и дознавателю необходимо для составления «про­гноза» поведения несовершеннолетнего учитывать следующие факторы: 1) характеристики совершенного преступления (особенности деяния, мотива­ция, и др ); 2) характеристики личности несовершеннолетнего

При рассмотрении характеристик совершенного преступления особое внимание следует обратить на характер самого преступления, имеются ли отягчающие, смяпаюшие обстоятельства. Также должна быть установлена

роль подростка в преступлении. Эта характеристика важна гем, что если подросток проявлял активность в совершении преступления, искал орудия совершения, то здесь уже не должно идти речи о применении данных мер. И наоборот, если установлено, что подросток играл неактивную роль, и да­же был в подчинении у взрослых соучастников преступления, при учёге других характеристик, здесь может идти рсьь о применении мер воспита­тельного воздействия.

Характеризуя личность несовершеннолетнего, необходимо обратить на криминологические составляющие данной категории преступников. Первая составная часть личности уже рассмотрена - возраст. Возраст несовершен­нолетних определяет целый ряд особенностей психики, ее неустойчивость, обусловленную процессом становления личности, физического и духовного развития организма. Вторая составляющая характеристики - это психиче­ские особенности несовершеннолетнего. Из-за неустойчивости психики не­совершеннолетние легко поддаются влиянию со стороны взрослых пре­ступников, склонны романтизировать преступный мир. Они, с одной сторо­ны, болезненно реагируют ага любые формы проявления по отношению к себе несправедливости, а с другой - не терпят излишней опеки. Для них ха­рактерно стремление казаться взрослыми. При этом неадекватным выраже­нием такого стремления может явиться совершение противоправного по­ступка. Так, по оценке специалистов, тяга к приключениям выступает ве­дущим мотивом при побегах подростков из домов. Дополнительно вклю­чаются в характеристику несовершеннолетнего - его образовательный уро­вень, семейное положение несовершеннолетнего, и др.

Условия жизни и воспитания подростка важны для применения мер воспитательного воздействия с целью: I) правильно назначить необходи­мую меру воспитательного воздействия; 2) устранить негативное влияние на поведение подростка. Также учитывается круг общения подростка, его взаимоотношение с родителями и лицами, их заменяющими.

Виноградова О.Б. считает, что в характеристику несовершеннолетнего должны включаться: «предполагается анализ постиреступиого поведения несовершеннолетнего, его отношение к совершённому деянию. Формиро­ванию оценки должны способствовать данные, характеризующие личность несовершеннолетнего до совершения преступления, включая отношение к учёбе, проведение досуга, ... и т.д.»[136]. Данные сведения устанавливаются как с помощью различных документов, так и с помощью допроса различ­ных лиц. Только на основании большинства названных факторов, можно составить прогноз, как несовершеннолетний поведёт себя дальше.

Характеристики личности несовершеннолетнего могут быть положи­тельными, отрицательными и нейзральными. В любом случае, следователь, дознаватель и суд должны прогнозировать поведение подростка, основыва­ясь на материалах дела и на поведении подрсстка. Вначале следует изучить все составляющие, которые складываются в «правомерное, законопослуш­ное поведение» несовершеннолетнего, а затем можно дать прогноз о даль­нейшем поведении. Данное второе условие Быданцев Н.А. считает единст­венным для прекращения уголовного преследования с применением ПМВВ.

Следующая категория - лица, страдающие психическим расстройством к которым применяются принудительные меры медицинского характера. При рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних, совершенных с участием взрослых лиц, необходимо тщательно выяснять характер взаи­моотношений между взрослым и подростком, поскольку эти данные могут иметь существенное значение для установления роли взрослого в вовлече­нии несовершеннолетнего в совершение преступления или антиобществен­ных действий. Принудительные меры медицинского характера (ПММХ) относятся к иным мерам уголовно-правового характера за совершение пре­ступного деяния. Данное производство о применении этих мер, закреплена в главе 51 УПК РФ. Помимо этого гл. 15 УК РФ называет особенности, ви­ды принудительных мер.

В этой главе существует два процессуальных порядка прекращения уголовного дела и уголовного преследования. Первый из них - прекраще­ние уголовного дела следователем.

В ст. 439 УПК РФ одновременно указаны решения следователя (ч. 1) и прокурора (ч 5). Следователь, заканчивая предварительное следствие по делу, выносит постановление о прекращении уголовного дела по правилам ст. 212 и 213 УПК РФ, по основаниям ст. 24 и 27 УПК РФ.

Перечень этих оснований (отсутствие события преступления; отсутст­вие в деянии состава преступления; истечение сроков давности уголовного преследования; смерть лица, в отношении которого велось производство о применении принудительных мер медицинского характера, если нет необ­ходимости в реабилитации умершего; отсутствие заявления потерпевшего, если дело может быть возбуждено нс иначе как по его заявлению; отсутст­вие согласия суда на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого лица, указанного в л. п. 1 - 5,9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, и ст. 27 УПК (непричастность лица к совершению преступного деяния; п. и. 1 - 6 ч. 1 ст. 24 УПК; принятие акта об амнистии; наличие постановле­ния о прекращении уголовного дела или применении принудительных мер медицинского характера).

Еще одним основанием прекращения уголовного дела является то, что характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда. Примирение сторон (ст. 25 УПК РФ) и дея­тельное раскаяние (ст. 28 УПК РФ) в этом случае не являются основаниями для прекращения уголовных дел о применении ПУГМХ.

В первом случае решение о прекращении уголовного дела следователь принимает самостоятельно. Во втором - первую составляющую: характер совершённого деяния следователь устанавливает сам, а вторую: характер психического расстройства - с помощью психиатрической, или психолого­психиатрической экспертиз.

Во-первых, следует оценить само преступное деяние: оно не должно представлять большой общественной опасности (например, деяния, подпа­дающие год признаки преступлений, предусмотренных ст. 130 УК (оскорб­ление), ч. 1 ст. 158 УК (впервые совершенная кража чужого имущества), ст. 200 УК (сбман потребителей) и т.д.). Далее, личность совершившего деяние не должна представлять опасности для общества. Оценка этого обстоятель­ства может состояться после исследования показаний очевидцев содеянно­го, характеризующих данных, заключения судебно-психиатрической экс­пертизы и других материалов.

Прекращение уголовного дела (преследования) может быть связано с вынесением решения суда об отмене меры медицинского характера. Ст. 443 УПК РФ проводит дифференциацию решений суда: часть 1 статьи говорит о постановлении суда об освобождении лица, страдающего психическим расстройством, от уголовной ответственности и наказания, одновременно с этим назначая ПММХ. А части 2,3 ст. 443 УПК РФ говорят о прекращении уголовного дела и об отмене применения ПММХ, То есть получается, что УПК РФ эти понятия смешивает (например, деятельное раскаяние), и раз­деляет на независимые, самостоятельные одновременно.

В рамках главы 51 УПК РФ принудительные меры медицинского ха­рактера являются способами лечения, а не мерами наказания и заключаются в оказании лицу, совершившему общественно опасное деяние, врачебной помощи. Принудительные меры медицинского характера не выражают от­рицательной оценки содеянного со стороны государства и не влекут за со­бой судимости. В процессе их реализации лицо подвергается нс каратель­ному, а лечебному воздействию. Ст. 98 УК РФ подтверждает вышеназван­ное положение. Цель ПММХ - излечение или улучшение психического со­стояния лиц, страдающих психическим заболеванием. Поэтому, ч.1 ст. 443 УПК РФ представляет собой решение суда о назначении этих мер взамен уголовной ответственности.

Теперь рассмотрим такой вопрос: суд вынес решение о прекращении

уголовного дела и отмене ПММХ, при этом лицо находится в состоянии психического заболевания. Как поступить?

В этом случае следователь направляет копию постановления в орган здравоохранения, и дальнейшее лечение лица, осуществляется по правилам ст. 11,29 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 г. При этом названные статьи содержат правила одобровольной и недобровольной госпитализации.

Процедура принятия решения такова:

1. Следователь направляет копию постановления о прекращении уголов­ного дела в орган здравоохранения, и лицо, страдающее психическим заболеванием, покидает стационар, и на него не распространяется принудительное лечение.

2. Затем этому лицу предлагается выбор: если он добровольно соглашает­ся продолжать лечение, то даст письменное согласие (ч. I ст. II Закона РФ). При этом больной обязан получить доступную и полную инфор­мацию о своей болезни (ч.2 ст. 11 Закона РФ).

3. Недобровольное™ возможна в двух случаях: I) применение IIMMX; 2) тяжелое психическое расстройство. При этом должно присутствовать одно из трёх условий: а) непосредственная опасность для себя или ок­ружающих; б) его беспомощность, то есть неспособность самостоя­тельно удовлетворять основные жизненные потребности; в) возмож­ность наступления существенного вреда его здоровью, в следствии ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи. (ч.4 ст. 11 Заксна РФ, ст. 29 Закона РФ).

VK РФ и УПК РФ формирует широкий и узкий перечень лиц, в отно­шении которых применяются ПММХ. УК РФ приводит широкий перечень, включая помимо лиц, у которых после совершения преступления началось психическое расстройство, дополнительно лиц, совершивших преступления в состоянии невменяемости, и лиц, которые совершили преступления и страдают психическими расстройствами, не исключающими вменяемости

(чЛ ст. 97 УК РФ). УПК РФ формулирует узкий перечень, включив лишь категорию лиц, у которых психическое расстройство наступило после со­вершения преступления.

Если преступное деяние совершается вменяемым лицом, который по­сле его завершения начинает страдать психическим расстройством, обусло­вившим наступление невменяемости, он признается субъектом преступле­ния. И если общественно опасное деяние осуществляется в состоянии не­вменяемости, то индивид не является субъектом преступления и не может нести уголовную ответственность.

Отсюда и формулировка ч. 3 ст. 443 УПК РФ. Но ссылки на ст. 24-28 УПК РФ, или иначе на гл. 4 УПК РФ являются общими, и, на наш взгляд, не всегда правильными. Нужно более детально изучить требования гл. 4 УПК РФ через призму гл. 51 УПК РФ. По логике закона, прекратить дело можно и при примирении сторон, и при деятельном раскаянии, и в случае выхода акта амнистии, и при отсутствии события преступления, состава преступле­ния, и т.д

Смысл гл. 51 УПК РФ, как и гл. 15 УПК РФ - освободить лицо от уго­ловной ответственности и применить к нему ПММХ. Болес того, если один из соучастников получил расстройство психического здоровья, происходит выделение уголовного дела в отдельное производство (ст. 436 УПК РФ).

Необходимо ограниченно подходить к перечню оснований, предусмот­ренных гт. 4 УПК РФ, поскольку не все оснозания допустимо применять к лицам, страдающим психическим заболеванием. Поэтому ч.З ст. 443 УПК РФ надо дополнить: Суд, прекращая уголовнее дело по основаниям, преду­смотренных главой 4 настоящего Кодекса, которые должны не проти воре мить требованиям гл. 51, выносит постановление о прекращении уголовно­го дела, несмотря на наличие и характер заболевания лица. Эта последняя фраза «несмотря на наличие и характер заболевания лица» также спорна. Перечень психических заболеваний, которыми может заболеть преступник, после совершения общественно опасного деяния, достаточно объёмный.

Характер заболевания может влиять на процедуру применения мер меди­цинского характера. Считаем, что характер заболевания и тем более, ос­ложнения, должны играть роль при применении норм гл. 3 УПК РФ. Воз­можна ситуация, в которой будут имеется основания прекратить дело по ст. 25 УПК РФ (примирение сторон), но у лица имеется такое психическое за­болевание, которое может быть связано с умственными способностями (па- пример, в период обострений заболевания у лица наступает склероз, а в процессе ремиссии - его отсутствие; или в процессе обострений может быть расстройство речи или письма). Получится парадокс: нужно согласие лица, которое заболело психическим расстройством после совершения им преступления, но в силу болезни и её характера получение согласия пред­ставляется невозможным. Поэтому рассмагриваемая формулировка должна звучать, как «с учётом характера заболевания лица».

Исходя из вышесказанного, формулировка ч.З ст. 443 УПК РФ должна выглядеть так: «Суд, прекращая уголовное дело по основаниям, предусмот­ренных главой 4 настоящего Кодекса, выносит постановление о прекраще­нии уголовного дела, учитывая характер заболевания лица».

Требования ч. 2 ст. 443 УТТК РФ свидетельствуют о том, что суд может тоже вынести постановление о прекращении уголовною дела, если: 1) лицо нс представляет опасности по психическому состоянию; 2) совершено им преступление небольшой тяжести.

В заключение данного параграфа приведу основные выводы.

Производство в отношении несовершеннолетних подразделяется на три самостоятельные процедуры: ]) прекращение уголовного дела и пре­следования в отношении лиц, не достигших возраста привлечения к уго­ловной ответственности; 2) прекращение уголовного дела и преследования в отношении лиц, связанные с отставанием в психическом развитии; 3) применение принудительных мер воспитательного воздействия.

Проблемы формулирования ч. 3 ст. 27 УПК РФ в части рассматривае­мой процедуры заключаются в том, что законодатель в данном случае «пе­

ределал» основание п. 2 ч. I ст. 24 УПК РФ. По сути УПК РФ сформулиро­вал следующее положение: «отсутствие состава престу пления действует как реабилитирующее основание во всех случаях, кроме случаев прекращения уголовного преследования в отношении лица, который не достиг возраста привлечения к уголовной ответственности». В части 4 ст. 133 УПК РФ должна содержаться формулировка о том, что на лиц, не достигших возрас- тз уголовной ответственности, не распространяется институт реабилитации.

Что касается прекращения уголовного преследования в отношении ли­ца, который имеет отставание в психическом развитии, то здесь ключевое значение имеет отставание, которое не связано с психическим расстрой­ством, а является особенностями психики подростка. Данное положение имеет уголовно-правовую природу. При применении гл. 50 УПК РФ, следу­ет учитывать требования ст. 90 УК РФ и гл. 14 УК РФ.

Ст. 427 УПК РФ устанавливает возможность прекращения уголовного преследования в связи с применением принудительных мер воспитатель но­го воздействия. Отличие в том, что ч. 3 ст. 27 УПК РФ требует прекратить уголовное преследование без назначения принудительных мер воспита­тельного воздействия, а ст. 427 УПК РФ - требует назначение этих мер.

Статья 427 УПК РФ должна предусматривать все варианты прекраще­ния уголовного преследования, в то время как законодатель в данную ста­тью включил только один вариант, указанный в ст. 422 УПК РФ. Речь идёт о выделении в отдельное производство уголовного дела в отношении несо­вершеннолетнего, при совершении им преступления совместно со взрос­лым.

Поэтому ссылка в ст. 422 УПК РФ на ст. 154 УПК РФ обязывает зако­нодателя пересмотреть гл. 50 УПК РФ с позиций редакций заголовков и статей. Ввиду указанных обстоятельств, в статью 427 УПК РФ целесооб­разно добавить к словосочетанию «прекращение уголовного преследова­ния» фразу «и уголовного дела», понимая под этим выделенное уголовное дело в отношении несовершеннолетнего.

Требование УПК РФ о том, что «назначение мер воспитательного воз­действия, когда исправление несовершеннолетнего может быть достигнуто без назначения наказания» носит субъективный характер. Точнее сказать, является результатом индивидуального прогнозирования поведения несо­вершеннолетнего в будущем. При применении мер воспитательного воз­действия возраст несовершеннолетнего должен устанавливаться на основа­нии комплекса параметров опенки его физического и духовного возраста. Необходимо применять методики выявления реального возраста в физиче­ском плане, а также в социальном, психическом плане, т.е. выявлять со­стояние интеллекта, социального развития несовершеннолетнего.

Процедура принятия решения о прекращении уголовного дела и отмене принудительных мер медицинского характера такова; I) копию постанов­ления о прекращении уголовного дела направляется в орган здравоохране­ния. Лицо, страдающее психическим заболеванием, покидает стационар, и иа него нс распространяются принудительные меры медицинского характе­ра; 2) этому лицу предлагается выбор; если он добровольно соглашается продолжать лечение, то дает письменное согласие (ч.І ст. 11 Закона РФ).

Применение принуждения возможно в двух случаях: 1) применение принудительных мер медицинского характера; 2) тяжелое психическое рас­стройство.

Необходимо ограниченно подходить к перечню оснований, предусмот­ренных гл. 4 УПК РФ, поскольку не все оснозания допустимо применять к лииам, страдающим психическим заболеванием.

Часті. ч.З ст. 443 УПК РФ предлагается в следующем виде: «Суд, пре­кращая уголовное дело по основаниям, предусмотренных главой 4 настоя­щего Кодекса, выносит постановление о прекращении уголовного дела, учитывая характер заболевания лица».

<< | >>
Источник: Тарасов Иван Семёнович. ПРЕКРАЩЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА И УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ ПО НЕРЕАБИЛИТИРУЮЩИМ ОСНОВАНИЯМ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород - 2007. 2007

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 4. Иные нереабилитируннцис основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования.:

  1. § 4. Иные нереабилитируннцис основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -